Рейснер, Ларисса МихайловнаРейсс Фердинанд-Фридрих

Рейснер, Михаил Андреевич

Найдено 1 определение:

Рейснер, Михаил Андреевич

(Reusner, 1868—1928; автобиография) — родился в Виленской губ., в семье чиновника из балтийских дворян-интеллигентов (Literaten). Род этот вышел в свое время из Галиции в Германию и уже в XVI в. дал несколько писателей. Из них приобрел большую известность Николаус фон Реуснер, гуманист, последователь Аристотеля, юрист и поэт, получивший за научные заслуги титул пфальцграфа. Русская ветвь рода произошла благодаря деклассированию некоторых балтийских его потомков. К ним принадлежит и Р. Он получил воспитание в общем духе интеллигентского романтизма и с юных лет искал рецепта спасения человечества. Бросался в мистику и толстовство, был под сильным влиянием Достоевского. Окончил в Петербурге гимназию, с ненавистью к классицизму и отрицанием науки. В то же время работал в художественной школе Общества поощрения художеств, где на ученических выставках получал премии. В университет поступил в Варшаву, поблизости к месту службы отца и ввиду полного безразличия к научному знанию, так как мечтал посвятить себя религии. Резкий перелом испытал под влиянием покойного профессора А. Л. Блока (отца известного поэта). Проф. Блок совмещал в себе причудливым образом громадную эрудицию, материалистический скепсис и славянофильство: социолог-позитивист по исходной точке и романтик в практических выводах. У Блока Р. защитил свою кандидатскую диссертацию (на степень кандидата права), был предложен к оставлению при университете и был рекомендован на должность преподавателя правовых наук в Ново-Александрийский институт сельского хозяйства и лесоводства, преобраз. в то время В. Докучаевым, куда и получил назначение в 1893 г. В это же время женился на Екатерине Александровне Пахомовой, с которой прожил всю жизнь в исключительном счастье. Происшедший вскоре разрыв с Блоком, у которого Р. заимствовал его основной социологический метод, побудил последнего обратиться за ученой степенью в киевский университет, где в то время был профессором Евгений Трубецкой. Уже во время подготовки к экзамену на степень магистра государственного права и после его окончания Р., на основании изучения истории политических учений, пришел к убеждению, что современная наука находится в безысходном тупике, т. к. она имеет дело с совершенно "равноценными и логически правильными системами идей, стоящими друг к другу в вопиющем противоречии и не имеющими никаких способов к примирению". Политическая наука с этой стороны представлялась нагромождением одинаково истинных "истин" или "правд", из которых каждая радикально отрицала другую. Е. Трубецкой, конечно, выхода указать не мог, так как принимал одну из них на веру и отрицал другие. Тогда же перед Р. стала задача, которой он посвятил и практически, и теоретически свою жизнь, — это нахождение объективного закона, который делал, во-первых, необходимым построение тех или иных систем мировоззрения и, во-вторых, ставил такие системы мировоззрения в резкую противоположность друг другу.

Преподавание в институте закончилось в 1896 г. после студенческих волнений, когда Р., стоявший тогда на точке зрения славянофильства, не обнаружил, однако, достаточной склонности к полицейскому розыску. После сдачи магистерского экзамена и ухода из института Р. был командирован с научной целью за границу со стипендией в 80 руб. в месяц и проработал 2 года в Гейдельберге, пользуясь отчасти руководством Г. Йеллинека. Однако большую часть времени он посвятил вопросу отношений государства и церкви. По окончании командировки и представлении отчета в 1898 г. был назначен и. д. экстраорд. профессора на вновь открываемый юридический факультет томского ун-та, где занимал должность секретаря факультета, работал по организации факультета и его библиотеки и издал ряд трудов: "Христианское государство", очерки по "Истории права свободного вероисповедания" и напечатал ряд статей "Мораль, право и религия по русскому закону" в журн. "Вестник права". В этих работах Р. уже становится определенным противником религиозного угнетения, а в последних статьях разоблачает чисто полицейский характер российского церковного и морального законодательства. Эти статьи вызвали борьбу с цензурой и обратили на себя внимание общества. Время преподавания в томском универс. (с 1898 г.) было для Р. периодом последовательного полевения, сближения со студенчеством и отчуждения от профессуры. В 1901 г. Р. была дана годичная командировка с научной целью за границу, отчасти из желания избавиться от беспокойного профессора и ослабить его влияние на студенчество, так как реакционные меры правительства вызывали его резкое осуждение даже с точки зрения благоустроенной монархии. Из командировки Р. возвратился уже законченным либералом и подвергся ряду преследований. Плодом командировки было исследование: "Самодержавие и общее благо", где подвергались критике самые основы абсолютизма на Западе и в России. Учебный 1902—1903 г. был временем сплошной борьбы и преследований. Вступительная лекция в университете, выступление на вечере в память Шевченко, избрание председателем вновь основанного томского юридического общества и деятельность в качестве такового, наконец, участие в чествовании памяти умершего проф. Климентова (марксиста) — все это привело к крайнему обострению отношений как с учебным начальством (попечитель Лаврентьев, ректор Судаков), так и с юридическим факультетом. Несмотря на то что Р. пытался держаться на почве легальной правомерности, студенческие беспорядки 1903 г. привели к приезду в Томск шефа жандармов фон Валя и профессора Тавилдарова, которые потребовали увольнения Р.; последнему удалось добиться поездки в Петербург, которая началась в Томске под охраной полиции и войск, а в Петербурге привела к бесплодным объяснениям с директором департамента полиции Лопухиным и тов. министра народного просвещения Лукьяновым. Р. была подана Лопухину докладная записка о томских событиях, которая пыталась оправдать их с легальной точки зрения. Эта записка оказалась безрезультатной, и Р. пришлось подать в отставку и выехать за границу. С этого момента начинается революционная деятельность Р., так как исход петербургских объяснений разбил окончательно все либеральные иллюзии. Деятельность Р. в Томске, несмотря на ее умеренный либеральный характер и полное отсутствие у него политического опыта и связи с революционными партиями, оставила, однако, известный след в Сибири, т. к. студенчество Томска сумело использовать оппозицию Р. в целях революционной борьбы. Перед выездом в эмиграцию Р. получил приглашение от Н. К. Михайловского работать для журнала "Русское Богатство" в качестве его германского корреспондента. За границей Р. обратился к изучению марксизма и в нем нашел единственный путь разрешения того основного противоречия, которое отмечено выше. Диалектика и противоречия между политическими системами оказались объяснимыми не из них самих, но только из социальной среды и классовых противоположностей. Тайна политических мировоззрений раскрывалась лишь из материального базиса, на котором они были идеологическими надстройками. Теория, однако, не была бы достаточно усвоена без революционной практики. Когда поэтому был инсценирован в 1904 г. знаменитый кенигсбергский процесс по обвинению германских социал-демократов в государственном преступлении против русского царя и Карл Либкнехт обратился к Р. с предложением выступить на процессе в качестве эксперта по русскому праву, последний получил возможность войти непосредственно в революционную борьбу. Данные под руков. Либкнехта и Гаазе заключения Р. в качестве ученого эксперта, освещенные в прессе Куртом Эйснером, послужили материалом для общеевропейской кампании против бесправия и ужасов русского царизма. Заключения Р. стали предметом обсуждения в печати всего мира, в германском рейхстаге и ландтаге и легли в основу решения германского имперского суда, утвердившего оправдание кенигсбергских обвиняемых в преступлении против русского царя. После этого Р. стал своего рода нелегальным представителем революционной России при общественном мнении Европы и получил возможность широкой революционной пропаганды в социалистической и буржуазной прессе за границей. В этой своей работе Р. действовал непосредственно в связи и под руков. германской с.-д. партии и ее вождей: А. Бебеля, К. Либкнехта, К. Эйснера и др. Кроме многочисленных газетных и журнальных статей, Р. выпустил на немецком языке две книги: "Gemeinwohl und Absolutismus" и "Russische Kämpfe um Recht und Freiheit". Некоторые статьи Р., напечатанные в "Форвертсе", были тогда же переведены на русский язык В. И. Лениным и перепечатаны в "Пролетарии". В 1905 г. Р. организовал кампанию протеста в Европе в связи с событиями 9-го января и арестом Горького и других, а также вел борьбу в связи с германскими товарищами против царского займа, проводимого Витте, и за бойкот булыгинской Думы. В последних двух случаях Р. шел в одном направлении с группой Ленина, с которым вступил в переписку и сношения через В. В. Воровского (Орловского). В конце 1905 г. Р. возвратился в Россию, организовал в городе Нарве при содействии Яна Сибуля (Ивана Народного) группу социал-демократов большевиков, вошел этим путем в партию, читал лекции в Питере по поручению ПК партии и участвовал в качестве делегата на объединительной конференции в Таммерфорсе вместе с Лениным, Свердловым, Крупской и другими. В Петербурге Р. принял участие в Союзе союзов, в комитете помощи беженцам революционерам из Прибалтийского края, где начались кровавые усмирения. После разгрома революции Р. возвратился за границу, т. к. ему угрожало судебное преследование. Во время пребывания в Петербурге Р. сотрудничал в "Новой Жизни" и выпустил ряд книг: сборник прежних работ под названием "Государство и верующая личность", затем две книги: "Русский абсолютизм и европейская реакция" и перевод с обширным предисловием Треймана "Тираноборцы". По возвращении за границу Р. принял предложение Парижской Высшей Школы социальных наук и стал во главе ее. Р. вступил в связь с Интернациональным Социалистическим Бюро и важнейшими социал-демократическими партиями Европы и Америки и пытался создать из упомянутой выше школы центральный социалистический университет, который был бы свободной трибуной и научной школой социализма, причем сильное преобладание было дано марксистам. Этой школе свободный брюссельский университет дал право на свой докторский диплом, а из Америки были присланы материальные средства. Благодаря приливу молодежи школа окупала себя, а лекции читались на всех европейских языках. Однако благодаря отчаянному противодействию эсэров и анархистов школу в задуманном плане пришлось ликвидировать, а Р. после краткого пребывания в Германии отправился в Россию, где к тому времени был инсценирован процесс против членов нарвской организации с.-д. большевиков. Р. был в числе разыскиваемых полицией и привлеченных к следствию. В числе некоторых товарищей Р. был, однако, от суда освобожден, т. к. было установлено, что жандармы вымогали подписи на чистых листах бумаги, которые затем заполнялись чинами охраны. После этого Р. через Финляндию возвратился в Петербург (в 1907 г.), где был допущен к чтению лекций в петербургском университете в качестве приват-доцента по кафедре истории политических учений и был избран профессором высших женских курсов Раева, а затем юридического факультета психо-неврологического института, где работал, вместе с M. M. Ковалевским, в качестве секретаря факультета. В своих лекциях в высшей школе Р. излагал и право, и государство с точки зрения марксизма и издал следующие книги: "Теория Петражицкого, марксизм и социальная идеология" (1908) и двухтомный труд под названием "Государство" (1911—1912). В этих трудах Р. впервые закончил свою работу по исследованию идеологической природы права, государства и политических учений, как они определяются экономическим процессом и классовой борьбой. Основными положениями Р. в этих трудах были следующие: 1) общественная жизнь организуется при помощи идеологических форм, в основу которых положены различные типы идеологий и их диалектика. 2) Идеологические преломления и извращения подчиняются известной закономерности, которая проявляется в особых социальных методах восприятия (способах представления). 3) Методы восприятия и идеологического построения суть результаты социальной психологии. 4) Эта психология (групповая, классовая, социальная), в свою очередь, обусловлена экономическим бытом и лежащим в его основе способом производства. 5) Каждый класс поэтому в определенную эпоху и при наличности данных условий вырабатывает свой собственный метод идеологических построений, при помощи коего и создаются идеологические формы религии, морали, права, государства и т. п. 6) Исторически можно наметить три основных типа классового метода идеологических построений: это методы мистические, эстетико-романтические и рациональные. 7) Идеологические формы классовых образований (государства) представляют собой сложную надстройку, диалектически построенную по типу известного синтеза, где идеология господствующего класса является не только преобладающей по содержанию, но и господствующей по своему методу. 8) Лишь во время революции этот компромисс разрывается, и классовые идеологии перестраиваются сообразно экономической действительности и классовому интересу побеждающей группы. Эти положения ставили в порядок дня вопрос о марксистском подходе и использовании социальной психологии и обусловленной ею идеологической надстройки. В западной науке эти вопросы привлекали тогда внимание лишь немногих исследователей (Леви-Брюль). Лишь после империалистской войны и ряда революций ученые обратились к изучению вопросов правовой и политической идеологии, как марксисты (Макс Адлер), так и буржуазные ученые (Кельсен, Макс Вебер). В частности, Р. с этой точки зрения поставил в порядок дня более частный вопрос о революционном значении права и государства. Теория Р. встретила чрезвычайно враждебное отношение со стороны академической среды и просвещенной публики. В партийных же кругах тогда этими вопросами совершенно не интересовались. В университетских аудиториях студенчество переполняло залы, где читал Р., но эти лекции для них проходили совершенно бесплодно. Плодотворной была лишь работа в многочисленных рабочих аудиториях, где Р. вел научно-социалистическую пропаганду. Особенно много он работал на Сестрорецком заводе и на Пороховых заводах. Гонения со стороны академической среды и буржуазного общества против Р. закончились гнусной клеветой, пущенной в виде сплетни, которая имела происхождение в академических кругах и была поддержана В. Л. Бурцевым, — это обвинение Р. в том, что он будто бы предлагал себя в качестве агента департамента полиции, но последним не был принят. Эта клевета была широко использована так называемым общественным мнением; попытки обращения к третейскому суду оказались неудачными, а гнусная травля не закончилась трагическим исходом лишь благодаря поддержке рабочих и студенчества. По этому поводу Р. выпустил брошюру "К общественному мнению", где были приведены все данные, относящиеся к делу, и переписка с Бурцевым. Однако подозрение в провокаторстве помешало Р. принять более активное участие в политической борьбе и заставило ограничиться лишь марксистской пропагандой в высшей школе и рабочих аудиториях. Книга о социальной идеологии в сочинениях Л. Андреева привела к дружеской связи с этим писателем, закончившейся разрывом в 1914 г. на почве разного отношения к войне. В 1914 г. Р. открыто выступал в аудиториях высшей школы против войны, а в 1915—1916 гг. издавал совместно с дочерью своей, Ларисой Рейснер, журнал "Рудин", посвященный пропаганде против войны и социал-патриотизма. В 1916 г. Р. совершил поездку с лекциями по Сибири, причем вел агитацию против войны и за социальную революцию. В городе Чите эти лекции были запрещены департаментом полиции, который усматривал в них "работу большевистского эмиссара". После Февральской революции Р. выступил против Учредительного собрания и в лекциях и брошюрах доказывал его неправомерность в той форме, в какой оно созывалось в России. Р. требовал или всенародного голосования, или замены его голосованием Советов, т. к. признавал, что вся власть принадлежит именно Советам. В то же время Р. начал вести антирелигиозную пропаганду. После Октябрьского переворота Р. развивал идею пролетарского интуитивного права в виде "революционного правосознания" и по предложению тов. Ленина вошел в качестве заведующего отделом законодательных предположений в Народный комиссариат юстиции, каковой отдел и был им создан. Необходимо отметить, что декрет об отделении церкви от государства в советской России был составлен Р. Впоследствии Р. принимал участие в составлении первой советской конституции РСФСР, работал в Наркомпросе при проведении первой реформы высшей школы и совместно с M. H. Покровским основал Социалистическую (впоследствии Коммунистическую) академию как рассадник марксистского обществоведения и содействовал основанию смоленского университета. 1919—20 гг. работал как начальник политотдела, а затем политуправления на фронте, а затем вернулся целиком к прерванной научной работе. Еще в 1919 г. выпустил второе издание своего "Государства", а именно главы, посвященные "идеологии и методу". Работа эта, написанная еще до революции, продолжала основную линию исследования идеологий и в особенности трех методов социального сознания: мистического, эстетического и рационального. Советскому строю был, затем, посвящен литографированный курс лекций, читанных в Военной академии Красной армии и являющийся едва ли не первым по времени теоретич. обзором советской конституции. Антирелигиозная пропаганда получила выражение в популярной книжке "Надо ли нам верить в бога". Написанная еще во время гражданской войны и выпущенная лишь в 1923 г. книга "Государство буржуазии и РСФСР" (в 3-х частях) представляет собой опыт разработки учения о государстве Советов с точки зрения социально-психологического подхода, разработанного в духе исторического материализма. В 1924 г. Р. много работал в области социальной психологии, дал по этим вопросам ряд статей в "Вестнике Коммунист. Академии" и других журналах, проредактировал и снабдил предисловием русский перевод английского издания "Плебса", посвященного основам марксистской психологии. В 1925 г. Р. выпустил книгу под назв. "Право, наше право, чужое право, общее право", в которой дал научную теорию права с марксистской точки зрения с подробным анализом советского права, и в том же году "Проблемы социальной психологии", где на основе данных рефлексологии и новейшей психологии построил при помощи марксистского метода теорию "социальных раздражителей". В 1926 году закончил труд по классовому анализу восточных религий под названием: "Идеологии Востока". "Энциклоп. словарю Гранат" Р. в свое время дал ряд руководящих статей по вопросам права и государствоведения. Характеризовать научное направление Р. можно следующим образом: он являлся одним из пионеров марксистской разработки вопросов социальной идеологии и психологии, а в частности таких ее образований, как религия, право и государство. Своей научной школы Р. создать не удалось до революции потому, что тогда марксистский подход к социальной психологии вызывал классовую и политическую вражду буржуазных научных кругов, а после революции — благодаря тому обстоятельству, что восторжествовали течения, резко враждебные социально-психологическим методам в марксизме. В общем и целом научной теории Р. было отказано в признании.

{Гранат}

Оцените определение:
↑ Отличное определение
Неполное определение ↓

Источник: Большая Русская Биографическая энциклопедия

Найдено схем по теме Рейснер, Михаил Андреевич — 0

Найдено научныех статей по теме Рейснер, Михаил Андреевич — 0

Найдено книг по теме Рейснер, Михаил Андреевич — 0

Найдено презентаций по теме Рейснер, Михаил Андреевич — 0

Найдено рефератов по теме Рейснер, Михаил Андреевич — 0

Узнай стоимость написания

Ищете реферат, курсовую работу, дипломную работу, контрольную работу, отчет по практике или чертеж?
Узнай стоимость!