Екатерина - IЕКАТЕРИНА 1 Алексеевна

Екатерина - II

Найдено 6 определений термина Екатерина - II

Показать: [все] [краткое] [полное] [предметную область]

Автор: [отечественный] [зарубежный] Время: [советское] [современное]

Екатерина II

Алексеевна (1729-96), рос. императрица (с 1762). Из нем. княжеской семьи. Вышла замуж за наследника рос. престола, будущего имп. Петра III, который ею же и был свергнут. Е. II учредила орд. св. Георгия. В период правления Е. II Россия участвовала в двух войнах с Турцией (1768-74 и 1787-91) и в трех разделах Польши. При Е. II. к России были присоединены Крым, Сев. Причерноморье, Сев. Кавказ, литов., зап.-укр. и белорус. территории.

Оцените определение:
↑ Отличное определение
Неполное определение ↓

Источник: Словарь полководцев. Edward Elgar Publishing

Екатерина - II (1762-1796)

Царствование Екатерины -II одно из замечательнейших после Петра Великого. От природы Екатерина обладала большим умом и характером. Самообразование и наблюдательность расширили ее кругозор. При помощи умело выбранных сподвижников императрица создала блестящий период в русской истории. В ее царствовании были две войны с Турцией. В первой особенно отличились Румянцев Задунайский и Орлов Чесменский. Благодаря их победам, Россия приобрела берега азовского моря, а Турция признала независимость Крыма. По настоянию Потемкина, Крым был занят русскими. В Новороссии стали возникать города. Появляется русский черноморский флот. Турция объявляет вторую войну. В ней прославились: Суворов, взятием крепости Измаила и победами при Фокшанахе и Рымнике. Турция признала все северные берега черного моря владениями России. В самом начале царствования Екатерине пришлось вмешаться в польские дела. Беспорядки в польском государстве и притеснения диссидентов (не католиков) было причиной польских разделов. По первому разделу Россия получила большую часть Лифляндии и Белоруссию до Двины, Друч и Днепр, по второму разделу остальную Белоруссию, Украину, Подолию и восточную часть Полесья и Волыни, по третьему разделу - Литву. Безрезультатными были войны со Швецией и Персией. К народным бедствиям можно отнести появление чумы в Москве в 1771 году и пугачевский мятеж в 1773-1775 году. Не одна внешняя борьба занимала императрицу. Весьма замечательны и ее внутренние преобразования. Прежде всего Екатерина способствует развитию сословий. Она дает жалованную грамоту дворянству, дородовое положение. В связи с сословными реформами был созыв "комиссии для сочинения проекта нового уложения", нечто вроде земского собора. Для руководства этой комиссии сама Екатерина написала "наказ", но цель была вполне не достигнута и комиссия вскоре была распущена. Относительно губерний императрица придерживалась политики централизации. Учреждением о губерниях в 1775 году Россия делится на 50 губерний, с усиленной властью губернаторов. В экономическом отношении важны: Передача церковных имуществ в ведение коллегии экономии, устройство государственного банка, введение откупной системы. Многочисленные заботы Екатерины -II о народном здравии медицинская коллегия, оспопрививание и просвещение. В Петербурге были учреждены кадетские корпуса (инженерный и артиллерийский), смольный институт для девиц, воспитательные дома в Москве, был выработан общий устав для народных училищ, открыта российская академия для ученой обработки отечественного языка. Екатерина-II, одаренная литературным талантом, покровительствовала литературе и сама принимала в ней живое участие. В своих комедиях, сказках и других статьях, она служила делу просвещения не меньше, чем своими законами. В ее царствование, кроме Ломоносова, наиболее известными были писатели Державин, Фонвизин и Новиков.

Оцените определение:
↑ Отличное определение
Неполное определение ↓

Источник: История Руси: краткий справочник

ЕКАТЕРИНА II

Короткое царствование Петра III было крайне неудачным. Он был  неспособным, ограниченным и некультурным человеком. Россию он не понимал и не любил. Петр III царствовал меньше года, но успел за это  время  принести России большой вред своими "Указом о вольности дворянства". Этим  указом он освободил дворян от обязанности служить  государству,  крепостных  же крестьян оставил во владении дворян-помещиков, сделав положение крестьян еще более тяжелым, чем раньше.    В июне 1762 года офицеры гвардии организовали заговор, заставили Петра отречься от престола и провозгласили императрицей его жену Екатерину. Петр III вскоре был убит.    Екатерина II, вступившая на престол, не  была  похожа  на  мужа.  Она быстро научилась говорить и писать по-русски, стала ходить в  православную церковь и окружила себя русскими советниками. По своему уму,  широте взглядов и умению находить себе сотрудников, она может считаться  исключительной личностью. Она была образованной женщиной, много читала и  писала, интересовалась историей, философией, политикой и литературой.  Читала французских либеральных философов и считала себя их ученицей.    В Екатерининскую эпоху развитие русской культуры быстро пошло вперед. Значительно увеличивается число начальных  и  средних  школ.  Начинается женское школьное образование. Московский университет становится крупнейшим культурным центром. В архитектуре  появляется  много  русских  имен. Русская живопись и скульптура достигают значительных  высот.  Появляются первые  русские  композиторы.  Широко  развивается   издательская   деятельность. В 90ых годах ХVIII века ежегодно издается около 300 книг и 32 журнала. Растет число поэтов и писателей. Эпоха Екатерины недаром считается началом "Золотого века" русской литературы.    В начале своего царствования Екатерина собиралась дать  России  новые законы, которые предоставили бы всем людям больше прав и свободы. Однако ее либеральные идеи остались главным образом на  бумаге.  Заняв  русский престол с помощью  военного  дворянства,  Екатерина  зависела  от  него. Вследствие этого она не могла лишить дворян прав, данных им Петром  III, и улучшить положение  крепостных  крестьян.  Это  вызывало  крестьянские восстания.    Самым серьезным было восстание, руководимое казаком Пугачевым,  называвшим себя царем Петром III, будто бы спасшимся после дворцового  переворота. После долгой борьбы войска Пугачева были разбиты, а сам  он  был выдан своими же людьми и казнен.    В течение царствования Екатерины II у нее было  несколько  фаворитов. Главным из них был Потемкин, который оказался выдающимся государственным деятелем и дипломатом и во многом содействовал успеху царствования  Екатерины. У Екатерины II был большой дипломатический талант. Пользуясь советами выдающихся людей того времени, она разумно направляла внешнюю политику России. Екатерина II считала себя  продолжательницей  дела  Петра Великого. Произведенные ею реформы внутреннего управления Россией  доказывают знание ею условий русской жизни.    Русская армия достигает при Екатерине большой боевой мощи и под предводительством Суворова, Румянцева и других  генералов  покрывает  славой русское оружие. Великий русский полководец Суворов не только одержал ряд блестящих побед в Турции и Польше, но и сыграл большую роль в деле  обучения русской армии и создании русской военной теории.    После несколько побед над Турцией, Россия становится твердой ногой на берегах Черного моря. Строится Черноморский русский флот с базой  в  Севастополе на Крымском полуострове. После раздела Польши  между  Россией, Австрией и Пруссией, к России  отходит  ряд  областей,  бывших  когда-то частью Киевского государства, а также Литва и Курляндия.    В историю Екатерина II вошла как Екатерина Великая.                                       

Оцените определение:
↑ Отличное определение
Неполное определение ↓

Источник: Американская версия история России и Советского Союза,Defense language institute, foreign language center

ЕКАТЕРИНА II

Алексеевна (21.IV.1729 - 6.XI.1796) - императрица всероссийская (с 28.VI.1762). Урожденная Софья Фредерика Августа Анхальт-Цербстская. Происходила из бедного нем. княж. рода. В 1745 была выдана замуж за наследника престола, будущего Петра III. Обладая недюжинными способностями, волей и трудолюбием, изучила рус. яз., много читала, приобрела обширные познания. После воцарения непопулярного Петра III, опираясь на гвардейские полки, свергла его, предоставив расправу с ним своему фавориту Г. Г. Орлову. Учитывая возможные притязания на престол малолетнего сына Павла, его воспитателя Н. И. Панина назначила канцлером. Внутр. и внеш. политика 2-й пол. 18 в., подготовленная мероприятиями предшествующих царствований, отмечена крупными законодат. актами, выдающимися воен. событиями и значит. терр. экспансией. Это связано с деятельностью крупных гос. и воен. деятелей: А. Р. Воронцова, П. А. Румянцева, А. Г. Орлова, Г. А. Потемкина, А. А. Безбородко, А. В. Суворова, P. P. Ушакова и др. Сама Е. II активно участвовала в гос. жизни. Жажда власти и славы была существ. пружиной деятельности "Семирамиды Севера", как льстиво величали Е. II царедворцы. Политика Е. II по своей клас. направленности была дворянской. В 60-е гг. Е. II, стремясь снискать популярность в широких обществ. кругах России и Зап. Европы, прикрывала дворянскую сущность своей политики либеральной фразой (что характерно для т. н. "просвещенного абсолютизма"). Эту же цель преследовали оживленные сношения ее с Вольтером и франц. энциклопедистами и щедрые ден. подношения им. Жестокое подавление восстания приписных рабочих Урала сопровождалось толками о проектах по улучшению их быта. В 1767 была созвана Комиссия об Уложении, Е. II составила для нее "Наказ", широко заимствуя идеи передовых зап. мыслителей. Однако работа комиссии была прервана в 1768 под предлогом войны с Турцией. В интересах дворянства было учреждено Вольное экономическое общество (1765); начато генеральное межевание (1766) для упорядочения помещичьего землевладения, открывшее широкие возможности его расширения; ряд указов укреплял помещичью власть над крестьянами. В годы правления Е. II процветал фаворитизм. Фавориты щедро награждались землями, крестьянами, деньгами. Всего Е. II раздала 800 тыс. дес. населенных земель. Усиление дворянского курса и продолжит. войны легли тяжелым бременем на нар. массы, и нараставшее крест. движение переросло в Крестьянскую войну под предводительством Е. И. Пугачева 1773-75. Подавление восстания определило переход Е. II к политике открытой реакции. Ее гл. акты: Учреждение для управления губерний (1775), укрепившее бюрократич. аппарат власти на местах (см. Губерния), и Жалованная грамота дворянству 1785, оформившая сословные привилегии дворянства. Нарастание революц. движения в Европе и рост передовой обществ. мысли в России обусловили обострение реакц. курса (сыскная канцелярия С. И. Шешковского), особенно усиление идеологич. борьбы (дело Н. И. Новикова, дело А. Н. Радищева, журнальные репрессии), который направляла сама Е. II.

Осн. объектами рус. внеш. политики были: степное Причерноморье с Крымом и Сев. Кавказом - области тур. господства, и Польское королевство, включавшее зап.-украинские, белорусские и литовские земли. Е. II, проявившая большое дипломатич. иск-во, провела две войны с Турцией, отмеченные крупными победами Румянцева, Суворова, Потемкина и Кутузова, утверждением России на Черном м. Освоение новых районов на Юге России закреплялось активной переселенч. политикой. Вмешательство в польские дела Е. II начала в связи с возведением на польский престол одного из своих фаворитов - Станислава Понятовского - и завершила тремя разделами Польши (1772, 1793 и 1795), сопровождавшимися переходом к России значит. части зап.-укр. земель, б. ч. Белоруссии и Литвы. В период франц. бурж. революции кон. 18 в. Россия включилась в коалицию европ. реакц. гос-в против Франции.

Обширная лит.-публицистич. и журнальная деятельность Е. II (статьи, комедии, сатирич. журн. "Всякая всячина" и др.) служила ее политич. задачам, борьбе в идеологич. области, правительств. опеке над умами. Е. II оставила обширную переписку, частично служившую целям пропаганды (письма Вольтеру и энциклопедистам, ее агенту за границей барону Гримму и др.) и являющуюся важным источником для истории ее деятельности. "Записки" Е. II и дополнит. н.аброски к ним представляют интерес для истории ее ранних лет и частично начального периода царствования. В дворянско-бурж. историографии царствование Е. II трактуется обычно как один из самых блестящих периодов в истории царской России, но рассматривается в отрыве от клас. борьбы. С этим связано и явное преувеличение личной роли самой Е. II (монографии А. Брикнера, В. Бильбасова). История царствования Е. II еще ждет критич. изучения.

Соч.: Сочинения, т. 1-12, СПБ, 1901-1907.

Лит.: Ключевский В. О., Соч., т. 5, ч. 5, лекции 75-81; Соловьев С. М., История России, СПБ, т. 25-29; Брикнер А. Г., История Екатерины II, СПБ, 1885, ч. 1-5; Бильбасов В. A., История Екатерины II, т. 1-2, СПБ, 1890-91; Дубровин Н. P., Пугачев и его сообщники. Эпизод из истории царствования имп. Екатерины II. 1773-1774, т. 1-3, СПБ, 1884; Макогоненко г. П., Николай Новиков и рус. просвещение XVIII в., М.-Л., 1952; его же, Радищев и его время, М., 1956; Очерки истории СССР. Период феодализма. Россия во второй пол. XVIII в., М., 1956.

Н. Л. Рубинштейн. Москва.

Оцените определение:
↑ Отличное определение
Неполное определение ↓

Источник: Советская историческая энциклопедия: В 16 т. - М.: Государственное научное издательство «Советская энциклопедия», 1961-1976 г.

ЕКАТЕРИНА II

1729—1796) Российская императрица с 1762 года. Немецкая принцесса Софья Фредерика Августа Анхальт-Цербстская. Пришла к власти с помощью гвардии Петра III. Оформила сословные привилегии дворян. При ней окрепло русское абсолютистское государство. Были присоединены: Северное Причерноморье, Крым, Северный Кавказ, западно-украинские, белорусские, литовские земли. Переворот, к которому долго готовились, произошел неожиданно. Был арестован один из заговорщиков — Пассек. Рано утром, узнав об этом, императрица спешно покатила в Измайловский полк в сопровождении своего поклонника Алексея Орлова. Давно приготовленные солдаты присягнули Екатерине, целуя ее руки, ноги и подол платья. Также принесли присягу и семеновские солдаты. Сенат и Синод беспрекословно согласились подчиняться императрице. Толпы народа на площади вторили войскам и членам государственных учреждений. Между тем наскоро составили краткий манифест, который возвещал, что императрица, по желанию всех верных подданных, вступила на престол, став на защиту православной русской церкви, русской победной славы и внутренних порядков. Петр узнал об этом, когда прибыл со свитой на двух кораблях (яхте и галере) к Кронштадту. Но в крепость его не пустили, а прислали извещение, что в России нет больше императора, а есть императрица Екатерина II, и что, если корабли Петра не уйдут с рейда, по ним откроют пушечный огонь. У Петра III оказать сопротивление не хватило духа. Можно было бы плыть за границу и встать во главе довольно большой русской армии, находившейся там, но император скрылся в нижней части корабля и, под рыдания своих придворных дам, отправился назад в свою резиденцию, в Ораниенбаум. Попытка вступить в переговоры с Екатериной тоже не удалась; предложение разделить власть осталось без ответа. Тогда Петр принужден был собственноручно подписать присланный ему женой акт якобы «самопроизвольного» отречения от престола. Так 29 июня 1762 года голштинская принцесса Софья-Августа из мелкого княжеского рода получила самую престижную корону Европы — Российскую. Екатерина выросла в семье прусского генерала, была резвой, шаловливой и даже бедовой девочкой. Родители не отягощали ее своим воспитанием. Отец усердно занимался службой, а мать — неуживчивая и непоседливая женщина — время от времени колесила по всей Европе в поисках приключений по агентурным делам Фридриха Великого. Дочь, видимо, только благодарила судьбу за то, что матери часто не бывало дома, ибо в воспитании детей Иоанна-Елизавета придерживалась простейших правил и запросто могла залепить пощечину. Домашние уроки не прошли даром, наша героиня научилась терпеливо сносить обиды и ждать своего часа. Своим замужеством Екатерина была обязана императрице Елизавете, которая, не мудрствуя лукаво, решила поискать невесту в недрах собственной семьи. Софья-Августа приходилась по матери троюродной сестрой жениху, и Елизавета считала этот брак своим семейным делом. Однако родственные отношения не принесли при дворе русской императрицы счастья Софье-Августе. Во-первых, отношения с Петром III не сложились. Ее семнадцатилетний супруг самозабвенно отдавался игре в солдатиков и мало интересовался женой. В их отношениях поначалу преобладало полное равнодушие: не было даже ненависти, но подлинной тиранкой Екатерины стала ее обожаемая тетушка. Стареющая Елизавета держала племянницу, как дикую птицу в клетке, усматривая, видимо, подсознательно в ней соперницу своей власти. Она не позволяла Екатерине выходить без спросу на прогулку, даже сходить в баню, не разрешала переставлять мебель и иметь чернила и перья. Во дворце за женой наследника следили неотступно, донося Елизавете о каждом шаге Екатерины, подсматривали в замочные скважины и распечатывали ее письма родителям. Правда, иногда капризная Елизавета расщедривалась на богатые подарки, но изъявления благосклонности незамедлительно чередовались с грубыми выговорами, грозившими даже побоями. «Не проходило дня, — писала Екатерина, — чтобы меня не бранили и не ябедничали на меня». После одной из таких непристойных сцен она поддалась ужасному порыву: вошедшая к ней горничная застала ее с большим ножом в руке, который, к счастью, оказался так туп, что не одолел даже корсета. Это был минутный упадок духа. По большей части Екатерина обладала природным оптимизмом и умела сдерживать себя. Она отлично понимала, какая ждет ее награда, и терпела все ради власти. А она, несмотря ни на что, не сомневалась, что рано или поздно будет и на ее улице праздник. «Все, что я ни делала, всегда клонилось к этому, и вся моя жизнь была изысканием средств, как этого достигнуть». Екатерина выбрала единственно правильный путь, рассчитывая на свой житейский ум. А в наличии у нее ума сомневался только ее недалекий супруг. Окружающих же в большинстве своем Екатерина смогла расположить к себе. Она обладала недюжинными дипломатическими способностями, умела всех внимательно выслушать или уж, на худой конец, сделать вид, что слушает; и умела в каждом человеке открыть ему самому его же собственные достоинства. Немудрено, что когда Елизавета умерла и на престол взошел вечный недоросль Петр III, не способный ладить с людьми и мучивший собственную жену, то симпатии двора были на стороне Екатерины. Однажды Петр при всех оскорбил жену, она расплакалась. Он стал угрожать жене арестом. Тогда императрица впервые всерьез задумалась о предложении своих друзей узурпировать власть. Петр был принужден подписать составленный для него текст об отречении. Затем его, уже в качестве пленника, отвезли в Петергоф, а позже в Ропшу. В отличие от многих правительниц, попавших в подобную ситуацию, Екатерина неповинна в смерти своего свергнутого с престола мужа. Петр III погиб в очередной попойке. Заспорив с одним из собеседников, он, по-видимому, забыл, что больше не «самодержец всея Руси». Пораженная его смертью, Екатерина, однако, решила: «Надо идти прямо — на меня не должно пасть подозрение». Было объявлено, что бывший император почил от «прежестокой колики». Екатерина по просьбе Сената на погребении не присутствовала. Царствование Екатерины Великой вызывает самые противоречивые оценки историков, видимо, потому, что сама личность императрицы была очень противоречива и многие моральные и ценностные установки, которые она провозглашала, мало уживались с ее похотливым непостоянным характером. Она старалась приспособиться ко всякой обстановке, в какую попадала, как бы она ни была ей противна. «Я, как Алкивиад, уживусь и в Спарте, и в Афинах», — говорила она, любя сравнивать себя с героями древностей. При своей трезвой, практичной натуре Екатерина не чуралась лести, а с годами все прочнее увязала в тенетах придворного лицемерия. Смолоду она научилась знать цену людскому мнению, и ее очень занимал вопрос, что о ней думают окружающие, какое она производит впечатление. Достигнув власти, она все болезненнее воспринимала всякую критику, даже свой вкус она стала считать обязательным для других. За это она один раз была даже наказана своим главным поваром. Екатерина любила и понимала архитектуру, живопись, скульптуру и совсем не воспринимала музыку. Веселая и смешливая по природе, она допускала исключение только для комической оперы. Однажды за обедом она спросила у повара, нравится ли ему фарс, так ее увлекавший. «Да Бог знает, оно как-то грубо», — ответил простодушно несообразительный повар. Екатерина вспыхнула и постаралась сгладить конфуз: «Я желала бы, чтобы у моего главного кухмистера был такой же тонкий вкус (разумеется, кухонный), как тонки его понятия!» Впрочем, если смотреть на престол, как на своего рода профессию, то Екатерина прошла бы все тесты на соответствие занимаемой должности. Приняв решение после некоторых колебаний, она действовала уже без раздумья. Самым сложным для императрицы было сомнение в чем-либо. «Для людей моего характера, — признавалась она, — ничего нет в мире мучительнее сомнения». Бодрость и энтузиазм были одними из самых счастливых свойств характера Екатерины, и она старалась сообщить их своим подданным. Только раз, когда получено было известие, что турки объявили вторую войну, замечена была ее минутная робость, и она, расстроенная, начала было говорить об изменчивости счастья, о непрочности славы и успехов, но скоро пришла в себя, с веселым видом вышла к придворным и во всех вдохнула уверенность в успехе. Екатерина подчеркивала в себе мужской склад характера и в свой сентиментальный, чувственный век ни разу не падала в обморок. До последних лет царствования, на седьмом десятке, и в счастливые, и в трудные дни она встречала являвшихся по утрам статс-секретарей со всегдашней улыбкой. Как все великие люди, Екатерина отличалась огромной работоспособностью. Она во все вникала сама, хотела за всем уследить. Находя, что человек счастлив только тогда, когда у него есть дело, она любила, чтобы ее тормошили, не давали засиживаться на одном месте. Каждодневная, размеренная работа стала для нее привычкой. Когда необходимо было решить очень важные вопросы, она работала особенно усердно, по ее выражению, суетилась, не двигаясь с места, как осел, с 6 часов утра до 10 вечера, до подушки, «да и во сне приходит на мысль все, что надо было бы сказать, написать или сделать». Фридрих II, прусский король, дивился этой неутомимости и с некоторой досадой спрашивал русского посла: «Неужели императрица в самом деле так много занимается, как говорят? Мне сказывали, что она работает больше меня». Екатерина была прекрасно образована. Еще в годы томительного одиночества при елизаветинском правлении она пристрастилась к сложным философским книгам и вначале с трудом продиралась через заумные выражения ученых мужей, однако склонная к преодолению трудностей сделала чтение сложной литературы своего рода увлекательным спортом и впоследствии уже не могла существовать без серьезной книги. Интеллектуальные занятия входили в обязательный распорядок дня императрицы, причем интересы ее были необычайно разносторонними. Она подробно изучала историю Германии, штудировала астрономию Бальи, торопила свою Академию наук с определением широты и долготы городов Санкт-Петербургской губернии, изучала работы английского законоведа Блекстона, обрабатывала русские летописи и даже увлеклась сравнительным языковедением. Когда умер один из ее любовников, Екатерина опасно заболела, не могла ни есть, ни спать, не выносила общества. Ее спас многотомный филологический труд Жебеленя. Увлекшись мыслью автора о первобытном, коренном языке, императрица обложилась всевозможными книгами и принялась составлять сравнительный словарь всех языков, положив в его основу русский. В конце концов работа закончилась тем, что все материалы, собранные императрицей, были переданы академику Палласу, который и подготовил первый том издания. Царствование Екатерины нельзя назвать спокойным. Она не дала благоденствия стране и сытости ее гражданам. Однако, не трогая основ государства, Екатерина Великая смогла воздействовать на умы своих подданных. Не дав свободы и просвещения, она дала почувствовать русскому народу цену этих благ как лучшую основу личного существования.

Оцените определение:
↑ Отличное определение
Неполное определение ↓

Источник: 100 великих женщин

Екатерина II

Екатерина II (1)

Екатерина II (1753)

Екатерина II (1762)

Екатерина II (1766)

Екатерина II (1777)

Екатерина II (1782)

Екатерина II (2)

— императрица всероссийская (28 июня 1762 г. — 6 ноября 1796 г.). Ее царствование — одно из замечательнейших в русской истории; и темные и светлые стороны его имели громадное влияние на последующие события, особенно на умственное и культурное развитие страны. Супруга Петра III, урожденная принцесса Ангальт-Цербтская (род. 24 апреля 1729), от природы одарена была великим умом, сильным характером; напротив, ее муж был человек слабый, дурно воспитанный. Не разделяя его удовольствий, Е. отдалась чтению и скоро от романов перешла к книгам историческим и философским. Вокруг нее составился избранный кружок, в котором наибольшим доверием Е. пользовались сначала Салтыков, а потом Станислав Понятовский, впоследствии король польский. Отношения ее к императрице Елизавете не отличалась особенной сердечностью: когда у Е. родился сын, Павел, императрица взяла ребенка к себе и редко дозволяла матери видеть его. 25 декабря 1761 г. умерла Елизавета; со вступлением на престол Петра III положение Е. стало еще хуже. Переворот 28 июня 1762 г. возвел Е. на престол (см. Петр III). Суровая школа жизни и громадный природный ум помогли Е. и самой выйти из весьма затруднительного положения, и вывести из него Россию. Казна была пуста; монополия давила торговлю и промышленность; крестьяне заводские и крепостные волновались слухами о свободе, то и дело возобновлявшимися; крестьяне с западной границы бежали в Польшу. При таких обстоятельствах вступила Е. на престол, права на который принадлежали ее сыну. Но она понимала, что этот сын сделался бы на престоле игрушкой партий, как Петр II. Регентство было делом непрочным. Судьба Меншикова, Бирона, Анны Леопольдовны у всех была в памяти.

Проницательный взгляд Е. одинаково внимательно останавливался на явлениях жизни как дома, так и за границей. Узнав, через два месяца по вступлении на престол, что знаменитая французская Энциклопедия осуждена парижским парламентом за безбожие и продолжение ее запрещено, Е. предложила Вольтеру и Дидро издавать энциклопедию в Риге. Одно это предложение склонило на сторону Е. лучшие умы, дававшие тогда направление общественному мнению во всей Европе. Осенью 1762 г. Е. короновалась и пробыла зиму в Москве. Летом 1764 г. подпоручик Мирович задумал возвести на престол Иоанна Антоновича, сына Анны Леопольдовны и Антона Ульриха Брауншвейгского, содержавшегося в шлиссельбургской крепости. Замысел не удался — Иоанн Антонович, во время попытки к его освобождению, был застрелен одним из караульных солдат; Мирович был казнен по приговору суда. В 1764 г. князю Вяземскому, посланному усмирять крестьян, приписанных к заводам, велено было исследовать вопрос о выгоде вольного труда перед наемным. Тот же вопрос предложен был вновь учрежденному Экономическому обществу (см. Вольное экономическое общество и Крестьяне). Прежде всего предстояло решить вопрос о монастырских крестьянах, принявший особенно острый характер еще при Елизавете. Елизавета в начале своего царствования возвратила имения монастырям и церквам, но в 1757 г. и она, с окружавшими ее сановниками, пришла к убеждению в необходимости передать управление церковными имуществами в светские руки. Петр III приказал исполнить предначертание Елизаветы и передать управление церковными имуществами коллегии экономии. Описи монастырских имуществ производились, при Петре III, крайне грубо. При вступлении Е. II на престол архиереи подали ей жалобы и просили о возвращении им управления церковными имуществами. Е., по совету Бестужева-Рюмина, удовлетворила их желание, отменила коллегию экономии, но не оставила своего намерения, а только отложила его исполнение; она тогда же распорядилась, чтобы комиссия 1757 г. возобновила свои занятия. Приказано было произвести новые описи монастырским и церковным имуществам; но и новыми описями духовенство было недовольно; против них особенно восстал ростовский митрополит Арсений Мацеевич. В донесении к синоду он выражался резко, произвольно толкуя церковно-исторические факты, даже искажая их и делая оскорбительные для Е. сравнения. Синод представил дело императрице, в надежде (как думает Соловьев), что Е. и на этот раз выкажет свою обычную мягкость. Надежда не оправдалась: донесение Арсения вызвало такое раздражение в Е., какого не замечали в ней ни прежде, ни после. Она не могла простить Арсению сравнение ее с Юлианом и Иудой и желание выставить ее нарушительницей своего слова. Арсений был приговорен к ссылке в Архангельскую епархию, в Николаевский Корельский монастырь, а затем, вследствие новых обвинений, — к лишению монашеского сана и пожизненному заточению в Ревеле (см. Арсений Мацеевич). Характерен для Екатерины следующий случай из начала ее царствования. Докладывалось дело о дозволении евреям въезжать в Россию. Е. сказала, что начать царствование указом о свободном въезде евреев было бы плохим средством успокоить умы; признать въезд вредным — невозможно. Тогда сенатор князь Одоевский предложил взглянуть, что написала императрица Елизавета на полях такого же доклада. Е. потребовала доклад и прочла: "от врагов Христовых не желаю корыстной прибыли". Обратясь к генерал-прокурору, она сказала: "Я желаю, чтоб это дело было отложено".

Увеличение числа крепостных крестьян посредством громадных раздач фаворитам и сановникам населенных имений, утверждение крепостного права в Малороссии, всецело ложатся темным пятном на память Е. Не следует, однако, упускать из виду, что малоразвитость русского общества сказывалась в то время на каждом шагу. Так, когда Е. задумала отменить пытку и предложила эту меру Сенату, сенаторы высказали опасение, что в случае отмены пытки никто, ложась спать, не будет уверен, жив ли он встанет поутру. Поэтому Е., не уничтожая пытки гласно, разослала секретное предписание, чтобы в делах, где употреблялась пытка, судьи основывали свои действия на Х главе Наказа, в которой пытка осуждена, как дело жестокое и крайне глупое. В начале царствования Е. II возобновилась попытка создать учреждение, напоминавшее верховный тайный совет или заменивший его Кабинет, в новой форме, под именем постоянного совета императрицы. Сочинителем проекта был граф Панин. Генерал-фельдцейхмейстер Вильбуа написал императрице: "я не знаю, кто составитель этого проекта, но мне кажется, как будто он, под видом защиты монархии, тонким образом более склоняется к аристократическому правлению". Вильбуа был прав; но Е. и сама понимала олигархический характер проекта. Она его подписала, но держала под сукном, и он никогда не был обнародован. Таким образом идея Панина о совете из шести постоянных членов осталась одной мечтой; частный совет Е. всегда состоял из сменяющихся членов. Зная, как переход Петра III на сторону Пруссии раздражил общественное мнение, Екатерина приказала русским генералам соблюдать нейтралитет и этим способствовала прекращению войны (см. Семилетняя война). Внутренние дела государства требовали особенного внимания: более всего поражало отсутствие правосудия. Е. по этому поводу выражалась энергично: "лихоимство возросло до такой степени, что едва ли есть самое малое место правительства, в котором бы суд без заражения сей язвы отправлялся; ищет ли кто место — платит; защищается ли кто от клеветы — обороняется деньгами; клевещет ли кто на кого — все хитрые происки свои подкрепляет дарами". Особенно поражена была Е., узнав, что в пределах нынешней Новгородской губернии брали с крестьян деньгами за приведение их к присяге на верность ей. Такое положение правосудия заставило Е. созвать в 1766 г. комиссию для издания Уложения. Этой комиссии Е. вручила Наказ, которым она должна была руководствоваться при составлении Уложения. Наказ был составлен на основании идей Монтескье и Беккарии (см. Наказ Екатерины II и Комиссии для составления нового уложения). Дела польские, возникшая из них первая турецкая война и внутренние смуты приостановили законодательную деятельность Е. до 1775 г. Польские дела вызвали разделы и падение Польши: по первому разделу 1773 г. Россия получила нынешние губернии Могилевскую, Витебскую, часть Минской, т. е. большую часть Белоруссии (см. Польша). Первая турецкая война началась в 1768 г. и кончилась миром в Кучук-Кайнарджи, который был ратифицирован в 1775 г. По этому миру Порта признала независимость крымских и буджакских татар; уступила России Азов, Керчь, Еникале и Кинбурн; открыла русским кораблям свободный ход из Черного моря в Средиземное; даровала прощение христианам, принявшим участие в войне; допустила ходатайство России по делам молдавским. Во время первой турецкой войны в Москве свирепствовала чума, вызвавшая чумный бунт; на востоке России разгорелся еще более опасный бунт, известный под названием Пугачевщины. В 1770 г. чума из армии проникла в Малороссию, весной 1771 г. она появилась в Москве; главнокомандующий (по нынешнему — генерал-губернатор) граф Салтыков оставил город на произвол судьбы. Отставной генерал Еропкин принял на себя добровольно тяжелую обязанность — охранять порядок и предупредительными мерами ослабить чуму. Обыватели не исполняли его предписаний и не только не сжигали одежды и белья с умерших от чумы, но скрывали самую смерть их и хоронили на задворках. Чума усиливалась: в начале лета 1771 г. ежедневно умирало по 400 человек. Народ в ужасе толпился у Варварских ворот, перед чудотворной иконой. Зараза от скучивания народа, конечно, усиливалась. Тогдашний московский архиепископ Амвросий, человек просвещенный, приказал снять икону. Немедленно распространился слух, что архиерей, заодно с лекарями, сговорился морить народ. Обезумевшая от страха невежественная и фанатическая толпа умертвила достойного архипастыря. Пошли слухи, что мятежники готовятся зажечь Москву, истребить лекарей и дворян. Еропкину, с несколькими ротами, удалось, однако, восстановить спокойствие. В последних числах сентября в Москву прибыл граф Григорий Орлов, тогда самое близкое лицо к Е.: но в это время чума уже ослабевала и в октябре прекратилась. От этой чумы в одной Москве погибло 130000 человек.

Пугачевский мятеж подняли яицкие казаки, недовольные переменами в их казацком быту. В 1773 г. донской казак Емельян Пугачев принял имя Петра III и поднял знамя бунта. Екатерина поручила усмирение мятежа Бибикову, который сразу понял сущность дела; важен не Пугачев, сказал он, важно общее неудовольствие. К яицким казакам и к бунтовавшим крестьянам присоединились башкиры, калмыки, киргизы. Бибиков, распоряжаясь из Казани, двинул со всех сторон отряды в места более опасные; князь Голицын освободил Оренбург, Михельсон — Уфу, Мансуров — Яицкий городок. В начале 1774 г. бунт стал утихать, но Бибиков умер от изнеможения, и мятеж разгорелся вновь: Пугачев овладел Казанью и перебросился на правый берег Волги. Место Бибикова занял граф П. Панин, но не заменил его. Михельсон разбил Пугачева под Арзамасом и загородил ему путь к Москве. Пугачев бросился на юг, взял Пензу, Петровск, Саратов и везде вешал дворян. Из Саратова он двинулся к Царицыну, но был отбит и под Черным Яром снова был разбит Михельсоном. Когда к войску прибыл Суворов, самозванец чуть держался и был вскоре выдан своими сообщниками. В январе 1775 г. Пугачев был казнен в Москве (см. Пугачевщина). С 1775 г. возобновилась законодательная деятельность Е. II, вполне, впрочем, и перед тем не прекращавшаяся. Так, в 1768 г. упразднены были коммерческий и дворянский банки и учрежден так называемый ассигнационный или разменный банк (см. Ассигнации). В 1775 г. прекращено было существование Запорожской сечи, и без того клонившейся к падению. В том же 1775 г. начато преобразование провинциального управления. Издано было учреждение для управления губерний, которое вводилось целые двадцать лет: в 1775 г. оно началось с Тверской губернии и кончилось в 1796 г. учреждением Виленской губернии (см. Губерния). Таким образом, реформа провинциального управления, начатая Петром Великим, выведена была Е. II из хаотического состояния и закончена ею. В 1776 г. Е. повелела в прошениях слово раб заменить словом верноподданный. К концу первой турецкой войны получил особенно важное значение Потемкин, стремившийся к великим делам. Вместе со своим сотрудником, Безбородко, он составил проект, известный под названием греческого. Грандиозность этого проекта — разрушив Оттоманскую Порту, восстановить Греческую империю, на престол которой возвести Константина Павловича, — понравилась E. Противник влияния и планов Потемкина, граф Н. Панин, воспитатель цесаревича Павла и президент коллегии иностранных дел, чтобы отвлечь Е. от греческого проекта, поднес ей проект вооруженного нейтралитета, в 1780 г. Вооруженный нейтралитет имел целью оказать покровительство торговле нейтральных государств во время войны и направлен был против Англии, что было невыгодно для планов Потемкина. Преследуя свой широкий и бесполезный для России план, Потемкин подготовил крайне полезное и необходимое для России дело — присоединение Крыма. В Крыму, с признания его независимости, волновались две партии — русская и турецкая. Их борьба дала повод занять Крым и Кубанскую область. Манифестом 1783 г. объявлено присоединение Крыма и Кубанской области к России. Последний хан Шагин-Гирей отправлен был в Воронеж; Крым переименован в Таврическую губернию; набеги крымцев прекратились. Предполагают, что вследствие набегов крымцев Великая и Малая Россия и часть Польши, с XV в. до 1788 г., лишилась от 3-х до 4-х миллионов народонаселения: пленников обращали в рабов, пленницы наполняли гаремы или становились, как рабыни, в ряды женской прислуги. В Константинополе, у мамелюков кормилицы, няньки были русские. В XVI, XVII и даже в XVIII вв. Венеция и Франция употребляли закованных в кандалы русских рабов, купленных на рынках Леванта, в качестве работников на галерах. Благочестивый Людовик XIV старался только о том, чтобы эти рабы не оставались схизматиками. Присоединение Крыма положило конец позорной торговле русскими рабами (см. В. Ламанского в "Историческом Вестнике" за 1880 г.: "Могущество турок в Европе"). Вслед за тем Ираклий II, царь Грузии, признал протекторат России. 1785 год ознаменован двумя важными законодательными актами: Жалованной грамотой дворянству (см. Дворянство) и Городовым положением (см. Город). Устав о народных училищах 15 августа 1786 г. осуществлен был только в малых размерах. Проекты об основании университетов в Пскове, Чернигове, Пензе и Екатеринославе были отложены. В 1783 г. основана была Российская академия, для изучения родного языка. Основанием институтов положено было начало образованию женщин. Учреждены воспитательные дома, введено оспопрививание, снаряжена экспедиция Палласа для изучения отдаленных окраин.

Враги Потемкина толковали, не понимая важности приобретения Крыма, что Крым и Новороссия не стоят потраченных на их устройство денег. Тогда Е. решилась сама осмотреть вновь приобретенный край. Сопровождаемая послами австрийским, английским и французским, с громадной свитой, в 1787 г. она отправилась в путешествие. Архиепископ могилевский, Георгий Конисский, в Мстиславле встретил ее речью, которая славилась современниками, как образец красноречия. Весь характер речи определяется ее началом: "Оставим астрономам доказывать, что Земля около Солнца обращается: наше солнце вокруг нас ходит". В Каневе встретил Е. Станислав Понятовский, король польский; близ Кейдан — император Иосиф II. Он с Е. положил первый камень города Екатеринослава, посетил Херсон и осмотрел только что созданный Потемкиным черноморский флот. Во время путешествия Иосиф замечал театральность в обстановке, видел, как наскоро сгоняли народ в якобы строящиеся селения; но в Херсоне он увидел настоящее дело — и отдал справедливость Потемкину.

Вторая турецкая война при Е. II ведена была, в союзе в Иосифом II, с 1787 по 1791 г. В 1791 г., 29 декабря, заключен был мир в Яссах. За все победы Россия получила только Очаков да степь между Бугом и Днепром (см. Турецкие войны России и Ясский мир). В то же время шла, с переменным счастьем, война со Швецией, объявленная Густавом III в 1789 г. (см. Швеция). Она окончилась 3 августа 1790 г. Верельским миром, на основании status quo. Во время 2-ой турецкой войны произошел переворот в Польше: 3 мая 1791 г. обнародована была новая конституция, что повело ко второму разделу Польши, в 1793 г., а затем и к третьему, в 1795 г. (см. Польша). По второму разделу Россия получила остальную часть Минской губернии, Волынь и Подолию, по 3-ему — Гродненское воеводство и Курляндию. В 1796 г., в последнем году царствования Е., граф Валериан Зубов, назначенный главнокомандующим в походе против Персии, покорил Дербент и Баку; успехи его остановлены были смертью Е.

Последние годы царствования Е. II омрачились, с 1790 г., реакционным направлением. Тогда разыгралась французская революция, и с нашей домашней реакцией вступила в союз реакция общеевропейская, иезуитско-олигархическая. Агентом и орудием ее был последний любимец Е., князь Платон Зубов, вместе с братом, графом Валерианом. Европейской реакции хотелось втянуть Россию в борьбу с революционной Францией — борьбу, чуждую прямым интересам России. Е. говорила представителям реакции любезные слова и не давала ни одного солдата. Тогда усилились подкопы под трон Е., возобновились обвинения, что она незаконно занимает престол, принадлежащий Павлу Петровичу. Есть основание предполагать, что в 1790 г. готовилась попытка возвести Павла Петровича на престол. С этой попыткой, вероятно, соединена высылка из Петербурга принца Фридриха Вюртембергского. Домашняя реакция тогда же обвиняла Е. якобы в чрезмерном свободомыслии. Основанием обвинения служило, между прочим, дозволение переводить Вольтера и участие в переводе Велизария, повести Мармонтеля, которую находили антирелигиозной, ибо в ней не указано различия между добродетелью христианской и языческой. Екатерина состарилась, прежней отважности и энергии почти не было и следа — и вот, при таких обстоятельствах, в 1790 г. появляется книга Радищева "Путешествие из Петербурга в Москву", с проектом освобождения крестьян, как бы выписанным из выпущенных статей ее Наказа. Несчастный Радищев был наказан ссылкой в Сибирь. Может быть, эта жестокость была результатом опасения, что исключение из Наказа статей об освобождении крестьян сочтут за лицемерие со стороны Е. В 1792 г. посажен в Шлиссельбург Новиков, столь много послуживший русскому просвещению. Тайным мотивом этой меры были сношения Новикова с Павлом Петровичем. В 1793 г. жестоко потерпел Княжнин за свою трагедию "Вадим". В 1795 г. даже Державин подвергся подозрению в революционном направлении, за переложение 81 псалма, озаглавленное "Властителям и судиям". Так кончилось поднявшее национальный дух просветительное царствование Е. Второй, этого великого мужа (Cathérine le grand). Несмотря на реакцию последних лет, название просветительного останется за ним в истории. С этого царствования в России начали сознавать значение гуманных идей, начали говорить о праве человека мыслить на благо себе подобных [Мы почти не коснулись слабостей Е. Второй, припоминая слова Ренана: "серьезная история не должна придавать слишком большого значения нравам государей, если эти нравы не имели большого влияния на общий ход дел". При Е. вредно было влияние Зубова, но только потому, что он был орудием вредной партии.].

Литература. Труды Колотова, Сумарокова, Лефорта — панегирики. Из новых более удовлетворительно сочинение Брикнера. Очень важный труд Бильбасова не окончен; по-русски вышел всего один том, по-немецки два. С. М. Соловьев в XXIX т. своей истории России остановился на мире в Кучук-Кайнарджи. Иностранные сочинения Рюльера и Кастера не могут быть обойдены только по незаслуженному к ним вниманию. Из бесчисленных мемуаров особенно важны мемуары Храповицкого (лучшее издание — Н. П. Барсукова). См. новейшее сочинение Waliszewski: "Le Roman d´une impératrice". Сочинения по отдельным вопросам указываются в соответственных статьях. Чрезвычайно важны издания Императорского исторического общества.

Е. Белов.

Одаренная литературным талантом, восприимчивая и чуткая к явлениям окружающей жизни, Е. принимала деятельное участие и в литературе своего времени. Возбужденное ею литературное движение было посвящено разработке просветительных идей XVIII века. Мысли о воспитании, вкратце изложенные в одной из глав "Наказа", впоследствии были подробно развиты Е. в аллегорических сказках: "О царевиче Хлоре" (1781) и "О царевиче Февее" (1782), а главным образом в "Инструкции князю Н. Салтыкову", данной при назначении его воспитателем великих князей Александра и Константина Павловичей (1784). Педагогические идеи, выраженные в этих сочинениях, Е. преимущественно заимствовала у Монтеня и Локка: у первого она взяла общий взгляд на цели воспитания, вторым она пользовалась при разработке частностей. Руководясь Монтенем, Е. выдвинула на первое место в воспитании нравственный элемент — вкоренение в душе гуманности, справедливости, уважения к законам, снисходительности к людям. В то же время она требовала, чтобы умственная и физическая стороны воспитания получали надлежащее развитие. Лично ведя воспитание своих внуков до семилетнего возраста, она составила для них целую учебную библиотеку. Для великих князей были написаны Е. и "Записки касательно российской истории". В чисто беллетристических сочинениях, к которым принадлежат журнальные статьи и драматические произведения, Е. является гораздо более оригинальной, чем в сочинениях педагогического и законодательного характера. Указывая на фактические противоречия идеалам, существовавшим в обществе, ее комедии и сатирические статьи должны были в значительной мере содействовать развитию общественного сознания, делая более понятными важность и целесообразность предпринимаемых ею реформ.

Начало публичной литературной деятельности Е. относится к 1769 г., когда она явилась деятельной сотрудницей и вдохновительницей сатирического журнала "Всякая Всячина". Покровительственный тон, усвоенный "Всякой Всячиной" по отношению к другим журналам, и неустойчивость ее направления вскоре вооружили против нее почти все тогдашние журналы; главным противником ее явился смелый и прямой "Трутень" Н. И. Новикова. Резкие нападки последнего на судей, воевод и прокуроров сильно не нравились "Всякой Всячине"; кем велась в этом журнале полемика против "Трутня" — нельзя сказать положительно, но достоверно известно, что одна из статей, направленных против Новикова, принадлежит самой императрице. В промежуток от 1769 до 1783 года, когда Е. снова выступила в роли журналиста, ею было написано пять комедий, и между ними лучшие ее пьесы: "О время" и "Именины госпожи Ворчалкиной". Чисто литературные достоинства комедий Е. не высоки: в них мало действия, интрига слишком несложна, развязка однообразна. Написаны они в духе и по образцу французских современных комедий, в которых слуги являются более развитыми и умными, чем их господа. Но вместе с тем в комедиях Е. выводятся на посмеяние чисто русские общественные пороки и появляются русские типы. Ханжество, суеверие, дурное воспитание, погоня за модой, слепое подражание французам — вот темы, которые разрабатывались Е. в ее комедиях. Темы эти были намечены уже ранее нашими сатирическими журналами 1769 г. и, между прочим, "Всякой Всячиной"; но то, что в журналах представлялось в виде отдельных картин, характеристик, набросков, в комедиях Е. получило более цельный и яркий образ. Типы скупой и бессердечной ханжи Ханжахиной, суеверной сплетницы Вестниковой в комедии "О время", петиметра Фирлюфюшкова и прожектера Некопейкова в комедии "Именины г-жи Ворчалкиной" принадлежат к числу наиболее удачных в русской комической литературе прошлого столетия. Вариации этих типов повторяются и в остальных комедиях Е.

К 1783 г. относится деятельное участие Е. в "Собеседнике любителей российского слова", издававшемся при академии наук, под редакцией княгини Е. Р. Дашковой. Здесь Е. поместила ряд сатирических статеек, озаглавленных общим именем "Былей и Небылиц". Первоначальною целью этих статеек было, по-видимому, сатирическое изображение слабостей и смешных сторон современного императрице общества, причем оригиналы для таких портретов нередко брались государыней из среды приближенных к ней лиц. Скоро, однако, "Были и Небылицы" стали служить отражением журнальной жизни "Собеседника". Е. была негласным редактором этого журнала; как видно из переписки ее с Дашковой, она прочитывала еще в рукописи многие из статей, присылавшихся для помещения в журнале; некоторые из этих статей задевали ее за живое: она вступала в полемику с их авторами, нередко вышучивала их. Для читающей публики не было тайной участие Е. в журнале; по адресу сочинителя "Былей и Небылиц" нередко присылались статьи письма, в которых делались довольно прозрачные намеки. Государыня старалась по возможности сохранить хладнокровие и не выдать своего инкогнито; раз только, разгневанная "дерзкими и предосудительными" вопросами Фонвизина, она настолько ярко выразила свое раздражение в "Былях и Небылицах", что Фонвизин счел необходимым поспешить с покаянным письмом. Кроме "Былей и Небылиц", государыня поместила в "Собеседнике" несколько мелких полемических и сатирических статеек, по большей части осмеивавших напыщенные сочинения случайных сотрудников "Собеседника" — Любослова и графа С. П. Румянцева. Одна из таких статей ("Общества незнающих ежедневная записка"), в которой княгиня Дашкова увидела пародию на заседания только что тогда основанной, по ее мысли, российской академии, послужила поводом к прекращению участия Е. в журнале. В последующие годы (1785—1790) Е. написала 13 пьес, не считая драматических пословиц на французском языке, предназначавшихся для эрмитажного театра.

Масоны уже давно привлекали внимание Е. Если верить ее словам, она дала себе труд подробно ознакомиться с громадной масонской литературой, но не нашла в масонстве ничего, кроме "сумасбродства". Пребывание в СПб. (в 1780 г.) Калиостро, о котором она выражалась как о негодяе, достойном виселицы, еще более вооружило ее против масонов. Получая тревожные вести обо все более и более усиливавшемся влиянии московских масонских кружков, видя среди своих приближенных многих последователей и защитников масонского учения, государыня решила бороться с этим "сумасбродством" литературным оружием, и в течение двух лет (1785—86) написала, одну за другой, три комедии ("Обманщик", "Обольщенный" и "Шаман Сибирский"), в которых осмеивала масонство. Только в комедии "Обольщенный" встречаются, однако, жизненные черты, напоминающие московских масонов. "Обманщик" направлен против Калиостро. В "Шамане Сибирском" Е., очевидно, незнакомая с сущностью масонского учения, не задумалась свести его на один уровень с шаманскими фокусами. Несомненно, что сатира Е. не оказала большого действия: масонство продолжало развиваться, и, чтобы нанести ему решительный удар, государыня прибегла уже не к кротким способам исправления, как называла она свою сатиру, а к крутым и решительным административным мерам.

К указанному времени, по всей вероятности, относится и знакомство Е. с Шекспиром, во французских или немецких переводах. Она переделала для русской сцены "Виндзорских кумушек", но переделка эта вышла крайне слабой и весьма мало напоминает подлинного Шекспира. В подражание историческим его хроникам, она сочинила две пьесы из жизни древних русских князей — Рюрика и Олега. Главное значение этих "Исторических представлений", в литературном отношении крайне слабых, заключается в тех политических и нравственных идеях, которые Е. вкладывает в уста действующих лиц. Разумеется — это не идеи Рюрика или Олега, а мысли самой Е. В комических операх Е. не преследовала никакой серьезной цели: это были обстановочные пьесы, в которых главную роль играла сторона музыкальная и хореографическая. Сюжет для этих опер государыня брала, по большей части, из народных сказок и былин, известных ей по рукописным собраниям. Лишь "Горе-богатырь Косометович", несмотря на свой сказочный характер, заключает в себе элемент современности: эта опера выставляла в комическом свете шведского короля Густава III, открывшего в то время неприязненные действия против России, и была снята с репертуара тотчас же по заключении мира с Швецией. Французские пьесы Е., так называемые "пословицы" — небольшие одноактные пьески, сюжетами которых служили, по большей части, эпизоды из современной жизни. Особенного значения они не имеют, повторяя темы и типы, уже выведенные в других комедиях Е. Сама Е. не придавала значения своей литературной деятельности. "На мои сочинения, — писала она Гримму, — смотрю как на безделки. Я люблю делать опыты во всех родах, но мне кажется, что все написанное мною довольно посредственно, почему, кроме развлечения, я не придавала этому никакой важности".

Сочинения Е. изданы А. Смирдиным (СПб., 1849—50). Исключительно литературные произведения Е. изданы дважды в 1893 г., под редакцией В. Ф. Солнцева и А. И. Введенского. Отдельные статьи и монографии: П. Пекарский, "Материалы для истории журнальной и литературной деятельности Е. II" (СПб., 1863); Добролюбов, ст. о "Собеседнике любителей российского слова" (X, 825); "Сочинения Державина", под ред. Я. Грота (СПб., 1873, т. VIII, стр. 310—339); M. Лонгинов, "Драматические сочинения Е. II" (М., 1857); Г. Геннади, "Еще о драматических сочинениях Е. II" (в "Библ. Зап.", 1858, №16); П. К. Щебальский, "Е. II как писательница" ("Заря", 1869—70); его же, "Драматические и нравоописательные сочинения императрицы Е. II" (в "Русском Вестнике", 1871, т. XVIII, №№ 5 и 6); Н. С. Тихонравов, "Литературные мелочи 1786 г." (в научно-литературном сборнике, изд. "Русскими Ведомостями" — "Помощь голодающим", М., 1892); Е. С. Шумигорский, "Очерки из русской истории. I. Императрица-публицист" (СПб., 1887); П. Бессонова, "О влиянии народного творчества на драмы императрицы Е. и о цельных русских песнях, сюда вставленных" (в журнале "Заря", 1870); В. С. Лебедев, "Шекспир в переделках Е. II" (в Русском Вестнике" (1878, № 3); Н. Лавровский, "О педагогическом значении сочинений Е. Великой" (Харьков, 1856); А. Брикнера, "Комическая опера Е. II "Горе-богатырь" ("Ж. М. Н. Пр.", 1870, № 12); А. Галахов, "Были и Небылицы, сочинение Е. II" ("Отечественные Записки" 1856, № 10).

В. Солнцев.

{Брокгауз}



Екатерина II

— русская императрица (1727—1796; воцарилась в 1762 г. после насильственной смерти мужа, Петра III). Уже в первые дни по вступлении на престол Е. столкнулась с вопросом о евреях. Прибыв в первый раз в Сенат, она — как сама рассказывает в своих записках, составленных от третьего лица, — оказалась в затруднительном положении, когда на первую очередь был поставлен вопрос о допущении евреев в Россию, изгнанных в предшествующее царствование, причем он был единогласно разрешен в благоприятном смысле. "Не прошло еще недели, как Екатерина II, — гласят записки, — вступила на престол; она возведена была на него, чтобы защищать православную веру...; умы были сильно возбуждены, как это всегда бывает после столь важного события; начать царствование таким проектом не могло быть средством для успокоения; признать проект вредным — было невозможно". Императрице была представлена в Сенате враждебная евреям резолюция Елизаветы, и Е. заявила, что она желает, чтобы дело было отложено до другого времени. "И вот как часто недостаточно быть просвещенным, иметь наилучшие намерения и власть привести их в исполнение". Этими же соображениями руководствовалась Е. и тогда, когда в манифесте 4 дек. 1762 г. о дозволении иностранцам селиться в России она оговорила "кроме жидов". В действительности же отношение Е. к евреям было иным. Отвечая в 1773 г. Дидро на его вопрос о евреях в России, Екатерина объяснила, что вопрос о допущении евреев к страну был поднят некстати, и к этому добавила, что в 1764 году евреи были признаны купцами и жителями Новороссии и что трое или четверо евреев несколько лет находятся в Петербурге — "их терпят вопреки закону; делают вид, что не знают, что они в столице" (они жили на квартире у духовника императрицы). Признание евреев жителями Новороссии находилось в связи с предложением Сената допустить евреев в Россию. Не решившись открыто заявить о своем согласии с мнением Сената, Е. прибегла к скрытым действиям. 29 апреля 1764 г. она отправила в Ригу генерал-губернатору Броуну секретное письмо, сводившееся к следующему: если канцелярия опекунства (прообраз министерства земледелия) отрекомендует некоторых купцов Новороссийской губернии, то им следует разрешить жить в Риге и вести торговлю; если они пожелают отправить в Новороссию приказчиков или рабочих, всем без различия вероисповедания следует дать паспорта и конвой; а если из Митавы прибудут трое или четверо желающих отправиться в Петербург, то их надо снабдить паспортами без указания национальности, не расспрашивая их о вероисповедании; для удостоверения личности они представят письмо от находящегося в Петербурге купца Левина Вульфа. На этом письме Е. собственноручно приписала: "Если вы меня не поймете, то я не буду виновата: это письмо писал сам президент канцелярии опекунства; держите все в тайне". Под новороссийскими купцами имелись в виду евреи. Из Митавы были привезены майором Ртищевым в Петербург 7 евреев; из них двое, Давид Леви Бамбергер (см.) и Моисей Аарон, а также Вениамин Бер, не поехавший в Петербург, получили полномочие заняться в Риге под руководством Левина Вульфа переселением евреев в Новороссию. Этот эпизод указывает на то, что Е., сознавая торгово-промышленное значение евреев, почитала их полезным для государства элементом. Разрешив в 1769 г. грекам, армянам и др., присланным из армии, селиться в России, Е. предоставила таковым же евреям переходить на жительство в Новороссию. В полной же мере свое благоприятное отношение к евреям Е. обнаружила тогда, когда с первым разделом Польши она приняла под свой скипетр Белоруссию с многочисленным еврейским населением. В плакате 11 августа 1772 г. о присоединении края были строки, специально посвященные евреям: "...Чрез торжественное выше сего обнадежение (права новых подданных) всем и каждому свободного отправления веры и неприкосновенной в имуществах целости, собою разумеется, что и еврейские общества, жительствующие в присоединенных к Империи Российской городах и землях, будут оставлены и сохранены при всех тех свободах, коими они ныне в рассуждении закона и имуществ своих пользуются: ибо человеколюбие Ее Имп. Величества не позволяет их одних исключить из общей всем милости и будущего благосостояния под благословенною Ее Державою, доколе они, с своей стороны, с подлежащим повиновением яко верноподданные, жить и в настоящих торгах и промыслах, по званиям своим, обращаться будут". [Кн. Голицын в своей "Истории русск. закон." заявил, будто словами "по званиям своим" Е. хотела сказать "в качестве неполноправных граждан". Это измышление опровергается уже тем, что такой же манифест о присоединении Подолии и Волыни ясно определил смысл указанных слов: "занимаясь, как до сих пор, торговлею и промыслами". Да и местные власти поняли надлежащим образом эти слова — пока евреи будут обращаться "в торгах и промыслах своих по принадлежащему обыкновению".]. Этим манифестом евреи не были уравнены в правах с остальными новыми подданными; за евреями

Оцените определение:
↑ Отличное определение
Неполное определение ↓

Источник: Большая Русская Биографическая энциклопедия

Найдено схем по теме Екатерина - II — 0

Найдено научныех статей по теме Екатерина - II — 0

Найдено книг по теме Екатерина - II — 0

Найдено презентаций по теме Екатерина - II — 0

Найдено рефератов по теме Екатерина - II — 0

Узнай стоимость написания

Ищете реферат, курсовую работу, дипломную работу, контрольную работу, отчет по практике или чертеж?
Узнай стоимость!