Византийское сереброВизантистика

ВИЗАНТИНОВЕДЕНИЕ

Найдено 1 определение:

ВИЗАНТИНОВЕДЕНИЕ

византинология, - отрасль ист. науки, изучающая историю и культуру Византии.

Возникновение В. Интенсивные экономич., политич. и культурные связи Византии с различными странами Европы и Азии, высокий уровень развития визант. культуры, оказавшей воздействие на культуру мн. народов, обусловили особый интерес к истории Византии в ист. науке. Как особый раздел историографии В. оформилось во 2-й пол. 19 в., но его истоки относятся к более раннему времени. Естественно, что из всех европ. народов интерес к прошлому Византии должен был проявиться прежде всего у юж. и вост. славян - непосредственных соседей империи. Уже с 10-11 вв. в Болгарии и Др. Руси переводились визант. хроники: Иоанна Малалы, Георгия Синкелла, Георгия Амартола и др. На основе данных этих хроник истории Византии касались мн. политич. и ист. произведения Киевской, а затем Моск. Руси, причем в лучших из них (напр., в Повести временных лет, в "Слове о законе и благодати" Илариона (между 1037-1050), в летописных сводах 15-16 вв., в произв. И. Пересветова, Ивана Грозного, А. Курбского и др.) дается вполне самостоят. концепция всемирно-ист. процесса и места в нем Византии. В Зап. Европе визант. памятники систематически начали изучать в эпоху Возрождения, т. к. гуманисты надеялись найти в них материал для понимания классич. древности. Науч. интерес к истории собственно Византии появился в 16 в., в связи с тур. опасностью и острой религ. борьбой, вызванной Реформацией. В визант. хрониках, подлинные тексты и лат. переводы к-рых стали издаваться с сер. 16 в. (Иероним Вольф, Клаузер и др.), политики пытались найти ответ на вопрос о причинах быстрого возвышения Турции, а протестантские и католич. богословы и историки - подобрать аргументы за или против притязаний папства. В нач. 17 в. визант. памятники издавались гл. обр. в Нидерландах (И. Мерсием) и в Италии (Н. Алеманом и Л. Алацием), а с сер. 17 в. - во Франции. В 17 - нач. 18 вв. визант. историей заинтересовались представители франц. дворянской историографии. Деятели франц. абсолютизма (кардинал Мазарини, Ж. Б. Кольбер и др.) оказывали поддержку византиноведч. штудиям, что объясняется не только франко-тур. политич. и зкономич. связями, но и обострением клас. противоречий в самой Фравдии. Дворянские историки всемерно подчеркивали и восхваляли "благодетельную" роль визант. теократич. гос-ва, поскольку оно было выражением идеи сильной абсолютистской власти. Естественно, что Вольтер, Монтескье, Кондорсе и др. просветители - идеологи поднимающейся буржуазии - резко их критиковали. Но метафизичность мировоззрения просветителей привела к тому, что они отвергли не только монархически-клерикальную тенденциозность произв. дворянских историков о Византии, но и вообще всякое ее значение. Борясь против абсолютизма и церкви, просветители бичевали визант. монархию как оплот реакции и мракобесия. Как сильные, так и слабые стороны рационализма, характерные для историографии Просвещения, с наибольшей отчетливостью проявились в произв. Э. Гиббона "История упадка и разрушения римской империи" ("The history of the decline and fall of the Roman Empire", v. 1-6, 1776-88), а также в посвященных Византии главах "Всемирной истории" А. Л. Шлецера ("Weltgeschichte", 1785-89). В первые десятилетия 19 в. интерес к истории Византии начинает заметно возрастать, что было вызвано как общими причинами, обусловившими появление и распространение романтизма с его идеализацией средневековья и церкви, так и усилением нац.-освободит. движения балканских народов (греков, сербов и др.) и обострением т. н. Восточного вопроса. Однако за исключением неск. справочно-вспомогат. исследований (напр., Ф. И. Круга и нек-рых др.) большинство работ по истории Византии 20-30-х гг. 19 в. являлось еще либо пересказом визант. хроник, либо публицистич. произведениями, использующими в той или иной мере византиноведч. материал (из рус. работ - "Рассуждение..." П. Наумова, 1818; из зарубежных - книги Я. Ф. Фальмерайера, выдвинувшего гипотезу о широкой слав. колонизации Греции, имевшей якобы отрицат. последствия для этой страны). Начали появляться новые публикации источников, более полные и тщательные в сравнении с публикациями 17-18 вв. В 1828 вышел 1-й т. т. н. Боннского корпуса визант. истории (Corpus Scriptorum Historiae Byzantinae закончен в 1897, 50 тт.). Братья Хеймбахи и особенно К. Э. Цахарие фон Лингенталь (1812-94) собрали и переиздали значит. количество визант. юридич. памятников. Было опубликовано неск. работ по визант. нумизматике Ф. Соси и Ю. и Л. Сабатье, по хронологии Э. Муральт. С сер. 19 в. начали публиковаться сб. документов по экономич. истории Византии Г. Л. Ф. Тафеля и Г. М. Томаса ("Urkunden zur ?lteren Handels- und Staatsgeschichte der Republik Venedig mit besonderer Beziehung auf Byzanz und die Levante", 1856), Ф. Миклошича и И. Мюллера ("Acta et diplomata graeca medii aevi...", t. 1-6, 1860-90).

В 40-60-х гг. появились как оригинальные исследования по отд. периодам или проблемам визант. истории (напр., рус. ученых А. А. Куника, П. Е. Медовикова, М. М. Стасюлевича, Г. Г. Гагарина, А. Энгельмана, Порф. Успенского; франц. ученых Паризо, Мортрея, Берже де Ксиври, Брюне де Пресля, греч. ученого К. Папарригопулоса), так и опыты систематич. ее изложения (напр., англ. ученого Дж. Финлея, нем. ученого К. Гопфа). Необходимо особенно отметить "Визант. истории" 1872-77 нем. ученого А. Гфререра, к-рый видел в Византии страну, развивающуюся по пути феодализма, но не усматривал разницы между развитием Византии и Германии. С 60-х гг. 19 в. в связи с дальнейшим обострением Вост. вопроса внимание к истории Византии значительно усиливается. Позитивистская методология (см. Позитивизм), распространившаяся в бурж. историографии этого периода, оказала большое влияние на В. Признавая экономику одним из равноправных факторов ист. развития, позитивисты уделяли значит. внимание изучению социально-экономич. проблем в визант. истории. Вместе с тем ист. процесс изображали как чисто эволюционный и историю Византии использовали для того, чтобы обосновать отрицание революц. взрывов в ист. развитии. Рост влияния позитивизма привел к расширению тематики византиноведч. работ, и именно в последней трети 19 в. В. становится одной из важнейших отраслей медиевистики.

Буржуазно-дворянское В. в России. Особенно интенсивно в последней трети 19 в. развивалось В. в России. Бурж.-дворянское по своему клас. характеру, позитивистское по своей методологии рус. В. этого периода отличалось особенностями, выдвинувшими его на первое место в бурж. науке о Византии. Наиболее существенная из них - обусловленное своеобразием ист. развития России после реформы 1861 повышенное внимание к вопросам внутр. истории Византии, гл. обр. к социально-правовой стороне визант. аграрного строя и роли слав. общин в социальной эволюции визант. империи. По этим вопросам особенно много работали В. Г. Васильевский, Ф. И. Успенский, а также Н. А. Скабаланович и П. В. Безобразов. В. Г. Васильевский и Ф. И. Успенский показали, что слав. колонизация Византии привела к распространению в империи свободной крест. общины, что засвидетельствовано Земледельч. законом. С этой теорией на Западе выступил нем. ученый Цахарие фон Лингенталь. Успеху исследований рус. ученых способствовало, в частности, то, что они гораздо шире и более последовательно, чем византинисты на З. пользовались сравнительно-ист. методом. Плодотворно разрабатывалась история визант. культуры (навсегда было покончено с легендой о неподвижности, застойности визант. культуры - В. Г. Васильевский, Ф. И. Успенский, Н. П. Кондаков и др.) и связей Византии с различными народами и гос-вами Европы и Переднего Востока и особенно визант.-рус. отношений (В. Г. Васильевский, Ф. И. Успенский, Т. Д. Флоринский, Д. Ф. Беляев, В. И. Ламанский, В. В. Макушев, М. Дринов, В. Р. Розен, А. А. Васильев). Историей визант. церкви занимались Е. Е. Голубинский, В. В. Болотов и др.; историей права, гл. обр. канонического, - А. С. Павлов. На общую направленность исследований рус. византинистов наложили свой отпечаток политич. требования царизма (внутр. и внеш. политику к-рого усердно поддерживала реакц. часть рус. византинистов) и идеализация визант. монархии как оплота самодержавия и церкви. Идеализм и эклектичность позитивистской методологии, сыгравшей на определ. этапе большую положит. роль, также отрицательно сказались на рус. В. Тем не менее огромное количество впервые поднятого византинистами фактич. материала, ряд обобщений и выводов прочно вошли в науку. К концу 19 в. позитивизм исчерпал себя и в В. Отсюда характерный для периода империализма кризис бурж.-ист. мысли, отчетливо сказавшийся и на рус. бурж.-дворянском В. нач. 20 в. Внимание византинистов все больше и больше переключается в область разыскания и публикации документ, и археологич. мат-лов (В. Э. Регель, Б. Кораблев и др.) и вспомогат. дисциплин (Н. В. Бенешевич, И. И. Толстой, Г. Церетелли и др.). Социально-экономич. вопросами продолжают интересоваться лишь немногие (П. А. Яковенко, Б. А. Панченко, К. Н. Успенский), причем некоторые из них в угоду новым политич. требованиям буржуазии, стремящейся в связи с развитием капитализма в России увековечить частную собственность, пытались пересмотреть лучшие достижения В. предшествующего периода, напр. начали отрицать наличие в визант. деревне общинной собственности (Б. А. Панченко, А. А. Васильев, К. Н. Успенский), влияние славян на агр. строй Византии (К. Н. Успенский, А. П. Рудаков и др.) и т. д. Наиболее отчетливо характерные признаки кризиса бурж. методологии проявились в работах, посвященных общему обзору истории Византии, - Ю. А. Кулаковского, С. П. Шестакова, К. Н. Успенского, А. А. Васильева и Ф. И. Успенского. Вместе с тем с гораздо большей, чем раньше, обнаженностью мн. византинисты старались исторически обосновать агрессивную империалистич. политику царизма на Балканах, особенно в 1912-13 и в период 1-й мировой войны.

В. в зарубежных капита- листических странах в конце 19-20 вв. Во франц. В. последней трети 19 в. наибольшей популярностью пользовалось направление позитивизма, к-рое наряду с экономикой подчеркивало значение культурно-бытовых "факторов" в ист. развитии; в связи с этим большинство франц. византинистов уделяло особое внимание изучению визант. цивилизации, гл. обр. ее отд. периодов или отд. областей. Они широко использовали вспомогат. ист. материалы - археологич., эпиграфич., нумизматич. и др. Особую известность приобрели труды Ш. Диля.

Нем. исследователи большое внимание уделяли источниковедению (Ф. Гирш и особенно К. Крумбахер (1856-1909)) и вопросам политич. и адм. истории (напр., Г. Гельцер, К. Нейман, Г. Ф. Херцберг). В области права, кроме Цахарие фон Лингенталя, большое значение имели труды Миттейса (1859-1921). История экономики разрабатывалась сравнительно еще мало. Греч. ученые занимались гл. обр. разысканием и публикацией новых ист. источников (С. Ламброс, 1851-1919, Монферратос, Константин Сафа и др.). Болг. и серб. историки (М. Дринов, С. Новакович и др.) работали гл. обр. в области изучения визант. источников по истории своих народов. В последние годы 19 в. и в нач. 20 в. во мн. высших уч. заведениях расширилось чтение курсов, связанных с В. (вслед за Мюнхеном в Париже, Лейдене, Риме, Упсале, Праге (Я. Бидло), Белграде (Д. Анастасиевич и др.)). Возросло число критич. изданий визант. текстов (Bibliotheca scriptorum graecorum et romanorum Teubneriana, t. 1-262, и др. серии). Все шире использовались папирусы, надписи и т. д. Но особенно характерным для нач. 20 в. было появление ряда общих обзоров "визант. цивилизации" (Д. Хесселинга, П. Гренье, Г. Гельцера, Ш. Диля и др.), в к-рых постепенно исчезает экономич. фактор даже у таких исследователей, как, напр., Ш. Диль или Л. М. Гартман; в более ранних своих работах они уделяли довольно значительное внимание изучению социально-экономич. явлений. Во мн. работах, в частности у Дж. Бьюри, ярко проявляется резкое осуждение всякого рода обществ. переворотов. Тот же Бьюри и мн. другие старались показать непосредств. преемственность тех или иных визант. учреждений от институтов Рим. империи.

Противоречивость развития бурж. В. проявилась особенно резко в условиях общего кризиса капитализма. Нек-рые историки пытались искать причины победы Вел. Окт. социалистич. революции в особом строе жизни России, якобы заимствованном из Византии. С этим было связано противопоставление Востока и Запада - как двух миров и двух цивилизаций. В ряде соч. отмечается стремление к модернизации (напр., у нем. ученого Л. Брентано, финского - Г. Миквиц, американского - Р. С. Лопес). Работа в области В. уже с первых лет после 1-й мировой войны начала беспрерывно расширяться. Во мн. зап.-европ. странах (Греция, Италия, Бельгия, Франция и др.) и в США, при Лиге наций в составе ЮНЕСКО при ООН возникли спец. науч. организации по изучению истории Византии. В. начали заниматься и в нек-рых афр. и азиат. странах (Алжир, ОАР, Сирийская Арабская Республика, Ливан и нек-рые др.). Резко возросло количество византиноведч. журналов.

Кроме "Byzantinische Zeitschrift" (Мюнхен, с 1892), стали выходить: "Byzantinisch-Neugriechische Jahrb?cher" (Афины, 1920-44); "Byzantion" (Брюссель, с 1924); "Epetnrмs Etaireias Byzantinon Spoydon" (Афины, с 1924); "Studi Bizantini e Neoellenici" (Рим, с 1924); "Seminarium Kondakovianum" (Прага-Белград, 1926-41); "Byzantinoslavica" (Прага, с 1929); "Revue des ?tudes Byzantines" (Париж, с 1946); "Jahrbuch der ?sterreichischen Byzantinischen Gesellschaft" (Вена, с 1951); "Echos d´Orient" (1897-1942), "Balkan Studies" (Салоники, с 1960) и др. Византиноведч. работам значит. внимание уделяют и др. изд., напр.: "Dumbarton Oaks papers" (Вашингтон, с 1941); "Dumbarton Oaks studies" (с 1950); "Byzantina metabyzantina, Journal of byzantinae and modern Greek studies" (Нью-Йорк, 1946-49); греч. журналы "Ellnnika" (Салоники, с 1928) и "Neos Ellnnomnnmon" (Афины, 1904-27). С 1924 начали созываться междунар. византиноведческие конгрессы (Congr?s international des ?tudes byzantines, I - Бухарест (1924), XII - Охрид (1961)). Значительно расширился круг источников, используемых византинистами. Более систематическими стали археологич. исследования в Константинополе, Каппадокии и нек-рых местах Греции, открыты новые памятники визант. иск-ва. Крупных успехов добилась визант. папирология. Заложены прочные основы визант. дипломатики. Несомненны достижения в области источниковедения. Вышел в свет ряд томов "Свода греч. актов средневековья и нового времени" ("Corpus der griechischen Urkunden des Mittelalters und der neueren Zeit". Reihe A: Regesten der Kaiserurkunden des Ostr?mischen Reiches von 565-1453, Bd 1-4, hrsg. von F. D?lger). Готовятся и выходят в свет и др. изд. источников и справочников (V. Grumel, Trait? d´?tudes Byzantines. 1. La chronologie, P., 1958).

В В. все большее место занимает субъективизм, конкретные формы к-рого определяются (прямо или косвенно) политич., нац. и конфессиональными взглядами того или иного ученого. Возрастает стремление подкрепить историей Византии представление, усиленно культивируемое ныне в капиталистич. странах, об извечной противоположности между "западноевроп." (романо-герм.) и "восточноевроп." (византино-славянским) мирами (напр., в трудах западногерм. византиниста Ф. Дельгера). Весьма распространенным- особенно в последнее время - является отрицание феод. характера обществ. строя Византии (Ф. Дельгер, бельг. ученый А. Грегуар, франц. ученые Л. Брейе, П. Лемерль, греч. ученый Караяннопулос и мн. другие), а также принижение роли славян в истории Византии (П. Лемерль и др.). В исследовании политич. и гос. строя Визант. империи большинство бурж. византинистов (А. В. Циглер, О. Халецкий, "школа Дельгера" и др.) находит корни (или даже прообраз) совр. этатизма, "тоталитаризма" и пр. Тенденциозно в большинстве работ оцениваются отношения между Византией и народами Вост. и Юго-Вост. Европы, к-рые будто бы всегда пассивно подчинялись влиянию визант. культуры. Наряду с отрицанием всякой роли революции имеется призвание значения революций (нем. ученый Э. Кирстен, 1958, говорит о революц. освобождении в нач. 7 в. закрепощенного крестьянства). Появление подобных концепций в бурж. В. является безусловно результатом влияния сов. В. Прогрессивная часть византинистов капиталистич. стран все с большим вниманием присматривается к успехам сов. В., а отд. ученые и писатели (в Англии, напр., Р. Браунинг, Д. Линдсей) обращаются, хотя и непоследовательно, к ист. материализму, пытаются применять его в своих работах. Среди нек-рой части ученых вновь возрастает интерес к социально-экономич. вопросам (П. Харанис, США, и др.). В. в Советском Союзе. После Вел. Окт. социалистич. революции и победы социализма в СССР стало возможным подлинно науч. исследование визант. истории на основе марксистско-ленинской методологии. Естественно, что столь радикальная перестройка потребовала известного времени; благотворное влияние марксизма начало сказываться на В. с первых же лет Сов. власти, прежде всего в тематике византиноведч. работ. Усилился интерес к общим проблемам. Показательным в этом отношении являются послеокт. работы Ф. И. Успенского (ум. в 1928). Не марксистские по своей методологии, они, однако, самой постановкой вопроса о типичном и своеобразном в социально-экономич. развитии Византии знаменовали попытку подняться над эмпиризмом предреволюц. В. В эти годы Ф. И. Успенский, В. Н. Бенешевич, В. И. Истрин, Г. Ф. Церетели, С. П. Шестаков и нек-рые др. подготовили ряд публикаций визант. памятников. Н. П. Лихачев работал в области визант. сфрагистики, Д. В. Айналов, Л. А. Мацулевич, Ф. И. Шмит - в истории визант. иск-ва.

Большую роль в развитии сов. В. сыграли мероприятия Коммунистич. партии и Сов. пр-ва по реорганизации ист. образования в Сов. Союзе, обеспечивавшие расширение преподавания истории Византии в высших уч. заведениях, а следовательно, и подготовку новых кадров византинистов. В 1939 в Ленинграде, а в 1943 в Москве в Ин-те истории АН СССР были созданы группы по истории Византии, впоследствии объединенные в одну под рук. акад. Е. А. Косминского; в 1956 группа реорганизована в сектор византиноведения Института истории. Оживилась работа византинистов Армении, Грузии и нек-рых ун-тов и пед. ин-тов РСФСР и Украины. С 1944 начали проводиться сессии отделения ист. наук АН СССР, посвященные вопросам В. С 1947 стала выходить новая марксистская серия "Визант. временника" (византиноведч. работы публикуются, кроме того, в ист. периодике и ученых записках вузов).

Принципиальным отличием сов. В. от В. бурж.-дворянского является идейно-теоретич. основа - марксизм-ленинизм. М. В. Левченко, Н. В. Пигулевская, Е. Э. Липшиц, М. Я. Сюзюмов, З. В. Удальцова, А. П. Каждан, Б. Т. Горянов, С. Г. Каухчишвили, Г. Г. Литаврин, К. А. Осипова, Г. Л. Курбатов и др. убедительно показали, что обществ. строй Византии был феодальным, хотя и имел свои особенности по сравнению с зап.-европ. феодализмом. Совершенно по-новому поставлен вопрос о роли клас. борьбы в процессе возникновения, развития и гибели Византии (кроме названных, А. В. Мишулин, А. П. Дьяконов, А. Д. Дмитрев, Л. М. Меликсет-Бек, M. M. Фрейденберг, К. Н. Юзбашян, Р. М. Бартикян и др.). Изучением истории особенностей развития визант. городов - проблемы, почти не затронутой бурж. В., - занимаются М. Я. Сюзюмов, А. П. Каждан, Е. Э. Липшиц, Г. Л. Курбатов, Р. А. Наследова. Интенсивно изучаются отношения Византии со славянами и народами Кавказа, причем, в отличие от бурж. историографии, сов. ученые стремятся выяснить не только влияние Византии на эти народы, но и роль этих народов в экономич., политич. и культурной жизни самой Византии.

Наряду с византинистами М. В. Левченко, Е. Э. Липшиц, Н. В. Пигулевской, С. Г. Каухчишвили, P. M. Россейкиным, П. О. Карышковским, Г. Г. Литавриным, И. К. Кусикьяном и др. в этом плане работали и работают историки народов СССР Б. Д. Греков, М. Н. Тихомиров, М. Д. Приселков, Я. А. Манандян, М. Л. Кахадзе, Т. Т. Микаэлян, а также слависты и археологи - Н. С. Державин, П. Н. Третьяков, М. К. Каргер, С. А. Никитин, М. Ю. Брайчевский, А. Л. Якобсон и др. О связях Византии с народами и странами Зап. Европы опубликованы работы З. В. Удальцовой, Е. Ч. Скржинской, Н. П. Соколова, М. А. Заборова, а с Востоком - Н. В. Пигулевской, И. П. Петрушевского. Важным разделом сов. В. является изучение визант. культуры и иск-ва. В противоположность большинству бурж. специалистов В., сов. византинисты стараются исследовать светские течения визант. культуры и в первую очередь нар. культуру. В области истории визант. науки работают Е. Э. Липшиц, В. К. Чалоян и др., в области лит-ры - Е. Э. Липшиц, Ш. И. Нуцубидзе, В. С. Шандровская, А. Я. Сыркин, живописи - В. Н. Лазарев, М. В. Алпатов, Ш. Н. Амиранашвили, торевтики и глиптики - А. В. Банк, архитектуры - Н. И. Брунов, Г. Я. Чубиношвили и др. Опубликован ряд работ источниковедч. характера - А. П. Дьяконова, Е. Ч. Скржинской, З. В. Удальцовой, А. П. Каждана, П. О. Карышковского, Е. Э. Липшиц, Л. М. Меликсет-Бека, М. А. Шангина, М. Я. Сюзюмова, Н. А. Мещерского, Р. А. Наследовой, К. А. Осиповой и др. Изучаются визант. памятники из собраний СССР, а также изданы переводы Феофилакта Симокатты, Иордана и др. В области визант. филологии много сделал П. В. Ернштедт, а палеографии - Е. Э. Гранстрем.

В. в зарубежных социа- листических странах. В первые же годы после установления нар. власти В. вступило, так же как в свое время и в СССР, в период глубокой идейно-методологич. перестройки и пересмотра с позиций марксизма-ленинизма концепций бурж. В. Процесс этот был значительно облегчен и ускорен тем, что прогрессивные ученые этих стран могли во многом использовать опыт сов. науки. История большинства европ. социалистич. стран в прошлом тесно переплеталась с историей Византии, поэтому в этих странах интенсивно изучаются взаимоотношения Византии с соседними народами, а также проблемы социально-экономич. отношений, нар. движений, культуры, источниковедения: болг. ученые Д. Ангелов, И. Дуйчев, Б. Примов, А. Бурмов, И. Снегаров, С. Лишев, Н. Мавродинов (искусство), В. Бешевлиев (эпиграфика); венг. ученые Д. Моравчик, М. Дьони, Д. Чаллань, Р. Бенедикти; нем. ученые И. Ирмшер, Э. Вернер; польск. ученые Р. Таубеншлаг, Г. Каппесова, В. Моле; рум. ученые Е. Кондураки, В. Греку, Э. Франчес, Б. Кымпина, Элиан, Г. Кронц. Важное значение для В. имеют раскопки, производимые в Юго-Вост. Румынии; ценный вклад в В. внесли чехословацкие ученые М. Паулова, Й. Вашица, Б. Застерова, А. Досталь. Большое количество новых данных дали археологич. изыскания в Юж. Моравии.

В 1948 при Серб. АН организован Институт В. во главе с Г. А. Острогорским, (орган ин-та с 1952 - "Зборник Византинолошки институт", изд. Српска академjа наука). Исследования Острогорского имеют большое науч. значение в области социально-экономич. проблематики. Его "Исторjа Византjе", 1959, переведена на мн. языки. Над социально-экономич. тематикой работают Б. Графенауэр, В. Мошин, Ф. Баришич; Б. Крекич, Я. Ферлуга. Дж. Бошкович, П. Николаевич-Стойкович дали ряд ценных работ по истории иск-ва и по археологии.

Важнейшие центры В.

Австрия. Комиссия по византиноведению при филос.-ист. отделении Австр. АН (Komission f?r Byzantinistik), Вена, осн. 1948. Австрийское визант. об-во (?sterreichische Byzantinische Gesellschaft), осн. 1845. Ун-т, Вена, осн. 1365.

Бельгия. Королевская академия наук, лит-ры и иск-в, Брюссель, осн. 1772. Об-во болландистов (Soci?t? des Bollandistes), Брюссель, осн. 1630. Ун-т, Брюссель, осн. 1834.

Болгария. Ин-т истории при Болг. АН, София, осн. 1947. Ин-т археологии при Болг. АН, София, осн. 1921.

Бразилия. Ун-т, Рио-де-Жанейро, осн. 1920.

Великобритания. Британская школа археологии в Афинах (British School of Archaeology at Athens), осн. 1886. Ун-т, Кембридж, осн. в нач. 13 в. Ун-т, Эдинбург, осн. 1583. Библиотека Бодли (Bodleian Library), Оксфорд, осн. в 14 в. Британская академия (British Academy), Лондон, осн. 1901. Ун-т, Лондон, осн. 1836.

Венгрия. Венг. АН, Будапешт, осн. 1825.

ГДР. Ин-т греко-римских древностей (Institut f?r Griechisch-R?mische Altertumskunde) при немецкой АН (осн. 1 700) в Берлине. Ин-т византиноведения (Institut f?r Byzantinistik) при ун-те Мартина Лютера (осн. 1694) в Галле. Ин-т всеобщей истории (Institut f?r allgemeine Geschichte) при ун-те Карла Маркса (осн. 1409) в Лейпциге.

Греция. Афинская академия (Akadimia Athinon), осн. 1926. Музей Бенаки (Museum Benaki), Афины, осн. 1931. Афинское археологич. об-во (Soci?t? Arch?ologique d´Ath?nes), осн. 1837. Ун-т, Афины, осн. 1837. Об-во византиноведения (Society for Byzantine Studies), Афины, 1919.

Дания. Датская королевская академия наук и лит-ры (Det Kongelige Danska Videnskabernes Selskab), Копенгаген, осн. 1742. Ун-т, Копенгаген, осн. 1749. Ирландия. Ун-т, Дублин, осн. 1591.

Испания. Ун-т, Барселона, осн. 1450. Высший совет научных исследований (Consejo Superior de Investigaciones Cientificas), Мадрид, осн. 1940.

Италия. Нац. ассоциация по изучению Византии (Associazione Nazionale di studi bizantini), Рим. Эллинистич. институт визант. и послевизант. исследований (Istituto Ellenico di studi bizantini e post -bizantini), Венеция.

Канада. Ун-т Мак-Гилла, Монреаль, осн. 1821.

Кипр. Библиотека Фанеромени, Никосия, осн. 1934. Об-во кипрских исследований (Soci?t? des ?tudes Chypriotes), Никосия.

Ливан. Ливанская АН, (Acad?mie libanaise), Бейрут, осн. 1937.

Нидерланды. Ун-т, Амстердам, осн. 1632. Ин-т визант. исследований (Institut d´?tudes Byzantines), Неймеген. Ун-т, Неймеген, осн. 1923.

Польша. Польская АН, Варшава, осн. 1952. Ун-т, Варшава, осн. 1816. Ун-т, Лодзь, осн. 1945.

Румыния. Румынская АН, Бухарест, осн. 1948.

СССР. Ин-т истории АН СССР, осн. 1937 (в Москве - сектор византиноведения, в Ленинграде - отделение). Эрмитаж, Ленинград, осн. 1764. Ин-т народов Азии, Ленинград, филиал, осн. 1930. Ун-т, Ленинград, осн. 1819. Ун-т, Москва, осн. 1755. Ун-т, Тбилиси, осн. 1918.

США. Американский ин-т византиноведения (Byzantine Institute of America), Стамбул. Колумбийский ун-т, Нью-Йорк, осн. 1754. Науч. библиотека в Думбартон-Оксе (Dumbarton Oaks Research Library and Collection), осн. 1940, Вашингтон. Американская академия средних веков (Mediaevel Academy of America), Кембридж, осн. 1925. Ун-т, Принстон, осн. 1746 Ратгерсский ун-т, Нью-Брансуик, осн. 1924. Мичиганский ун-т, Анн-Арбор, осн. 1817.

Турция. Ун-т, Анкара, осн. 1946. Музей св. Софии (Mus?e St. Sophie), Стамбул, осн. 1934. Ун-т, Стамбул, осн. 1453.

ФРГ. Комиссия по своду греч. документов средневековья и нового времени (Kommission f?r das Corpus der griechischen Urkunden des Mittelalters und der neueren Zeit) при филос.-ист. отделении Баварской АН (осн. 1759) в Мюнхене. Ун-т, Геттинген, осн. 1736. Ун-т, Кельн, осн. 1388.

Франция. Академия надписей и изящной словесности (Acad?mie des Inscriptions et Belles Lettres), Париж, осн. 1663. Нац. библиотека (Biblioth?que Nationale), Париж, осн. 1480. Центр по изучению визант. истории и цивилизации (Centre de Recherches d´histoire et de civilisation byzantine) при ф-те лит-ры и гуманитарных наук при Парижском ун-те (осн. 1253). Коллеж де Франс (Coll?ge de France), Париж, осн. 1530. Практич. школа высших исследований, секция ист. и филологич. наук (?cole pratique des Hautes ?tudes, section sciences Historiques et Philologiques), Париж, осн. 1868. Франц. ин-т византиноведения (Institut Francais d´?tudes byzantines), Париж. Ин-т исследования и истории текстов (Institut de Recherche et d´Histoire des Textes), Париж, осн. 1937. Франц. школа в Афинах (?cole Fran?aise de Ath?nes), осн. 1846. Франц. школа в Риме (?cole Fran?aise de Rome).

Швейцария. Швейцарский ин-т в Риме.

Швеция. Ун-т, Упсала, осн. 1477.

Чехословакия. Ун-т, Братислава, осн. 1919. Славянский ин-т при Чехословацкой АН, Прага, осн. 1952.

Югославия. Ун-т, Белград, осн. 1863. Ин-т византиноведения при Сербской АН, Белград, осн. 1948.

Япония. Ун-т, Токио, осн. 1875. Общество по изучению Ближнего Востока (Society for Near Eastern Studies), Токио. Науч. совет Японии (Science Council of Japan), Токио, осн. 1949.

Лит.ратура к статье

Общие работы. Васильевский В. Г., Обозрение трудов по визант. истории, СПБ, 1890; Каждан А. П., Литаврин Г. Г., Удальцова З. В., Византия и Запад в совр. бурж. историографии, в сб.: Против фальсификации истории, М., 1959; Diehl Ch., Les ?tudes d´histoire Byzantine en 1905 (в его же кн.: ?tudes byzantines. P., 1905); Васильев А. A., Лекции по истории Византии, т. 1, П., 1917; Stein E., Die byzantinische Geschichtswissenschaft im letzten halben Jahrhundert (Neue Jahrb?cher f?r das klassische Altertum, 1920, Bd 23); Обзоры по странам за время 2-й мировой войны; "Byzantiposlavica", 1947-48, t. 9

Византиноведение в России. Терновский Р. A., Изучение визант. истории и ее тенденциозное приложение к Др. Руси, в. 1-2, К., 1875-76; Успенский Ф. И., Из истории византиноведения в России, "Анналы", 1922, кн. 1; Бузескул В. П., Всеобщая история и ее представители в России в XIX - нач. XX вв., ч. 1, Л., 1929; Удальцова З. В., Византиноведение (в кн.: Очерки истории исторической науки в СССР, т. 1, М., 1955, т. 2, М., 1960).

Византиноведение в СССР. Елеонская Е. Н. и Каптерев С. Н., Обзор советской литературы по византиноведению за 1945-54, "Виз. врем.", 1956, т. 9; Византиноведение в СССР за 40 лет, "Виз. врем.", 1958, т. 13; Соколов Н. П., 40 лет советского византиноведения, т. 1, Г., 1959; Каждан А. П., Основные проблемы истории Византии (в свете новейших исследований), "ВИМК", 1957, No 3; Удальцова З. В., Каждан А. П., Некоторые нерешенные проблемы социально-экономич. истории Византии, "ВИ", 1958, No 10; Сюзюмов М. Я., Некоторые проблемы истории Византии, "ВИ", 1959, No 3; Кечакмадзе Н. H., Византиноведение в Советской Грузии, "Виз. врем.". 1959, т. 15.

Византиноведение в зарубежных странах. Удальцова З. В., Византиноведение в нар.-демократия. Болгарии (1944-1953), "Виз. врем.", 1956, т. 8; Тивчев П., Изучение истории Византии и ср.-век. Болгарии в НРБ в 1954-1957 гг., "Виз. врем.", 1959, т. 16; Велков В., Археология, находки в Болгарии, относящиеся к истории Византии, "Виз. врем.", 1959, т. 15; Ангелов Д., О некоторых вопросах социально-экономич. истории Византии, "ВИ", I960, No 2; Хассей Д. M., Френд В. К., Византиноведение в Великобритании в 1947-56 гг., "Виз. врем.", 1958, т. 13; Moravcsik Gy., Dix ann?es de philologie classique hongroise 1945-1954 (Acta antiqua. Academiae Scientiarum Hungaricae, t. 3, Bdpst, 1955); Gfr?rer A. Fr., Byzantinische Geschichten, Bd 1-3, Gras., 1872-77; Romein I., Die Anfange der Byzantinistik in Holland (1568-1655), BZ, 1929, Bd 30; Каппесова Г., Исследовании по Византиноведению в Польше, "Виз. врем ", 1958, т. 13; Иванова О. Е. и Якубский В. A., Изучение истории Византии и Причерноморья в ПНР, "Виз. врем.", 1956, т. 11; Франчес Э., Византиноведение в PHP (1948-1958), "Виз. врем.", 1959, т. 16; Паулова М., Византиноведение в Чехословацкой Республике за последние годы, "Виз. врем.", 1957, т. 12; Erciklopedija Jugoslaviе, t. 1, Zagreb, 1955, с. 603-613; Острогорский Г., Историjа Византиjе, Београд, 1959.

З. В. Удальцова. Москва.

Оцените определение:
↑ Отличное определение
Неполное определение ↓

Источник: Советская историческая энциклопедия: В 16 т. - М.: Государственное научное издательство «Советская энциклопедия», 1961-1976 г.

Найдено схем по теме ВИЗАНТИНОВЕДЕНИЕ — 0

Найдено научныех статей по теме ВИЗАНТИНОВЕДЕНИЕ — 0

Найдено книг по теме ВИЗАНТИНОВЕДЕНИЕ — 0

Найдено презентаций по теме ВИЗАНТИНОВЕДЕНИЕ — 0

Найдено рефератов по теме ВИЗАНТИНОВЕДЕНИЕ — 0