Таций, Сергей ГригорьевичТацит Публий Корнелий

Тацит

Найдено 10 определений термина Тацит

Показать: [все] [краткое] [полное] [предметную область]

Автор: [отечественный] [зарубежный] Время: [советское] [постсоветское] [современное]

Тацит

(лат.Tacitus) Публий Корнелий (ок. 55-ок. 120), выдающийся рим. историк. Из знатного аристократ. рода. Претор (88), консул (97), проконсул рим. пров. Азия (112/13).

Оцените определение:
↑ Отличное определение
Неполное определение ↓

Источник: Словарь полководцев. Edward Elgar Publishing

ТАЦИТ

(ок. 58 — ок. 117) — римский историк. Его главные труды — «Анналы» и «История». В сочинениях Тацита есть упоминания о жизни древних германцев и славян.

Оцените определение:
↑ Отличное определение
Неполное определение ↓

Источник: История России словарь-справочник. Учебно-практич. пособие

ТАЦИТ

ок. 55 — 120 гг.) — знаменитый римский историк. Ему покровительствовали императоры Веспасиан, Тит, Домициан, Нерва и Траян. Он был женат на дочери Агриколы, знаменитого правителя Британии, и был другом Плиния Младшего. Известны его «Истории», «Анналы» и «Жизнеописание Агриколы». Тацит справедливо считается одним из величайших историков. Сочинения его написаны ярким художественным языком, который производит тем более сильное впечатление, что проникнут высоким нравственным духом автора.

Оцените определение:
↑ Отличное определение
Неполное определение ↓

Источник: Краткий словарь античности

ТАЦИТ

Публий (?) Корнелий (ок. 56 — ок. 117) — рим. историк. Род., вероятно, в Галлии в семье прокуратора, был включен Веспасианом в сенатское сословие; занимал ряд гос. должностей: претор (88), консул (97), проконсул Азии (112/113). С 80-х гг. — член почетной жреч. коллегии квиндецимвиров и с этого же времени приобрел извест-ность как оратор. Произв. Т.: «Агрикола» (97 — 98) — жизнеопис. тестя Т. — полководца Агриколы; «Германия» (98) — очерк обществ. устройства, религии и быта герм. племен; «Диалог об ораторах» (между 102 и 106), посвящ. выяснению причин упадка политич. красноречия в эпоху Флавиев, и два больших ист. произв.: «История» и «Анналы», с к-рыми связана мировая слава Т. «История» (ок. 105 — 111) освещ. жизнь Рима и всей империи 69 — 96 и состояла скорее всего из 14 кн., из к-рых дошли до нас 1 — 4-я и нач. 5-й, рассказыв. о событиях 69 и об установл. власти Веспасиана; «Анналы» (над ними Т. работал до самой смерти) посвящ. событиям 14 — 68. Соч. осталось неоконч., более или менее полностью сохран. кн. 1 — 4-я и 12 — 16-я, в отрывках — 5-я, 6-я и 11-я.

Оцените определение:
↑ Отличное определение
Неполное определение ↓

Источник: Древний мир. Энциклопедический словарь в 2-х томах

ТАЦИТ

Tacitus) Публий Корнелий (ок. 55, в Галлии – после 117, место смерти неизвестно), римский писатель. Автор небольших сочинений «Диалог об ораторах» (ок. 102, принадлежность произведения Тациту иногда оспаривается; о причинах упадка красноречия), «Жизнеописание Юлия Агриколы» (97, панегирик тестю Тацита Агриколе, включающий описание завоевания Британии), «О происхождении и местонахождении германцев» (97–98, др. название «Германия», об общественном устройстве, происхождении, быте германских племен). Всемирно известен двумя большими историческими сочинениями: «История» (ок. 109) и «Анналы» (не закончено), оба дошли до нас не полностью. По-видимому, в античности они воспринимались как одна книга: «История» описывала события римской жизни 69–96 гг., она завершается повествованием об убийстве императора Домициана, чье правление было особенно жестоко; «Анналы» давали панораму событий с 14 г., со смерти императора Августа. Осмысливая историю как противоречивый процесс, пессимистически оценивая общественные перспективы, Тацит создает образы, обладающие большой психологической убедительностью. Вопреки обещанию писать «без гнева и пристрастия», он создает не бесстрастную хронику и трактует исторические события как захватывающую драму, герои которой – императоры и их приближенные. Причину трагедии всего Рима, находящегося под властью императоров, Тацит видит в попрании свободы и утрате древней доблести. Интерес к историческим сочинениям Тацита возник в эпоху Возрождения, они во многом определили образ императорского Рима в сознании последующих поколений.

Оцените определение:
↑ Отличное определение
Неполное определение ↓

Источник: Литература и язык. Современная иллюстрированная энциклопедия

Тацит

Publius Cornelius Tacitus) – великий римский историк конца I – начала II вв. от Р.Х. Родился около 55 г., вероятно в Южной Галлии, умер около 120 г. Выходец из сословия всадников. Получил хорошее риторическое образование, что позволило Тациту уже в молодые годы стать известным оратором. В 78 г. Тацит удачно женился на дочери известного полководца того времени и консула 77 г. Юлия Агриколы и благодаря протекции тестя, по милости благоволивших к нему императоров (Веспасиана, Тита и Домициана), Тацит сделал успешную карьеру на государственной службе. В 81 или 82 гг. он занял должность квестора и перешел в сенаторское сословие, в 88 г. стал претором, в 97 г. был консулом, а в 112 или 113 гг. получил пост проконсула римской провинции Азия. Как писатель Тацит стал известен после смерти императора Домициана (96 г.), когда были опубликованы его первые небольшие сочинения: «Жизнь и характер Юлия Агриколы» («De vita et moribus Iulii Agricolae»), «Германия» («Germania») и «Диалог об ораторах» («Dialogus de oratoribus»). Биография Агриколы, умершего в 93 г., была опубликована в 98 г. и включала в себя помимо непосредственного жизнеописания героя и подробный рассказ о завоевании Британии Агриколой. В том же 98 г. Тацит закончил работу над географо-этнографическим трактатом «Германия», а в 102 г. или несколько позже увидела свет его монография о причинах, повлекших за собой упадок ораторского искусства в современном автору обществе. Свои основные труды по историографии – «Историю» («Historiae») и «Анналы» («Annales») – Тацит посвятил истории Римской империи, начиная со смерти Августа в 14 г. и заканчивая убийством Домициана в 96 г. Из 14 книг «Истории», описывающих события 69 – 96 гг., очевидцем которых был сам Тацит, сохранились лишь книги с первой по четвертую и начало пятой книги (69 – 70 гг.). Последний и самый зрелый труд Тацита – «Анналы» в 16 книгах – сохранился также частично: 1 – 6-я книги (Тиберий, 14 – 37 гг.) и 11 – 16-я (Клавдий и Нерон, 47 – 66 гг.), причем книги 5, 6 и 16 сохранились не полностью. При этом «Анналы» Тацита по хронологии дополняют его же «Историю». В трудах Тацита центральное место занимают выдающиеся личности и, прежде всего, императоры, которые, по его мнению, и определяют ход истории. В связи с этим Тацит очень тщательно рассматривал их поступки и принятые ими решения, исходя из совокупности черт характера каждого, пытался раскрыть руководившие ими мотивы. В тоже время, жизнь римского народа (особенно в провинциях), особенности функционирования органов управления и экономические процессы остались на периферии внимания историка. В изложении событий Тацит старался придерживаться хронологического принципа, но иногда отступал от него для придания повествованию большего драматического эффекта. Вопреки собственному намерению писать историю «без гнева и пристрастия», Тацит преподносил историю в виде захватывающей драмы, в которой противоборствуют положительные и отрицательные герои. В основе его языка и стиля прослеживается влияние трудов Саллюстия, с которым Тацита к тому же объединяет общий пессимистический взгляд на мир. Несмотря на высокие достоинства исторических трудов Тацита, они были забыты вскоре после его смерти. Единственным исключением стало положительное упоминание заслуг Тацита перед исторической наукой Аммианом Марцеллином в конце IV в., который написал собственное историческое сочинение в продолжение «Истории» Публия Корнелия Тацита. В средние века имя Тацита было предано забвению, но начиная с эпохи Возрождения литературное наследие Тацита постепенно приобрело всемирное признание.

 

Оцените определение:
↑ Отличное определение
Неполное определение ↓

Источник: Словарь античных историков

ТАЦИТ

Публий (?) Корнелий (P. Cornelius Tacitus) (ок. 56 - ок. 117) - рим. историк. Род., вероятно, в Галлии в семье прокуратора, был включен Веспасианом в сенатское сословие; занимал ряд гос. должностей: претор (88), консул (97), проконсул Азии (112/113). С 80-х гг. - член почетной жреч. коллегии квиндецимвиров и с этого же времени приобрел известность как оратор. Т. принадлежал к новой, вышедшей из провинций знати, на к-рую опирались императоры Флавии и к-рая содействовала укреплению их империи. Однако события 90-х гг. (террористич. эксцессы последних лет правления Домициана, воен. мятежи 97, показавшие зависимость императоров от произвола армии) заставляют Т. по-новому осмыслить характер императорской власти. Решению этой проблемы и посвящены соч. Т.: "Агрикола" (97-98) - жизнеописание типичного представителя новой служилой знати, тестя Т. - полководца Агриколы; "Германия" (98) - очерк обществ. устройства, религии и быта герм. племен; "Диалог об ораторах" (между 102 и 106), посвященный выяснению причин упадка политич. красноречия в эпоху Флавиев, и два больших ист. произв.: "История" и "Анналы", с к-рыми связана мировая слава Т. "История" (ок. 105-111) освещала жизнь Рима и всей империи 69-96 и состояла скорее всего из 14 кн., из к-рых дошли 1-4-я и нач. 5-й, рассказывающие о событиях 69 и об установлении власти Веспасиана; "Анналы" (над ними Т. работал до самой смерти) посвящены событиям 14-68. Соч. осталось неоконченным, более или менее полностью сохранились кн. 1-4-я и 12-16-я, в отрывках - 5-я, 6-я и 11-я.

Центральная проблема творчества Т. - оценка империи и ее ист. роли. В империи Т. видит необходимый этап истории Рима, прогрессивную форму экономич. и военно-политич. организации государства, к-рая закономерно сменила изжившую себя республику. Поэтому сенатская оппозиция новому строю, а тем более попытки сопротивления ему со стороны нар. масс и жителей провинций не встречают у Т. сочувствия. Однако в 1 в. новый, представляющий провинции господствующий слой рабовладельч. общества еще до конца не сложился, и поэтому разрушение императорами традиц. форм гос. организации и политич. жизни выступало, по крайней мере в самом Риме, как ликвидация единственных наличных обществ. и нравств. норм, как деспотич. произвол; Т. остро ощущал эту особенность эпохи. Образы императоров в его соч. как бы двоятся - императоры выступают в его изображении не только как прогрессивные деятели, утверждающие величие империи, но и как кровавые тираны, к-рые, опираясь на грубую воен. силу, на доносчиков и продажных магистратов, губят лучших людей гос-ва. Диалектич. понимание гос. форм, прогресса и истории вообще в их живых противоречиях и образует самую ценную черту Т. как историка. С этим связано и отношение к Т. позднейшей историч. традиции. Государствоведы абсолютизма видели в соч. Т. наставление, поучающее монарха руководствоваться в политике только гос. необходимостью и игнорировать нравств. критерии. В 18-19 вв. Т., напротив, считали суровым обличителем тиранов и борцом за респ. свободы, что вызывало восторженное отношение к нему рус. декабристов, зап.-европ. просветителей и франц. якобинцев, но обусловило резко критич. оценку его нем. историографией бисмарковской эпохи. Лишь в 20 в. сложилась в историографии оценка Т., исходящая из внутр. противоречивости его позиции и творчества.

Соч.: P. Comelii Taciti libri que supersunt. Ed. E. Koestermann, Bd 1-2, Lipsiae, 1961-62; P. Cornelius Tacitus. Erkl?rt von K. Nipperdey, Bd 1-2, 10 Aufl., В., 1904; Historiarum libri qui supersunt. Hrsg. C. Heraeus, Bd 1-2, 5 Aufl., Lpz., 1884-85; Germania. Hrsg. von R. Much, 2 Aufl., Hdlb., 1959; Dialogue de oratoribus mit kritischem Kommentar von A. Gudeman, 2 Aufl., Lpz.-В., 1914, то же, (Amst., 1967), в рус. пер.: Летопись, ч. 1-2, пер. Кронеберга, М., 1858; Соч., т. 1-2, М.-Л., 1969.

Лит.: Модестов В. И., Тацит и его соч., СПБ, 1864; Гаспаров М. Л., Новая лит-ра о Таците и Светонии (рецензия), "ВДИ", 1964, No 2; Dubois-Guchan E. P., Tacite et son si?cle..., t. 1-2, P., 1861; Boissier G., Tacite, P., 1903; Klingner F., Tacitus, "Die Antike", 1932, Bd 8, H. 3; Paratore E., Tacito, Mil., 1951; Syme R., Tacitus, v. 1-2, Oxf., 1958; Borsz?k St., P. Cornelius Tacitus, Stuttgart, 1968 (PWK, Suppl.-Bd XI).

Г. С. Кнабе. Москва.

Оцените определение:
↑ Отличное определение
Неполное определение ↓

Источник: Советская историческая энциклопедия: В 16 т. - М.: Государственное научное издательство «Советская энциклопедия», 1961-1976 г.

ТАЦИТ

Тацит (Марк Клавдий) (с октября или сентября 275 г. приблизительно по июнь 276 г.). Его происхождение весьма туманно: сведения некоторых письменных источников (причем не только Historia Augusta, чего можно было ожидать, но и Евтропия и Виктора) о нем самом и о его правлении малодостоверны. Местом его рождения называют город Интерамна в Италии, но основано это на вымысле; вероятнее всего, он был, как и многие другие императоры той эпохи, выходцем из данувийских земель. Так же, скорее всего, безосновательно утверждение о том, будто он притязал на родство с историком Тацитом, а мнение, будто он провозгласил себя императором лишь после шести месяцев междуцарствия, вызвано путаницей в определении точной продолжительности его правления. Более того, заявление, будто Тацит взошел на престол в возрасте семидесяти пяти лет, основано лишь на желании изобразить почтенного сенатора; вероятнее всего, он был значительно моложе. В равной степени утверждение этих древних авторов, будто его восшествие на престол представляло собой возрождение влияния сенаторов, основано лишь на ряде выдуманных романтических и нравоучительных историй, выдающих желаемое за действительное. На самом деле, как признают Зосима и Зонара, его провозгласил не сенат, а армия, т.е. он был таким же солдатским императором, как и его предшественники и преемники. Однако известно, что во время убийства Аврелиана он находился не в войсках, а пребывал у себя дома в Байях в Кампании. Именно оттуда, после того как солдаты провозгласили его императором, он отправился в Рим, чтобы присутствовать на подтверждении сенатом его императорских полномочий, которые, как сообщается, он принял с подобающей скромностью. Сенаторы удовлетворили его просьбу об обожествлении Аврелиана. Тацит стремился основать свою собственную династию, так как у него были сыновья, которые могли унаследовать власть. Он поставил сразу же своего единоутробного брата Флориана во главе преторианцев. В это время германские племена предприняли одно из самых грозных своих выступлений: франки перешли Рейн, а южнее алеманны и еще одно германское племя, лонгионы (лугии), прошли долиной Неккар и тоже ворвались в Галлию. Хотя под их натиском пало множество неукрепленных городов, Тацит и Флориан посчитали, что в первую очередь необходимо разрешить острый кризис на Востоке, и выступили в этом направлении. Дело в том, что другие германские племена, в том числе герулы и меотиды (готы с побережья Меотийского озера), которых, как считается, Аврелиан призвал на помощь в борьбе с персами, после его смерти продолжили наступление и вторглись в Малую Азию со стороны Кавказа; они продвинулись на юг вплоть до Киликии. Тацит и Флориан начали боевые действия против них, и Флориан одержал победу, которую Тацит восславил на монетах (VICTORIA GOTHIco), и принял титул «Готский». Еще один родственник императора, Максимин, которого он назначил наместником Сирии, не смог оказать ему большой поддержки и сам был убит. А вскоре пришло известие и о смерти Тацита в городе Тиана в Каппадокии. Есть два противоречащих друг другу рассказа о том, как он встретил смерть. Согласно одному из них, он погиб от рук убийц Максимина, успевших добраться из Сирии до Малой Азии. Другие источники утверждают, что Тацит заболел лихорадкой и умер естественной смертью —явление столь необычное среди императоров третьего века, что вполне может оказаться правдой. На монетах, относящихся к короткому правлению Тацита, обильно и многообразно присутствует обычный оптимистический патриотизм. На одной из монет император отождествляет себя с самой Храбростью (VIRTVS). Бог Солнце по-прежнему изображается покровителем имперской армии; он поднял руку, благословляя богиню, называемую Божественным Провидением (PROVIDENTIA DEORm/я), которая держит два знамени. Но, как правило, главную роль играли древние божественные покровители Рима и в первую очередь богиня Рома. Один примечательный персонаж, Милосердие Эпохи (CLEMETIA ТЕМРолш), изображен в виде императора, принимающего земной шар из рук Юпитера; на другой монете тот же самый текст неожиданно сопровождает фигуру Марса, не только с копьем и щитом, но и оливковой ветвью мира. Historia Augusta добавляет к этому несколько штрихов личного характера, степень доверия к которым каждый может определить по своему разумению. «В жизни, —уверяет нас автор, — Тацит был весьма умеренным человеком, он никогда не выпивал за день и пинты вина, а зачастую даже меньше чем полпинты. Даже на пиру обычно подавался всего один петух, к которому присовокуплялись подгрудок поросенка и несколько яиц. В неограниченном количестве он позволял себе лишь салат-латук, предпочитая его другим видам зелени. Его обильно подавали к каждой трапезе, и он часто повторял, что таким расточительством он покупает себе сон... Он редко мылся и выглядел весьма крепким для своих лет. Ему доставляли большое удовольствие разнообразные изысканные изделия из стекла... Он любил мраморные скульптуры».

Оцените определение:
↑ Отличное определение
Неполное определение ↓

Источник: Римские императоры. Биографический справочник правителей Римской империи 31 г. до н. э.— 476 г. н. э.

Тацит

(лат. Tacitus).

        1. Публий (?) Корнелий (Риblius (?) Cornelius) (ок. 55 — ок. 120 н. э.), последний великий рим. историк. Т. родился в аристократич. семье, получил прекрасные знания в области риторики, что позволило ему уже в молодые годы стать известным оратором. В 88 Т. стал претором, в 97 — консулом, в 112 (113 ?) — проконсулом рим. пров. Азия. Как писатель Т. стал известен после смерти императора Домициана (96), когда появились его первые небольшие сочинения: «Жизнь и характер Юлия Агриколы» («De vita et moribus Iulii Agricolae,,), «Германия» («Germania») и «Диалог об ораторах» («Dialogus de oratoribus»). «Агрикола» был опубликован Т. в 98 и посвящался его умершему в 93 тестю Юлию Агриколе. Он был написан вместо непроизнес, надгробной речи по случаю смерти Агриколы. Начало и конец «Агриколы» выдержаны в биографич. форме, середина же представляет собой историч. монографию о завоевании Британии Агриколой. В том же 98 он закончил научный географо-этнографич. трактат «Германия», первая часть которого является описанием обществ, устройства, быта др. германцев, рассказывается и об их происхождении; во второй же части характеризуются отдельные герм, племена. Местами придавая своему описанию идеализированную окраску, Т. показывает своим поправшим нравств. нормы соотечественникам морально здоровых и физически крепких германцев, указывая при этом и на их слабости. Тем самым он предостерегает и напоминает римлянам о той опасности, которая грозит Римской империи со стороны воинств, и свободолюбивых германцев. «Диалог об ораторах», написанный им в 102 или неск. позже, освещает остро дискутировавшийся в то время вопрос о причинах, повлекших упадок ораторского искусства. С помощью умело построенного диалога Т. удачно объединяет эту осн. тему с темой о достоинствах стихосложения и риторики. Этим сочинением, являющимся по своей форме и содержанию небольшим шедевром великого мастера, Т. хотел показать ошибочность распростран. тогда мнения о том, что причиной этого спада являются совр. воспитание и образование. Т. считал, что главной причиной этому служит изменение обществ, и внутриполитич. отношений. В «Диалоге об ораторах» он обосновывает свой отход от занятия ораторским искусством и переход к лит. творчеству, точнее, к историографии. Свои осн. труды по историографии — «История» («Historiae») и «Анналы» («Annales») — Т. посвятил истории Римской империи, начиная со смерти Августа и кончая убийством Домициана (14–96). Из 14 книг «Истории», описывающих события 69–96, очевидцем которых был сам Т., сохранились лишь 1–4-я и начало 5-й книги (69–70). Что же касается его самого зрелого и последнего труда «Анналы» в 16 книгах, то до нас дошли лишь 1–6-я (Тиберий, 14–37) и 11 — 16-я (Клавдий и Нерон, 47–66), а книги 5, 6 и 16 сохранились не полностью. «Анналы» дополняют «Историю», являясь ретроспекцией событий от смерти Августа, поэтому они имеют еще одно назв. — «История от смерти божественного Августа» («Ab excessu divi Augusti»). Мрачный террор, царивший в период правления императора Домициана, убедил Т., представителя огранич. в своих полигич. правах аристократии, в том, что свободе (libertas) и высоконравств. принципам (virtus) постоянно угрожает опасность быть попранными в условиях такой формы государств, управления, какой является монархия. С другой стороны, он признавал исто рич. необходимость принципата и знА? что возвращение к республиканской форме государств, управления уже невозможно. Это внутр. противоречие, противоречие между принципатом, с одной стороны, и libertas и virtus –с другой, в существ, мере повлияло на творчество Т. как историка. В трудах Т. центральное место занимают выдающиеся личности, которые, по его мнению, определяют ход истории, к таким личностям относятся прежде всего импера торы. Т. рассматривал их поступки и принятые ими решения, исходя из совокупности черт характера каждого, пытался раскрыть те внугр силы и moih вы, которые руководили ими. К ним он относил чувство страха, подозрительность, властолюбие, жест о кость и т. п. Его произведения содержат мало информации о жизни рим. народа, об органах управления, экономич. связях и историч. развитии рим. пров. Т. описывал не все историч. события, кое-что он опускал, а некоторые по-своему интерпретировал и по-своему оценивал их взаимное влияние Драматич. композиция для него все же важнее, нежели точное соблюдение хронологич. последовательности событий, которой он, в общем, старался придерживаться. Вопреки собств. намерению писать бесприсграсгно («sine ira et studio») Т. преподносил историю в виде захватывающей драмы, где свет и тени распределены неравномерно. Особое место в этой «драме» от водится императорам, жизнеописание которых составляет осн. фон его исгориог рафич трудов. Инот да на этом фоне появляются отдельные личности, пытающиеся отстоять virtus в условиях принципата. В состоянии глубокого пессимизма, вызванного осознанием несовершенства обществ, строя, причиной чему, как считал Т., явилось попрание свободы, он изображал Римскую империю раннего периода неск. тенденциозно, но с высоким мастерством. В основе языка и стиля Т. прослеживается влияние Саллю стия, с которым его объединяет пессимист ич. взт лял на мир. Частое употребление архаизмов и поэтич. выражений придавало языку Т. оттенки благородства, возвышенности; необычные, иногда режущие слух словосочетания, трудные для восприятия краткие предложения и точные высказывания захватывали читателя, заставляли его думать. Удивительно, но после смерти Т. его труды были почти полностью забыты. За исключением того факта, что Аммиан Марцеллин в кон. 4 в. дал высокую оценку творчест ву Т. и даже продолжил его «Историю», закончив ее 368, едва ли можно найти в поздний период античности еще к.-л. упоминания о Т. В средние века его имя и вовсе было предано забвению. В кон. 14 в. вновь растет интерес к отдельным трудам Т., а гуманисты занялись поиском его рукописей. Но господствовавший тогда цицеронизм помешал все же обьективно оценить лит. наследие Т. И только после выхода в свет (1574) сборника Т. под редакцией Липсия он получил всемирное признание.

        2. Марк Клавдий (лат. M. Claudius), рим. император в 275 276, богатый сенатор из Интерамны (Терни) в Умбрии, в 273 — консул, после длительного междуцарствия после смерти Аврелиана в возрасте 75 лет стал императором. В М. Азии он разгромил готов, захвативших терр. от Черного м. и до Киликии. Почти десятимесячное правление Т. отражало реакцию знати на политику «солдатских императоров» обострение отношений между сенатом и армией.

Оцените определение:
↑ Отличное определение
Неполное определение ↓

Источник: Словарь античности. Перевод с немецкого Прогресс 1989 г.

ТАЦИТ

   • Tac?tus,

       1. Cornelius, знаменитый историк времен Империи. По обычаю своего времени, он называется этими двумя именами (Cornel. Tac.); что же касается его личного имени (praenomen), то оно спорно. Гаем, Gaius, называют его многие рукописи и, может быть, Сидоний Аполлинар (ер. 4, 14 и 22), Публием, Publius, лучшая рукопись в четырех различных местах; поэтому в новейшее время последнее свидетельство взяло перевес. Что родиной его был город умбров Интерамна (н. Терни), это также мало доказывается тем, что император Т. происходил из этого города и считал историка своим родственником (Vopisc. Tac. 10), сколько тем, что в этом городе поставлен ему памятник в 1514 г. О его родителях ничего положительного не известно, точно также о годе его рождения; впрочем, по некоторым собственным его отзывам (см. особ. Tac. hist. 1, 1. Tac. Agr. 7. dial. 1) и по отношению его к Плинию Младшему можно заключить, что он приблизительно родился в пятидесятых годах от Р. X. (между 54 и 56 гг.). Он старался образовать себя изучением права и личными сношениями с отличнейшими ораторами своего времени, М. Апром и Юлием Секундом, которым он предан был всей душой (dial. 1). Plin. ep. 7, 20. В 77 г. он был обручен с дочерью Юлия Агриколы, который тогда был consul suffectus, a в следующем году женился на ней (Tac. Agr. 9). Что брак этот остался бездетным, можно с некоторой вероятностью заключить из того, что, рассказывая о смерти своего тестя, он упоминает только о жене и дочери, оставшихся после него, но не упоминает о его внуках. О государственных своих должностях сам он сообщает нам следующее: Mihi Galba, Otho, Vitellius nес beneficio, nec iniuria cogniti. Dignitatem nostram a Vespasiano inchoatam, a Tito auctam, a Domitiano longius provectam non abnuerim (Tac. hist. 1, 1). Этим, очевидно, обозначаются квестура как первая почетная ступень (primus gradus honoris), затем трибунат или эдильство, наконец, претура. Первая его должность относится, вероятно, к 78 или 79 г., а вторая следовала два года спустя после первой. С 78 г. его тестю было поручено управление Британнией, откуда он был отозван Домицианом только в 86 г. Был ли и Т. в этой стране в качестве, напр., квестора при своем тесте, этого сказать невозможно. Когда он в 88 г. сделался претором, то был уже членом весьма почетной жреческой коллегии квиндецемвиров (Quindecemviri) и потому участвовал в юбилейном празднике (ludi Saeculares), устроенном Домицианом в этом году (Tac. ann. 11, 11). В 89 или 90 г. он оставил со своей супругой Рим и еще не возвратился туда, когда его тесть умер, в 93 г. Последнее обстоятельство заставило его поспешить в Рим, где он в качестве сенатора пережил тяжелые годы конца правления Домициана, обреченный на невольное молчание и сдержанность. С воцарением Нервы настало и для него более счастливое время; в 97 г. он сделался consul suffectus на место Т. Вергиния Руфа, в честь которого он произнес надгробное слово. Plin. ep. 2, 1. Вместе с Плинием он выступил защитником ограбленной провинции против Мария Приска. О его последних годах, посвященных литературной деятельности, мало известно. Что он дожил до начала правления Адриана (111 г.), это вероятно. В молодости своей Т. (Plin. ep. 7, 20) приобрел себе известность ораторской деятельностью и, вероятно, издал некоторые речи. В связи с этой его деятельностью находится также первое его сочинение, dialogus de oratoribus, показывающее в нем искусного стилиста, старающегося подражать Цицерону. Повсюду в диалоге видны следы старательного изучения сочинений Цицерона, особенно касавшихся того же предмета, как, напр., de oratore; везде цицероновские периоды, блестящие сентенции, метко и сильно выраженные мысли и в то же время некоторое обилие речи, особенно частое употребление синонимов, что заставляет предполагать как бы некоторого рода преднамеренную подражательность. Поэтому некоторые (в новейшее время, напр., Андресен) полагали, что сочинение это не может принадлежать Т., и приписывали его то Плинию, то Квинтилиану или, наконец, еще более невозможным писателям. Впрочем, это предположение, основанное на слоге, довольно шатко, т. к. слог может видоизменяться с летами, а также с другими обстоятельствами жизни, наконец, даже смотря по предмету изложения. Скорее можно было бы придать значение другому возражению, если бы оно только было верно, а именно тому, что литературный взгляд и личный характер сочинителя диалога совершенно не подходят к Т. В пользу же принадлежности этого диалога Т. говорит как свидетельство Плиния, приводящего одно место из диалога (9. 12) в письме своем к Т. (ер. 9, 10), так и традиция лучших рукописей и совпадение времени. Сочинение это, вероятно, относится к 80-м годам, т. е. к временам Тита или к первым годам правления Домициана, следовательно, есть юношеский труд Т., когда для него не выяснилось еще призвание его к историографии. Самый ранний исторический труд Т. — это сочинение его об Агриколе, de vita et moribus Cn. Iulii Agricolae liber, состоящее из предисловия (prooemium), трех частей самого жизнеописания и эпилога. В первой части рассказывается жизнь Агриколы до назначения его правителем Британнии, во второй, после предварительного описания Британнии и прежних экспедиций Цезаря, Клавдия и Веспасиана, деяния Агриколы в Британнии, наконец, в третьей жизнь его после возвращения из Британнии. Биография эта издана в конце 97 г. и служит как бы предвестницей более обширных исторических трудов его, на которые он сам намекает (Tac. Agr. 3). В этом сочинении, написанном с целью прославления своего любимого тестя, Т. является писателем уже самостоятельным, но все еще борющимся с новосозданным идеалом исторического стиля. В нем господствует периодическая речь, вполне подходящая к рассказу, изредка прерываемая краткими предложениями; в последнем случае видно стремление к особенной силе выражения. Его признание, что он пишет rudi et incondita voce, служит достаточным пояснением того обстоятельства, что в его биографии встречается много темных и трудных мест, которые едва ли удастся устранить путем критики. Некоторые ученые считали и это сочинение не принадлежащим Т. Конечно, на подобное предположение можно смотреть только как на праздную игру фантазии. Вскоре после Агриколы вышло сочинение Т. о Германии, Germania или de situ ас populis Germaniae liber (под ред. W?lfflin´a), в котором рассказывается о происхождении, нравах и местах населения древних германцев. Искусное расположение предмета (сначала общие сведения, касающиеся всех германцев, их общественное, частное и семейное право и т. п. до 27 главы, затем описание отдельных племен), кроме того, полнота и верность сообщаемых данных, подтверждаемые все более и более новейшими изысканиями, наконец, нравственная серьезность, которой проникнут весь рассказ, дают этому сочинению значение вполне исторического и критического труда. Это не простой сборник заметок и не тенденциозное сочинение, написанное, как некоторые полагают, с целью отклонить Траяна от похода на Германию, а серьезный труд, имевший целью дать римлянам настоящее понятие о том народе, который тогда впервые выступил на поприще истории и, как предчувствовал Т., мог со временем иметь большое влияние на судьбу Римской империи. Впрочем, очень вероятно предположение, что Т. первоначально предполагал вставить свой рассказ о Германии как эпизод или экскурсию в сочинение свое, известное под именем historiae, но что впоследствии, по причине слишком обильного материала, он разработал его и издал как отдельный труд. Каков был план дальнейших его исторических сочинений, на это намекает он сам в следующем месте Агриколы (Tac. Agr. 3): non tamen pigebit memoriam prioris servitutis ac testimonium praesentium bonorum composuisse, где первые слова, очевидно, относятся к царствованию Домициана, а следующие к Нерве и Траяну; кроме того, еще раз в своих историях (Tac. hist. 1, 1): quodsi vita suppeditet, principatum divi Nervae et imperium Traiani, uberiorem securioremque materiam, senectuti seposui. Впрочем, этого своего плана он не привел в исполнение и о нем более не упоминает, а, напротив того, в «Анналах» обещает со временем написать историю Августа (Tac. ann. 3, 24). После Германии Т. написал труд свой Historiae, в котором рассказывались события со времени Гальбы до смерти Домициана (69-96 г.). От его историй сохранились только первые 4 книги и начало пятой, охватывающие неполных два года (69 и 70). Из этого уже видно, как обширен был этот труд. Если верить словам Иеронима, который говорит, что Т. написал в 30 книгах биографии цезарей от смерти Августа до смерти Домициана (in Zachar. 3, 14: Cornelius quoque Tacitus qui post Augustum usque ad mortem Domitiani vitas Caesarum triginta voluminibus exaravit), и если на «Анналы» считать 16 книг, то для историй останется 14 книг, из которых 9 должны были собою охватывать события 25-ти лет. Т. к. тот же самый счет встречается во многих рукописях, то нет основания отвергать показание Иеронима. Название Historiae дал Т. истории собственного своего времени, следуя примеру древнейших историков Сисенны, Саллюстия и др., в отличие от истории предшествующих времен, названных «Анналами»; другого, внутреннего отличия между этими двумя трудами его нет, т. к. он и в том, и другом рассказывает события по годам. Форма этого произведения вполне законченная: точность и краткость, характеризующая ее, заметны в каждом предложении, притом без ущерба для ясности и живости изложения и без разительных отступлений от языка остальных писателей того же века. Поэтому сочинение это представляет меньше трудных и темных мест, тем более что и текст дошел до нас в замечательно чистом виде. После окончания историй Т. приступил к изложению событий в правление Тиберия, Калигулы, Клавдия и Нерона (14-68 гг.). Inde consilium mihi pauca de Augusto et extrema tradere, mox Tiberii principatum et cetera, sine ira et studio, quorum causas procul habeo. От этого труда сохранились первые 6 книг (впрочем, с пробелом в одной, притом лучшей рукописи), затем часть 11 и вполне от 12 до 15, наконец, 16-я с пробелами, так что недостает истории Калигулы, начала царствования Клавдия и двух лет правления Нерона. Заглавие Annales, данное этому труду, совершенно произвольно; настоящее заглавие его, восстановленное ныне по Медицейской рукописи, было «ab excessu divi Augusti». Что «Анналы» написаны позже историй, видно из того, что он в них ссылается на истории (11, 11). Изданы они были в 116 или в начале 117 г., как это можно заключить по одному месту «Анналов» (2, 61). Историю Августа, а также Нервы и Траяна он не успел написать по причине смерти. Как художественное произведение книги ab excessu divi Augusti занимают первое место между сочинениями Т. Слог их величествен, но, конечно, не всегда прост и ясен. Язык его иногда слишком своеобразен и удаляется от классической прозы, особенно часты употребления поэтических выражений, заимствованных у Вергилия и Горация. Он старается выразить мысль свою как можно короче и сильнее. Оттого рассказ его производит впечатление необыкновенно живое и сильное, тем более что он проникнут всегда нравственной серьезностью писателя. Что касается до правдивости рассказа, то Т. удовлетворяет этой первой обязанности историка основательным изучением источников и тщательной критикой традиций. Впрочем, чисто объективное отношение к предмету, исключающее всякое выражение собственных чувств и мыслей, ему чуждо. Везде находим мы философские мысли, правила государственной мудрости, тонкий психологический анализ. Т. относится к главным событиям и лицам в своем рассказе то с участием, то с негодованием. Несправедливо задели в Т. последнее время некоторые ученые (Stahr, Em. Hoffmann), обвиняя его в пристрастии к Тиберию и ко всему роду Клавдиев. Напротив того, везде сказывается правдивость и глубина чувств писателя, который главной своей обязанностью считал почтить добродетель и внушить страх пороку, угрожая ему бесславием в потомстве (Ann. 3, 63: praecipuum manus annalium reor, ne virtutes sileantur, utque pravis dictis factisque ex posteritate et infamia metus sit.). Свобода и независимость, основанная на нравственном достоинстве человека, всегда находят в нем сочувствие, раболепство же и низкая лесть — всегда презрение. По его убеждению, не от законов зависит благосостояние государства, а от доброго духа граждан. На основании его философских взглядов то делали его стоиком, то подозревали в нем следы христианского образа мыслей. От веры в Fatum, господствовавшей в его время, он не мог вполне освободиться, но астрологию он отвергает и веру в чудеса предоставляет невежественной толпе. О влиянии богов на земные дела у него часто упоминается; по его мнению, они не руководятся ни заслугами, ни проступками людей, а приводят в исполнение неизменный мировой закон, не обращая внимания ни на хорошие, ни на дурные деяния их. Т. так же ясен, как Цезарь, хотя и цветистее его, так же благороден, как Ливий, хотя и проще его; поэтому он и для юношества может служить чтением занимательным и полезным. Главнейшие рукописи (ср. исследование Тагманна, Бреславль, 1847): Mediceus I, единственный источник для первой половины «Аннал», и Mediceus II во Флоренции для второй половины «Аннал» и для историй, — оба 11 в.; затем флорентийские и ватиканские рукописи, впрочем, подобно остальным, весьма испорченные. см. B?tticher, lexicon Taciteum (1830); Gerber и Greef, lex Taciteum (1877 слл.), Dr?ger, ?ber Syntax und Stil des Tacitus (2-е изд., 1875); Hoffmeister, die Weltanschauung des Tacitus (1831);

       2. M. Claudius или (Aurelius) Tacitus, римский император в 275 г. от Р. X., был избран сенатом, когда ему было уже 75 лет от роду. Человек серьезный и ученый, но мало способный к царской власти, которую он принял неохотно. Он победил скифов у Меотидского озера (или Азовского моря). Умер в Тарсе, шесть месяцев спустя после своего избрания на престол. Он высоко ценил память историка Т., которого он считал своим предком и велел списать его сочинения и выставить их в публичных библиотеках. Vopisc. Tac. 4, 13. Eutr. 9, 16.

Оцените определение:
↑ Отличное определение
Неполное определение ↓

Источник: Реальный словарь классических древностей

Найдено схем по теме Тацит — 0

Найдено научныех статей по теме Тацит — 0

Найдено книг по теме Тацит — 0

Найдено презентаций по теме Тацит — 0

Найдено рефератов по теме Тацит — 0