Давыдов Гаврило ИвановичДавыдов Иван Иванович

ДАВЫДОВ Денис Васильевич

Найдено 7 определений термина ДАВЫДОВ Денис Васильевич

Показать: [все] [краткое] [полное] [предметную область]

Автор: [отечественный] Время: [постсоветское] [современное]

ДАВЫДОВ Денис Васильевич

1784-1839), партизан Отечественной войны 1812, военный писатель, поэт, генерал-лейтенант (1830. Командуя партизанским отрядом из гусар и казаков, успешно действовал в тылу французской армии. Был близок к декабристам. Автор военно-исторических работ, трудов о тактике партизанских действий, "гусарских" песен, сатирических стихов.

Оцените определение:
↑ Отличное определение
Неполное определение ↓

Источник: Энциклопедия История отечества, Большая Российская энциклопедия

ДАВЫДОВ Денис Васильевич

16.07.1784 - 22.04.1839), герой Отечественной войны 1812, военно-исторический писатель и поэт. Из дворян. На военной службе с 1801. В 1807 участвовал во Франко-русской войне, проявив исключительную храбрость. В Отечественной войне 1812 был инициатором партизанского движения. Рейды отряда Давыдова нанесли значительный урон французским захватчикам. Давыдов считал, что партизанское движение способно обратить "войсковую войну в народную". Ему принадлежит первое в русской литературе выступление против версии о морозах как главной причине поражения французской армии. Отказался вступить в масонскую ложу - тайное общество декабристов, хотя был знаком с М.Ф. Орловым, А.И. Якубовичем, А.А. Бестужевым, В.Л. Давыдовым и др. Военно-исторические мемуары и статьи Давыдова - важный источник для изучения возникновения партизанского движения в России в 1812. Наиболее интересны сочинения Давыдова: "Опыт теории партизанского действия" (1821), "Встреча с великим Суворовым" (1835), "Мороз ли истребил французскую армию в 1812 году?" (1835), "Дневник партизанских действий" (изд. 1860). В записках Давыдова содержится богатый фактический материал, интересные характеристики А.В. Суворова, М.И. Кутузова, А.П. Ермолова, П.И. Багратиона и др. Поэзия Давыдова отмечена мотивами свободомыслия. Давыдов послужил прообразом для одного из героев "Войны и мира" Л.Н. Толстого - Денисова.

Оцените определение:
↑ Отличное определение
Неполное определение ↓

Источник: Святая Русь: энциклопедический словарь

Давыдов Денис Васильевич

1784-1839 гг.) - герой Отечественной войны 1812 г., один из организаторов партизанского движения, писатель и поэт, генерал-лейтенант (1831 г.). Из дворян. Службу начал в 1801 г. эстандарт-юнкером в кавалергардском полку, в 1801 г. произведен в корнеты. В 1803 г. за сатирические басни "Голова и ноги" и "Быль или басня, как кто хочет назови" ("Река и зеркало"), задевавшие императора Александра I, переведен в Белорусский гусарский полк. В 1806-1812 гг. - адъютант П.И. Багратиона. Принимал участие и отличился в русско-прусской-французской войне 1806-1807 гг., русско-шведской войне 1808-1809 гг., русско-турецкой войне 1806-1812 гг. В начале Отечественной войны 1812 г. командовал подразделениями Ахтырского гусарского полка. В августе 1812 г. предложил командованию создать в тылу врага партизанское движение, на что получил согласие. Создал партизанский отряд из гусар и казаков, который наносил внезапные удары по французским коммуникациям в районе Вязьмы, успешно действовал под Красным, Копысом и Белыничами, участвовал в освобождении Гродно. В заграничных походах русской армии в 1813-1814 гг. командовал кавалерийским полком и бригадой. В 1823 г. вышел в отставку в должности начальника штаба корпуса. В 1812 г. по предложению императора Николая I вернулся на службу. Участвовал в войне с Ираном 1826-1828 гг., командовал отрядом при подавлении польского восстания 1830-1831 гг. В 1832 г. окончательно вышел в отставку. Автор мемуарных и военно-исторических работ по партизанскому движению в Отечественной войне 1812 г. Его работы "Опыт теории партизанский действий" (1821 г.) и "Дневник партизанских действий 1812 г." (1840 г.) являются важнейшим источником по истории партизанского движения в Отечественной войне 1812 г. Первый выступил против версии, что основной причиной поражения французской армии в России явились морозы. Был инициатором перенесения праха своего командира и друга П.И. Багратиона на Бородинское поле. Создатель оригинального жанра в русской поэзии - "гусарской лирики", главный герой которой - русский офицер-патриот, горячо любящий свою родину.

Оцените определение:
↑ Отличное определение
Неполное определение ↓

Источник: Краткий исторический словарь

ДАВЫДОВ Денис Васильевич

1784, Москва – 1839, с. Верхняя Маза Сызранского у. Симбирской губ.), русский поэт, мемуарист. Герой Отечественной войны 1812 г. Начав службу в Кавалергардском полку, сближается с кружком независимо мыслящих и неформально ведущих себя офицеров. К этому времени относятся басни Давыдова, представляющие собой преддекабристский этап рус. вольномыслия («Голова и ноги», 1803; «Быль или басня, кто как хочет назови», 1804; «Орлица, Турухтан и Тетерев», 1804). Независимость бытового поведения поэт декларировал в стихах, воспевая бесшабашный быт гусарского кочевья, лихость и удаль бравых наездников («Бурцову. Призывание на пунш», «Бурцову», «Гусарский пир»).

Давыдов участвовал во всех антинаполеоновских кампаниях и в войне против Турции, но его военный талант раскрылся во время Отечественной войны 1812 г., когда он организовал партизанский отряд и весьма успешно действовал против французов в тылу врага. После Отечественной войны круг литературных друзей Давыдова меняется. Он входит в литературное общество «Арзамас». В лирике окончательно формируется романтическое единство человеческой личности, образ поэта-гусара: «В. А. Жуковскому», «Песня» («Я люблю кровавый бой…»), «Партизан. Отрывок», «Полусолдаты». В 1820–30-е гг. Давыдов пишет мало, но всегда напоминает читателю о своем гусарском происхождении и своей гусарской славе («Песня старого гусара», «Тост на обеде донцов», «Зайцевскому, поэту-моряку»). Поэтическое творчество Давыдова закончилось «Современной песней» (1836) – жесткой и не во всем справедливой сатирой на безгероическое общество 1830-х гг., в представителях которого поэт не видел дорогих его сердцу черт гусарства.

Центральное место в поздней литературной и общественной деятельности занимают мемуары. Он пишет «мемуарные» стихи к пятнадцатилетию завершения наполеоновских войн – «Бородинское поле» (1829). Крупнейшими произведениями позднего Давыдова являются «Очерк жизни Дениса Васильевича Давыдова» – опыт художественного моделирования личности в автобиографической прозе – и мемуары, богатые фактическим материалом и содержащие яркие зарисовки участников войны и ее отдельных эпизодов.

Лирику Давыдова высоко ценили его современники, в многочисленных стихотворных посланиях к поэту они запечатлели его внешний вид и внутренний облик: «Наш боец чернокудрявый с белым локоном на лбу» (П. А. Вяземский), «Столбом усы, виски горою,/Жестокий ментик за спиною/И чудо кивер набекрень» (А. С. Пушкин). Отраженная слава Давыдова была запечатлена в ряде художественных произведений: «Война и мир» Л. Н. Толстого (Василий Денисов), спектакль и кинофильм «Гусарская баллада» (по пьесе А. К. Гладкова «Давным-давно», сценарий и режиссура Э. А. Рязанова), телефильм «О бедном гусаре замолвите слово…».

Оцените определение:
↑ Отличное определение
Неполное определение ↓

Источник: Литература и язык. Современная иллюстрированная энциклопедия

Давыдов Денис Васильевич

Давыдов, Денис Васильевич - знаменитый партизан, поэт, военный историк и теоретик. Родился в старой дворянской семье, в Москве, 16 июля 1784 г.; получив домашнее воспитание, поступил в кавалергардский полк, но скоро был за сатирические стихи переведен в армию, в Белорусский гусарский полк (1804), оттуда перешел в лейб-гвардии гусарский (1806) и участвовал в кампаниях против Наполеона (1807), шведской (1808), турецкой (1809). Широкой популярности он достиг в 1812 г. как начальник партизанского отряда, организованного по его собственной инициативе. К мысли Давыдова высшее начальство отнеслось сперва не без скептицизма, но партизанские действия оказались очень полезными и принесли много вреда французам. У Давыдова явились подражатели - Фигнер , Сеславин и другие. На большой Смоленской дороге Давыдову не раз удавалось отбивать у врага военные припасы и продовольствие, перехватывать переписку, наводя тем самым страх на французов и поднимая дух русских войск и общества. Своим опытом Давыдов воспользовался для замечательной книги ""Опыт теории партизанского действия"". В 1814 г. Давыдов был произведен в генералы; был начальником штаба 7 и 8 армейских корпусов (1818 - 1819); в 1823 г. вышел в отставку, в 1826 г. вернулся на службу, участвовал в персидской кампании (1826 - 1827) и в подавлении польского восстания (1831). В 1832 г. окончательно оставил службу в чине генерал-лейтенанта и поселился в своем симбирском имении, где умер 22 апреля 1839 г. - Самый прочный след, оставленный Давыдовым в литературе, - его лирика. Пушкин высоко ценил его оригинальность, его своеобразную манеру в ""кручении стиха"". А.В. Дружинин видел в нем писателя ""истинно-самобытного, драгоценного для уразумения породившей его эпохи"". Сам Давыдов говорит о себе в автобиографии: ""Он никогда не принадлежал ни к какому литературному цеху; он был поэтом не по рифмам и стопам, а по чувству; что касается до упражнения его в стихотворениях, то это упражнение или, лучше сказать, порывы оного утешали его, как бутылка шампанского""... ""Я не поэт, а партизан, казак, я иногда бывал на Пинде, но наскоком, и беззаботно, кое-как, раскидывал перед Кастальским током мой независимый бивак"". С этой самооценкой сходится оценка, данная Давыдову Белинским : ""Он был поэт в душе, для него жизнь была поэзией, а поэзия - жизнью, и он поэтизировал все, к чему ни прикасался... Буйный разгул превращается у него в удалую, но благородную шалость; грубость - в откровенность воина; отчаянная смелость иного выражения, которое не меньше читателя и само удивлено, увидев себя в печати, хоть иногда и скрытое под точками, становится энергическим порывом могучего чувства... Страстный по натуре, он иногда возвышался до чистейшей идеальности в своих поэтических видениях... Особенную ценность должны иметь те стихотворения Давыдова, которых предмет любовь, и в которых личность его является такою рыцарскою... Как поэт, Давыдов решительно принадлежит к самым ярким светилам второй величины на небосклоне русской поэзии... Как прозаик, Давыдов имеет полное право стоять наряду с лучшими прозаиками русской литературы""... Пушкин ценил его прозаический стиль еще выше стихотворного. Не чуждался Давыдов оппозиционных мотивов; ими проникнуты его сатирические басни, эпиграммы и знаменитая ""Современная песня"", с вошедшими в поговорку едкими замечаниями о русских Мирабо и Лафайетах. - Сочинения Давыдова были изданы шесть раз (последнее изд., под редакцией А.О. Круглого, Санкт-Петербург, 1893); лучшее издание - 4-е, Москва, 1860. Его ""Записки"" вышли в 1863 г. Библиография указана у Венгерова , ""Источники словаря русских писателей"", том II. См. В.В. Жерве, ""Партизан-поэт Давыдов"" (Санкт-Петербург, 1913); Б. Садовский, ""Русская Камена"" (Москва, 1910). Н. Л.

Оцените определение:
↑ Отличное определение
Неполное определение ↓

Источник: Биографический словарь

ДАВЫДОВ Денис Васильевич

Генерал-лейтенант, командир военного партизанского отряда в Отечественную войну 1812 года. Родился 16 июля 1784 года в Москве в семье командира Полтавского легкоконного полка. Из древнего дворянского рода, ведущего свою историю от татарского мурзы Минчака, выехавшего в Москву в начале XV века. В 1793 году он обратил на себя внимание самого Суворова, который при осмотре Полтавского легкоконного полка заметил резвого мальчика и благословил его, сказав: «Ты выиграешь три сражения». В 1801 году начал службу эстандарт-юнкером Кавалергардского полка. В 1802 году произведен в корнеты. Стал известен как поэт, автор «антиправительственных» стихов, создатель особого стихотворного стиля – «гусарской лирики». В 1804 году за сатирические басни переведен поручиком в Белорусский гусарский полк. Ставшие широко известными стихи создали ему славу «пьяницы-гуляки», «сорви-головы», «рубахи-парня». В 1806 году зачислен в лейб-гвардии Гусарский полк и назначен адъютантом генерала князя П.И. Багратиона. В январе 1807 года получил боевое крещение при Вольсдорфе; будучи в передовой цепи, Давыдов смело повел ее в атаку и, увлекшись наступлением, едва не попал в плен. За смелые действия он получил свой первый орден – Св. Владимира 4-й степени. Затем Денис Васильевич участвовал в сражениях под Прейстиш-Эйлау, Гутштадтом, Деппеном, при Гейльсберге (орден Св. Анны 2-й степени) и Фридланде (сабля с надписью: «За храбрость»). В 1808 году Давыдов вместе с Багратионом, командовавшим дивизией, отправился на Русско-шведскую войну, в составе авангардного отряда Я. Кульнева участвовал в походе на север Финляндии, затем в знаменитом переходе по льду Ботнического залива на Аландские острова к берегам Швеции. В 1809 году, когда Багратион был назначен главнокомандующим русской армии в войне против Турции, Давыдов отправился с ним на берега Дуная, участвовал во взятии Мачина, в сражении под Рассеватом и в осаде Силистрии. В 1810 году, уже под началом графа Н. Каменского (сына фельдмаршала), отлично действовал под Шумлой, за храбрость был удостоен алмазных подвесок к ордену Св. Анны 2-й степени. В апреле 1812 года переведен подполковником и командиром батальона в Ахтырский гусарский полк. Участвовал в боях при Романове, Салтановке, Смоленске. 22 августа (3 сентября) 1812 года при подходе армии к Бородину (которое принадлежало Давыдовым) получил от Кутузова отряд (50 гусар и 80 казаков) для рейдов в тылу противника. Привлек к партизанскому движению крестьян, вооружил их и возглавил один из крупнейших партизанских отрядов в тылу Великой армии. После ряда успехов в подчинение Давыдову были переданы два казачьих полка, кроме того, его отряд постоянно пополнялся бежавшими из плена русскими солдатами и добровольцами. Затем Давыдов получил еще один казачий полк. Соединившись с партизанскими отрядами А.С. Фигнера, А.Н. Сеславина и В.В. Орлова-Денисова, Давыдов под Ляховом 28 октября (9 ноября) атаковал бригаду генерала Ж. Ожеро из дивизии генерала Л. Барагэ д’Илье и заставил его капитулировать (в т.ч. в плен попали 2 генерала и 60 офицеров). 4 ноября 1812 года под Красным взял в плен генералов Альмерона и Бюрта, большой обоз и много пленных. 9 ноября 1812 года разгромил под Копысом кавалерийское депо, которое охраняли 3 тысячи человек. 9 декабря 1812 года занял Гродно. За отличия в 1812 году награжден орденом Св. Георгия 4-й степени. В 1813 году отряд Давыдова вошел в состав корпуса ген. Ф.Ф. Винцингероде. По собственной инициативе провел набег на Дрезден и заключил договор о капитуляции французского гарнизона. За это Винцингероде отстранил Давыдова от командования, расформировал его отряд и потребовал предания его суду. Однако Александр I вернул Давыдова в армию, но назначения он так и не получил. Лишь осенью 1813 года Давыдов получил в командование два казачьих полка. Участник сражений при Калише, Бауцене, Рейхенбахе, Лейпциге, Касселе. С 1814 год а – командир Ахтырского гусарского полка в авангарде Силезской армии. Отличился в сражении при Ла-Ротьере и Бриене. 20 января 1814 года произведен в генерал-майоры, но из-за путаницы получил чин лишь 21 декабря 1815 года. В 1815 году – командир бригады 1-й драгунской дивизии. С 1816 года – командир 2-й гусарской дивизии. В 1818 году – начальник штаба 7-го пехотного корпуса. В 1819 году – начальник штаба 3-го пехотного корпуса. В 1820 году отправлен в длительный отпуск. В 1823 году, после того как ему не дали занять пост начальника штаба Отдельного Кавказского корпуса (о чем просил и генерал А.П. Ермолов), Давыдов вышел в отставку. В этот период он издал ряд сочинений, получивших известность: «Опыт теории партизанских действий», «Дневник партизанских действий 1812 г.», «Разбор трех статей в записках Наполеона». Одновременно Давыдов не оставлял поэзии, писал стихи, подружился с Пушкиным, Вяземским, Языковым, Баратынским. Пушкин подшучивал над генералом-поэтом: «Военные думают, что он отличный писатель, а писатели уверены, что он отличный генерал». В 1826 году вернулся на службу. Участвовал в Русско-персидской войне. С 1830 по 1831 год командовал отрядом во время подавления Польского восстания. Ему был поручен отряд с задачей не допускать волнений в крае между Вислой и Бугом. В апреле 1831 года за взятие Владимир-Волынского Давыдов получил орден Св. Анны 1-й степени, за последующие действия он был удостоен чина генерал-лейтенанта и ордена Св. Владимира 2-й степени. В 1832 году вышел в отставку. Поселился в своем имении – деревне Верхняя Маза Симбирской губернии. Там занялся исключительно литературным трудом, лишь изредка посещая Москву и Петербург. Писал мемуары, боролся с цензурой, урезавшей его статьи. Прославился как «поэт-партизан», «певец вина, любви и славы». Умер 22 апреля 1839 года в деревне Верхняя Маза Сызранского уезда Симбирской губернии.

Оцените определение:
↑ Отличное определение
Неполное определение ↓

Источник: Спецназ ГРУ самая полная энциклопедия

Давыдов, Денис Васильевич

Давыдов Денис Васильевич (1814)

— потомок Минчака Касаевича, из числа выходцев Золотой Орды, который считается родоначальником рода Давыдовых, родился 16 июля 1784 г. в Москве. В 1793 г., отец его командовал полтавским легкоконным полком, который представился на смотр Суворову. Оставшись доволен полком, Суворов принял приглашение командира полка и заехал к нему на дом. Шутя с мальчиком, которому было в то время 9 лет, он при отъезде перекрестил его и сказал: — "Tы выиграешь три сражения!" Слова эти запали в душу резвого мальчика, только и мечтавшего о сабле да о коне, которые были его любимыми игрушками. Но, продолжая свои забавы, мальчик прилежно учился, причем и на его светское воспитание обращалось тщательное внимание. Ловкость в танцах, хорошие манеры и, вообще, светский лоск им усвоивались легко. Так, до 17-летнего возраста, Давыдов провел детство в деревне, не забывая учения и любя веселиться. Подходило время поступать на службу. В начале 1801 года он прибыл в Петербург, желая определиться в кавалергардский полк, как самый блестящий кавалерийский гвардейский полк, в который выбирались рослые и видные нижние чины. Но Давыдов был роста небольшого, хотя крепкого сложения, и это обстоятельство служило препятствием его зачисления в кавалергарды. Только 28 сентября 1801 г. он успел, наконец, поступить в этот полк эстандарт-юнкером, так как получил лишь домашнее образование и не был подготовлен к военной службе. Этот пробел в своем образовании Давыдов сам сознавал и решился пополнить его со свойственною ему энергией. Счастливые умственные способности облегчили дело. В особенности полюбил Давыдов военную историю. Примеры личной храбрости, воинской доблести и великодушия, пренебрежение к личной опасности для спасения других увлекали до страсти юное воображение. Находясь в таком настроении, Давыдов обстоятельно изучил историю всех войн, как времен отдаленных, так в особенности, и новейших и, в этом отношении, был одним из образованнейших военных людей своего времени. Обладая пылким воображением и сарказмом, Давыдов любил поэзию вообще и часто сам, в свободные минуты, набрасывал, иногда экспромтом, стишки из военного быта, задевая едкой сатирой все и всех, что казалось ему смешным. Стишки эти вызывали веселый смех у его товарищей, и озлобляли тех, которые узнавали себя в сатире; это и не обходилось юному поэту без неприятных последствий. 9-го сентября 1802 г. Давыдов был произведен в корнеты, 2-го ноября 1803 г. в поручики, а 13 сентября 1804 г., за свои сатирические стихи, переведен из кавалергардского полка в новосформированный тогда Белорусский гусарский (потом гусарский короля нидерландского) полк, стоявший тогда в Киевской губ., в окрестностях Звенигородки.

Переход от блестящей петербургской жизни к Звенигородке, с ее деревенской простотою, притом накануне событий 1805 г., когда вся гвардия принимала участие в последовавших с 1805—1807 гг. войнах с Наполеоном, сильно не правился Давыдову. Он замкнулся в свою полковую семью, избрав нескольких друзей между товарищами, с которыми и делил постоянно свое время и — "пустился плясать с польками мазурку", как говорил он. К этому времени относится несколько его стихотворений. Одно из них: "Призыв Бурцову на пунш" превосходно изображает мирную жизнь гусара того времени. Это характерное послание начинается словами:

"Бурцов, ера, забияка,

Собутыльник дорогой!

Ради рома и арака,

Посети домишко мой!"

В Белорусском полку Давыдов оставался недолго, и 4 июля 1806 года был переведен в гвардейский гусарский полк, стоявший в Павловске. В Белорусском полку, при его мирной стоянке, Давыдов нашел, по его же словам, "более дружбы, чем службы, более рассказов, чем дела, более золота на ташках, чем в ташках, более шампанского, чем печали…". Там все были "всегда веселы и всегда навеселе!.." Такая жизнь не удовлетворяла сожигаемого честолюбием юношу. Вернувшись в гвардию, только что возвратившуюся с полей сражений, он говорил: "От меня пахло молоком — от нее несло порохом; я говорил о моем рвении — мне показывали раны".

Но вот в конце 1806 г. Россия снова начинает войну с Наполеоном. Фельдмаршал граф Михаил Федотович Каменский, несмотря на его старость, был назначен главнокомандующим армии, выставленной против Наполеона. Не имея рекомендаций и сгорая лишь желанием попасть на войну, гусарский поручик Давыдов, в четвертом часу пополуночи 16 ноября, является без доклада к фельдмаршалу, заявляя, что имеет настоятельную потребность его видеть. Давыдов сам рассказывает подробности этого, более чем странного обращения к фельдмаршалу, который, придя в понятное изумление от подобной выходки, спросил: "Да кто вы такой?" Тот назвал себя. — "Какой Давыдов?" Узнав имя отца Давыдова, фельдмаршал смягчился, припомня свою приязнь к отцу и даже к деду Давыдова, и обещал ему назначение в армии, что и последовало 3-го января 1807 г.: его назначили адъютантом к кн. Багратиону, который командовал авангардом действующей армии, что наиболее согласовалось с желанием Давыдова — быть ближе к неприятелю.

Произведенный 14 января, по старшинству, в штаб-ротмистры, Давыдов прибыл в Морунген, к началу выступления армии в поход. 24 января он уже участвовал в деле под Вольфсдорфом и впервые "окурился порохом", по его словам. Но в этом же первом боевом крещении личная отвага едва не стоила ему плена, о чем он рассказывает в своей статье: "Урок сорванцу". Как известно, сбивчивые и нерешительные распоряжения фельдмаршала, который не мог даже сидеть на коне, бесцельное передвижение войск с места на место, причем они лишь заграждали друг другу путь, все это было до того ни с чем не сообразно, что Наполеон, имевший всю свою армию в полном сборе, мог бы нанести нам страшный удар. Но эта-то путаница и спасла нашу армию: получая верные сведения о всех наших передвижениях и не понимая их смысла, Наполеон приостановил готовившееся наступление до получения новых сведений, могущих ему разъяснить наши цели и намерения. Удобное для него время было потеряно, а, между тем, главное начальство над русской армией передано генералу Беннигсену, который сумел дать нашим операциям определенное направление. Бывший авангард кн. Багратиона обратился теперь в арьергард нашей армий, и, под его защитою, армия наша могла отступить через Ландсберг к Прейсиш-Эйлау, где в двухдневном бою, 26 и 27 января, не только дала сильный отпор Наполеону, но и заставила его изменить начертанный им план кампании. В этом бою у нас было убито и ранено до 26000 чел., а французы потеряли еще больше. Только потому, что Беннигсен отступил далее, Наполеон приписывал себе победу; мы же с большим основанием приписываем ее себе, так как наш план, после боя, не изменился, Наполеон же должен был значительно изменить свои предположения. Находясь неотлучно при кн. Багратионе, Давыдов был, следовательно, в самых опасных пунктах боя. — "Черт знает, какие тучи ядер пролетали, гудели, сыпались, прыгали вокруг меня, рыли по всем направлениям сомкнутые громады войск наших, и какие тучи гранат лопались над моею головою и под ногами моими! То был широкий ураган смерти..." говорит он по поводу эйлауской битвы. То же можно сказать и о других, хотя и не столь кровопролитных битвах 1807 г., как при Гутштадте (25 мая), под Деппеном (26) и в бою при Гейльсберге (29 мая), где русские также имели право считать себя победителями. 2-го июня произошел случайный и крайне кровопролитный бой при Фридланде. Страдая сильным припадком каменной болезни, Беннигсен, почти в бессознательном состоянии приехал в Фридланд, имея в виду найти там ночью удобное помещение для себя. Для его охраны в местечко были введены некоторые части войск армии, долженствовавшей продолжать отступление на Тильзит. Местность у Фридланда чрезвычайно невыгодна была для нас в тактическом отношении, чем Наполеон не упустил случая воспользоваться и принудил нас к бою. Доблесть русского солдата и боевые качества таких генералов, как кн. Багратион, на долю которого выпало опять самое трудное дело: своею стойкостью дать возможность остальным войскам переправиться через реку, бывшую у них в тылу, — дали, однако, возможность избежать окончательной катастрофы. Наибольшие потери выпали и тут на войска кн. Багратиона.

За отличия в делах 1807 г. Давыдов получил ордена: св. Владимира 4-й ст. с бантом, св. Анны 2-й ст., золотую саблю с надписью: "за храбрость", прусский крест — "за заслуги", золотой крест, установленный за эйлауское сражение, имевшее решительное влияние на заключение тильзитского мира. Видя в русской армии опасного врага, Наполеон предпочел вступить в дружеские отношения с Императором Александром и заключить с ним тесный союз. Война 1807 года окончилась. Оставаясь адъютантом кн. Багратиона, Давыдов возвратился в Петербург и скоро поехал в отпуск в Москву, где предался вполне шумной, светской жизни. Но в начале 1808 г., уже готовилась новая война на севере — война в Финляндии. Кн. Багратион с его отрядом должен был занять г. Або с 21 пех. дивизией, тогда как главные военные действия происходили уже в северной части Финляндии, куда отступали шведские и финские войска. Давыдов, при первых слухах о войне, поспешил из Москвы и прибыл в Або, где никаких военных действий не предвиделось, и где оставалось только "веселиться". Поэтому Давыдов просил о назначении его к Раевскому и Кульневу, преследовавшим неприятеля на севере Финляндии, по направлению к Улеаборгу. Кульнев находился в авангарде армии, куда и назначен был Давыдов. Находясь постоянно при Кульневе, с которым братски подружился, Давыдов участвовал в делах при Пихаиоки и Сикаиоки, откуда началось отступление наших войск. 12 апреля, ему, с эскадроном гусар и сотнею казаков, было поручено сделать поиск на Карлое, что он и исполнил с полным успехом; затем, под начальством Кульнева, он участвовал в делах при Лаппо (26 июня), у Перхо (28 июня) и снова при Лаппо 1-го и 2-го июля.

По прибытии нового главнокомандующего, гр. Каменского 2-го, назначенного вместо Раевского, Давыдов участвовал в делах при Кухаламби, в преследовании неприятеля до Куортане, и в упорном бою при этом местечке 20 августа, закончившегося делом при Сальми, только на третий день, 22 августа. Наконец, 2-го сентября, произошел упорный бой при Оравайсе, где Кульнев, не дождавшись приближения главных сил, бывших от него в расстоянии перехода, атаковал неприятеля с одним своим авангардом, ранее назначенного ему для атаки часа, и тем едва не испортил дела. Несмотря на чудеса храбрости, он должен был отступить, и только прибытие главных сил дало возможность поправить дело, и преследовать шведов далее Гамле-Камлеби. Затем последовала Олькиоская конвенция, по которой Финляндия была уступлена России. Но война с Швецией не была закончена. В марте 1809 г., решено было перенести войну в пределы самой Швеции, для чего отряд кн. Багратиона получил приказание двинуться по льду Ботнического залива и занять Аландские острова. Давыдов поспешил возвратиться к кн. Багратиону и особенно отличился при овладении островом Бене. Природа Финляндии, с ее озерами и дикими скалами, где приходилось быть и "в снегу по колено" зимою, и "на раскаленных летним зноем скалах" летом произвела сильнейшее впечатление на поэтическую натуру Давыдова "После жизнь уже не дышала для меня такою поэзиею!" говорит он в своих воспоминаниях.

Одновременно с войною на севере велась война России с Турцией, начавшаяся еще в 1806 году. В 1809 году, главнокомандующий русскими войсками в Турции, престарелый кн. Прозоровский, был заменен кн. Багратионом, как только закончилась война с Швецией. Давыдов, как адъютант кн. Багратиона, отправился с ним вместе в Турцию и участвовал в делах при взятии Мачина и Гирсова, в бою при Рассевате и при блокаде крепости Силистрии. В следующем году, граф Каменский 2-й, герой шведской войны, был назначен главнокомандующим нашей армии в Турции, и Давыдов просил оставить его при Кульневе, с которым сблизился еще в 1807 г. в Восточной Пруссии, а в 1808 и 1809 гг. в Финляндии и затем в 1810 г. в Турции. Приязнь эта "достигла истинной, так сказать, задушевной дружбы", которая продолжалась всю жизнь. Принимая участие в боях при взятии крепости Силистрии и при блокаде Шумлы в 1810 г., Давыдов был награжден бриллиантовыми украшениями к ордену св. Анны 2-й ст., но, после неудачного штурма Рущука, когда, ввиду ожидавшейся новой войны с Наполеоном, было приступлено к замирению с Турцией, возвратился к кн. Багратиону, получившему начальство над армией, собранной на Волыни и в Подолии, с главной квартирой в Житомире. С наступлением 1812 г., когда война с Францией считалась неизбежной, гвардии ротмистр Давыдов просил о переводе его в Ахтырский гусарский полк, предназначавшийся в передовые войска, для предстоящих военных действий против французов. 8 апреля 1812 г., Давыдов был переименован в подполковники и назначен в Ахтырский гусарский полк, расположенный в окрестностях Луцка, получив в команду 1-й батальон полка (в полку было 2 батальона, по 4 эскадрона в каждом). 18 мая Ахтырский полк выступил в поход к Брест-Литовску, в авангарде, состоявшем под начальством генерал-адъютанта, кн. Васильчикова. Между тем, армии Наполеона, дурно обеспеченные средствами продовольствия, питались мародерством и реквизициями; но жители разбегались, брать было нечего, а продовольственные транспорты двигались без охраны, которую трудно было организовать на громадной тыловой базе неприятеля, уже приближавшегося к Смоленску. Это обстоятельство и получаемые сведения о непрочности тыловой базы французов, внушили подполковнику Давыдову мысль просить в свое распоряжение особую команду доброконных кавалеристов, для поисков на тыл французских войск, с целью уничтожения их продовольственных транспортов. Горячо преследуя эту цель, Давыдов обратился к кн. Багратиону с просьбою, о дозволении доложить ему свои мысли о партизанской войне. Августа 21 он был принят кн. Багратионом и, между прочим, сказал ему: "Что делают толпы казаков при авангарде? (т. е. перед фронтом противника). Пустите часть их в середину каравана, следующего за Наполеоном: они истребят источники силы и жизни неприятельской армии". Мысль эта понравилась кн. Багратиону, и он доложил о том Кутузову, который, соглашаясь с предложенною ему мыслью, но признавая опасность ее выполнения, дозволил употребить для этой цели только 50 чел. гусар и 150 казаков; но в действительности Давыдову дали только 50 гусар и 80 казаков. Давыдов доказывал, что этого слишком мало, чтобы сделать что-нибудь заметное. — "Дайте мне 1000 казаков, говорил он, и вы увидите что будет!" — "Я дал бы тебе с первого раза 3000, ибо не люблю ощупью дела делать", сказал кн. Багратион. Но всегда осторожный Кутузов, опасаясь за судьбу выделяемой в тыл неприятеля партии, решился не увеличивать ее состава. Таким образом Давыдову принадлежит и мысль и ее первое применение, в вопросе о развитии партизанских действий в 1812 г., направленных на коммуникационные пути неприятеля, что так сильно влияло потом на бедственный для французов исход этой кампании, особенно с наступлением сильных морозов.

Партизанская война развивалась чрезвычайно успешно. Получив разрешение, Давыдов предпринял обходное движение на Медынь и появился в тылу французов в селе Скугореве. Пораженные появлением русских мундиров среди французских войск, местные жители были уверены, что это переодетые французы, и прежде чем убедились в противном, встречали партию и отдельных от нее лиц, выстрелами или ударом топора. Этому недоразумению немало способствовала и гусарская форма, в которой являлся перед жителями и сам Давыдов и бывшие при них гусары, мундиры которых — "бают на их одежду схоже, а у них всякого сбора люди есть" — говорили они. Поэтому Давыдов отпустил бороду и надел крестьянский зипун и в таком виде заручился полным доверием жителей, советуя им нападать на неприятельские небольшие партии и сообщать ему о всех движениях противника. Результаты не замедлили появиться. Так, 2-го сентября, в тот день когда Наполеон вступал в Москву, Давыдов узнал, что в селе Токареве находятся французские мародеры. Налетев на них, разбил прикрытие, охранявшее обоз с награбленными у жителей припасами, отбил все награбленное и взял 90 чел. в плен. В тот же день он отбил другой обоз и захватил в плен 70 чел., затем вечером того же числа он уже появился у Царева-Займища, где дневал следовавший в Москву неприятельский транспорт, под прикрытием 250 чел. конницы. Внезапным нападением Давыдов отбил транспорт, взял в плен 2-х офицеров и 119 рядовых, а также 10 фур с провиантом и одну с патронами. Раздавая жителям ружья от пленных и отбитые патроны, выбрал нескольких лиц потолковее и объяснил им, что они должны нападать на отдельно встречаемых французов и мелкие партии противника, а перед сильными партиями отступать в разных направлениях, с целью раздробить неприятеля на мелкие партии, завлекать в засады и т. п. Почти не проходило дня, чтобы где-нибудь не был отбит или неприятельский транспорт, или обоз с награбленным французами провиантом. Случалось приводить в плен разом до 250 чел. Образовались по пути отступления французской армии другие партизанские отряды: графа Орлова-Денисова, Сеславина, Фигнера и др., которые соединялись иногда вместе, составляя отряд до 1200 и более человек. 27 октября, под Ляховцами, они присоединились к отряду гр. Орлова-Денисова, состоявшему из псковского драгунского полка и 6 казачьих полков, атаковали отряд генерала Ожеро и принудили его сдаться, с 2000 рядовых и 60 офицерами. Вслед за тем Кутузов усилил отряд Давыдова двумя казачьими полками, что придало еще больше самостоятельности его действиям. Под Красным партизаны взяли в плен генералов Альмерона и Бюрта, множество обозов и до 200 нижних чинов. 9 ноября Давыдов напал при Копысе на неприятельский кавалерийский склад, охраняемый 3000 чел., разбив их наголову, овладев складом и, взяв 285 чел. в плен, вплавь переправился через Днепр и выслал партии к Шклову и Староселью. После переправы через Березину, Кутузов поручил Давыдову сделать быстрый набег на Гродно и захватить собранные там припасы, под охраною 4000 отряда венгерцев при генерале Фрейлихе, из корпуса кн. Шварценберга. Давыдов послал Фрейлиху письмо, предлагая сдать город. Полагая, что отряд Давыдова есть авангард русской армии, австрийский генерал сдал Гродно, со всеми запасами ценностью, более чем на миллион рублей. За свои подвиги в 1812 году, Давыдов был награжден орденами: св. Георгия 4-й ст. за дело при Копысе, и за другие дела чином полковника, и орденом св. Владимира 3-й степени. В 1813 году, по переходе через границу, отряд полковника Давыдова вошел в состав корпуса генерал-адъютанта Винценгероде, и участвовал в поражении под Калишем саксонцев 1 февраля. Привыкнув к самостоятельности своих действий, он, не испросив особого разрешения, сделал с казаками набег на столицу Саксонии, Дрезден, и занял половину ее (Нейштадт), 10 марта, заключив капитуляцию с французским генералом Дюрютом. Это сочли самовольством, и Давыдов был лишен командования отрядом. Но, говорит он, "справедливость царя покровителя была щитом беспокровного". Такого бойца, как Давыдов, нельзя долго держать без дела, и его вскоре отправили в отряд генерал-майора Ланского, удалив из корпуса Винценгероде, который сам собирался было овладеть Дрезденом и не мог простить предупредившему его в этом деле Давыдову. Состоя в отряде Ланского, Давыдов участвовал в делах под Пределем, Гартой, Эцдорфом, Насеном, Юбигау, Дрезденом (27 апр.), Бауценом, Рейхенбахом и в других делах, до заключения перемирия. По возобновлении военных действий 15 августа, он снова участвует в делах и боях: под Риотау, Люценом, Цейцом, Альтенбургом, Пенигом, Хемницом, Наумбургом, в битве под Лейпцигом (4 и 6 окт.), Кезеном, и почти во всех авангардных делах, до берегов Рейна, получив за то Высочайшее благоволение. В 1814 г., в пределах Франции, Давыдов командовал Ахтырским гусарским полком и находился при армии прусского фельдмаршала Блюхера, и участвовал со своим полком в делах при Бриенне и Ларотьере, за которое после (21 дек. 1815 г.) был произведен в генерал-майоры. Затем был в делах при Монмирале, Шато-Тьери, Меро, Эперне; в трехдневном бою при Лаоне и под Фершампенуазом, и, наконец, после битвы при Краоне, командуя гусарской бригадою, вступил 19 марта, вместе с другими войсками, в Париж. По возвращении в пределы России, Давыдов отправился в отпуск в Москву и затем состоял, в 1815 г., при начальнике 1-й драгунской дивизии, потом, в 1816 г., при начальнике 2-й конноегерской дивизии, при начальнике 2-й гусарской дивизии; 7 ноября назначен командиром 1-й бригады той же дивизии; 19 февр. 1818 г. назначен начальником штаба 7-го пех. корпуса, а в 1819 г. на таковую же должность в 3-м пехот. корпусе; а 14 ноября 1823 г., за болезнью, уволен от службы с мундиром.

Частые служебные перемещения Давыдова показывают, что он не находил себе места для служебной деятельности в мирное время. Живя в деревне или в Москве, он занялся составлением записок, посвященных партизанской войне, с целью показать ее важное значение на ход стратегических операций целых армий. Этот свой первый научный труд: "Опыт о партизанах" — Давыдов посвятил имени Императора Александра I с надписью на рукописи: "Je ne suis qu´un soldat et je n´ai que du zèlе". Эта рукопись хранится в библиотеке главного штаба и в 1821 году вошла в изданное в Москве более обширное сочинение Давыдова под названием: "Опыт теории партизанского действия". В предисловии к этой книге автор говорит: "Занимаясь словесностию на коне и в куренях солдатских, я чувствую, сколь необходимы для меня советы писателей. Вижу также, что многие из предложений моих требуют и дополнения, и развития, а может быть и совершенного исключения. Прошу всякого, кто не равнодушен к пользе службы, объявить мне замечания свои в журналах или письмами. Он чрез то удостоит меня сотрудничеством в усовершенствовании одной из немаловажных отраслей военного искусства, более приличной Российским, нежели других государств легким войскам". Несмотря на такую скромность писателя, в 1-й части названного труда (взятой из рукописи, о которой мы говорили), весьма обстоятельно изложены партизанские действия в войнах—1618, 1742, 1809 и 1812 гг. В двух остальных частях изложены системы партизанских действий, трактуется и о прикрытии тыла армии. Это сочинение сразу выдвинуло Давыдова в ряды талантливых писателей по военному искусству, доказав его начитанность и оригинальность мышления в применении теории к практике. Давыдов доказывал, что Россия имеет огромное преимущество в организации казацких войск, мало стоящих казне, способных к быстрым передвижениям и отважным по натуре и представляюших громадную боевую силу, способную действовать на сообщение неприятельской армии, важную для рекогносцировок и прикрытия собственного тыла армии. Мысль эта высказывалась настойчиво в статьях Давыдова в "Отеч. Записках" где он помещал "Дневник партизанских действий" своих. Высказанные знаменитым партизаном мысли приобретают даже теперь все большее число сторонников, и в последнее время, создается новая боевая сила из киргизской конницы, организуемой по образцу казацкой и столь же пригодной для партизанской войны, принесшей столько пользы русским войскам в борьбе с Наполеоном. Понятно поэтому, что Давыдов был глубоко поражен словами Наполеона, в его корреспонденции, где он отрицает пользу, принесенную нам нашими партизанами в борьбе с французами. Это вызвало в 1825 году ответ Давыдова, вышедший отдельною книжкою (65 страниц) под названием: "Разбор трех статей в Записках Наполеона". В этих "Записках Наполеона", между прочим, сказано: "Ни один больной, ни один отсталый, ни одна эстафета, ни один подвоз не были взяты в течение кампании от Майнца до Москвы; не проходило дня без получения известий из Франции, не проходило дня без того, чтобы Париж не получал писем из армии". Далее Наполеон говорит, что "во время движения на Москву он никогда не имел в тылу своем неприятеля. Во время двадцатидневного пребывания в Москве ни одна эстафета, ни один транспорт с зарядами не были перехвачены; ни одна укрепленная почтовая станция не была атакована; артиллерийские транспорты и военные повозки дошли беспрепятственно". Наконец, в тех же корреспонденциях Наполеона говорится: "Во время Аустерлицкой, Йенской, Фридландской и Московской кампаний ни одна эстафета не была перехвачена, ни один обоз с больными не был взят". Против этих-то слов и возражал Давыдов, как партизан 1812 года: "Я считаю себя", говорит он, "рожденным единственно для рокового 1812 года". Известно, что Наполеон даже неудачи свои любил объявлять официально победами и не стеснялся вводить Францию в заблуждение. Даже поход его из Москвы 1812 г., он объявлял "переменою квартиры армии, так как для зимы русские жилища не пригодны". Французы ему верили, потому что не смели не верить, да и не хотели из патриотизма. Ho Давыдов, считая "дерзостью" опровергать голословно великого человека, приводит из французских же бюллетеней доказательства, что действия русских партизанов в 1812 г. наносили большой вред французской армии. То же, по его словам, можно сказать и о действиях наших партизанских партий в 1807 в восточной Пруссии, хотя действия этих партий были делом лишь частной инициативы и не входили в расчеты главнокомандующих. Так, в декабре 1806 года, Беннигсен, после сражения при Пултуске, двинулся к нижней Висле против корпуса Бернадота, занимавшего Эльбинг. Наполеон, оставив в январе 1807 г. Варшаву, двинулся за Беннигсеном, намереваясь опрокинуть его в Фриш-Гафе. "Но", говорится в самих корреспонденциях Наполеона — "казаки схватили офицера главного штаба Бертье; взятые на нем депеши известили о движении", и Беннигсен отступил к Аленштейну. То же было сказано и в Монитере, официальном органе войны; "начальник главного штаба (Бертье) извещал Бернадота о намерении императора и предписывал ему отступать до самого Торна, чтобы заманить далее неприятеля. Посланный офицер был схвачен казаками и не успел уничтожить депеши". Были перехвачены и другие курьеры, между прочим, Монтескиу, ординарец Наполеона, и в том же 1807, году при Гутштадте (24 мая) и при Анкендорфе (25 мая), не только больные корпуса Нея, но обозы, парк, канцелярия и экипаж Нея достались в добычу казаков Платова, переплывших р. Алле и Пасаргу. В 78 бюллетенях французской армии в деле при Анкендорфе сказано: "наш урон состоял из 160 чел. убитых, 200 раненных и 250 взятых в плен. Большая часть последних были схвачены казаками, которые поутру, прежде атаки прошли в тыл армии". Кроме того, в 53 бюллетенях говорится, что, проездом через Штеттин, генерал Виктор, командир 2-го корпуса армии и его адъютант, — "были схвачены партиею производившей в той стороне поиски и состоявшей из 25 гусар". В 60 бюллетенях сказано, что 3000 пленных русских, близ Вилленберга, были освобождены партиею казаков из 1000 чел. Но и это далеко не все. 13-го января Бернадот, разбив наш авангард при Морунгене, преследовал его, оставив все обозы в Морунгене. По собственной инициативе, флигель-адъютант кн. Михаил Долгоруков, взяв 3 эскадрона драгун из своего Курляндского полка и граф Петр Пален—2 эскадрона из Сумского гусарского полка, зашли в тыл Бернадота и уничтожили все, что находилось в Морунгене. Все — "до последней рубашки самого Бернадота" досталось нам в добычу. Что касается до действий наших партизанских отрядов в 1812 году, то об этом уже было сказано. Факты налицо: в главном штабе Императора Александра хранилось много бумаг, отбитых у французов, в Москве сохраняется даже походная кровать самого Наполеона, — все это отбито партизанами. В самих бюллетенях великой армии имеются доказательства в пользу наших партизанов: — "Казаки рыщут на наших флангах (бюлл. 23-й). "Неприятель выказывает много казаков, которые беспокоят кавалерию" (бюлл. 25).

Своими учеными трудами Давыдов занимался на досуге, пока не началась, в 1826 г., война в Персии. В день священного коронования своего в Москве, Император Николай обратился к присутствовавшему на выходе Давыдову, с вопросом: "может ли он служить на действительной службе"? Получив утвердительный ответ, он изъявил желание послать его в Грузию. В августе 1826 г., Давыдов отправился на Кавказ и был назначен временным начальником войск, расположенных на границе эриванского ханства. После первой встречи с неприятелем, 19 сент. у селения Атымлы и после постройки крепостцы Джелал-Оглу, он отправился, для поправления расстроенного здоровья, на кавказские минеральные воды. В 1827 г. он уже возвратился в Россию и снова предался семейной жизни до польского мятежа 1831 года. 12 марта он прибыл в главную квартиру нашей армий в м. Шенице и затем в Красностав, где принял начальство над отрядом из трех казачьих и одного драгунского полков. 6 апреля он взял приступом город Владимир Волынский и уничтожил шайку мятежников; после того, соединясь с отрядом графа Толстого, Давыдов отбросил корпус Хржановского на батареи Замостья, а затем командовал авангардом и отдельными отрядами в корпусе генерала Ридигера, за что был награжден чином генерал-лейтенанта, орденами Св. Анны 1-й ст. и Св. Владимира 2-й ст. По окончании войны, Давыдов снова отправился в свое имение Симбирской губернии, где и скончался 23 апреля 1839 года.

Мы видели Давыдова, как знаменитого партизана, серьезного и начитанного военного писателя. Как поэт, Давыдов сделался известен, главным образом, своими стихотворениями, посвященными гусарской жизни и носящими на себе печать несомненной оригинальности. Прочее литературное наследие Давыдова весьма невелико, но несмотря на это в истории русской литературы он занимает совершенно определенное место. Белинский, в своих "Литературных мечтаниях", сблизил поэзию Давыдова с поэзией Языкова: "как тот, так и другой", говорит он, "нередко срывают со своих лир звуки сильные, громкие и торжественные, нередко трогают выражением чувства живого и пламенного. В их односторонности есть оригинальность, без которой нет истинного таланта". Жуковский вполне охарактеризовал поэтическую деятельность Давыдова в словах:

"Он в мире — счастливый певец

Вина, любви и славы!"

Скажем теперь о Давыдове, как о семейном человеке. Женился он не рано — в 1819 г., на 35 году от рождения на дочери генерал-майора Чиркова, Софье Николаевне, от которой имел он сыновей: Василия, Николая, Дениса, Ахилла и Вадима, и дочерей: Юлию, Екатерину и Софию.

Г. Н. Геннади: "Справочный словарь о русских ученых", т. I. Берлин. 1876, стр. 274—275. "Русск. Стар." 1872 г., т. V, № 4, стр. 624—639; — "Русск. Стар.", "Историч. Вестник" и "Русск. Архив" (passim), — А. О. Круглый: "Биография при издании сочинений Д. В. Давыдова". СПб. 1893, 3 т.; — "Д. В. Давыдов". Биография. М. 1884 г., — "Чтения в Обществе Нестора Летописца", кн. VI; — "Славянин" 1827 г., ч. II, стр. 182; — "Русские Ведомости" 1895 г. № 233; "Вестн. Евр." 1816 г., ч. 86, № 7, стр. 167. — Соч. кн. П. А. Вяземского, т. VII и IX. — Военный календарь на 1892 г., под ред. П. М. Плахова. — "Русский Зритель" 1828 г., ч. І, стр. 42—52. — Заблоцкий — Десятовский: "Гр. Киселев и его время", т. III, СПб. 1882, стр. 362—363. — "Русское Обозрение" 1897 г. № 2; — "Историч. Вестн." т. 41, стр. 71 и след.

А. Петров.

{Половцов}



Давыдов, Денис Васильевич

— генерал-лейтенант, известный поэт-партизан (1781—1839). Получил блестящее для своего времени домашнее воспитание. 1807 г. был началом боевого поприща Д.: назначенный адъютантом к кн. Багратиону, он участвовал почти во всех сражениях этой кампании. Зимою 1808 г. состоял в нашей армии, действовавшей в Финляндии, прошел вместе с Кульневым до Улеаборга, занял с казаками о-в Карлоэ и, возвратясь к авангарду, отступил по льду Ботнического залива. В 1809 г., состоя при кн. Багратионе, командовавшем войсками в Молдавии, Д. участвовал в разных делах с турками, а затем, когда Багратион был сменен гр. Каменским, поступил в авангард молдавской армии под начальство Кульнева. При начале войны 1812 г. Д. состоял подполковником в Ахтырском гусарском полку и находился в авангардных войсках ген. Васильчикова. Перед Бородинским сражением Д. первый подал мысль о выгодах партизанских действий на сообщениях неприятеля и первый же начал их с партией всего в 130 коней. Быстрые его успехи убедили Кутузова в целесообразности партизанской войны, и он не замедлил дать ей более широкое развитие. Одним из выдающихся подвигов Д. за это время было дело под с. Ляховым, где он вместе с другими партизанами взял в плен 2-хтысяч. отряд ген. Ожеро; затем под г. Копысом он уничтожил франц. кавалерийское депо, рассеял неприятельский отряд под Белыничами и, продолжая поиски до Немана, занял Гродно. С переходом границы Д. поступил в корпус ген. Винцингероде, участвовал в поражении саксонцев под Калишем и, вступив в Саксонию с передовым отрядом, занял предместье Дрездена. В 1814 г. Д., командуя Ахтырским гусарским полком, находился в армии Блюхера, участвовал с нею во всех крупных делах и особенно отличился в сражении при Ла-Ротьере. В 1815 г. Д. был произведен в ген.-м.; потом занимал место начальника штаба сначала в 7-м, а потом в 3-м корпусе. В 1827 г. с успехом действовал против персов, а в 1831 г. — против польских мятежников.

О.

Как человек, Д. пользовался большими симпатиями в дружеских кружках. По словам кн. П. А. Вяземского, Д. до самой кончины сохранил изумительную молодость сердца и нрава. Веселость его была заразительна и увлекательна; он был душой и пламенем дружеских бесед. Литературная деятельность Д. выразилась в целом ряде стихотворений и в нескольких прозаических статьях. Из первых наибольшею известностью пользуются те, где он воспевает быт тогдашнего гусарства. Вино, любовные интриги, буйный разгул, удалая жизнь — вот содержание их. В таком духе написаны "Послание Бурцову", "Гусарский пир", "Песня", "Песня старого гусара". Наряду с стихотв. вакхического и эротического содержания у Д. были стихотворения в элегическом тоне, навеянные, с одной стороны, нежною страстью к Е. Д. Золотаревой, с другой — впечатлениями природы. Сюда относится большая часть лучших его произведений последнего периода, как-то: "Море", "Вальс", "Речка". Громкою известностью пользовалась "Современная песня" Д. Написанная в сатирическом тоне, эта пьеса была направлена на те слои современного Д. общества, в которых бродило недовольство существовавшим порядком вещей. Сатирическое направление сказалось и в некоторых других произведениях, более ранних, как-то: "Река и Зеркало", "Голова и Ноги", "Договоры" и нескольких эпиграммах. Поэтические произведения Д. не отличаются ни глубиной содержания, ни обработкой стиля, но имеют одно достоинство — оригинальность. Сам Пушкин придавал большую цену самобытности таланта Д. Кроме оригинальных произведений, у Д. были и переводные — из Арно, Виже, Дедиля, Понс-де-Вердена и подражания Вольтеру, Горацию, Тибуллу. В 1816 г. Д. был избран в члены "Арзамаса", где получил прозвище "Армянина". Прозаические статьи Д. делятся на две категории: статьи, носящие характер личных воспоминаний, и статьи историко-полемические. Из первых наиболее известны: "Встреча с великим Суворовым", "Встреча с фельдм. гр. Каменским", "Воспоминание о сражении при Прейсиш-Эйлау", "Тильзит в 1807 г.", "Дневники партизанских действий" и "Записки о польской кампании 1831 г.". По ценности сообщаемых данных эти военные воспоминания и до сих пор сохраняют значение важных источников для истории войны той эпохи. Ко второй категории относятся: "Мороз ли истребил французскую армию", "Переписка с Вальтер-Скоттом", "Замечания на некрологию H. H. Раевского" и нек. др. Собрания сочинений Д. выдержали шесть изданий; из них наибольшею полнотой отличаются трехтомные изд. 1860 и 1893, под ред. А. О. Круглого (прил. к журн. "Север")

А. К—й.

{Брокгауз}



Давыдов, Денис Васильевич

— г.-л., герой Отеч. войны, "партизан-поэт", "певец вина, любви и славы" и в то же время воен. писатель, автор первого у нас "Опыта теории партизан. действий". Род. 16 июля 1784 г. О своем детстве Д. пишет в своей автобиографии: "Д., как все дети, с младенчества своего оказал страсть к маршированию, метанию ружьем и пр. Страсть эта получила высшее направление в 1793 г. от нечаян. внимания к нему гр. А. В. Суворова, который при осмотре Полтав. легко-кон. п., находившегося тогда под начальством отца Д., заметил резвого ребенка и, благословив его, сказал: "Ты выиграешь три сражения". Получив довольно скудное домашн. образование, Д. в 1801 г. приехал в СПб. и, несмотря на нек-рые затруднения (малый рост), поступил эст.-юнкером в Кавалергард. п. Здесь Д. с жаром стал изучать воен. науки, увлекался воен. историей и вместе со своим товарищем, пор. лейб-гвардии Семен. п. И. И. Дибичем (впоследствии фельдмаршалом), брал уроки теории воен. искусства у майора Торри, состоявшего ранее при Бертье. Тогда же начались и первые литератур. опыты Д., сразу обратившие внимание на него тогдашних литер. кругов. В 1802 г. Д. был произведен в корнеты, а в 1803 г. — в пор., но две его сатирич. басни ("Голова и ноги" и "Река и зеркало", или "Деспот") навлекли неудовольствие нач-ва, и он был переведен в Белорус. гусар. п., стоявший на юге. Это обстоят-во немало способствовало его литерат. славе, которая росла с каждым нов. стихотворением. Поэзия его в это время под влиянием дружбы с одним из новых его сослуживцев, Бурцевым, приняла буйно-удалой характер, отражая образ жизни гусар того времени ("Гусар. пир", "Призыв на пунш", "Бурцеву" и др.). Это создало Д. репутацию пьяницы-гуляки, сорвиголовы и рубаки, хотя он был только последним, и то на войне, страстно любя опасности боя, "упоение битвы", в домашнем же быту был скромный, тихий семьянин, строго относившийся к себе, любивший природу, глубоко ее чувствовавший и изящно ее воспевавший ("Вечер в июне"). В 1806 г. Д. вернулся в гвардию (л.-гв. Гусар. п.) и, когда началась война с Францией, выхлопотал себе назначение состоять адъютантом при кн. Багратионе. Первое впечатление Д. от боев. обстановки было тяжелое: когда он увидел груды искаженных и обезображенных тел, то, по собств. признанию, не мог спать всю ночь. 24 янв. 1807 г. Д. получил боевое крещение при Вольфсдорфе; будучи в передов. цепи, он, по собственному почину, атаковал французов и едва не попал в плен. за что получил орд. св. Владимира 4 ст. с бантом. Затем Д. участвовал в сражениях при Прейсиш-Эйлау, под Гутштадтом, Деппеном, при Гейльсберге (орд. св. Анны 2 ст.) и Фридланде (зол. оружие). Боев, опыт расширил воен. познания Д.; он узнал и полюбил солдат и вынес глубокое отвращение к муштре прус. типа. В 1808 г. вместе с Багратионом Д. отправился в Финляндию и с отрядом Кульнева участвовал в делах при Карлое, Лаппо, Перхо и др. В 1809 г., когда Багратион был назначен главнокомандующим действующей армией против турок, Д. отправился с ним и участвовал во взятии Мачина и Гирсова, в сраж. при Рассевате и при блокаде Силистрии. В 1810 г. уже под начальством гр. H. M. Каменского Д. за храбрость, оказанную в сраж. при Шумле (10 и 11 июня), получил алмаз. знаки орд. св. Анны 2 ст. и к началу Отеч. войны был уже подполк. Ахтыр. гусар. п. Находясь с этим полком в ав-рде и участвуя до конца авг. в небол. стычках с французами, Д. обратил внимание на непрочность коммуник. линии Великой Армии и 21 авг. обратился к Багратиону с просьбой разрешить ему предпринять ряд партизан. набегов для уничтожения продовольств, транспортов, беспокойства тыла и флангов прот-ка и организовать народ. войну; Д. просил для этого 1 т. чел.; но Кутузов дал Д. "для опыта" всего лишь 50 гусар и 80 казаков. Когда Д. впервые появился в тылу франц. армии в селе Скугореве, местн. жители, видевшие до сих пор у себя только французов, сочли и гусар Д. за врагов и встретили их оч. враждебно. Тогда Д. переодел людей и себя в крестьян. кафтаны, отпустил бороду и навесил на грудь образ св. Николая, и это помогло ему заручиться доверием крестьян. Тактика его заключалась в том, чтобы избегать открыт. нападений, налетать врасплох, отбивать обозы, уничтожать провиант и боев. запасы; отнятым у французов оружием Д. вооружал крестьян и давал им наставления, как действовать. Мало-помалу успех стал сопровождать Д. В его распоряжение были даны 2 казач. пп., а кроме того, его отряд все время пополнялся отбитыми им из плена рус. солдатами и добровольцами. Получив еще один казач. п., Д. после ряда удач. стычек решился на отваж. дело: соединившись с образовавшимися по его примеру отрядами партизан Фигнера, Сеславина и Орлова-Денисова, он под Ляховом 28 окт. атаковал отр. генерала Ожеро и заставил его положить оружие (2 т. н. ч. и 60 оф.). 4 ноябр. под Красным Д. взял в плен генерала Альмерона и Бюрта, больш. обоз и много пленных; 9 ноябр. под Копысом разбил непр. кав. депо, охранявшееся 3 т. чел.; 14 ноябр. под Белыничами отбил запасы провианта и оружия, 9 декабр. занял Гродну, сданную ему австр. генералом Фрелихом. Д. не отличался жестокостью и не пристреливал пленных, как это делали другие партизаны (напр., Фигнер); напротив, он удерживал других от такого самосуда над обезоруженным врагом и требовал гуман. обращения. За лих. партиз. действия Д. получил орд. св. Георгия 4 ст. и св. Владимира 3 ст. и чин полк. В 1813 г. отряд Д. вошел в состав корпуса генерал-адъютанта Винценгероде и участвовал с ним 1 фвр. в деле под Калишем. Отличаясь всегда инициативой, Д. без разрешения Винценгероде предпринял набег на Дрезден и, заняв предместье Нейштадт, заключил договор с франц. генералом Дюрютом о кап-ции франц. гарнизона и о перемирии на 48 час. Винценгероде счел это самовольством, отрешил Д. от ко-манд-ния и хотел предать его суду. Только заступничество друзей Д. в гл. кв-ре спасло его от суда. Имп. Александр освободил Д. от всякой ответ-ности и приказал вернуть ему командование, но отряд Д. был уже расформирован, и он оставался не у дел до осени 1813 г. Получив затем 2 казач. пп., он вошел с ними в состав отдел. отряда, австр. полк. Менсдорфа, с которым и участвовал в ряде дел до перехода через Рейн. В 1814 г. Д., командуя Ахтыр. гусар. п., находился в ав-рде Силез. армии Блюхера и за бой под Бриенном был произведен в г.-м. В 1815 г. Д. был назначен командиром бригады 1-й драг. дивизии. Это оч. его огорчило: "Служа весь век по легкой, за что меня назначили в это пресмыкающееся войско", — писал он приятелю Закревскому. Тогда его назначили во 2-ю к.-егер. дивизию, что также не обрадовало Д.: он ни за что не хотел расставаться с "красой природы" — усами, присвоенными в то время лишь гусарам. Наконец в 1816 г. он был назначен во 2-ю гусар. дивизию, но ненадолго: в 1818 г. он был сделан начальником штаба VII пех. корпуса, а в 1819 г. — начальником штаба III пех. корпуса. Лишение сабли и усов, формализм и муштра, царившие в пех. службе, очень тяготили Д., и в 1820 г. он взял загранич. отпуск с зачислением по кавалерии. Ермолов желал иметь его у себя начальником штаба отдел. Кавказ. корпуса; когда же это не удалось, Д. вышел в отставку (1823). Еще находясь в отпуске, он написал "Опыт о партиз. войне". Этот свой труд автор очень желал представить Имп. Александру I, но это ему не удалось. Впоследствии эта рукопись (хранящаяся в библ. гл. штаба) составила часть напечатанного Д. в 1821 г. обшир. труда: "Опыт теории партиз. действия", который в 1-й части касается партиз. действий в войны 1618, 1742, 1809 и 1812 гг., а во 2-й и 3-й частях излагает системы войны и трактует о прикрытии тыла армии. В "Отеч. Зап." Д. напечатал другое сочинение о партиз. войне: "Дневник партиз. действий 1812 г." и издал отдельно (1825) "Разбор трех статей в записках Наполеона". К этому времени литерат. известность Д. достигла высокой степени: критика восторженно отзывалась о его поэтич. произведениях, и даже желчный Воейков в своем "Парнасском адрес-календаре" назвал Д. "действит. поэтом, генерал-адъютантом Аполлона при переписке Вакха с Венерою"; Пушкин и Жуковский были его друзьями и поклонниками. По вступлении на престол Имп. Николая I Д., по личн. предложению Государя, вновь поступил на службу (1826), был отправлен в Грузию и принял участие в войне с Персией, разбив 21 снт. при уроч. Мирок 4-тыс. отряд Гассан-паши. Но расстроенное здоровье, а еще более отставка Ермолова и назначение Паскевича, недружелюбно относившегося к Д., вызвали отъезд его в Россию (1827), и до 1830 г. он безвыездно жил в своей деревне, "разбитый нравственно и физически". Во время холеры в Москве он вызвался быть надзирателем 20-го холер. участка и образцово нес свои обязанности. Польск. восстание 1831 г. вновь вызвало Д. к боев. деятельности: ему был вверен отдельный отряд с назначением следить за корпусом Дверницкого под Замостьем, охранять корпус Крейца от внезап. нападения и не допускать волнений в крае между Вислой и Бугом. 6 апр. 1831 г. Д. взял Владимир-Волынский (орд. св. Анны 1 ст.); 27 апр. загнал в крепость Замостье корпус Хржановского, а затем, командуя ав-рдом корпуса генерала Ридпгера, участвовал в победе над Скржинецким (чин г.-л.). За отражение нападения Рожицкого на мост. укрепление у Конска 28 авг. Д. получил орд. св. Владимира 2 ст. По окончании войны Д. поселился в своем Симбир. имении "Верхняя Маза", лишь изредка посещая СПб. и Москву, занялся исключительно лит-рой, писал мемуары и "воевал с цензурой и Сенковским", уродовавшими его статьи: "Взятие Дрездена" ("Современник"), "Воспоминания о Прейсиш-Эйлауском сражении" и "Встреча с великим Суворовым" ("Библ. для чтения"). Умер Д. 23 апр. 1839 г., почти накануне предпринятого по его инициативе перенесения праха Багратиона на Бородин. поле. Д. был единогласно избран членом общ-ва любителей рос. словесности при Моск. унив-те (1816); Языков писал о поэзии Д.: "Не умрет твой стих могучий, достопамятно живой, упоительно-кипучий и воинственно-летучий, и разгульно-удалой". Независ. образ мыслей, прямодушие, широта и цельность политич. и воен. взглядов Д., резко противоположных духу времени, не позволяли ему подчиняться ради карьеры тому режиму, недостатки которого он ясно видел и осуждал. (Д. В. Давыдов. Сочинения, под ред. А. О. Круглого, СПб. 1893; Н. Советов. Сб. биографий кавалергардов. СПб., 1906).

{Воен. энц.}



Давыдов, Денис Васильевич

генерал-лейтенант, поэт-партизан; р. 16 июня 1784, † 23 апр. 1839 г.

{Половцов}



Давыдов, Денис Васильевич

(1784—1839) — поэт и военный писатель, партизан 1812. Род. в Москве, в дворянской семье. Получил домашнее образование. Член "Арзамаса", приятель Пушкина и Вяземского, Д. в 20-х годах печатался в лучших журналах и альманахах, но многие его стихи ходили только в рукописях. Из них некоторые ("Послание к Бурцеву" и ряд. др. гусарских) впоследствии вошли в прижизненное собрание его стихотворений, 1832, иные — политические басни — увидали свет через 70 лет после их написания, а сатира "Сон" — только в наше время. Особенной популярностью пользовалась "Современная песня" (1836), где Д., либерал первой четверти века, осмеял новую формацию либералов и говорунов николаевского времени.

Д. явился идеологом того круга либерального офицерства, у которого свободомыслие не доходило до реального протеста, ограничиваясь некоторой попыткой освобождения от "оков света" и свободоязычием. В соответствии с основными темами его лирики (прославление лихой гусарской жизни, насмешка над начальством, над пустыми условностями и т. д.) находятся бойкость стиха, непринужденность тона и бесцеремонность выражения. Резкий отход от громкой лирики (у Д. совсем нет од), демократизация стиля — заслуги Д. в истории рус. поэзии.

Во время войны 1812, незадолго до Бородинского сражения, Д. предложил главнокомандующему применить партизанские действия, направляя удары на тыл и чрезвычайно растянутую коммуникационную линию французов. Для опыта Кутузов дал ему отряд в 130 гусар и казаков. Д. производил внезапные нападения на французов, их транспорты и склады, причем отбитым оружием вооружал крестьян, организуя народную войну. Эти действия были настолько успешны, что отряд Давыдова был значительно увеличен и по образцу его были созданы партизанские отряды Фигнера, Сеславина, Орлова-Денисова и др.

Как военный писатель Д. известен главным образом обширным сочинением в трех частях: "Опыт теории партизанских действий". Кроме того он печатал в журналах свои воспоминания, а также издал полемическую брошюру: "Мороз ли истребил франц. армию". Сочинения Давыдова в 3 тт., СПб, 1825.

Лит.: Жерве В. В., Партизан-поэт Давыдов, СПб, 1913; Розанов И., Поэты двадцатых годов 19 века, М., 1925.



Давыдов, Денис Васильевич

[1784—1830] — поэт "Пушкинской плеяды". Содержание его поэзии не выходит за рамки переживаний дворянского и военного кругов, к которым Д. принадлежал. Успешные партизанские действия в войну 1812 прославили его, и с тех пор он создает себе репутацию "певца-воина", действующего в поэзии "наскоком", как на войне. Эта репутация поддерживалась и друзьями Давыдова, в том числе и Пушкиным. Однако "военная" поэзия Давыдова ни в какой мере не отражает войны: обычно это гусарские песни, восхваляющие разгул и вино. Значительно интереснее стихотворения, посвященные интимным переживаниям. По форме стихотворения Д. типичны для аристократической поэзии 20-х гг.; в них любопытно некоторое смешение песенного и элегического жанров. Большой известностью пользовалась "Современная песня", где Давыдов язвительно охарактеризовал дворянский "либерализм": "А глядишь, наш Лафаэт, Брут или Фабриций мужиков под пресс кладет вместе с свекловицей".

Библиография: I. Сочин. Д. были изданы шесть раз. Лучшими изд. следует считать: 4-е, в 3 чч., М., 1860 и, наиболее полное, в 3 тт., прилож. к журналу "Север", СПб., 1893, под ред. А. О. Круглого, с автобиографией Д.

II. Русский биографический словарь, изд. Русского исторического о-ва, СПб., 1905 (ст. А. Петрова); Садовский Б., "Русская Камена", М., 1910; Жеpве В. В., Партизан-поэт Давыдов, СПб., 1913; Розанов И. Н., Русская лирика. От поэзии безличной к исповеди сердца, М., 1914.

III. Mезьеp А. В., Русская словесность с XI по XIX ст. включительно, ч. II, СПб., 1902; Венгеров С. А., Источники словаря русских писателей, т. II, СПб., 1910.

Е. П.

{Лит. энц.}

Оцените определение:
↑ Отличное определение
Неполное определение ↓

Источник: Большая Русская Биографическая энциклопедия

Найдено схем по теме ДАВЫДОВ Денис Васильевич — 0

Найдено научныех статей по теме ДАВЫДОВ Денис Васильевич — 0

Найдено книг по теме ДАВЫДОВ Денис Васильевич — 0

Найдено презентаций по теме ДАВЫДОВ Денис Васильевич — 0

Найдено рефератов по теме ДАВЫДОВ Денис Васильевич — 0