ЕРМАКЕрмак, Ромуальд Болеславович

Ермак Тимофеевич

Найдено 10 определений термина Ермак Тимофеевич

Показать: [все] [краткое] [полное] [предметную область]

Автор: [отечественный] Время: [советское] [постсоветское] [современное]

ЕРМАК Тимофеевич

между 1532 и 1542-85), казачий атаман. В конце 70-х или начале 80-х гг. 16 в. выступил походом в Сибирь и начал ее освоение. Вел борьбу с Сибирским ханством. Погиб в бою с ханом Кучумом. Герой народных песен.

Оцените определение:
↑ Отличное определение
Неполное определение ↓

Источник: Энциклопедия История отечества, Большая Российская энциклопедия

ЕРМАК Тимофеевич

(год рожд. неизвестен — 1585) - казачий атаман, возглавивший поход в Сибирь (1581), с чего началось ее освоение Российским государством. Погиб в бою с ханом Кучумом в водах Иртыша. ЕРМЕНЕВ Иван Алексеевич (1746 — после 1797) — график и живописец. Создатель образов крестьян (акварели «Поющие слепцы», «Нищие» и др.).

Оцените определение:
↑ Отличное определение
Неполное определение ↓

Источник: История России словарь-справочник. Учебно-практич. пособие

Ермак Тимофеевич

? - 6.8.1585 г., р. Иртыш) - казачий атаман, возглавивший поход в Сибирь. Происхождение Ермака Тимофеевича неизвестно. По свидетельству современника, с отрядом волжских казаков "отогнал" у ногайского мурзы табун лошадей. Со своим отрядом был приглашен промышленниками купцами Строгановыми для защиты их владений в Приуралье от набегов отрядов сибирского хана Кучума. В 1582 г. выступил с отрядом в поход в Сибирь. Поднявшись по реке Чусовая, а затем по реке Серебрянка, вышел на тагильские перевалы. Переправился на восточные склоны Урала, плыл по реке Баранча до реки Тагил, а затем до реки Тура. Отразил нападения Кучума на реках Тура и Тобол, победил его у урочища Бабсан и захватил ряд городов. 25.10.1582 г. нанес поражение войскам хана Кучума на Чувашском мысе реки Иртыш. Вошел в покинутую жителями столицу Сибирского ханства г. Кашлык. Той же осенью разгромил войско сына Кучума царевича Маметкула и отправил посольство в Москву с вестью о победе. Продолжал покорение Сибирского ханства. Пережил трудную зимовку в Кашлыке вместе с 300 стрельцами во главе с князем С. Болховским, прибывшими по приказу Ивана Грозного. Летом 1585 г. погиб в водах реки Вагай (приток Иртыша) в ходе внезапного нападения отряда Кучума.

Оцените определение:
↑ Отличное определение
Неполное определение ↓

Источник: Краткий исторический словарь

Ермак Тимофеевич

Ермак Тимофеевич - завоеватель Сибири. Происхождение Ермака неизвестно в точности: по одному преданию, он был родом с берегов Камы (Черепановская летопись), по другому - уроженцем Качалинской станицы на Дону (Броневский). Его имя, по мнению профессора Никитского , есть изменение имени ""Ермолай""; другие историки и летописцы производят его от Германа и Еремея. Одна летопись, считая имя Ермака прозвищем, дает ему христианское имя Василий. Ермак был сначала атаманом одной из многочисленных казацких шаек, разбойничавших на Волге и грабивших не только русских купцов и персидских послов, но и царские суда. Спасаясь от московских воевод, дружина казаков (больше 500 человек), под начальством атаманов Ермака Тимофеевича, Ивана Кольцо , Якова Михайлова, Никиты Пана и Матвея Мещеряка , пошла вверх по Каме и в июне 1579 г. прибыла на реку Чусовую, в чусовские городки братьев Строгановых . Здесь казаки жили два года и помогали Строгановым защищать их городки от нападения соседних инородцев. 1 сентября 1581 г. дружина казаков, под главным начальством Ермака, выступила в поход за Каменный Пояс (Урал). Инициатива этого похода, по летописям Есиповской и Ремизовской, принадлежала самому Ермаку; участие Строгановых ограничилось вынужденным снабжением казаков припасами и оружием. По свидетельству Строгановской летописи (принимаемому Карамзиным , Соловьевым и др.), Строгановы сами позвали казаков с Волги на Чусовую и отправили их в поход, присоединив к отряду Ермака (540 человек) 300 ратных людей из своих владений. Казаки поднялись на стругах вверх по Чусовой и по ее притоку, реке Серебряной, до сибирского волока, разделяющего бассейны Камы и Оби, и по волоку перетащили лодки в реку Жеравлю (Жаровлю). Здесь казаки должны были зазимовать (Ремизовская летопись) и только весной, по реке Жеравле, Баранче и Тагилу, выплыли в Туру. Два раза разбили они сибирских татар, на Туре и в устье Тавды. Кучум выслал против казаков Маметкула, с большим войском, но и это войско было разбито Ермаком на берегу Тобола, при урочище Бабасан. Наконец на Иртыше, под Чувашевом, казаки нанесли окончательное поражение татарам. Кучум оставил засеку, защищавшую главный город его ханства, Сибирь, и бежал на юг, в Ишимские степи. 26 октября 1582 г. Ермак вступил в покинутую татарами Сибирь. В декабре военачальник Кучума Маметкул истребил, из засады, один казацкий отряд на Абалацком озере; но следующей весной казаки нанесли новый удар Кучуму, взявши в плен Маметкула, на реке Вагае. Лето 1583 г. Ермак употребил на покорение татарских городков и улусов по реке Иртышу и Оби, встречая везде упорное сопротивление, и взял остяцкий город Назым. После взятия г. Сибири, Ермак отправил гонцов к Строгановым и посла к царю - атамана Кольцо. Иоанн IV принял его очень ласково, богато одарил казаков и в подкрепление им отправил князя Семена Болховского и Ивана Глухова, с 300 ратников. Царские воеводы прибыли к Ермаку осенью 1583 г., но их отряд не мог доставить существенной помощи убавившейся в битвах казацкой дружине. Атаманы гибли один за другим: при взятии Назыма убит был Никита Пан; весной 1584 г. татары изменнически убили Ивана Кольцо и Якова Михайлова. Атаман Мещеряк был осажден в своем стане татарами и только с большими потерями заставил отступить их хана, Карачу. 6 августа 1584 г. погиб и Ермак Тимофеевич. Он шел с небольшим отрядом в 50 человек по Иртышу; Кучум ночью напал на спавших казаков и истребил весь отряд. Ермак, по преданию, бросился в реку и утонул, не доплыв до своего струга. Казаков оставалось так мало, что атаман Мещеряк должен был выступить обратно в Русь. После двухлетнего владения казаки уступили Сибирь Кучуму, чтобы через год вернуться туда с новым отрядом царских войск. Некоторые историки ставят очень высоко личность Ермака, ""его мужество, предводительский талант, железную силу воли""; но факты, передаваемые летописями, не дают указаний на его личные качества и на степень личного его влияния. - Ср. Сибирские летописи, изданные Спасским (Санкт-Петербург, 1821); Ремизовская (Кунгурская) летопись, изданная архивной комиссией.; Дополнения к актам истории, т. I, № 117; Миллер ""Сибирская история""; Небольсин ""Покорение Сибири""; Никитский ""Журнал министерства народного просвещения"" 1882 г.; № 5; Броневский ""История Донского войска"", т. I; Буцинский ""Заселение Сибири""; ""Пермская старина"", выпуск 3 и 4. Н. Павлов-Сильванский.

Оцените определение:
↑ Отличное определение
Неполное определение ↓

Источник: Биографический словарь

Ермак Тимофеевич

дата рожд. неизв. - 6.08. 1584 или 1585)    казачий атаман, предводитель похода в Сибирь, в результате к-рого распалось Сибирское ханство шейбанида Кучума и было положено нач. присоединения Сибири к Рус. гос-ву. Согласно распространенному мнению, имя Е. происходит от сокращения им. Ермолай. По Бузуновскому летописцу, дошедшему в списках XVIII в., "Ермак сказуется дорожной артелью таган, а по-волски жерновной мелен ручной". Еще одно прозвище Е. "Повольский" - традиционно связывается с Волгой, где он якобы занимался разбоем. О происхождении Е. и его жизненном пути также существует ряд версий. По одной из них, восходящей к показаниям участ. похода, он был донским или волжским казаком и не менее 20 лет нес государеву службу "в поле"; по др., изложенной в Бузуновском летописце, его звали Василием Тимофеевичем Алениным, родом он был из чусовских вотчин Строгановых, у к-рых работал на стругах на Каме и Волге. Согласно "Летописцу старых лет" (список XVII в.), Е. родился в сольвычегодской ч. строгановских владений - в с.Борок на Двине. По одному из поздних преданий он происходил из Тотемского у. Вологодской губ.    Из-за противоречивости источников (царские грамоты Строгановым, дипломатические документы, ур.-сибирские летописи XVII-XVIII вв. и т.д.) многое в оценке и в хронологии "Сибирского взятия" вызывает споры ученых. В 80-х XVI в. в Посольском приказе сложилась официальная трактовка похода Е., в соответствии с к-рой казачья дружина выступила в качестве лишь исполнителя воли верховной власти, являвшейся гл. орг-тором присоединения и освоения Сибири (в той или иной мере эту точку зрения разделяли Г.Ф.Миллер, П.А.Словцов, Н.В.Шляков, Г.Красинский; близок к ней А.А.Преображенский). Согласно Синодику ермаковским казакам (ок. 1622) и Есиповской летописи (1636), Е. и его дружина действовали в соответствии с предначертанием небесных сил и являлись носителями идеи христианского просвещения иноверческих народов. Строгановская летопись (первая пол. XVII в.) определяющую роль в орг-ции экспедиции Е. за У. отводит Строгановым (эту версию поддержали Н.М. Карамзин, С.М.Соловьев, А.А.Дмитриев, С.Ф.Платонов, А.А.Введенский, С.В.Бахрушин, В.И.Сергеев). Согласно концепции, восходящей к казачьим преданиям и отразившейся в Кунгурской, Ремезовской и других поздних летописях, инициаторами похода в Сибирь выступили сами казаки; эту точку зрения разделяли П.Н.Небольсин, сибирские областники (С.С.Шашков, Н.М.Ядринцев, Г.Н.Потанин, П.М.Головачев), В.Г.Мирзоев, в последнее время - Р.Г.Скрынников. Начальной датой похода Е. в Сибирь историки называют 1 сент. 1579, 1580, 1581, 1582. Последнюю из них (1582) наиб. подробно обосновал Р.Г. Скрынников. По его мнению, Е., воевавший со своей станицей в 1581 - нач. 1582 в составе арм. Д.И.Хворостинина под Смоленском и Новгородом, после освобождения от службы соединился на Яике с волжскими казаками "воровских" атаманов И.Кольцо, Н.Пана и С.Болдыри, к-рые были объявлены пра-вом вне закона, т.к. за неск. мес. до этого разгромили на Волге ногайское посольство и ограбили находившихся вместе с ним "ордобазарцев" (купцов) и рус. посла В.Пелепелицына. Получив приглашение на службу от Строгановых, нуждавшихся после набега в 1581 пелымского князя Аблегирима в защите своих перм. владений, Е. и его товарищи в конце лета 1582 отстояли строгановские городки на Чусовой от нападения татарско-пелымской рати, возглавляемой сыном Кучума царевичем Алеем, а 1 сент. того же года двинулись в Сибирь.    Казачий отр. Е. в составе 540 чел. (летописи называют и другие цифры) поднялся на судах вверх по Чусовой и Серебрянке, оттуда перебрался волоком через Ур. хребет на Баранчу и Тагил, после чего устремился вниз по Туре и Тоболу, преодолевая по пути сопротивление местных племен и татарских "воинских людей". 26 окт. 1582 после сражения под Чувашским мысом казаки овладели столицей Кучумова "царства" Сибирью (источники называют ее также Искером и Кашлыком), расположенной при впадении Тобола в Иртыш. Кучум и его люди бежали в степи. Дружина Е. осталась зимовать в Сибири, куда вскоре стали приходить с выражением покорности местные хантыйские, мансийские и татарские князьки и мурзы. 5 дек. 1582 в бою у оз.Абалак ермаковцы разгромили отр. Маметкула, племянника Кучума. Летом 1584 Е. с небольшим отрядом двинулся в поход вверх по Иртышу. В ночь с 5 на 6 авг. во время боя на острове на р.Вагае Е. погиб (эту дату называют практически все ур.-сибирские летописи; по мнению Р.Г.Скрынникова и нек-рых других историков, смерть Е. следует датировать 1585). Овеянная легендами личность Е. была опоэтизирована в устном нар. творчестве и не раз привлекала к себе внимание писателей и худ.    Лит.: Сибирские летописи. М., 1907; Миллер Г.Ф. История Сибири. Т.1. М.; Л., 1937; Сергеев В.И. К вопросу о походе в Сибирь дружины Ермака // ВИ, 1959. № 1; Он же. Источники и пути исследования сибирского похода волжских казаков // Актуальные проблемы истории СССР. М., 1976; Мирзоев В.Г. Присоединение и освоение Сибири в исторической литературе XVII в. М., 1960; Введенский А.А. Дом Строгановых в XVI - нач. XVII в. М., 1962; История Сибири с древнейших времен до наших дней. Л., 1968. Т.2; Преображенский А.А. Урал и Западная Сибирь в конце XVI - нач. XVIII в. М., 1972; Он же. Некоторые итоги и спорные вопросы изучения начала присоединения Сибири к России (по поводу книги Р.Г.Скрынников "Сибирская экспедиция Ермака") // История СССР, 1984. № 1; Ромодановская Е.К. Строгановы и Ермак // История СССР, 1976. № 3; Она же. Погодинский летописец (К вопросу о начале сибирского летописания) // Сибирское источниковедение и археография. Новосибирск, 1980; Скрынников Р.Г. Сибирская экспедиция Ермака. 2-е изд., исп. и доп. Новосибирск, 1986.    Шашков А.Т.

Оцените определение:
↑ Отличное определение
Неполное определение ↓

Источник: Уральская историческая энциклопедия

Ермак Тимофеевич

— завоеватель Сибири. Происхождение Е. неизвестно в точности: по одному преданию, он был родом с берегов Камы (Черепановская летопись), по другому — уроженцем Качалинской станицы на Дону (Броневский). Его имя, по мнению профессора Никитского, есть изменение имени Ермолай, другие историки и летописцы производят его от Германа и Еремея. Одна летопись, считая имя Е. прозвищем, дает ему христианское имя Василия. Е. был сначала атаманом одной из многочисленных казацких шаек, разбойничавших на Волге и грабивших не только русских купцов и персидских послов, но и царские суда. Спасаясь от московских воевод, дружина казаков (больше 500 человек), под начальством атаманов Е. Т., Ивана Кольцо, Якова Михайлова, Никиты Пана и Матвея Мещеряка, пошла вверх по Каме и в июне 1579 г. прибыла на реку Чусовую, в чусовские городки братьев Строгановых (см. Строгановы). Здесь казаки жили два года и помогали Строгановым защищать их городки от нападения соседних инородцев. 1 сентября 1581 г. дружина казаков, под главным начальством Е., выступила в поход за Каменный Пояс (Урал). Инициатива этого похода, по летописям Есиповской и Ремизовской, принадлежала самому Е.; участие Строгановых ограничилось вынужденным снабжением казаков припасами и оружием. По свидетельству Строгановской летописи (принимаемому Карамзиным, Соловьевым и др.), Строгановы сами позвали казаков с Волги на Чусовую и отправили их в поход, присоединив к отряду Е. (540 человек) 300 ратных людей из своих владений. Казаки поднялись на стругах вверх по Чусовой и по ее притоку, реке Серебряной, до сибирского волока, разделяющего бассейны Камы и Оби, и по волоку перетащили лодки в реку Жеравлю (Жаровлю). Здесь казаки должны были зазимовать (Ремизовская летопись) и только весной, по рекам Жеравле, Баранче и Тагилу, выплыли в Туру. Два раза разбили они сибирских татар, на Туре и в устье Тавды. Кучум выслал против казаков Маметкула, с большим войском, но и это войско было разбито Е. на берегу Тобола, при урочище Бабасан. Наконец, на Иртыше, под Чувашевым, казаки нанесли окончательное поражение татарам. Кучум оставил засеку, защищавшую главный город его ханства, Сибирь, и бежал на юг, в Ишимские степи. 26 октября 1582 г. Е. вступил в покинутую татарами Сибирь. В декабре военачальник Кучума, Маметкул, истребил из засады один казацкий отряд на Абалацком озере; но следующей весной казаки нанесли новый удар Кучуму, взявши в плен Маметкула на реке Вагае. Лето 1583 г. Е. употребил на покорение татарских городков и улусов по рекам Иртышу и Оби, встречая везде упорное сопротивление, и взял остяцкий город Назым. После взятия города Сибирь Е. отправил гонцов к Строгановым и посла к царю, атамана Кольцо. Иоанн IV принял его очень ласково, богато одарил казаков и в подкрепление им отправил князя Семена Волховского и Ивана Глухова, с 300 ратников. Царские воеводы прибыли к Е. осенью 1583 г., но их отряд не мог доставить существенной помощи убавившейся в битвах казацкой дружине. Атаманы гибли один за другим: при взятии Назыма убит был Никита Пан; весной 1584 г. татары изменнически убили Ивана Кольцо и Якова Михайлова. Атаман Мещеряк был осажден в своем стане татарами и только с большими потерями заставил отступить их хана, Карачу. 6 августа 1584 г. погиб и Е. Т. Он шел с небольшим отрядом в 50 человек по Иртышу; Кучум ночью напал на спавших казаков и истребил весь отряд. Е., по преданию, бросился в реку и утонул, не доплыв до своего струга. Казаков оставалось так мало, что атаман Мещеряк должен был выступить обратно в Русь. После двухлетнего владения казаки уступили Сибирь Кучуму, чтобы через год вернуться туда с новым отрядом царских войск. Некоторые историки ставят очень высоко личность Е., "его мужество, предводительский талант, железную силу воли"; но факты, передаваемые летописями, не дают указаний на его личные качества и на степень личного его влияния.

Ср. Сибирские летописи, изд. Спасским (СПб., 1821); Ремизовская (Кунгурская) летопись, изд. археологической комиссией; "Дополнения к актам историческим", т. I, № 117; Миллер, "Сибирская история"; Небольсин, "Покорение Сибири"; Никитский, в "Журнале министерства народного просвещения" (1882 г., № 5); Броневский, "История Донского войска", т. I; Буцинский, "Заселение Сибири"; "Пермская старина", вып. 3 и 4.

H. Павлов-Сильванский.

{Брокгауз}



Ермак Тимофеевич

— завоеватель Сибири. О происхождении его точн. сведений нет; по одному преданию он был родом с берегов Камы, по другому — уроженцем Качалинской станицы на Дону. Имя его одни считают изменением имени Ермолай, другие производят его от имен Герман и Еремей. По одной летописи Е. есть прозвище ("ермаком" назывался в старину в Поволжье котел для варки каши), христианское же имя его было Василий. Можно считать достоверным лишь то, что во 2-й полов. XVI в. Е. вместе с товарищами Иваном Кольцо, Василием Мещеряком и Никитою Пан поступил на службу к бр. Строгановым, которые владели тогда огром. поместьями по бер. р. Чусовой. Для защиты их обшир. солян. промыслов от нападений вост. инородцев (ногаев, черемисов, остяков и др.) Строгановым было дано разрешение содержать на собств. счет вооруж. людей из охоч. казаков и строить укрепл. города на границах своих владений. В то время на в. от поместий Строгановых, по берегам pp. Тобола, Иртыша и Тура, существовало татар. царство Сибирь. В 1581 г. данники этого царства, остяки, напали на одну из крепостей Строгановых и разорили ее. Для наказания их Строгановы снарядили войско под начальством Е. Впрочем, нек-рые летописцы приписывают инициативу похода самому Е. Снабженное ручн. огнестрел. оружием и неск. пушками, войско Е. поплыло вверх по Чусовой в глубь страны и, опустошая на своем пути все поселения инородцев, встретилось на бер. Иртыша с войсками сибир. хана Кучума. Несмотря на значит. превосх-во в силах, татары, не видавшие до сего действия огнестрел. оружия, не выдержали стремит. нападения казаков и обратились в бегство. Е. занял столицу Сибир. царства Искер и нанес еще неск. поражений татарам, взяв в плен сына Кучума, царевича Маметкула. Эти быстрые и решит. успехи навели страх на местн. князьков: они поспешили изъявить покорность Е., который весною 1583 г. отправил в Москву, к Царю Ивану Грозному, своего товарища, Ивана Кольцо, с известием, что Бог покорил ему Сибир. землю. Царь милостиво принял посольство, объявил прощение всем беглым, находившимся в войске Е., а самому ему пожаловал дорогой панцирь и панагию на золотой цепочке. На помощь Е. был отправлен в новозавоеван. царство отряд ратн. людей под начальством воеводы Волховского, т. к. от недостатка запасов и продолж-ности тяжел. воен. походов войско Е. пришло в расстройство. Этим тяжелым его положением воспользовался хан Кучум. Узнав, что в Москву Е. снаряжает больш. караван с товарами, Кучум решил его захватить. Проведав об этом, Е. собрал остатки своей дружины и двинулся с ними к устью р. Вагая для защиты каравана. Ночью на стан казаков внезапно напали татары. Не ожидавшие такого нападения, утомленные долг. и трудн. переходом, казаки были разбиты наголову, и сам Е., бросившись вплавь к своему стругу, утонул в реке. Оставшиеся в живых казаки, во главе с Мещеряком, с больш. трудом переправились через Югорск. горы и покинули Сибирь. Тем не менее 2-лет. борьба Е. с сибир. инородцами не пропала даром: вскоре в Сибирь явились царск. войска из Москвы и шаг за шагом подчинили все сибир. земли. Принимая во внимание те невероят. трудности, с которыми приходилось Е. совершить свое завоевание огром. царства, понятно, почему личность его в представлении народа окружена ореолом всевозмож. чудес. подвигов и легенд. сказаний. (Спасский. Сибир. летописи, 1821; Миллер. Сибир. история; Небольсин. Покорение Сибири; Никитский. Статьи в "Ж. M. H. П." 1882, № 5; Броневский. История Донск. войска; Буцинский. Значение Сибири).

{Воен. энц.}

Оцените определение:
↑ Отличное определение
Неполное определение ↓

Источник: Большая Русская Биографическая энциклопедия

Ермак Тимофеевич (Тимофеев)

Казачий атаман на службе пермских купцов Строгановых, покоривший для России Сибирское царство (ханство), осколок Золотой Орды По преданиям, происходил родом из донской казачьей станицы Качалинской. Считается, что фамилия его Тимофеев, хотя обычно казачий атаман зовется Ермаком Тимофеевичем, или просто Ермаком. В 1552 году Ермак командовал отдельным казачьм отрядом с Дона в войске царя Ивана Грозного в ходе покорения Казанского ханства. Отличился в Ливонской войне 1558–1583 годов, будучи лично известен королю Стефану Баторию. Когда Ермак Тимофеевич вернулся из Ливонии в станицу Качалинскую, казаки избрали его станичным атаманом. Вскоре после избрания он с несколькими сотнями казаков ушел «вольничать» на Волгу, то есть разбойничать на ее берегах. Была разгромлена столица Ногайской орды степной городок Нагайчик. Случилось это около 1570 года. Очистить Волгу от речных разбойников царь поручил казанскому воеводе – голове Ивану Мурашкину с несколькими стрелецкими полками, посаженными на речные суда. В 1577 году царский воевода Мурашкин очистил Среднюю и Нижнюю Волгу от разбойной казачьей вольницы. Было разбито и рассеяно немало больших и малых казачьих отрядов. Несколько плененных атаманов казнили. Из Москвы на Дон был отправлен царский указ, чтобы Донское войско остановило «разбой» своих казаков, а виновников этого «воровства» схватить и отправить под крепкой стражей в столицу на суд. Посланные с Дона гонцы, имевшие при себе решение Войскового круга, нашли отряд Ермака и прочие уцелевшие отряды разбойных казаков на Яике (Урале). Большая часть донцов подчинилась приказу круга и разошлась по своим «юртам», то есть по станицам. В отряде Ермака остались те донские и волжские казаки, которые «попали в царскую опалу». Они собрали свой «круг», чтобы решить, как им жить дальше. Принятое решение было таково: с Волги уйти на Каму и поступить на «казачью службу» к богатейшим купцам-солепромышленникам Строгановым. Тем требовалась охрана их огромных владений от набегов сибирских инородцев. Отзимовав на Сыльве и построив достаточное число легких стругов, казаки (540 человек) весной 1759 года прибыли к Строгановым в городок Орел. Купцы-солепромышленники «расстарались», то есть сделали все для успеха похода против враждебного Сибирского царства и его правителя Кучума. Атаман Ермак Тимофеевич повел за собой не 540 казаков, а войско в 840 воинов. Строгановы дали три сотни своих ратников. Около трети казаков владели огнестрельным оружием. Получив все необходимое, казаки 13 июня 1579 года двинулись судовой ратью вверх по Чусовой до Тагильского волока. Дальше путь лежал до реки Серебрянки. Волок от устья реки Серебрянки до истоков реки Тагил (Тагиль) – до речки Наровля тянулся почти на 25 верст полного бездорожья. Легкие суда казаки перетащили «на ту сторону Камня», то есть Уральских гор. К 1580 году дружина атамана Ермака Тимофеевича вышла к Тагилу. В лесном урочище был построен походный лагерь для зимовки. Казаки всю зиму «воеваша владения Пелымского хана». В мае 1580 года на старых стругах и новопостроенных судах казаки вышли из Тагила на реку Туру и стали «воевать окрестные улусы». Улусный хан Епанча был разбит в первом же столкновении. Ермак занял городок Тюмень (Чинги-Тура). Там прошла новая зимовка. Весной 1581 года, идя дальше по реке Туре, в самых ее низовьях одолели в бою ополчение сразу шести местных князьков. Когда казачья флотилия по реке Туре вышла на просторы гораздо более полноводного Тобола, здесь ее встретили главные силы хана Кучума. «Сибирцы» занимали урочище Бабасан (или Караульный Яр), где река суживалась в высоких, обрывистых берегах. По летописи, реку в этом месте преградили железной цепью. Ханским войском командовал наследник Кучума царевич Маметкул. Когда казачьи струги подошли к речной узкости, на них с берега посыпались стрелы. Атаман Ермак принял бой, высадив часть своей дружины на берег. Другая часть осталась на стругах, обстреливая противника из пушек. Маметкул во главе татарской конницы атаковал высадившихся на берег казаков. Но те встретили кучумовцев «огненным боем». Судовая рать Ермака двинулась дальше вниз по Тоболу. Вскоре произошло 5-дневное столкновение с войском царевича Маметкула. Вновь победа казаков была убедительна. По преданию, их воодушевило на бой видение Николая-угодника. Ханское войско во всем своем множестве заняло высокий обрыв на правом берегу Тобола, который назывался Долгим Яром. Течение реки было перегорожено сваленными деревьями. Когда казачья флотилия подошла к преграде, с берега ее встретили тучами стрел. Атаман Ермак отвел струги назад и в течение трех дней готовился к предстоящему сражению. Он пошел на военную хитрость: часть ратников с чучелами, сделанными из хвороста и одетыми в казачье платье, оставалась на стругах, хорошо видимых с реки. Большая часть отряда сходила на берег, чтобы атаковать врага, по возможности, с тыла. Судовой караван, на котором оставалось всего 200 человек, двинулся вновь по течению реки, обстреливая из «огненного боя» неприятеля на берегу. Тем временем основная часть казачьей дружины зашла ночью в тыл ханскому войску, внезапно обрушилась на него и обратила в бегство. Вскоре, 1 августа, у озера Тара было разбито войско хана Харачи. Теперь на пути казаков стоял Искер. Хан Кучум сумел собрать для защиты своей столицы Искера все наличные воинские силы. Местом для битвы он умело выбрал излучину Иртыша, так называемый Чувашский мыс. Подходы к нему прикрывались засеками. В ханском войске имелось две пушки, привезенные из Бухары. Сражение 23 октября началось с того, что конный татарский отряд приблизился к стоянке казачьей дружины и обстрелял ее из луков. Казаки разбили противника и, преследуя его, столкнулись с главными силами ханского войска, которым командовал царевич Маметкул. На победном поле брани пало 107 боевых товарищей Ермака, заметно умалив его и без того небольшую казачью рать. Хан Кучум в ночь на 26 октября 1581 года бежал из Искера. В день 26 октября казаки заняли его, назвав городок Сибирью. Он стал главной ставкой атамана Ермака. Остяцкие, вогульские и другие князьки добровольно прибывали в Сибирь и там принимались в подданство русского царя. Из Сибири (Искера) атаман известил купцов Строгановых о своих победах. Одновременно стало готовиться посольство («станица») в Москву во главе с атаманом Иваном Кольцо – «бить челом царю царством Сибирским». С ним отправлялось 50 «лучших» казаков. То есть речь шла о присоединении к Русскому государству еще одного (после Казани и Астрахани) «осколка» Золотой Орды. Самодержец Иван Грозный сказал покорителям Сибири свое благодарственное слово: «Ермаку с его товарищи и всем казакам» прощались все их прежние вины. Атаману были пожалованы шуба с царского плеча, боевые доспехи, в том числе два панциря, и грамота, в которой царь жаловал Ермака титулом Сибирский князь. В 1852 году казакам удалось утвердить власть московского государя «от Пелыма до реки Тобола», то есть во всех областях по течению этих двух больших рек Западной Сибири (в современной Тюменской области). Однако вскоре гибель двух казачьих отрядов придала беглому хану Кучуму новые силы. Во главе мятежа стал хан Карача. Он со своими отрядами подступил под деревянные стены Сибири. С 12 марта 1854 года казаки выдержали настоящую вражескую осаду в целый месяц. Однако Ермак Тимофеевич нашел верный выход из действительно опасного положения. В ночь на 9 мая, в канун святого покровителя казачества Николая-угодника, атаман Матвей Мещеряк с отрядом казаков незаметно пробрался через неприятельские караулы и напал на стан хана Карачи. Нападение отличалось и внезапностью, и дерзостью. Ханский стан подвергся разгрому. Тогда хан Кучум пошел на хитрость, которая ему вполне удалась. Он подослал к Ермаку верных людей, которые сообщили атаману о том, что вверх по реке Вагай движется купеческий караван из Бухары, а хан Кучум их задерживает. Ермак во главе небольшого отряда всего в 50 казаков поплыл вверх по Вагаю. В ночь на 6 августа 1585 года отряд остановился на отдых в месте слияния Вагая с Иртышом. Уставшие от тяжелой работы на веслах казаки не выставили дозорных. Или, что более вероятно, те просто уснули в непогожую ночь. Глубокой ночью конный ханский отряд переправился на островок. Воины Кучума, с саблями в руках, подкрались к ним незамеченными. Нападение на спящих было внезапным: немногие успели схватиться за оружие и вступить в неравную схватку. Из всего казачьего отряда в 50 человек в той резне уцелело только двое. Первым был казак, который сумел-таки добраться до Сибири и сообщить печальную весть о гибели товарищей и атамана. Вторым был сам Ермак Тимофеевич. Будучи раненным, одетый в подаренную царем тяжелую кольчугу (или панцирь?), он прикрывал отход немногих казаков к стругам. Не сумев взобраться на струг (видимо, он уже оставался в живых только один), атаман утонул в реке Вагай. По другой версии, Ермак погиб у самой кромки берега, отбиваясь от нападавших. Но тем не досталось его тело, унесенное в ночь сильным речным течением.

Оцените определение:
↑ Отличное определение
Неполное определение ↓

Источник: 100 великих полководцев Средневековья

ЕРМАК ТИМОФЕЕВИЧ

дон.) - род. в 1540 г., ст. Качалинской; атаман Волгских (Повольских) Казаков и завоеватель царства Сибирского. О детстве и молодости точных данных нет, сохранялись только предания. Его род должен был принадлежать к тем Казакам, которым в конце XIV в. пришлось покинуть Нижний и Средний Дон и разойтись по южным восточным и северным рубежам славянорусского мира. В русских летописях они начинают встречаться от средины XV столетия, а через несколько десятков лет их пребывание на далеком севере нашло отражение в Уставных грамотах Соловецкого монастыря (См. Соловецкий монастырь) и в актах новгородских. Многие из них приняли на себя службу интересам местных русских князей, причем все они объединялись в служилые станицы по признакам родства, свойства или только общности служебных интересов. От Верхнего Дона и до Белого моря за ними сохранялось название Донских Казаков, а их станицы назывались или по городу и котором они находились или по прозвищу их родовых старейшин. Именно, Казаки, попавшие на север, воспитали поколения будущих "землепроходцев", проникших далеко в Азию.

Предание говорит, что Ермак родился на берегах Камы в семье Донского Казака Гимофея Чигина и принадлежал к станице Качалинской. Станица Качалинская могла в то время пребывать на Каме, а придти на Дон несколько позднее. Как член служилой станицы Е. Т. должен был участвовать во всех военных предприятиях Ивана Грозного, начиная со взятия Казани и кончая походами на Речь Посполитую. Поэтому неудивительно, что в "Дневнике" Польского короля Стефана Батория вспоминается и его имя среди служилых Казаков, у которых были: "Василий Янов - воевода Донских Казаков; Ермак Тимофеевич- атаман казацкий". После того, как станица Качалинская обосновалась на Дону, атаман Е. Т. и его станичники перестали считаться с волею своего прежнего нанимателя, государя Московского. Они присоединились к тем Вольным Казакам, которые уже давно хозяйничали на Волге, где собирались и бывшие Ордынские Казаки, и Донские, и Днепровские, и вырвавшиеся на волю служилые, и остатки Казаков Кавказских. Узнав Е. Т-ча ближе, увидев в нем львиное сердце и непреклонную волю прирожденного вождя, все они избрали его своим атаманом, собравшись на Круг у речки Камышенки. Он продолжал брать пошлины с персидских и московских торговых караванов, как это уже раньше было заведено его предшественниками. Не обходилось иногда и без насилий, особенно в случае сопротивления.

Однако Москва, от времени покорения Астрахани (1556 г.), не хотела делиться с кем либо своими хозяйскими правами на р. Волге и действия Казаков рассматривала не иначе, как разбой, хотя и сама иногда была их соучастницей. Например, Астрахань приняла из рук тех же "воровских" Казаков.

В 1577 г. Казаки, во главе с податаманами Иваном Кольцо, Богданом Барабашем и Никитою Паном, разгромили у Соснового острова на Волге нагайское посольство и обесчестили, сопровождавшего его, царского представителя Василия Пелепелицына. Грозный в ответ выслал на них стольника Мурашкина с крупными силами. Ермаку пришлось оставить свои стоянки. К тому же, призывали к себе на Каму местные богачи и почти феодальные владетели Строгановы. Казаки порешили уйти на север. На Каме они договорились со Строгановыми, которым в это время угрожало нашествие сибирских орд, и построили городок для своих семей на речке Сыльве.

Оружием и уговорами Казаки замирили ближайших соседей, а во время борьбы с отдаленными племенами совершали походы и за Камень-Уральские горы. Предание рассказывает, что во время одного из таких выпадов, встреченный шаман предсказал Е. Т-чу гибель от двухголовой птицы. Казачья дружина не сочетала своих действий с планами царского воеводы и потому из Перми в Москву пошли жалобы на их непослушание и самоуправство. Строгановы стали ожидать царского гнева и опалы. Да и само присутствие Е. Т-ча становилось им в тягость: Казаки задумали далекий поход за Урал и не особенно вежливо требовали снабдить их всем необходимым. Отряд увеличился за счет пленных, пребывавших у Строгановых, "ратных людей Литвы. Немец я Татар, и русских людей, буйственных и храбрых предобрых воинов триста человек". В поход собралось 840 человек. Люди старые, больные, жены и дети должны были остаться в казачьем городке, построенном на Сыльве. Именно сюда, по словам летописи, думал вернуться отряд после похода "ко отцам своим и матерям". Связи с Доном еще не укрепились, а на Каме Казаки были и раньше: за шесть дет до прихода Ермака, когда Маметкул громил Пермскую землю, летописец записал под годом 1573: "И Яков и Григорий Строгановы без указа государева своих наемных Казаков из городков послать не посмели". Так что Кама оставалась своим домом.

1-го сентября 1580 г., отслужив молебен, отряд двинулся в путь. Помощниками атамана Е. Т-ча были избраны Иван Кольцо и Иван Гроза, телохранителем его - Григорий Певный, командиром казачьего полка - Богдан Брязга, а начальником мусульман - Махмет. Кроме того было два есаула - Никита Пан и Яков Михайлов, командиры сотен, полусотен, начальники десятков, по одному хорунжему на каждую сотню, три священника, толмачи, писаря, трубачи, сурначи, проводники "да старец бродяга, ходил без черных риз, а правило правил и каши варил и припасы знал".

Шли к Уральским горам, стараясь сохранить тайну своего продвижения. Не раз приходилось обходить кочующих лесных людей, большие и малые орды. Когда наконец перевалили через горный хребет, решили зазимовать в верховьях речки Туры. Тут построили укрепленный городок и разместились в нем, пополняя охотой запасы продовольствия. Кроме съедобной дичи в лесах оказалось множество соболей и бобров. Весной поплыли вниз по реке. Сибирские племена встретили их враждебно. Они часто преграждали им путь, но задержать их не мог никто. Те, кто рисковал напасть, бежали поспешно, напуганные громом огнестрельного оружия, здесь еще невиданного. Потерпел поражение при урочище Басан и племянник сибирского царя Маметкул с толпами своих воинов.

Туземцы перешли к тактике засад и изматывания постоянными боевыми тревогами. Благодаря этому отряд двигался очень медленно и только осенью следующего года появился у слияния Тобола с Иртышом. 26 октября, через четырнадцать месяцев после выступления, потеряв в упорных боях 107 человек убитыми. Казаки заняли Искер, столицу Сибирского царства. Царь Кучум ушел в Ишимские горы и оставил завоевателям все свои сокровища. Утвердившись здесь, Е. Т. покорил соседних Вогулов и стал брать с них дань. Остяки тоже принесли ему дары и обласканные были отпущены с честью. Тогда начали возвращаться, в покинутый ими раньше город, и прежние его жителя - Татары. Возродились торговля и ремесла. По словам историка Карамзина, население области нашло в Ермаке "правителя мудрого, кроткого, справедливого". На всех, кто смирялся перед ним, он налагал умеренную дань и заслужил доверие туземных людей строгостями, которыми пресекал своеволие отряда.

Но несмотря на успехи, Е. Т. и его соратники понимали, что с такими малыми силами, в огне постоянной партизанской войны, им будет трудно удержать этот чужой и враждебный край. Порох и свинец были на исходе, от болезней и ран росли потери в бойцах. Среди других погиб и храбрый есаул Никита Пан. На Круге было решено отправить через Казань посольство к царю Московскому, своему прежнему гонителю.

С этой миссией был снаряжен Иван Кольцо в сопровождении 50 человек конвоя. Он вез грозному Царю неоценимые подарки в золоте, серебре, драгоценных камнях, в шкурах пушного зверя. Но самым значительным даром был занятый Казаками край. Иван Грозный в то время все еще гневался на Казаков, но теперь, получив от них такой богатый подарок, сразу сменил гнев на милость. Москва ликовала: "Новое царство послал вам Бог". Посольство было принято с честью, старые недоразумения забыты, послы одарены деньгами, одеждой, сукнами и отпущены назад с милостивыми словами и грошовым "жалованием" для Казаков и их атаманов. Кольцо повез также в Сибирь хорошую новость о поддержке людьми в припасами: в поход уже собирался полк Стрельцов с воеводой князем Волховским и дьяком Иваном Глуховым.

Между тем Е. Т. благополучно перезимовал в Искере, получил дань с подданых и даже в одном из боев захватил в плен большого татарского полководца, царевича Маметкула. Когда, наконец, вернулся Кольцо с новостями, он оставил его и Михайлова начальствовать в городе, а сам с небольшим отрядом отправился на встречу царскому воеводе.

Однако, князь и его стрельцы не умели преодолевать пространства по казачьи. Атаман прождал их у гор все лето и осень. Стала приближаться зима и он решил возвратиться в Искер. В дороге его захватили морозы и снег. Пришлось оставить челны и пробираться пешком, среди враждебных ордынцев. Когда добрался до столицы, узнал, что Кольцо и Михайлов со многими бойцами погибли во время военных столкновений.

Е. Т. начал третью зимовку и тут около Рождества, наконец, появились московиты с проводниками из жителей Урала. Они пришли в жалком состояния, но хуже всего было то, что по дороге они бросили запасы пороха и продовольствия. Вместо помощи они принесли новые заботы: надо было думать о их пропитании и об уходе за больными. Князь Волховский передал Ермаку царские подарки: два стальных панцыря с изображением двуглавого орла, серебренный кубок и шубу с царского плеча. Измученный далекой дорогой, воевода вскоре умер.

1584 г. начался поголовным наступлением татарских улусов. Три месяца Искер лежал в осаде, отрезанный от всего внешнего мира. Только в июне Матвей Мещеряк навел на Татар ужас и гибель ночной вылазкой. Осада была снята, город вернулся к нормальной жизни, стали прибывать снова азиатские торговцы со своими товарами. 5-го августа явились в Искер ложные вестники вымышленных бухарских купцов с жалобой, что толпы Кучума на реке Вагай будто бы не пропускают их в Искер. Атаман отправился к ним на выручку сам, взяв с собою 50 человек. Он дошел до Вагая и оставался там целый день, но нигде не нашел ни бухарских купцов, на воинов Кучума. Казаки остались ночевать в урочище Перекоп, при впадении Вагая в Иртыш. Тут застала их ночь темная, бурная с проливным дождем. Утомленные поисками, бойцы забыли всякую осторожность. А между тем туземцы целый день ходили по их следам. Пользуясь темнотой ночи, Алей сын Кучума послал в казачий стан своих лазутчиков. Они сообщили, что в казачьих шатрах царит полное безмолвие. Татары налетели на спящих и началась резня. Ермак проснулся от криков и стонов и отбиваясь шашкой побежал к берегу. Прыгнув с кручи, он не попал в лодку. На нем был царский подарок, стальной панцырь с двуглавым орлом и ему не удалось выплыть. Он утонул в Иртыше. Так исполнилось предсказание шамана: птица о двух головах потянула Казака на дно. Это случилось 5-го августа 1584 г.

Е. Т. - натура волевая и деятельная. По обычаям своего народа, он воин. Он не больше авантюрист, чем каждый иной завоеватель тех веков. В его действиях отсутствует дух эгоизма, стремление устраивать дела на основах личной пользы, личного благополучия. Историк Карамзин дает внешний облик нашего великого человека на основании слов сибирских летописей: "Он был видом благороден, сановит, росту среднего, крепок мышцами, широк плечами; имел лицо плоское, но приятное, бороду черную, волосы темные кудрявые, глаза светлые быстрые, зерцало души пылкой, сильной, ума проницательного".

Много спорят о имени Ермак и стараются придать ему какое-то особенное значение, забывая, что в эпоху Золотой Орды и после нее Казаки давали детям имена не считаясь со святцами, а потому и не похожие на наши. Стоит только открыть акты времен Е. Т-ча, чтобы сразу встретить там Казаков с именами Кадыш, Нечура, Сусар, Смага, Гридя и т. п. В разных казачьих обществах и теперь еще сохраняется много родов с фамилией Ермаковых и это значит, что имя Ермак у наших предков было широко распространено

Оцените определение:
↑ Отличное определение
Неполное определение ↓

Источник: Казачий исторический словарь-справочник

Ермак Тимофеевич

между 1532 и 1542 - 1584 или 1585) Казачий атаман. Походом в 1582-1585 годах положил начало освоению Сибири Русским государством. Открыл новый путь на Обь и Иртыш через Средний Урал. Погиб в бою с ханом Кучумом. После завоевания Казани и Астрахани царские владения протянулись до Каспия, и вся Волга стала русской рекой. Усилилась торговля с Нижним Поволжьем, Заволжьем и Ираном, разведан путь в Среднюю Азию. Лишь на западных рубежах шла война с Речью Посполитой, и там сосредоточились крупные военные силы Руси. В походе на Могилев летом 1581 года среди многих полков принимала участие и казацкая дружина атамана Ермака. Большинство исследователей считают его донским или волжским казаком, а согласно уральскому фольклору он был переселенцем из Центральной России. В сибирских летописях его называют Ермак Тимофеевич, сын Поволский, Ермачок Повольский, или Ермолай. После заключения перемирия (начало 1582 года) по повелению Ивана IV отряд Ермака вернулся в Поволжье. Казаки же атамана Ивана Юрьевича Кольцо в последний год войны не покидали своих мест, но с оружием не расставались, так как на Нижней Волге и Яике кочевали татары из состава Большой Ногайской орды. В истинных намерениях татар разобраться было трудно. Князь Урус направил посланника в сопровождении 300 всадников мирной миссией в Москву, а в это время другой отряд, из 600 всадников, начал вероломно грабить русские села. Казаки Ивана Кольцо разбили оба отряда, причем во втором случае они действовали по приказу из Москвы. Однако царь не простил атаману разгро11 посольского каравана, ибо старался любой ценой удержать Ногайскую орду от враждебных Действий. Казак, доставивший в столицу языков, был обезглавлен, о чем было сообщено Урусу. Иван Кольцо и его соратники были объявлены "ворами", т. е. государственными преступниками, и приговорены к смертной казни. Но это не испугало вольных казаков. Они продолжали военные действия против орды на свой страх и риск, и их смелые рейды производили куда большее впечатление, нежели увещевания царских дипломатов. Ногайские мурзы обратились в Москву с просьбой "свести" казаков с Волги, чтобы им (мурзам) "от казаков жити безстрашно" , сообщив при этом, что князь Урус откочевал в устье Яика "блиско моря" , а Бек-мурза ушел к границам с Ургенчем. Соединив свои силы на Яике, Ермак и Иван Кольцо получили возможность окончательно разгромить Ногайскую орду. Но казачий круг отверг такую возможность и принял решение о походе в неведомый Сибирский край. Руководителем экспедиции казаки выбрали атамана Ермака Тимофеевича, а в помощники ему определили атаманов Ивана Кольцо, Богдана Брязгу и четырех есаулов. Казаки двинулись в Пермский край по призыву Максима Строганова. Богатые приуральские солепромышленники Строгановы давно замыслили поход в Сибирь. В конце Ливонской войны им, однако, не хватало сил для осуществления своих давних планов. Пришлось закрыть половину камских варниц, от которых они получали наибольшие доходы. Наконец, во владения Строгановых вторглись из Зауралья вассалы сибирского хана Кучума, и одновременно восстали местные племена вогуличей-манси, жившие подле строгановских "городков". Работы на уцелевших соляных варницах прекратились, что грозило промышленникам подлинным разорением. Приглашая Ермака, Строгановы обещали снабдить его всеми необходимыми припасами. Однако роль Строгановых в организации сибирской экспедиции не следует преувеличивать. Напомним, что решение о походе было принято войсковым кругом на Яике и Иргизе. В вотчине же Максима Строганова казаки задержались ровно на столько времени, сколько надо было, чтобы запастись продовольствием и пополнить свой арсенал. Собственный летописец дома Строгановых считал, что отряд Ермака отправился с Чусовой в сибирский поход 1 сентября 1581 года. Не ведая о нападении сибирских татар на Чердынь, казаки отплыли из владений Строгановых вверх по Чусовой. Западные отроги Уральских гор весьма протяженны и заполняют междуречье Чусовой и Камы. Оттого у Чусовой обрывистые, скалистые берега, поднимающиеся иногда на 100-200 метров. Кое-где посреди быстрины из воды выступают огромные камни. Вместе с многочисленными подводными камнями и мелями эти скалы таили большую опасность для казачьих стругов. Чем дальше поднимались казаки вверх по Чусовой, тем больше сил приходилось тратить гребцам, чтобы преодолевать течение. Во многих местах суда тянули бечевой. С Чусовой экспедиция повернула на Серебрянку. Свое название эта река получила за чистую, прозрачную воду, отливавшую серебром. Но берега ее сузились до 10-12 метров, а течение было еще более стремительным, чем на Чусовой. Чтобы дать отдых людям, Ермак сделал остановку на длинном, в полверсты, лесистом острове. В память об этом он получил впоследствии название Ермаков остров. Все дальше и дальше на восток продвигался казачий отряд. Сырые ущелья, дикие и угрюмые скалы остались позади. Впереди лежали перевалы Среднего Урала. Горы в тех местах подверглись сильному разрушению. Самыми заметными вершинами, постоянно маячившими перед путниками, были горы Высокая (444 метра над уровнем моря) и Благодать (382 метра). Ермаку предстояло решить весьма трудную задачу - переправить через горы целую флотилию, насчитывавшую несколько десятков тяжело груженых судов. Посланцы Ермака, описывая путь от Чусовой до Иртыша, ни словом не обмолвились о каких бы то ни было длительных остановках или зимовьях своего отряда. Ермак понимал, что только стремительное и внезапное нападение может привести его к победе, и потому спешил изо всех сил. Волжские казаки не раз преодолевали многоверстную переволоку между Волгой и Доном. Но путь по горным перевалам был сопряжен с несравненно большими трудностями. Традиционные русские волоки представляли собой накатанную дорогу, приспособленную для катков, по которым перетаскивали довольно крупные речные суда. Но на уральских перевалах никакой торной дороги экспедиция, естественно, не нашла. С топором в руках казаки расчищали завалы, валили деревья, рубили просеку. У них не было возможности выровнять каменистый путь, волочить суда по земле, используя катки. По словам участников похода, они тащили суда в гору "на себе", иначе говоря, на руках. По перевалу проходила граница между Европой и Азией. Дав передышку людям, Ермак отдал приказ начать спуск судов по азиатскому склону Уральского хребта. На спуск казаки затратили немало сил. Но такого напряжения, как при подъеме, уже не потребовалось. Следуя вниз по течению Баранчука, экспедиция достигла реки Тагил. Берега расширились тут до 60-80 метров, а глубина увеличилась до полутора метров. В предгорьях сибирские реки быстро несли их суда вниз. Восточные отроги Уральских гор в отличие от западных имеют малую протяженность. С быстрого Тагила флотилия Ермака попала на медленные воды Туры. По этой реке казакам предстояло проплыть наибольшее расстояние - несколько сот верст. Ширина ее - от 80 до 200 метров, глубина - до 6 метров, дно песчаное, без порогов, река петляет посреди открытых и ровных берегов. С Туры экспедиция попала на Тобол, протекавший по болотистой и лесистой равнине. Пройдя примерно 150 верст по Тоболу, отряд достиг Иртыша. Флотилия Ермака стремительно двигалась на восток, используя течение и попутные ветры. Судовым кормчим пришлось впервые прокладывать путь по совершенно незнакомым местам, что требовало особой осмотрительности и хороших навигационных навыков. Казачьи струги, приспособленные для плавания на море, шли под парусами, лавируя на многочисленных речных поворотах. Гребцы, сменяя друг друга, налегали на весла. Отплыв из Чусовских городков 1 сентября 1582 года, флотилия бросила якоря на Иртыше, близ устья Тобола, 26 октября. Одна из первых стычек с татарами произошла у Епанчина, на реке Туре. Посланец Ермака атаман Иван Александров, прибыв в Москву, описал первое столкновение с татарами кратко и без прикрас: "Погребли до деревни до Епанчины... И туту Ермака с татары с кучюмовыми бой был, а языка татарского не изьщаша" . Бежавшие из-под Епанчина татары добрались до Искера раньше Ермака, и "царю Кучюму то стало ведомо". Иначе говоря, сибирский хан своевременно получил известие о появлении русских и мог хорошо подготовиться к их встрече. Элемент внезапности был безвозвратно утрачен. Однако это не помешало успеху всей экспедиции. Получив сведения о малочисленности отряда Ермака, Кучум не мог предположить, что казаки решатся вступить в единоборство с его многочисленными воинами. Кучум знал также, что казаки в случае малейшей задержки в Зауралье окажутся в западне, поскольку перевалы станут недоступны для судов после короткого периода дождей. Когда казачья флотилия появилась на Тоболе, и Кучум убедился в своем просчете, он поспешил собрать в столицу татар из близких улусов, а также отряды мансийских и хантских князьков Татары наскоро устроили засеку на Иртыше, подле Чувашева мыса, и расставили множество пеших и конных воинов вдоль всего берега. В бою под Чувашевым мысом казаки в пешем строю стремительно атаковали конное и пешее воинство Кучума и опрокинули его. Кучум, наблюдавший за боем с вершины Чувашевой горы, отступил на юг, так и не приняв участия в битве. Победители в тот же день беспрепятственно вступили в покинутую татарами столицу царства. Местные ханты-мансийские племена, тяготившиеся властью Кучума, проявили миролюбие к русским. Через четыре дня после битвы князек Бояр с сородичами явился в Искер и привез с собой многие припасы. Татары, бежавшие из окрестностей Искера, стали вместе с семьями возвращаться в свои юрты. Торжествовать победу, однако, было преждевременно. Лихой набег удался. В руки казаков попала богатая добыча. Но на исходе осени они не могли выступить в обратный путь. Пришла суровая сибирская зима. Лед сковал реки, служившие единственными путями сообщения. Казакам пришлось вытащить струги на берег. Началось их первое трудное зимовье. Кучум тщательно готовился к ответному удару. Маметкул отправился освобождать Искер, имея в своем распоряжении более десяти тысяч воинов. Ермак атаковал татарское войско в 15 верстах к югу от Искера, в районе Абалака. Сражение было тяжелым и кровопролитным. Много татар полегло на поле брани, но и казаки понесли тяжелые потери. С наступлением ночной темноты бой прекратился сам собой. Несметное татарское войско отступило. Ермак одержал самую славную из своих побед над объединенными силами всего Кучумова царства. Экспедиции Ермака пришлось провести в Зауралье две зимы, прежде чем на помощь прибыли первые подкрепления из Москвы Богатства края производили неизгладимое впечатление на тех, кто впервые попадал туда. Привыкшие к однообразному равнинному ландшафту, русские дивились "превысочайшим" каменным горам Урала, поднимавшимся "до облак небесных". Однако казаки вскоре на своем опыте убедились, что условия жизни в Сибири трудные. Средняя температура зимой составляла -17°, летом +17°. Долгой зиме, казалось, не было конца. Таежные леса с их завалами и буреломами труднодоступны. Даже местные охотники рисковали углубляться в их дебри на несколько десятков верст, но не далее. Значительные пространства покрывали бескрайние болота. В дни короткого лета докучали тучи комаров и мошек, и нигде от них не было спасения. В лесной полосе и в степях бродили стаи волков. Сибирское ханство представляло сложное и непрочное государственное образование. К Искеру со всех сторон прилегали татарские улусы. На юге кочевья сибирских татар занимали Ишимскую и отчасти Барабинскую степи, разграниченные течением Иртыша. Татары оказали казакам упорное сопротивление. Сломить его Ермак поручил своему "сверстнику" атаману Богдану Брязге, возглавившему отряд в 50 человек с пищалями. Отряд двинулся на север вниз по Иртышу еще до того, как весеннее солнце растопило льды и снега. Ермак не случайно послал своих людей в северном направлении. Ему во что бы то ни стало надо было разведать пути на Обь, откуда шла известная русским дорога на Печору и Пермь. Плывя вниз по Иртышу, флотилия Брязги подошла к Белогорию на великой сибирской реке Оби. Это был самый северный пункт, достигнутый отрядом. Русские рати ходили на Обь еще в конце XV века. Поморы-промышленники освоили морской путь в устье Оби и пользовались им в XVI веке. Английские и голландские купцы делали настойчивые попытки достичь Сибири, следуя на восток по северным морям. Казаки Ермака смогли утвердиться на Оби благодаря тому, что им удалось разгромить Кучума. Большим достижением первой сибирской экспедиции было открытие нового пути на Обь и Иртыш с запада через Средний Урал. После возвращения воевод с Оби в конце XV века на Руси распространились слухи о "золотой бабе" - великой богине хантских племен Приобья. Из Московии эти слухи проникли в Западную Европу. Казаки Ермака были первыми европейцами, которые узнали об этом чуде от чуваша, побывавшего в татарском плену. Чуваш поведал казакам, что в осажденном ими урочище татары и ханты молятся идолу - "богу литому золотому, в чаше сидит, а идол-де поставлен на стол и кругом горит жар и курится сера, аки в ковше". Не дождавшись обещанных подкреплений ни зимой 1583 года, ни летом следующего, казачий круг принял решение вернуться на Русь, следуя по течению рек Тавды и Лозьвы. Ермак выступил на Пелым, Лозьву и Вишеру. Если бы поход был успешным, он разрешил бы сразу две важнейшие задачи, во-первых, казаки привели бы к покорности один из самых густонаселенных районов Сибирского царства - "Пелымское княжество", во-вторых, овладели бы наиболее удобным путем из Пермского края в Сибирь. В походе на Пелым казаки натолкнулись на сильнейшее сопротивление со стороны татар и мансийских князьков. Дружине Ермака приходилось биться почти исключительно врукопашную. В итоге она несла более тяжелые потери, чем в сражениях с Кучумом. В числе других здесь погиб атаман Никита Пан. Экспедиция Ермака все ближе продвигалась к столице Пелымского княжества - городку Пелыму. Городок стоял на горе, и в нем сидел князек Аплыгерим, имевший в своем распоряжении до 700 воинов. Недалеко от городка находилось главное святилище пелымских манси. Они собирались тут вокруг исполинской лиственницы для жертвоприношений. В обычное время их удовлетворяла лошадиная кровь, но в дни смертельной опасности они требовали человеческих жертв. И тогда на землю, пропитанную кровью животных, лилась кровь людская. Убивали чаще всего либо мальчика, либо "женку". Ермак побывал совсем близко от знаменитого пелымского святилища, но штурмовать укрепленное урочище не стал, чтобы уберечь и без того малочисленную дружину от новых потерь. Он повернул назад, к Искеру. Без пороха и свинца пищали стали бесполезным грузом. А ведь именно огнестрельное оружие помогало казакам побеждать противника, располагавшего громадным численным перевесом. Весть о неудаче дотоле непобедимых русских мгновенно распространилась повсюду и вызвала ликование в стане Кучума. Положение Ермака казалось безвыходным. Именно в этот критический момент к Искеру подошли подкрепления, которых казаки давно перестали ждать. Воевода Волховский вел с собой "судовую рать". При нем было 300 стрельцов. После долгой задержки на Урале ему удалось преодолеть горные перевалы, но при этом его отряд растерял почти все суда и грузы. Когда стрельцы добрались до Искера, "запасу у них не было никакого" . А между тем казаки Ермака, приняв вынужденное решение о новой зимовке в Сибири, успели заготовить лишь столько продовольствия, сколько им надо было для своего пропитания. Имевшиеся запасы быстро подошли к концу, начался великий голод. Стрельцы вымерли поголовно. Их воевода князь Волховский должен был взять управление Сибирью в свои руки, а Ермака отправить в Москву. Но он не выдержал невзгод и лишений и скончался, не успев выполнить царский наказ. После голодной зимы численность отряда Ермака катастрофически сократилась. Чтобы сберечь уцелевших людей, атаман старался избегать столкновений с татарами. Он с готовностью откликнулся на мирные предложения, поступившие из стана врага: Ермаку надо было выиграть время и дождаться новых подкреплений. Татары не сомневались более в том, что обескровленный отряд Ермака станет для них легкой добычей. С начала весны многочисленные отряды Карачи держали Искер в осаде, рассчитывая уморить уцелевших казаков голодом. Ермак терпеливо выждал момент для нанесения удара. Под покровом ночи посланные им казаки скрытно пробрались к ставке Карачи и разгромили ее. Караче удалось избежать гибели, но его армия в тот же день бежала прочь от Искера. Ермак одержал еще одну внушительную победу над многочисленными врагами. С наступлением лета казаки предприняли поход в южные пределы ханства, куда отступили отряды Карачи. Поводом к походу послужили вести о том, что татары задержали на верхнем Иртыше торговый караван из Бухары. Бухарские купцы играли особую роль в экономической жизни Сибирского "царства". В их руках находилась самая важная торговая артерия края, соединявшая его со среднеазиатскими рынками. Бухарские караваны доставляли в Сибирь ткани, сушеные фрукты и другие товары. Казаки не жалели усилий, чтобы выручить бухарский караван. Ермак появился на верхнем Иртыше еще до того, как татары успели собраться с силами для нового похода на Искер. Исходным пунктом наступления должно было стать Бегишево городище. Стремительным ударом Ермак разгромил татар и занял городище. После нескольких новых стычек его отряд достиг степных рубежей ханства, где располагалась самая сильная татарская крепость Кулары. На всем верхнем Иртыше, как отметил автор казачьего "сказа", "крепче Кулар нет". Казаки вскоре сами убедились в этом. Пять дней они безуспешно штурмовали крепость, после чего Ермак отдал приказ двигаться дальше. Оставив позади Кулары, отряд двинулся к Ташатканскому городку. Казаки задержались там ненадолго и узнали о необычных обстоятельствах возникновения городища. В переводе с татарского "Ташаткан" означает "камень, который бросили". По преданию, городище возникло на месте, где с неба "спал камень", величиною превосходивший воз, на вид багровый Жители считали небесный камень священным и рассказали казакам, что "от него по временам восходит стужа, дождь и снег". Из Ташаткана Ермак ушел на Шиш-реку, где проходили последние рубежи Сибирского царства. Потом казаки повернули назад и, пройдя мимо Кулар, стали возвращаться к Искеру. Но им не суждено было благополучно завершить поход. Кучум, до того кочевавший на степных просторах и державшийся подальше от Иртыша, присоединился к Караче, и они сообща решили завлечь казаков в западню. Чтобы задержать Ермака, татары распустили слух, будто бухарский караван задержан ими на реке Вагае. Хитрость удалась. Отряд Ермака поднялся к устью Вагая. Здесь 5 августа 1585 года отряд остановился на ночлег. Была темная ночь, шел проливной дождь. Казаки, участвовавшие в экспедиции, впоследствии вспоминали, как, разбуженные среди ночи, они "ужаснулись" и пустились бежать, а иные остались лежать, побитые "на станах" . По местной легенде, татарский разведчик унес у спящих казаков три пищали и три сумки и доставил их хану. Тогда Кучум в полночь напал на стан Ермака. Чтобы не поднимать шума, татары принялись душить спящих русских. Но Ермак проснулся и проложил себе дорогу через толпу врагов к берегу. Он прыгнул в стоящий у берега струг, за ним устремился один из воинов Кучума, вооруженный копьем; в схватке атаман стал одолевать татарина, но получил удар в горло и погиб. Дружина Ермака спаслась бегством в стругах, и лишь немногие полегли в ночном побоище. Три года длилась первая сибирская экспедиция. Голод и лишения, суровые морозы, сражения и опасности - ничто не могло остановить вольных казаков, сломить их волю к победе. Три года малочисленная дружина не знала поражений перед лицом многочисленных неприятелей. В последней ночной стычке поредевший отряд отступил, понеся небольшие потери, но он лишился испытанного вождя. Без него экспедиция продолжаться не могла. Добравшись до Искера, казаки собрали войсковой круг и решили немедленно возвращаться на родину. Ермак привел в Сибирь 540 бойцов. С атаманом Александровым в Москву отправилось 25 человек. Из всего отряда уцелело только 90 казаков. С атаманом Матвеем Мещеряком они на стругах спустились на Обь и оттуда прошли печорским путем на Русь. Прошло еще несколько лет, прежде чем Москва снарядила экспедицию на Пелым. Тогда и были освоены маршруты с Вишеры на Лозьву, более удобные и легкие, нежели тагильский. Уральский хребет окончательно был покорен. За перевалы двинулись отряды казаков, ратных людей, русские крестьяне-переселенцы. Сибирский поход Ермака был предвестником многочисленных экспедиций XVII века, позволивших обследовать громадные пространства на северо-востоке Азиатского материка. Казаки Ермака проложили путь в Западную Сибирь. По их следам на восток двинулись землепроходцы. На их долю выпала честь блестящих географических открытий в Сибири и на Дальнем Востоке. Их походы обогатили географические познания человечества, раздвинули кругозор современников. Интерес к экспедиции Ермака никогда не иссякал. Ее история обросла множеством легенд. Предводитель казаков стал одним из самых излюбленных героев народных песен и сказаний. Беспримерная трехлетняя одиссея Ермака внесла весомый вклад в великое дело освоения Сибири.

Оцените определение:
↑ Отличное определение
Неполное определение ↓

Источник: 100 великих путешественников

Ермак Тимофеевич (Тимофеев)

около 1537–1585)   Донской атаман. Первопроходец. Покоритель земли Сибирской   Среди народных героев казачьего роду-племени времен далеких, о которых уважительная намять сохранилась не только в исторических летописях, сказаниях и песнях, есть человек с именем коротким, но звучным и романтичным. Имя это — Ермак. О нем не без восторга говорили едва ли не все крупные отечественные историки. Так, Н. М. Карамзин в своей знаменитой «Истории Государства Российского» писал о Ермаке: «Он был видом благороден, сановит, росту среднего, крепок мышцами, широк плечами; имел лицо плоское, но приятное, бороду черную, волосы темные, кудрявые, глаза светлые, быстрые, зерцало души пылкой, сильной, ума проницательного». Дата и место рождения Ермака Тимофеевича неизвестны. Однако большинство исследователей сходятся на том, что он был родом из старинной донской станицы Качалинской. Считается, что фамилия его Тимофеев, хотя обычно в исторических трудах казачий атаман зовется Ермаком Тимофеевичем. …Известно, что в 1552 году Ермак командовал отдельным казачьим отрядом с Дона в войске государя-самодержца Ивана IV Васильевича Грозного, сумев отличиться в ходе покорения Казанского ханства (царства) и присоединения его к Русскому царству, особенно при штурме города-крепости Казани. Тому есть летописные свидетельства. Во время длительной Ливонской войны 1558–1583 годов Ермак Тимофеевич был уже прославленным казачьим атаманом, лично известным польскому королю-полководцу Стефану Баторию, о чем свидетельствуют документы переписки королевской канцелярии. Когда Ермак Тимофеевич вернулся из Ливонии в станицу Качалинскую, которая, вероятнее всего, была для него родной, казаки избрали заслуженного ратного человека станичным атаманом. Вскоре после избрания он с несколькими сотнями казаков ушел «вольничать» на Волгу, то есть разбойничать на ее берегах. Случилось это около 1570 года. Историк-белоэмигрант А. А. Гордеев, автор четырехтомной «Истории казаков», так описывает события в волжских степях, в которых атаману Ермаку Тимофеевичу пришлось сыграть одну из главных ролей: «…Под начальством Ермака собрались яицкие, гребенские казаки и отряд Ивана Кольцо, что составило дружину в несколько тысяч человек, с которыми Ермак и двинулся на Волгу. Отрядом было нанесено поражение Ногайской орде, был занят их главный городок Ногайчик и разрушен до основания. Отряд Ермака был достаточно силен, чтобы нанести окончательное поражение Ногайской орде и покончить с ней навсегда, обеспечив юго-восточную часть московских границ, а также и городки донских казаков от угрозы постоянных набегов. Но уничтожение Ногайской орды нарушало политику московского царя в отношении Крыма и Турции, и успехи Ермака явились преступлением против строгих царских указов — мирного сожительства с азиатскими ордами…» Разгром Ногайской орды, нападения на персидских и бухарских послов, разбойные дела в отношении купеческих караванов на Волге вызвали праведный гнев царя Ивана IV Васильевича Грозного. Который, как известно, был скор и крут на расправу с любыми «ослушниками» его воли. На Волгу один за другим посылаются сильные отряды воинских людей, которые наносят казачьей вольнице ряд поражений. Очистить Волгу от речных разбойников государь получил казанскому воеводе — голове Ивану Мурашкину с несколькими стрелецкими полками, которые были посажены на речные суда. В 1577 году царский воевода Мурашкин, как докладывалось в Москву, действительно очистил Среднюю и Нижнюю Волгу от разбойной казачьей вольницы. Были разбиты и рассеяны немало больших и малых казачьих отрядов. Несколько плененных атаманов казнили. Часть донцов с Волги ушла в свои станицы, больше не помышляя о «вольностях» на этой реке. Из Москвы на Дон был отправлен посланник с требованием государя, чтобы Донское войско остановило «разбой» своих казаков, а виновников этого «воровства» схватить и отправить под крепкой стражей в столицу на суд самодержавного монарха. Посланные с Дона гонцы, имевшие при себе решение войскового круга, нашли отряд Ермака и прочие уцелевшие отряды разбойных казаков на Яике (Урале). Большая часть донцов подчинилась приказу круга и разошлась по своим «юртам», то есть по станицам. В отряде Ермака остались те донские и волжские казаки, которые «попали в царскую опалу» и не могли по этой причине возвратиться домой. Их атаману теперь тоже была «заказана» дорога на Дон, в родную станицу Качалинскую. Опальные казаки собрали свой «круг», чтобы решить, как им жить дальше. Принятое решение было таково: с Волги уйти на Каму и поступить на «казачью службу» к богатейшим купцам-солепромышленникам Строгановым, которые, бывало, одалживали деньги и царской казне. Тем требовалась охрана своих огромных владений от «сибирских инородцев», которые совершали набеги в поисках военной добычи. …Ермак не стразу выступил в поход «за Камень». Получив от Строгановых все необходимое, казаки от городка Орла двинулись на речных судах вверх по Чусовой, а потом по ее левому притоку Сыльве (Сылве). Судовая рать поднялась до ее вершины. Там казаки построили укрепленный городок-острожек, в котором остановились на зимовку. Отзимовав на Сыльве, построив достаточное число легких стругов, казаки (540 человек) весной 1579 года прибыли к Строгановым в городок Орел, чтобы на месте получить все необходимое для похода в царство Кучума. Строгановыми было выдано из своих запасов на каждого казака: по три фунта пороха, по три — свинца, по три пуда ржаной муки, по два пуда крупы и толокна и по половине соленой свиной туши. То есть купцы-солепромышленники сделали все для успеха похода против враждебного Сибирского царства и его правителя Кучума. Атаман Ермак Тимофеевич повел за собой не 540 казаков, а войско в 840 воинов (это по одним сведениям). К казачьему отряду Строгановы добавили три сотни своих ратников. На вооружении отряда были три пушки малого калибра, 300 пищалей-ручниц, небольшое количество дробовых ружей, луки со стрелами, сабли, кинжалы и топоры. И даже несколько испанских аркебуз, по заморским торговым путям оказавшихся на Каме. Считается, что около трети казаков владели огнестрельным оружием, а судовая рать казачьего войска состояла примерно из около сотни построенных их же руками легких стругов, то есть больших речных лодок. На каждом из таких стругов могло разместиться до двадцати человек с оружием и припасами. Атаман имел испытанных помощников — казачьих воевод. Его ближайшими сподвижниками при покорении Сибири стали Иван Кольцо, Матвей Мещеряк, Савва Болдырь, Никита Пан, Иван Гроза. Все они имели немалый боевой опыт, обладали личной храбростью и предприимчивостью, пользовались среди казаков большим личным авторитетом. …Получив все необходимое, казаки 13 июня 1579 года двинулись судовой ратью вверх по Чусовой до Тагильского волока. Дальше они четыре дня шли до реки Серебрянки. По этой реке двигались еще два дня. Здесь казакам пришлось сойти на берег: дальше струги по воде не могли пройти ни на веслах, ни на шестах, ни на «бечеве», тогда команды превращались в бурлаков с их поистине каторжным трудом. Приходилось рубить просеки. Люди тащили суда вверх волоком, а все немалые походные грузы переносили на себе. Волок от устья реки Серебрянки до истоков реки Тагил (Тагиль) — речки Наровля тянулся почти на 25 верст полного бездорожья. Легкие суда казаки перетащили «на ту сторону Камня», то есть Уральских гор. А вот какую-то немалую часть тяжелых стругов пришлось бросить в верховьях Серебрянки. Они сохранились там до XIX столетия. …К 1580 году дружина атамана Ермака Тимофеевича вышла к Тагилу. В одном из лесных урочищ, в стане местного князька Абугая был построен походный лагерь, в котором казаки остановились на зимовку. Однако спокойной жизни там для них не было. Они «воеваша всю зиму владения Пелымского хана». В мае 1580 года на старых стругах и новопостроенных судах казаки вышли из Тагила на реку Туру. Поход продолжился с началом весеннего половодья. Дружинники «воевали окрестные улусы». Это были владения улусного хана Епанчи, который попытался было оказать пришельцам сопротивление, но был разбит в первом же столкновении. После боя казачья судовая рать спустилась вниз по Туре, и в ее низовьях Ермак занял городок Тюмень, который по-татарски назывался Чинги-Тура. Там прошла следующая зимовка. …Весной 1581 года в самых низовьях Туры произошел новый бой казаков с ополчением сразу шести местных князьков. На этот раз сопротивление было оказано упорное, и бой длился несколько дней. В итоге победа оказалась на стороне Ермака. Когда казачья флотилия по реке Туре вышла на просторы гораздо более полноводного Тобола, здесь ее встретили главные силы хана Кучума, которые имелись у него на тот день. «Сибирцы» занимали урочище Бабасан (или Караульный Яр), где река суживалась в высоких, обрывистых берегах. По летописи, реку в этом месте преградили железной цепью. Ханским войском командовал наследник Кучума царевич Маметкул. Когда казачьи струги подошли к речной узкости, на них с берега посыпались стрелы. Атаман Ермак принял бой, высадив часть своей дружины на берег. Другая осталась на стругах, обстреливая противника из пушек. Маметкул во главе татарской конницы атаковал высадившихся на берег казаков. Но те встретили нападавших кучумовцев «огненным боем». Как сказано в летописи: «стреляли из пушек, скорострельных пищалей и из дробовых и шпанских ружей и аркебузов». Преодолев сопротивление вражеского авангардного отряда, судовая рать Ермака двинулась дальше вниз по Тоболу. Вскоре произошло столкновение с главными силами царевича Маметкула, которое растянулось на пять дней, после чего ханское войско отступило. По преданию, казаков воодушевило на бой видение Николая-угодника. На этот раз ханское войско во всем своем множестве заняло высокий обрыв на правом берегу Тобола, который назывался Долгим Яром. Течение реки было перегорожено сваленными деревьями. Когда казачья флотилия подошла к преграде, с берега ее встретили тучами стрел. Атаман Ермак отвел струги назад и в течение трех дней готовился к предстоящему сражению. Он пошел на военную хитрость: часть ратников с чучелами, сделанными из хвороста и одетыми в казачье платье, оставалась на стругах, хорошо видимых с реки, в то время как большая часть отряда сходила на берег, чтобы атаковать врага, по возможности, с тыла. Судовой караван, на котором оставалось всего двести человек, двинулся вновь по течению реки, обстреливая из «огненного боя» неприятеля на берегу. Тем временем основная часть казачьей дружины зашла ночью в тыл ханскому войску, внезапно обрушилась на него и обратила его в бегство. Не дойдя шестнадцати верст до устья Тобола, судовая рать подошла к полуострову у большого озера Тара. Здесь находился юрт знатного хана Карачи, который смог собрать для защиты своих владений многочисленное войско. Воинов на берегу было столько, что часть людей атамана «объял страх» и они стали требовать прекращения дальнего похода. Ермаку Тимофеевичу удалось уговорить «сомневающихся в успехе» продолжить поход. Стало ясно, что юрт Карачи придется брать штурмом. Атаман решил начать сражение за городок, находившийся недалеко от столичного Искера, после сорокадневного поста, то есть 1 августа 1581 года. Победа была полной, и войско хана бежало. Теперь на пути казаков стоял Искер. Хан Кучум сумел собрать для защиты своей столицы, пожалуй, все наличные воинские силы. Местом для битвы он умело выбрал излучину Иртыша, так называемый Чувашский Мыс. Подходы к нему прикрывались засеками. В ханском войске имелось две пушки, привезенные из Бухары. Сражение 23 октября началось с того, что конный татарский отряд приблизился к стоянке казачьей дружины и обстрелял ее из луков. Казаки разбили противника и, преследуя его, вышли на главные силы ханского войска, которым командовал царевич Маметкул. В начале битвы Маметкул получил ранение и был унесен с поля боя. Бухарские пушки хана Кучума так и не выпалили ни разу: из них просто никто не умел стрелять. Перед тем как самому обратиться в бегство, Кучум приказал сбросить «заговоренные пришельцами» пушки в Иртыш. Его действительно огромная армия разбежалась, и ее остатки преследовались казаками два дня. То есть бои в окрестностях Искера шли еще 24 и 25 октября. Победа в сражении у Чувашского Мыса досталась Ермаку Тимофеевичу дорогой ценой. На поле брани пало 107 его боевых товарищей, заметно умалив его и без того небольшую казачью рать. Поняв, что защитить свою столицу он не смог, хан Кучум с приближенными лицами в ночь на 26 октября 1581 года бежал из нее, захватив казну и семью. В день 26 октября казаки заняли брошенный главный город Сибирского царства — Искер, который стал называться Сибирь. Здесь нашлись большие запасы продовольствия, что было особенно важно для казаков, которые собирались здесь зимовать. Этот город стал главной ставкой атамана Ермака. Уже вскоре сюда стали прибывать местные князьки, которые доставляли дань и присягали на верность московскому государю. Ермак Тимофеевич в «дипломатических целях» брал с недавних ханских подданных ясак меньший, чем это делал Кучум. Отношения с местными владельцами устанавливались дружественные, о чем вести расходились быстро и далеко. Остяцкие, вогульские и другие князьки добровольно прибывали в Сибирь и там принимались в подданство русского царя. Из Сибири (Искера) атаман известил купцов Строгановых о своих победах. Одновременно стало готовиться посольство («станица») в Москву во главе с атаманом Иваном Кольцо — «бить челом царю царством Сибирским». С ним отправлялось 50 «лучших» казаков. То есть речь шла о присоединении к Русскому государству еще одного (после Казани и Астрахани) «осколка» Золотой Орды. Историческое значение этого события недооценить, пожалуй, просто невозможно. С посольством отправляли Ивану Грозному драгоценные подарки («соболиная казна») — большой ясак, знатные пленники и челобитная, в которой Ермак Тимофеевич просил прощения за свои прежние вины. Просил за себя и за своих казаков-разбойников. Самодержец Иван Грозный сказал покорителям Сибири свое благодарственное слово, о котором в истории говорится так: «Ермаку с его товарищи и всем казакам царем были прощены все их прежния вины, и царь одарил Ивана Кольцо и прибывших с ним казаков подарками. Ермаку были пожалованы шуба с царского плеча, боевые доспехи, в числе которых два панциря и грамота на его имя, в которой царь жаловал атамана Ермака писать Сибирским князем, а в грамоте своей жалованной написал: „Сибирскому князю Ермаку Тимофеевичу и товарыщи за многую вашу заочную службу и за охочия кровопролития и за взятие Сибирского царства во всех винах ваших, мы, великий государь, прощаем, сверх того награждаем Вас своим государевым жалованьем“». Иван Кольцо возвратился к Ермаку 1 марта 1582 года. …Хотя Сибирское царство (ханство) фактически распалось, многие местные князьки сохранили свои воинские силы и порой небезуспешно противостояли небольшим казачьим отрядам из дружины Ермака, когда те прибывали к ним за ясаком. Однако Ермак Тимофеевич твердой рукой устанавливал власть московского государя в «сибирской землице». Из Сибири по Иртышу и Оби рассылались казачьи отряды, которые «приращивали» к Московскому царству новые земли. К тому времени произошло еще одно важное событие. Один из кучумовских сановников, знатный хан Карачи, откочевал от своего владыки и заявил о своей покорности Ермаку. Тот разрешил хану возвратиться в свои владения у большого озера Тара. Но последующие события показали, что атаман в лице Карачи «пригрел змею». В 1852 году казакам удалось утвердить власть московского государя «от Пелыма до реки Тобола». То есть во всех областях по течению этих двух больших рек Западной Сибири (в современной Тюменской области). В том же 1582 году атаману Ермаку Тимофеевичу удалось одержать еще одну очень важную для него победу. Один из местных жителей, татарский мурза, натерпевшийся бед от власти хана Кучума, сообщил о месте временного нахождения царевича Маметкула. Ермак снарядил небольшой отряд в 60 казаков, которые ночью напали на стан Маметкула и захватили его в плен. Хан Карачи, видя, как тают силы русских, решился на предательский удар. О нем в летописи говорится так: «В третье лето к Ермаку прибыл посол от Карачи с просьбой о помощи против казахской орды. Ермак поверил ему и отрядил сорок казаков под начальством атамана Ивана Кольцо. Казаки прибыли во владения Карачи и в ночь на 17 августа 1583 года обманом Карачи льстивого подверглись нападению, и все были побиты, в числе их погиб и атаман Иван Кольцо». Ермак Тимофеевич, получив известие о таком «злодействе», выслал карательный отряд во главе с атаманом Яковом Михайловым. Тот попал в засаду и тоже погиб вместе со своим командиром, которого в числе первых сразила стрела. Эти две вести о гибели двух казачьих отрядов и двух известных своими боевыми делами атаманов придали хану Кучуму новые силы. Он решил поднять своих бывших верноподданных, прежде всего из числа татарского населения, на восстание против власти далекой и почти неизвестной Москвы. Во главе мятежа стал хан Карачи. В скором времени ханские отряды окружили город Сибирь и окрестные юрты. У Ермака стал ощущаться недостаток продовольствия, среди его людей появилась страшная по последствиям болезнь — цинга, которая привела к большой смертности. Зная о бедственном положении в стане противника, хан Карачи со своими отрядами подступил уже под деревянные стены самой Сибири. С 12 марта 1854 года казаки выдержали настоящую вражескую осаду в целый месяц. Однако Ермак Тимофеевич нашел верный выход из действительно опасного положения. В ночь на 9 мая, в канун святого покровителя казачества Николая-угодника, атаман Матвей Мещеряк с отрядом казаков незаметно пробрался через неприятельские караулы, которые вели себя беспечно, и напал на стан хана Карачи. Нападение отличалось и внезапностью, и дерзостью. Ханский стан подвергся разгрому; в числе убитых оказались и два сына изменника Карачи. Ему самому с тремя приближенными удалось добраться до лошадей и бежать подальше от Сибири. Низверженный правитель Сибирского ханства сразу осознал, что ему грозит смертельная опасность, ибо в открытом бою он не мог противостоять казакам. Тогда он пошел на хитрость, которая ему вполне удалась. Он подослал к Ермаку верных людей, которые сообщили атаману о том, что вверх по реке Вагай движется купеческий караван из Бухары, а хан Кучум его задерживает. Ермак действительно ждал прибытия бухарских купцов в Сибирь. Он во главе небольшого отряда всего в 50 казаков поплыл навстречу купеческому каравану вверх по Вагаю. В ночь на 6 августа 1585 года казачий отряд остановился на отдых в месте слияния Вагая с Иртышом. Уставшие от тяжелой работы казаки не выставили дозорных. Или, что более вероятно, те просто уснули в непогожую ночь. О том, что хан Кучум со своими воинами неотступно следует по противоположному берегу за стругами, атаман Ермак не догадывался. События той трагической ночи развивались так. Казаки заночевали на небольшом островке. Ночь выдалась бурная: шел сильный дождь и бушевал сильный ветер. Кучум со своими воинами оврагами незаметно прошел к месту, куда причалили казачьи струги. Во время ночной непогоды конный ханский отряд переправился на островок, на котором безмятежно спали утомленные работой на веслах казаки. Воины Кучума, с саблями в руках, подкрались к ним незамеченными. Нападение на спящих было внезапным: немногие успели схватиться за оружие и вступить в неравную схватку. Из всего казачьего отряда в той ночной резне уцелело только двое. Первым был казак, который сумел-таки добраться до Сибири и сообщить печальную весть о гибели товарищей и атамана, окончившего свою бурную жизнь. Вторым был сам Ермак Тимофеевич. Будучи раненым, одетый в царский подарок — тяжелую кольчугу (или панцирь?), он прикрывал отход немногих казаков к стругам. Не сумев взобраться на струг (видимо, он уже оставался в живых только один), атаман утонул в реке Вагай. По другой вполне правдоподобной версии, Ермак погиб у самой кромки берега, отбиваясь от нападавших кучумовцев. Но тем не досталось его тело, унесенное в ночь сильным речным течением. …Остатки ермаковской дружины, в которой за время покорения Сибирского ханства погибло до 300 казаков, осенью 1585 года оставили город Сибирь. Но с гибелью атамана Ермака Тимофеевича, князя Сибирского, русские не ушли из «сибирской землицы». Дело казачьей дружины было продолжено новыми отрядами казаков и промышленников, которые для отечественной истории стали землепроходцами, или первопроходцами. Строились городки-острожки, разведывались все новые и новые пути по полноводным сибирским рекам, по ним летом уходили на восход солнца судовые рати, а зимой — пешие отряды казаков и промышленников, то есть охотников. Имя атамана Ермака Тимофеевича (Тимофеева) в старой России неразрывно было связано с историей двух казачьих войск — крупнейшего и старейшего Донского и Сибирского. Это была благодарная дань памяти казачества своему легендарному герою. Сибирское казачье войско вело свою историю с 6 декабря 1582 года. В этот день атаман Иван Кольцо, посланный Ермаком Тимофеевичем в Москву, «бил челом Царю Иоанну Грозному новым Царством Сибирским». За это первопроходцу Ермаку и его товарищам по ратным государевым трудам были прощены все старые грехи, и они были названы «Царской служилой ратью». То есть казачья дружина зачислялась в московское войско. Наиболее прославленным полком войска являлся 1-й Сибирский казачий Ермака Тимофеева полк. Это была конная часть первой очереди. Имя своего вечного шефа полк получил по высочайшему указу от 12 декабря 1882 года. В Донском казачьем войске тоже свято берегли память о покорителе Сибирского царства, выходца из станицы Качалинской. Один из его лучших полков — 3-й Донской казачий полк — носил по высочайшему указу от 26 августа 1904 года имя атамана Ермака Тимофеева. В благодарной памяти россиян навсегда останутся слова казачьего атамана с берегов тихого Дона, ставшего по царскому указу обладателем титула князя Сибирского, сказанные после победы в решающей битве с войском хана Кучума у Чувашского Мыса. Слова эти дошли до нас в народном предании: «Казачье вершим дело, а обернулось оно общерусским».      

Оцените определение:
↑ Отличное определение
Неполное определение ↓

Источник: 100 великих казаков

Найдено схем по теме Ермак Тимофеевич — 0

Найдено научныех статей по теме Ермак Тимофеевич — 0

Найдено книг по теме Ермак Тимофеевич — 0

Найдено презентаций по теме Ермак Тимофеевич — 0

Найдено рефератов по теме Ермак Тимофеевич — 0

Узнай стоимость написания

Ищете реферат, курсовую работу, дипломную работу, контрольную работу, отчет по практике или чертеж?
Узнай стоимость!