Сухтелен Петр КорнильевичСухтелен, граф Петр Корн

Сухтелен, граф Павел Петрович

Найдено 1 определение:

Сухтелен, граф Павел Петрович

— генерал-лейтенант, генерал-адъютант, сын графа Петра Корниловича Сухтелена, родился в Петербурге 23 августа 1788 г. Получив под руководством отца блестящее домашнее образование, С. уже в 1802 г., 14 лет от роду, поступил в военную службу и, благодаря высокому служебному положению своего родителя и обширным связям его, сразу был определен колонновожатым в Императорской свите. В том же 1802 г. С. был произведен в подпоручики квартирмейстерской части, а через год переведен корнетом в Кавалергардский полк. Первые годы военно-служебной деятельности С. совпали с тем бурным историческим периодом, когда гений Наполеона наносил удары застывшей в рутине военной системе западных держав, когда перекраивались границы государств, одни из них по имени уничтожались, другие создавались, когда каждый год ознаменовывался рядом исторических событий чрезвычайной важности, и Европа, а с ней и восточная часть ее, Россия, в течение одного десятилетия пережила войн больше, чем за время целого столетия. Война стала обычным явлением, доминирующим элементом в жизни народов, война создавала героев, война сделалась единственной почти ареной для отличий, для проявления талантов и способностей. С юношеским пылом и увлечением отдал С. свои юные силы войне. В 1805 г. он получил боевое крещение, 17-летним юношей в 4-м эскадроне своего полка приняв участие в первом походе против Наполеона. В исторической битве под Аустерлицом, в которой эскадрон С. находился в отряде, отражавшем нападения левого крыла французской армии, он получил две серьезных раны — сабельный удар в голову и повреждение правой ноги осколком ядра, в вместе со своим командиром кн. Репниным попал в плен. На едкое замечание случайно встретившего пленных Наполеона о молодости С. последний находчиво экспромтом возразил всесильному полководцу известным стихом из корнелевской трагедии "Сид": — "Je suis jeune, il est vrai, mais aux âmes bien nées la valeur n´attend pas le nombre des années". Ответ понравился Наполеону, и впоследствии он повелел даже запечатлеть сцену этой встречи на картине, и поныне сохраняющейся в Тюильрийском дворце. Оправившись от ран, С. в 1806 г. после размена пленными возвратился вРоссию, где за участие в Аустерлицком сражении был награжден золотой шпагой и произведен в поручики.

Во второй кампании против Наполеона С. участвовал в сражениях под Гейльсбергом (29 мая 1807 г.) и Фридландом (2 июня); возвратившись после Тильзитского миpa в Петербург, он отсюда вместе с отцом ездил обозревать западную границу России, от Балтийского моря до Черного. Точно также сопутствовал он отцу и при вступлении наших войск в Финляндию, где был при занятии Лозины, Борго и Гельсингфорса и играл роль парламентера при переговорах о сдаче Свеаборга, за что был пожалован званием флигель-адъютанта.

Следующие затем несколько лет С. провел почти беcпрерывно в сражениях. В шведской кампании его военная деятельность выразилась участием его в целом ряде более или менее крупных столкНовений с неприятелем: в жарком деле при Индельсами, в стычках в Карелии и Саволаксе, в замечательном переходе вместе с Кульневым по льду Ботнического залива на шведский берег. В турецкой кампании 1811 г. С. под начальством Кутузова, командовавшего Дунайской армией, действовал в многочисленных вылазках и по поручению Кутузова совершил в виду турецких постов смелую переправу через Дунай с целью доставить генералу Маркову важные приказания от командующего; во время этой переправы он был легко ранен в ногу; наградой за смелость был чин ротмистра.

В конце 1811 г. С. приехал в Петербург, но отдыхал недолго и вскоре был послан с дипломатическим поручением, касавшимся взаимосоглашений в некоторых пунктах между Россией и Англией, — в Лондон, откуда возвратился только зимою 1812 г., когда Наполеоновская армия отступала к западной границе. Пылкий С. тотчас поехал в действующую армию, участвовал в деле при Березине, в ряде других крупных и мелких стычек, в занятии русскими войсками Берлина, в разных авангардных делах за пределами России, напр. в сражении под Зегаузеном (20 февраля 1813 г.), где был тяжело ранен в левую руку. За эту кампанию он был награжден чином полковника, русским орденом св. Анны 2-го класса и прусским орденом "За заслуги". Оправившиясь от раныы, С. вновь присоединился к армии, был участником в поражении генерал-адъютантом Чернышевым французского генерала Морана, находился при покорении Люнебурга, некоторое время состоял начальником штаба отряда генерал-лейт. графа Вальмодена, затем был отправлен к гр. Витгенштейну, в распоряжении которого кратковременно находился и раньше, наконец принимал участие в сражениях под Дрезденом, Пирною и Лейпцигом, за которые один за другим получил ордена: св. Георгия 4-й ст., св. Владимира 3-й ст., прусский Красного орла 3-й ст. и шведский — Меча. В декабре 1813 г. он получил командование над Волынским уланским полком, с которым совершил отважный переход через Рейн и сыграл видную роль при занятии Люттиха и Намюра. Недалеко от Суассона С. 2 февраля 1814 г. атаковал регулярную французскую пехоту, которой нанес решительное поражение (неприятель потерял более половины своего состава убитыми и пленными), а на следующий день, 3 февраля, полк С. отличился при взятии приступом, после упорной обороны со стороны неприятеля, крепости Суассон; за последнее дело С. был произведен в генерал-майоры. Не менее выдающееся участие принимал С. и в последовавших затем сражениях: Лаонском (26 февраля), у Бери о-Бака (6 марта), при занятии Реймса и в арьергардном деле 19 марта, когда он со своим отрядом ворвался в городок Петивье и принудил разбежаться гарнизон.

По заключении Парижского мира С. возвратился в Петербург, откуда был послан сначала ненадолго в Швецию, где состоял при штабе наследного принца во время его похода в Норвегию, а затем на Венский конгресс. Участником в венских торжествах и в дипломатических переговорах был недолго, так как скоро получились известия о высадке Наполеона и об его успехах среди высланной против него армии. С. покинул Вену и присоединился к русским силам, получив в командование отдельный отряд. После пленения Наполеона и ссылки его на Елену С. одно время управлял Об — ским департаментом во Франции и в "благодарность за благотворительное управление" от нового французского императора получил орден св. Людовика. Будучи назначен командиром 1-й бригады 2-й гусарской дивязии, он с этою частью в декабре 1815 г. возвратился на родину, где был пожалован значительной ежегодной арендой сроком на 12 лет.

В октябре 1819 г. был назначен командиром 1-й бригади первой же гусарской дивизии, но уже через месяц получил повеление состоять при начальнике легкой Гвардейской кавалерийской дивизии и эту должность занимал до сентября 1823 г., когда вновь вступил в командование названной бригадой. В начале нового царствования, именно 20 мая 1826 г. С. был определен на пост генерал-квартирмейстера главного штаба, а 22 августа того же года произведен в генерал-лейтенанты, получив вместе с тем Анненскую ленту и 6000 рублей единовременного пособия.

В войне о Персией С. занимал должность начальника штаба отдельного Кавказского корпуса и был при осаде и взятии крепостей Аббас-Аббада и Сардар-Аббада. При осаде и взятии Эривани принимал в сражениях личное участие, причем собственноручно обезоружил хана, за что награжден Георгиевским крестом 3-го класса. Когда мирные переговоры, в ведении которых С. играл выдающуюся роль, были прерваны и военные действия возобновились, он двинулся к укрепленному городу Ардебилю, — месту коронования персидских шахов, — удачными операциями заставил гарнизон капитулировать и 25 января 1828 г. занял город. После этого успеха русских шах просил о мире; начались вновь переговоры, и 10 февраля в Туркманчае сторонами были подписаны его условия. В числе немногих представителей от России, принимавших участие как в в ведении переговоров, так и в окончательной редакции условий, был и С. За взятие Ардебиля был пожалован в генерал-адъютанты, а по возвращении в Петербург награжден единовременно 50000 рублей.

В Петербурге С. отдыхал не более месяца, так как по повелению от 8 мая 1828 г. должен был отправиться в армию, действовавшую против турок. Прибыв на театр военных действий, он тотчас стал вести переговоры с комендантом осажденного Браилова, следствием которых была сдача укрепления, последовавшая 6 июня. Покончив с этим делом, С. поспешил присоединиться к Главной армии, подходившей к Шумле. Явилась настоятельная необходимость обеспечить безопасность операционной базы со стороны Варны; о этой целью был образован отдельный отряд, численностью в 4558 чел. всех родов оружия, командование которым было поручено С. Отряд занял сообщения между Базарджиком и Варною; сдерживая напор неприятеля ІІ находясь в почти беcпрерывных крупных и мелких стычках, он принес неоценимую пользу главным русским силам.

После падения Варны С., по Высочайшему повелению, ездил в Праводы с целью удостовериться на месте, можно ли там оставить на зиму гарнизон, не подвергая его серьезной опасности. Мнение его по этому поводу, после Высочайше одобренное, сводилось к положительному решению вопроса при условии сооружения некоторых новых укреплений. Выполнив это поручение, С. отправился к Силистрии, где вступил сначала в командование арьергардом, а потом был назначен временным командиром сводного пехотного корпуса. Заслуги его в Турецкой войне были награждены орденом св. Владимира 2-й ст. и золотой шпагою с алмазами и надписью "За храбрость".

В апреле 1830 г. (после кратковременного заграничного отпуска) С. был назначен оренбургским военным губернатором и командиром отдельного Оренбургского корпуса. Вместе с этим ему была выражена Выоочайшая благодарность за полезную и успешную деятельность в должности генерал-квартирмейстера. В Оренбург С. прибыл в начале июня 1830 г. Его управление краем было непродолжительно, но во многих отношениях характерно. Заслуживает внимания его взгляд на кочующих киргизов. В то время как предшественники С. стояли за законодательные и административные меры, ведущие к постепенному переходу киргизов к оседлой жизни, сам он полагал, что, наоборот, следует выдвинуть такие мероприятия, которые удерживали бы киргизов при существующем образе их жизни. С. исходил из той точки зрения, что именно при условиях пастушеско-кочевой жизни киргизы являются полезным для России народным элементом, покупающим хлеб и мануфактурные изделия в обмен за кожи и другое сырье. Чтобы урегулировать жизнь туземцев, С. распорядился составить нечто вроде "Свода законов", основанного на их обычном праве; предполагалось в него добавить лишь некоторые статьи, ограничивающие для кочевников свободу перехода в состояние оседлости. Но работа эта, порученная хану Джигангеру, была выполнена неудовлетворительно, и воспользоваться ею не оказалось возможности. Неудачу потерпела и попытка С. применить между киргизами оспопрививание. С другой стороны, С. ревниво относился к тому, чтобы киргизов не притесняли более сильные элементы: когда уральские казаки сделали попытку захватить в свое пользование целинные земли за Уралом, искони считавшиеся киргисским пастбищным достоянием, С. воспротивился этому и категорически отказал казакам в запашках. Для упорядочения пользования туземцами землею, прилегавшею к русской линии, С. поделил эту полосу на определенные участки и для управления назначил начальников из киргизов же. Последняя мера оказалась соответствующею обстоятельствам и оставалась в силе до 1869 г. Иначе относился С. к башкирам, относительно них полагая, что ни в военном, ни в экономическом отношениях они не представляют при наличности существовавших условий чего-либо полезного для государства, почему должны быть обращены в казенных поселян. Предположение это получило одобрение правительства, но в исполнение, впрочем, не было приведено.

Следует отметить еще следующие меры, принятые С. для вверенного ему края: посылка в Петербург молодых людей для обучения в фельдшерских школах, прекращение ссылки осужденных к ней в Оренбургскую губернию, учреждение постоянных военных судов при уральской и оренбургской войсковых канцеляриях, разрешение казенным крестьянам селиться на Оренбургской линии с причислением их к "таможенным" казакам, устройство училища для дочерей недостаточных чиновников, музея для местных древностей, военного госпиталя, манежа, экзерциргауза и проч. 4 марта 1832 г. С. получил Высочайшую благодарность и "полную признательность за отличное усердие и деятельность, обращаемую на все предметы обширного Оренбургского края", а 9 апреля того же года был пожалован орденом св. Александра Невского "за отлично-усердную службу и неустанные труды по занимаемой должности и за примерную заботливость о благосостоянии вверенных его управлению края и войск". 20 марта 1833 г. С. скоропостижно умер в Оренбурге, где был и похоронен.

С. был женат на дочери Дмитрия Александровича Зубова, Варваре Дмитриевне, и имел от этого брака лишь одну дочь, Ольгу Павловну, бывшую фрейлиной Императрицы Александры Феодоровны; он прекрасно владел несколькими иностранными языками — французским, голландским, немецким, шведским и итальянским и состоял членом различных ученых учреждений. Еиу принадлежит, между прочим, начало осуществления важной мысли: соединить астрономическое и геодезическое измерения России с странами Западной Европы посредством исчисления меридиана по парадлели Бреста и продолжения его к западу через Австрию и Германию, а к востоку до Волги и Урала. Военная литература обязана С. кратким жизнеописанием генерал-адъютанта Конст. Христоф. Бенкендорфа, написанном по-французски и в русском переводе напечатанном в "Военном Журнале". Кроме того уже значительно позже его смерти в "Русском Архиве" (1876 г.,№3) появились извлечения "Из записной книжки Π. Π. Сухтелена — 1816 г.".

"Описание Военной галереи Зимнего Дворца". — Кн. Ив. Мих. Долгорукий, "Капище моего сердца", "Чтения в Императорск. Общ. Ист. и Древностей России при Моск. Унив.", 1872 г., № 12; отд., M., 1882 г. — Φ. Лобысевич, "Главные начальники Оренбургского края, 1724—1770", "Военный Сборник", 1872, г., т. 86, № 5, стр. 56—58. — "Воспоминания В. И. Панаева", "Вестн. Европы", 1867 г., № 3, стр. 192—270, № 4, стр. 72—181. — "Из записной книжки Сухтелена", "Русский Архив", 1876, № 8, стр. 346—355. — "Журнал для чтения воспитан. воен. — учебн. заведений", — "Энциклопедия военных и морских наук" Леера, т. VII, СПб. 1894 г., стр. 360—362. — "Военный энциклопед. лексикон", ч. XII, СПб., 1853, стр. 414—417; "Московские Ведом.", 1833 г., № 35. — "Русск. Архив", 1890 г., № 9, стр. 346; 1904 г., № 1, стр. 255—256. — "С.-Петерб. Ведомости", 1833 г., № 92, стр. 355—356. — "Прибавление к Казанскому Вестнику", 1833 г., № 18. — "Дневник гр. Π. Π. Сухтелена о пребывании Хозрева-мирзы в России", "Русск. Арх.", 1899 г., т. L — "Персидское посольство в России", там же, 1899, т. І. — С. Γ. Карелина, "Русский человек на восточной окраине; в прилож. письма Сухтелена", там же, 1873 г., стр. 1318.

{Половцов}



Сухтелен, граф Павел Петрович

— сын Петра С., генерал-адъютант (1788—1833). Поступил на службу колонновожатым; в сражении под Аустерлицем был ранен и взят в плен; участвовал в кампаниях 1807 г. против Наполеона, 1808—9 гг. против Швеции, 1811 г. против Турции, затем в войнах 1812—14 гг. В 1826 г. назначен генерал-квартирмейстером главного штаба Его Величества; в последующую за тем персидскую войну занимал место начальника штаба Кавказского корпуса. В 1830 г. назначен оренбургским генерал-губернатором и командиром Оренбургского корпуса. Сочинения его: "Картина военных действий в Финляндии" ("Военная литература", № 375) и "Краткое жизнеописание генерал-адъютанта К. X. Бенкендорфа" ("Описание военной галереи императорского дворца").

{Брокгауз}



Сухтелен, граф Павел Петрович

ген.-адъют., ген.-лейт., ген.-губерн. оренбург., писатель; род. 23 августа 1788, † 20 мар. 1833 г.

{Половцов}

Оцените определение:
↑ Отличное определение
Неполное определение ↓

Источник: Большая Русская Биографическая энциклопедия

Найдено схем по теме Сухтелен, граф Павел Петрович — 0

Найдено научныех статей по теме Сухтелен, граф Павел Петрович — 0

Найдено книг по теме Сухтелен, граф Павел Петрович — 0

Найдено презентаций по теме Сухтелен, граф Павел Петрович — 0

Найдено рефератов по теме Сухтелен, граф Павел Петрович — 0