Юркевич Михаил АндреевичЮркевич Петр Ильич

Юркевич Памфил Данилович

Найдено 2 определения термина Юркевич Памфил Данилович

Показать: [все] [краткое] [полное] [предметную область]

Автор: [отечественный] Время: [современное]

Юркевич Памфил Данилович

Юркевич (Памфил Данилович) - философ и педагог, сын священника, родился в 1827 г., воспитание и образование получил в полтавской семинарии и киевской духовной академии; в 1851 г. был назначен наставником по классу философских наук; в 1852 г. возведен в степень магистра; в 1857 г. сверх философии ему было поручено преподавание немецкого языка, в 1861 г. возведен в звание ординарного профессора и в том же году приглашен на философскую кафедру в Московском университете. В Москве преподавал еще педагогику в учительской семинарии военного ведомства. В 1869 - 1873 гг. был деканом историко-филологического факультета. 4 октября 1874 г. скончался. Философские труды Юркевича немногочисленны; помещались по преимуществу в "Трудах Киевской Духовной Академии", в "Журнале Министерства Народного Просвещения" и других ученых изданиях. Наиболее замечательны: "Идея" ("Журнал Министерства Народного Просвещения", 1859); "Материализм и задачи философии" (там же, 1860); "Сердце и его значение в духовной жизни человека по учению слова Божия" ("Труды Киевской Духовной Академии", 1860); "Доказательства бытия Божия" (там же, 1861); "Из науки о человеческом духе" (там же, 1860); "Язык физиологов и психологов" ("Русский Вестник", 1862); "Разум по учению Платона и опыт по учению Канта" (речь, произнесенная на акте Московского университета в 1866 г.) - наиболее совершенное философское произведение Юркевича. Противоположение Канта и Платона, двух родственных по направлению мыслителей, выполнено Юркевичем блистательно. Не менее замечательны труды Юркевича по педагогике. Им изданы: "Чтения о воспитании" (1865) и "Курс общей педагогики с приложениями" (М., 1869). Это - наиболее замечательная книга по педагогике на русском языке того времени. На Юркевича имел влияние Куртман, но Юркевич проявил большую вдумчивость и самостоятельность. Книга его распадается на 2 части: общее учение о воспитании и общая теория обучения. Юркевич имел как философ мало влияния; он подвергся весьма страстным и резким нападкам со стороны Чернышевского, за разбор "Антропологического принципа в философии", напечатанный в "Трудах Киевской Духовной Академии" ("Из науки о человеческом духе"). Многие находили и находят, что в полемике Юркевича с Чернышевским правда была на стороне первого. Заслуги Юркевича выставил Владимир Соловьев , слушатель Юркевича по Московскому университету. Соловьев дважды писал о Юркевиче: некролог Юркевича (в "Журнале Министерства Народного Просвещения", с подробным изложением некоторых статей Юркевича) и характеристику Юркевича (см. "Полное Собрание Сочинений" Соловьева, том VIII). Соловьев очень тепло отзывается о Юркевиче, который высоко ценил идеалистическую философию, но не немецкий идеализм Канта и Гегеля; у последнего Юркевич находил неизлечимую форму мании величия. Последними настоящими философами Юркевич считал Якова Бема, Лейбница и Сведенборга. Точкой зрения Юркевича был "широкий, от всяких произвольных или предвзятых ограничений свободный эмпиризм, включающий в себя и все истинно рациональное, и все истинно сверхрациональное, так как и то, и другое прежде всего существует эмпирически в универсальном опыте человечества с неменьшими правами на признание, чем все видимое и осязаемое". Юркевич очень любил предостерегать своих слушателей от смешения абсолютного знания с знанием об абсолюте. Первое невозможно; ко второму ведут три пути - сердечное религиозное чувство, добросовестное и мистическое созерцание. Склонностью Юркевича к мистицизму, столь милому и Соловьеву, объясняется и отношение первого к спиритизму. Юркевич, как человек осторожный, не писал о спиритизме, но очень им интересовался и многого ждал от него; об этом свидетельствует А. Аксаков в статье под заглавием "Медиумизм и философия. Воспоминание о профессоре Московского университета Юркевиче" ("Русский Вестник", 1875). О Юркевиче, как педагоге была помещена статья в журнале "Гимназия" за 1888 г., оставшаяся неоконченной. Список трудов Юркевича, почти полный, можно найти в "Материалах для истории философии в России", изданных Я.Н. Колубовским в "Вопросах философии" (книга 4, пр. 1). Э. Радлов.

Оцените определение:
↑ Отличное определение
Неполное определение ↓

Источник: Биографический словарь

Юркевич, Памфил Данилович

— ординарный профессор Московского университета; был сыном сельского священника Полтавской губернии, родился около 1827 г. Пройдя семинарский курс в Полтаве, он поступил в 1847 г. в Киевскую духовную академию. Здесь, по окончании курса в 1851 г. с причислением к первому разряду воспитанников, по особому распоряжению местного начальства он введен был в назначенную ему академической конференцией должность наставника по классу философских наук, а следующем году возведен был на степень магистра и переименован в бакалавры академии. В 1853 г. "за отлично усердные и весьма полезные труды" объявлено было ему благоволение св. Синода. В следующем году он определен был помощником инспектора академии, но, вероятно, эта должность не пришлась ему по душе, потому что через два года он, согласно прошению, был от нее уволен. В 1857 г., сверх философии, ему поручено было преподавание немецкого языка, а через год он возведен был в звание экстраординарного профессора. В 1861 г. "определением св. Синода за примерно усердную службу, обширные сведения и отличное преподавание возведен был в звание ординарного профессора". Труды его, отчасти напечатанные в ученом журнале академии, обратили на себя внимание не одного духовного начальства: в том же 1861 г. он был приглашен на вновь открывшуюся при Московском университете кафедру философских наук и в октябре этого года был с Высочайшего соизволения перемещен ординарным профессором. Здесь читал он логику, психологию, историю философии и педагогику. Трудно было Ю. после долгого отсутствия кафедры философии в Московском университете расположить слушателей к своему предмету, особенно в ту пору, когда задорная известная часть петербургской критики и тоже младенчески задорнейшая журнальная quasi-критика имела столько обаятельной силы для отвлечения молодежи от действительного строгого и разумного учения; еще более трудным казалось завоевать себе сочувствие у молодежи, воспитавшейся на легких журналах, такими лекциями, в которых воззрения профессора в существе были противоположны почти всем тогдашним умственным и нравственным веяниям. Ю. вполне понимал возмутительное умственное рабство большинства русских юношеских умов, понимал преходящие причины этого рабства и глубоко верил в пробуждение и освобождение молодой духовной силы. Возражатели энергично осаждали Ю. своими вопросами вне аудитории, а иногда в самом университете во время промежутков между лекциями, и он серьезно выслушивал их и, в свою очередь, с разумной сдержанностью оспаривал их, порой курьезные, доводы. Между тем лекции его, излагавшиеся свободным изящным языком и устно, т. е. не чтением по тетрадке, делали свое хорошее дело. Вскоре по его инициативе студенты усердно занялись даже сторонней работой по его предмету, результатом которой был перевод с немецкого на русский язык курса "Истории философии" Швеглера. Этот перевод студенческий, тщательно редактированный Ю., был напечатан. Ю. не довольствовался, однако, деятельностью в стенах университетской аудитории: он читал также лекции педагогики на учительских курсах в Московской военной семинарии, и здесь возбуждал большой интерес к своим лекциям. Нужно сказать, что педагогика составляла одно из любимейших занятий Ю.; обширный курс ее, читанный в университете, издан П. Даниловичем в 1865 г. "Педагогика" Ю. по ясности и солидности мысли, живости и оригинальности некоторых воззрений, наконец, по достоинству изложения представляет ценный вклад в небогатую сокровищницу серьезной русской литературы. Большой интерес вызывали в многочисленных слушателях публичные лекции Ю. против научной состоятельности материализма, в которых он на основании научных данных и строгой логики выставил сокрушительные удары quasi-философии в ее научных претензиях. В последние годы жизни Ю. в своих лекциях энергически боролся против крайностей пресловутого позитивизма в лице Милля и Конта. В 1873 г. Ю. лишился жены, которая умерла в Крыму после долгой болезни. Это несчастье и соединенные с ним тревоги совершенно расстроили здоровье Ю. Он серьезно заболел и уже более не поправлялся. 4 октября 1874 г. он скончался в Москве от рака желудка и похоронен в Даниловом монастыре.

Ю. принадлежат следующие труды:

1) "Идея" ("Журнал М. Н. Пр.", 1859 г., кн. 10, стр. 1—35; кн. 11, стр. 87—125).

2) "Материализм и задачи философии" (там же, 1860 г., т. 108, стр. 1—53).

3) "Сердце и его значение в духовной жизни человека по учению слова Божия" ("Труды Киевской Духовной Академии", 1860 г., № 1, стр. 63—113).

4) "По поводу статей богословского содержания, помещенных в Философском лексиконе" (там же, 1861 г., № 1, стр. 73—95; № 2, стр. 195—228).

5) "Доказательства бытия Божия" (там же, 1861 г., № 3, стр. 327—357; № 4, стр. 467—496; № 5, стр. 30—64).

6) "Мир с ближними как условие христианского общежития" (там же, 1861 г., № 3, стр. 316—326).

7) "Из науки о человеческом духе" (там же, 1860 г., № 4, стр. 367—511).

8) "Язык физиологов и психологов" ("Русский Вестник", 1862 г., № 4, стр. 912—934; № 5, стр. 373—392; № 6, стр. 733—766; № 8, стр. 661—704.

9) "Педагогическая литература" ("Современная Летопись", 1864 г., № 9, стр. 6—9; № 10, стр. 4—7; № 11, стр. 3—7).

10) "Разум по учению Платона и опыт по учению Канта" ("Моск. Унив. Известия", 1865—1866 гг., № 5, стр. 321—392).

11) "Игра подспудных сил, по поводу диспута проф. Струве" ("Русский Вестник", 1870 г., № 4, стр. 701—755).

12) "Чтения о воспитании", М.,1865 г.

13) "Общие основания методики" ("Педагогический Сборник", 1865 г., кн. 13, стр. 1060—1096).

14) "Курс общей педагогики с приложениями", М., 1869 г.

15) "План и силы для первоначальной школы" ("Ж. М. Н. Пр.", 1870 г., № 3, стр. 1—29; № 4, стр. 95—123).

16) "Идеи и факты из истории педагогики" (там же, 1870 г., № 9, стр. 1—42; № 10, стр. 127—188).

17) "Будущность звуковой методы" (там же, 1872 г., № 3, стр. 1—32).

Кроме того, перу Ю. принадлежат: а) заметка ("Домашняя Беседа", 1860 г., вып. 14, стр. 201—210) на статью В. Шульгина: "Несколько слов по случаю открытия Фундуклеевского женского училища в Киеве" ("Киевский Телеграф", 1860 г., № 4); б) статья: "О ходе выпускных экзаменов в Московской 2-й гимназии" ("Моск. Унив. Известия", 1865—1866 гг , № 5, стр. 450—456), вызвавшая отповедь на нее директора гимназии, Королева. На эту отповедь последовало письмо Ю. к О. М. Бодянскому ("Моск. Унив. Известия", 1866 г., стр. 554—559); в) обстоятельный разбор русского перевода книги г-жи Неккер-де-Соссюр: "Постепенное воспитание, или Изучение целой жизни" ("Русский Вестник", 1866 г., № 10, стр. 688—708); г) разбор "Учебника уголовного права", составленного В. Спасовичем ("Современная Летопись", 1864 г., №№ 9, 10, 11) и д) ряд статей, помещенных в "Современной Летописи" о Польше в отношении к западной и южной России.

"Журнал Министерства Народного Просвещения", 1874 г., декабрь, стр. 294—318. — "Московские Ведомости", 1863 г., № 56; 1874 г., № 278. — Киевские Епархиальные Ведомости", 1874 г., № 21. — "Гражданин", 1874 г., №№ 21, 278, 292. — Отчет и речь Имп. Московского университета, 12 января 1875 г., стр. 48—50. — "Православное Обозрение", 1862 г., № 1, стр. 46—48. — "Домашняя Беседа", 1862 г., вып. 5, стр. 129; вып. 6, стр. 135; 1863 г., вып. 30, стр. 79—85. — "Сын Отечества", 1862 г., № 18. — "Современник", 1863 г., № 4, стр. 357—361. — "Современное Слово", № 60. — "Христианское Чтение", 1874 г., кн. XI, стр. 429—432.

M. Курдюмов.

{Половцов}



Юркевич, Памфил Данилович

— философ и педагог, сын священника; родился в 1827 г.; воспитание и образование получил в полтавской семинарии и киевской духовной академии; в 1851 г. был назначен наставником по классу философских наук; в 1852 г. возведен в степень магистра; в 1857 г., сверх философии, ему было поручено преподавание немецкого языка; в 1861 г. возведен в звание ординарного профессора и в том же году приглашен на философскую кафедру в московский университет. В Москве преподавал еще педагогику в учительской семинарии военного ведомства. В 1869—73 гг. был деканом историко-филологического факультета. 4 октября 1874 г. скончался.

Философские труды Ю. немногочисленны; помещались по преимуществу в "Трудах Киевской Духовной Академии", в "Ж. М. Н. Пр." и других ученых изданиях. Наиболее замечательны: "Идея" ("Ж. М. Н. Пр.", 1859); "Материализм и задачи философии" (там же, 1860); "Сердце и его значение в духовной жизни человека по учению слова Божия" ("Труды Киевской Духовной Академии", 1860); "Доказательства бытия Божия" (там же, 1861); "Из науки о человеческом духе" (там же, 1860); "Язык физиологов и психологов" ("Русский Вестник", 1862); "Разум по учению Платона и опыт по учению Канта" (речь, произнесенная на акте московского университета в 1866 г.) — наиболее совершенное философское произведение Ю. Противоположение Канта и Платона, двух родственных по направлению мыслителей, выполнено Ю. блистательно. Не менее замечательны труды Ю. по педагогике. Им изданы: "Чтения о воспитании" (1865) и "Курс общей педагогики с приложениями" (М., 1869). Это — наиболее замечательная книга по педагогике на русском языке того времени. На Ю. имел влияние Куртман, но Ю. проявил большую вдумчивость и самостоятельность. Книга его распадается на 2 части: общее учение о воспитании и общая теория обучения. Ю. имел, как философ, мало влияния; он подвергся весьма страстным и резким нападкам со стороны Чернышевского, за разбор "Антропологического принципа в философии", напечатанный в "Трудах Киевской Духовной Академии" ("Из науки о человеческом духе"). Многие находили и находят, что в полемике Ю. с Чернышевским правда была на стороне первого. Заслуги Ю. выставил Влад. Соловьев, слушатель Ю. по московскому университету. Соловьев дважды писал о Ю.: некролог Ю. (в "Ж. М. Н. Пр.", с подробным изложением некоторых статей Ю.) и характеристику Ю. (см. "Полное собрание Сочинений" Соловьева, т. VIII). Соловьев очень тепло отзывается о Ю., который высоко ценил идеалистическую философию, но не немецкий идеализм Канта и Гегеля; у последнего Ю. находил неизлечимую форму мании величия. Последними настоящими философами Ю. считал Якова Бема, Лейбница и Сведенборга. Точкой зрения Ю. был "широкий, от всяких произвольных или предвзятых ограничений свободный эмпиризм, включающий в себя и все истинно рациональное, и все истинно сверхрациональное, так как и то, и другое прежде всего существует эмпирически в универсальном опыте человечества с не меньшими правами на признание, чем все видимое и осязаемое". Ю. очень любил предостерегать своих слушателей от смешения абсолютного знания со знанием об абсолюте. Первое невозможно; ко второму ведут три пути — сердечное религиозное чувство, добросовестное философское размышление и мистическое созерцание. Склонностью Ю. к мистицизму, столь милому и Соловьеву, объясняется и отношение первого к спиритизму. Ю., как человек осторожный, не писал о спиритизме, но очень им интересовался и многого ждал от него; об этом свидетельствует А. Аксаков в статье под заглавием "Медиумизм и философия. Воспоминание о профессоре московского университета Ю." ("Русский Вестник", 1875). О Ю., как педагоге, была помещена статья в журнале "Гимназия" за 1888 г., оставшаяся неоконченной. Список трудов Ю., почти полный, можно найти в "Материалах для истории философии в России", изданных Я. Н. Колубовским в "Вопросах философии" (книга 4, пр. 1).

Э. Радлов.

{Брокгауз}



Юркевич, Памфил Данилович

(1827—1874) — философ-идеалист; проф. Московского ун-та, противник философского материализма, автор "онтологического идеализма". Полемика Ю. против материализма вызвала энергичный отпор со стороны передовых деятелей общественной мысли 60-х гг., особенно Н. Г. Чернышевского.

Главнейшие работы Ю.: Идея, "Журнал мин-ва нар. просвещения", СПб, 1859, кн. 10 и 11; Материализм и задача философии, там же, 1860, № 108; Разум по учению Платона и опыт по учению Канта, "Московские университетские известия", М.,1865—1866, №5; Курс общей педагогики, М., 1869.

Лит.: Чернышевский Н. Г., Полемические красоты, "Современник", 1861, кн. 6; Шпет Г., Философское наследство П. Д. Юркевича, "Вопросы философии и психологии", М., 1914, кн. 125.



Юркевич, Памфил Данилович

[16(28)02.1827—04(16).10.1874] — философ. Род. в семье священника в с. Липлявое Полтавской губ. Учился в Полтавской семинарии, хотел поступить в Мед.-хирургическую академию, но по настоянию отца поступил в 1847 в Киевскую Дух. академию, к-рую окончил в 1851. Будучи одним из первых учеников, оставлен в академии для преп. деятельности, назначен на должность "наставника по классу филос. наук". В 1852 Ю. получает степень магистра, в 1854 назначен на должность помощника инспектора академии. Однако административная работа шла вразрез с науч. исканиями Ю., и он подает прошение на увольнение с этой должности. В 1858 получает звание экстраординарного проф. К этому времени относятся его первые публикации в "ЖМНП" и "Трудах Киевской Духовной академии". В 1861 в Моск. ун-те вновь была открыта кафедра филос. Ю. оказался в России единственным всесторонне подготовленным философом-профессионалом, способным возглавить филос. кафедру. В октябре 1861 назначение Ю. на эту должность было утверждено импе-рат. указом. Ю. переехал в Москву и занимал эту должность до конца своих дней. Читал лекции по истории филос., по логике, психол. и педагогике, а также работал в учительской семинарии военного ведомства. Возглавлял группу студентов, занимавшихся переводами филос. литературы, в частности, под его руководством был осуществлен перевод "Истории философии" Швеглера. В 1869 Ю. был назначен исполняющим обязанности декана ист.-филол. ф-та. В 1873, после смерти любимой жены, Ю. тяжело заболел и через год скончался. Похоронен на кладбище Данилова монастыря в Москве. Ю., по свидетельству В.В.Зеньковского, был одним из крупнейших представителей Киевской филос.-богословской школы наряду с Ф.А.Голу-бинским, В.Д.Кудрявцевым-Платоновым, С.С.Гогоц-ким. Испытав сильное влияние нем. класс. филос., Ю. был сторонником целостного понимания человеч. духа, отмечая особую роль сердца как живого средоточия души. Наряду с логич. разумом огромное значение уделял интуитивно-мистическим компонентам познания и личностного существования. Неслучайно Г.В.Флоровский отмечает, что Ю. был "мыслителем строгим, соединявшим логическую точность с мистической пытливостью" ("ПРБ". Париж, 1937. С.242). В обл. истории филос. Ю. провел глубокое сравнитель-но-гносеол. иссл. идей Платона и Канта, рассматривая их как две осн. стратегии решения теор.-познавательных проблем. Критикуя кантовский трансцендентализм и агностицизм, Ю. тем не менее подчеркивал выдающиеся заслуги нем. философа в док-ве наличия дух.-идеальных оснований любого познавательного опыта. Сам Ю. примыкал к платоновской традиции, признающей существование сверхчувственного мира идей, однако при этом доказывал принципиальную невозможность выведения индивидуального бытия живых и разумно-деятельных существ из всеобщих и абстрактных оснований. По Ю., необходимо признать сверхлогич. дух. начало — Бога, определяющего и сферу объективно-мыслимого, и сферу разумнодействую-щего, и сферу природного бытия. Исходя из такой теистической онтологии, Ю. в своих антропол. воззрениях весьма сочувственно относился к спиритическим опытам, ибо, по его мнению, индивидуальный человеч. дух несводим к телесно-физиол. и внешн.-веществен-ным условиям своего существования, а потому способен продолжать свое дух. развитие и после физ. смерти. Ю. дал весьма глубокий анализ совр. ему механистического материализма, показав, с одной стороны, его органическую связь с развитием естеств. наук, а с др. — вскрыв принципиальную ограниченность материализма в решении основополагающих "метафиз." проблем (психофиз. проблема, проблема субстанции, природа идей и т.д.). С т. зр. Ю., "материализм входит в новейшую философию как момент в ее реалистическом развитии. Признать определенное условное право этого материалистического воззрения, указать ему определенное место в целостной мысли о мире — таково одно из выдающихся стремлений новейшей философии". В историю отеч. обществ.-полит. мысли Ю. вошел как участник полемики по поводу работы Чернышевского "Антропологический принцип в философии". Принципиально антиматериалистическая и теистическая позиция, занятая Ю. в этом споре, послужила основанием к несправедливой квалификации Ю. как "официального", "ортодоксально-мракобесного" мыслителя. Укоренившийся штамп долгие годы препятствовал объективной оценке творч. наследия Ю. как в обл. истории филос., так и в сфере его оригинальных филос.-теор. построений, хотя его перу принадлежит, напр., блестящее определение предмета филос., отзвуки к-рого можно найти у В.С.Соловьева, С.Л.Франка, С.Н.Трубецкого: "Философия, как целостное миросозерцание, есть дело не человека, а человечества, которое никогда не живет чисто логическим сознанием, но раскрывает свою духовную жизнь во всей полноте и целостности ее моментов".

Соч.: Идея // ЖМНП. 1859. № 10—11; Материализм и задачи философии // Там же. 1860. № 10; Сердце и его значение в духовной жизни человека, по учению слова божия // Труды Киевской Духовной академии. 1860. № 1; Доказательства бытия Бога // Там же. 1861. Кн.3—5; Философские произведения. М.,

1990.

А.В.Иванов

Оцените определение:
↑ Отличное определение
Неполное определение ↓

Источник: Большая Русская Биографическая энциклопедия

Найдено схем по теме Юркевич Памфил Данилович — 0

Найдено научныех статей по теме Юркевич Памфил Данилович — 0

Найдено книг по теме Юркевич Памфил Данилович — 0

Найдено презентаций по теме Юркевич Памфил Данилович — 0

Найдено рефератов по теме Юркевич Памфил Данилович — 0