Южные скотоводческие племенаЮЖНЫЙ ВОПРОС

Южные славяне в VII—X вв

Найдено 1 определение:

Южные славяне в VII—X вв.

Южные славяне к середине VII в.

В результате длительной и напряженной борьбы с Восточной Римской империей славяне к середине VII в. заселили значительную часть Балканского полуострова и ряд прилегавших к нему на северо-западе областей. За исключением приморской части Фракии, древней Аттики, некоторых районов близ крупных византийских городов и юга Пелопоннеса, где продолжало жить греческое население, славяне заняли весь Балканский полуостров. На западе южнославянские племена проникли в долины Альпийских гор, а севернее — в районе современной Австрии — стали соседями западных славян. При этом в Эпире сохранились потомки эпиро-иллирийских племен ( Эпиро-иллирийские племена принадлежали к числу предков современных албанцев.), а по склонам Балканского хребта и южных его отрогов — дако-фракийские племена. Южными славянами были заселены и обширные области к северу от нижнего течения Дуная, граничившие с землями восточных славян.

Почти повсюду на новых местах в качестве основной отрасли хозяйства у славян сохранилось земледелие. Постепенно все большее значение получало садоводство и виноградарство, а на юге разведение оливковых рощ. Крупную роль продолжало играть скотоводство, особенно в гористых и лесных районах, например в Боснии, Старой Сербии и на севере Македонии. Значительное распространение получило пчеловодство. Славяне уже умели изготовлять металлическое оружие, хозяйственные орудия и украшения. Хорошо они знали и другие ремесла — кожевенное, гончарное и т. д. Хозяйство у южных славян велось уже не всей родовой общиной, а либо большими патриархальными семьями — задругами, либо индивидуальными семьями. Несколько живших в одной веси — деревне или же по соседству «больших» и «малых» семей составляли сельскую, или соседскую, общину. Начавшийся уже ранее у славян процесс классообразования после заселения ими Балканского полуострова близился к своему завершению.

У многих славянских племен, поселившихся на Балканах, возникновение первых государственных объединений относилось к концу VI—началу VII в., хотя это и происходило еще под покровом старых родо-племенных форм общественной жизни. Сохраняя свои старые наименования жупанов, племенные вожди начинали превращаться в князей, т. е. в представителей землевладельческой знати, стремившейся закрепить свое господствующее положение. Возникавшие таким образом княжества охватывали территорию одного племени или же территорию нескольких союзных племен.

В Западной Македонии в VII в. образовалось уже вполне независимое славянское княжество, известное под названием Склавинии. Это княжество занимало значительную территорию вплоть до города Фессалоники и управлялось самостоятельными славянскими князьями. Оно сохранило свою независимость от Византии до IX в.

Большое значение в процессе возникновения первых южнославянских государств имело образование крупного политического объединения славян, называемого в источниках того времени «Союзом семи славянских племен». В отличие от ранее существовавших славянских союзов «Союз семи славянских племен» представлял собой, по-видимому, уже более прочное политическое объединение, владевшее значительной территорией, включавшей всю Нижнюю Мезию.

Образование первых южнославянских государств происходило в условиях постоянной и крайне тяжелой для них борьбы с Византией, всеми силами препятствовавшей их созданию.

Образование Болгарского государства

Из всех южнославянских раннефеодальных государств наибольшего экономического и политического расцвета в средние века достигло Болгарское. Основой Первого Болгарского царства явился «Союз семи славянских племен» Нижней Мезии. Неизвестно, когда и как возник этот союз, но несомненно, что к 70-м годам VII в. «Союз семи славянских племен» прошел уже достаточно длительный путь развития.

В истории образования Болгарского государства определенную роль сыграло тюркское племя болгар. Теснимые кочевниками-аварами, орды кочевого тюркского племени болгар, или (как их называют в отличие от славян, принявших это имя) протоболгар, подошли в 70-х годах VII в. к землям дунайских славян и заняли малонаселенную тогда северную часть Малой Скифии (современной Добруджи), которая номинально принадлежала еще Византии. Но как раз в это время внутренние междоусобицы в Арабском халифате дали империи кратковременную передышку в ее изнурительных войнах на Востоке. Византийское правительство получило реальную возможность перебросить часть войск на север Балканского полуострова. Перед лицом этой опасности, одинаково угрожавшей славянам и протоболгарам, и произошло, до-видимому, сближение славянской и болгарской знати.

В обстановке почти непрерывных войн это сближение очень быстро завершилось полным включением болгар в государство придунайских славян. Уже в 681 г. протоболгары и славяне одержали крупную победу над византийцами, закрепленную в том же году крайне невыгодным для Византийской империи договором. Более высокий уровень общественного развития славян обеспечил полную ассимиляцию ими пришельцев. Славяне восприняли лишь племенное имя болгар. Это произошло потому, что в VII и VIII вв. славянское государство начали называть Болгарией по этнической принадлежности ее тогдашних военачальников — ханов (князей) из династии Аспаруха, которые захватили власть в стране. С этих же пор все жители Болгарии стали именоваться болгарами.

Развитие феодальных отношений в Болгарии в VII —X вв.

Возникновение государства содействовало укреплению экономических и политических позиций болгарской феодальной знати, крупных землевладельцев — боляр. На интенсивность развития феодальных отношений у южных славян известное влияние оказало и то обстоятельство, что элементы феодального способа производства начали зарождаться на Балканском полуострове еще до прихода славян.

К началу X в. крупное землевладение получило в Болгарии довольно большое распространение, а значительная часть крестьян оказалась в феодальной зависимости от крупных землевладельцев и была вынуждена выполнять в пользу последних различные так называемые властельские работы. Впоследствии этих крестьян стали называть, так же как и в Византии, париками. Утверждение феодальных отношений нашло свое выражение также и в том, что к началу X в. почти все рабы (рабы) были превращены феодалами в отроков, т. е. в крепостных, обязанных особо тяжелой барщиной.

Развитие феодальных отношений сопровождалось ростом производительных сил. Значительно расширились посевные площади. В начале X в. даже на востоке Болгарии, где удобных для пашни земель было больше, чем в гористых западных областях, усиленно производилась расчистка от леса новых земельных участков. К X в. распространилось трехполье. Все большее значение приобретали шелководство и виноградарство. Довольно быстрыми темпами шел процесс отделения ремесла от земледелия. Археологические раскопки свидетельствуют о наличии на территории Болгарии кузнечных мастерских, существовавших в то время, судя по количеству производственных отбросов, уже в течение ряда десятилетий. Были обнаружены и следы гончарных мастерских, в которых применялся довольно усовершенствованный гончарный круг. Были найдены археологами и различные сельскохозяйственные орудия, а также металлические украшения весьма искусной работы. Значительные успехи в этот период сделала также торговля, особенно внешняя.

Одним нз показателей хозяйственного подъема Болгарии являлось значительное строительство, происходившее тогда во многих болгарских городах — в Охриде, Малой Преславе, Средсце (София), Скопле, Варне и особенно в тогдашней столице Первого Болгарского царства — Великой Преславе. Эти города были уже не только военно-административными центрами, но постепенно становились и средоточием ремесла и торговли.

Центральная власть в Болгарском раннефеодальном государстве постепенно усиливалась. В конце VIII — начале IX в. при князе существовал постоянный совет из крупнейших представителей знати, так называемых великих боляр. В середине IX в. в интересах феодального класса государственной религией было объявлено христианство (около 865 г.), принятое в Болгарии из Византии по православному обряду. Под влиянием успехов феодализации складывалась новая система правовых норм, которую господствующий класс стремился сделать общеобязательной вместо действовавшего прежде обычного права. Укреплению феодального строя и прежде всего феодальной собственности служили новые законы, принятые при хане Круме (802—814), и особенно сборник законов, известный под названием «Закон судный людем» (конец IX в.). Крум приказывал ломать ноги всем крестьянам, покушавшимся на чужую собственность, а «Закон судный людем» предписывал подобных «преступников» предавать мечу. Жестокими карами грозило законодательство и всем тем, кто пытался бежать от гнета землевладельцев и государственных повинностей.

Внешнеполитическое положение Болгарии в VII — начале X в.

В трудной для молодого Болгарского государства борьбе с Византийской империей в конце VII — начале VIII в. оно устояло благодаря тому, что в обороне страны наряду с дружинами князей и боляр самое активное участие принимало еще ополчение крестьян-общинников.

В 716 г. южные границы Болгарии проходили уже через Северную Фракию, а Византия оказалась вынужденной платить Болгарии ежегодную дань. К середине VIII в. были успешно отбиты набеги авар. Крестьянское ополчение и тут сыграло решающую роль. Еще больше расширилась Болгария при Омортаге (814—831), преимущественно за счет западных и северо-западных областей Балканского полуострова. К середине IX в. Болгария превратилась в одно из крупных государств того времени, с которым были вынуждены считаться все его соседи — и Византия, и государство франков, и славянские государства на западе Балканского полуострова, и мадьяры (венгры), жившие в то время у Днестра и далее на восток.

Еще более возросло международное значение Болгарии во второй половине IX и в начале X в. в результате успехов экономического развития и политического усиления Болгарского государства. При князе Борисе (852—889) Болгария расширила свои владения к северу от Дуная и, завоевав ряд сербских земель, достигла побережья Адриатического моря. Под властью одного из ближайших преемников Бориса — Симеона (893—927) оказалась не только вся территория современной Болгарии, но и почти вся Сербия, Македония, часть Фракии и значительные области по Дунаю. Симеон, принявший титул царя, несколько раз приближался к стенам Константинополя.

Богомильское движение

Внешнеполитические успехи не привели к какому-либо облегчению положения народных масс. Все государственные повинности падали исключительно на крестьян. Крестьяне же должны были платить и все государственные налоги: поземельный — волоберщину, подворный — димнину, поборы со скота, пчел и пр. Значительные платежи с крестьян взимала и церковь.

Тяжесть эксплуатации вызвала в X в. в Болгарии антифеодальное народное движение. Это движение, распространившееся и в некоторых других южнославянских странах, а также в Византии, было облечено в форму богомильской ереси ( Название ереси происходило, по-видимому, от имени руководителя движения — священника Богомила, жившего в X в.). В соответствии с народными представлениями о происхождении зла и насилия богомилы учили, что в мире постоянно происходит борьба двух начал: доброго (бога) и злого (сатаны), что гнет и насилие — порождения зла — не вечны и могут быть и конце концов уничтожены. Для этого, утверждали они, необходимо восстановить равенство, якобы существовавшее в отношениях между членами ранней христианской церкви, и признать это равенство в качестве нормы для гражданской жизни.

Богомилы были решительными противниками господствующей церкви, владевшей огромными богатствами и беспощадно эксплуатировавшей народные массы. Но они не ограничивались антицерковными выступлениями и боролись против всякого угнетения. Как свидетельствовал один современник, богомилы учили своих приверженцев «не повиноваться властям, хулить богатых, ненавидеть царя, бранить старшин, корить боляр». Богомилы объединились в общины во главе с выборными старостами. Между богомильскими общинами существовали тесные связи.

О размахе и силе богомильского движения наглядно свидетельствовала та злоба, с какою церковь и государство преследовали богомилов. Их сжигали на кострах, топили, бросали в тюрьмы. Тем не менее богомильское движение не было уничтожено и сыграло в дальнейшем крупную роль во время борьбы болгарского народа против византийского ига.

Гибель Первого Болгарского царства

Укрепление экономической мощи феодалов и слабость государственных органов на местах способствовали росту политической самостоятельности крупных боляр. Уже при царе Петре (927—969) от Болгарского царства отпала область по верхнему течению реки Струмы, а несколько позже — и вся Македония.

Ослабление центральной власти в Болгарии попыталась использовать Византия. Она встретила, однако, не только упорное сопротивление болгарского народа, но и решительное противодействие со стороны Древнерусского государства. Задунайские земли были знакомы восточным славянам очень давно, еще со времени антских походов (IV—VI вв.), как это видно по найденным археологами древнерусским кладам. В дальнейшем, по мере экономического развития Приднепровья, русские хорошо познакомились с торговым путем но Дунаю — важнейшей водной артерией Балкан и Центральной Европы. Особенно большое значение для Руси имел Нижний Дунай, находившийся в непосредственной близости к великому водному пути «из варяг в греки». Завоевательные планы усилившейся в это время Византии которые распространялись и на придунайские земли, угрожали, таким образом, не только Болгарии, но и Древнерусскому государству. Именно в этом и нужно искать одну из причин похода русского князя Святослава на Дунай в 968 г. и борьбы Руси с Византией.

Ослабленная длительными войнами и по существу уже распавшаяся на ряд самостоятельных феодальных владений, Болгария все же не стала легкой добычей Византии. С момента захвата (в 972 г.) византийским императором Иоанном I Цимисхием восточноболгарских областей и вплоть до окончательного покорения византийцами всей территории страны (в 1018 г.) прошло почти пятьдесят лет. Боролось так называемое Западно-Болгарское царство во главе с болярином Самуилом, провозглашенным болгарским царем. Не раз восставали и области, уже захваченные византийцами.

Всячески заигрывая с болгарской знатью, византийцы были беспощадны по отношению к народным массам Болгарии. По приказу императора Василия II Болгаробойцы были уничтожены десятки и сотни болгарских селений. Во многих болгарских городах, по свидетельству современников, «гулял только ветер». Тысячи пленных болгар были ослеплены.

В 1018 г. византийские войска овладели Охридом, являвшимся в то время столицей Болгарии. Первое Болгарское царство перестало существовать. Превосходство сил, которыми еще располагала Византийская империя, и прямая измена со стороны весьма влиятельных групп болгарской знати решили борьбу не в пользу болгар.

Образование раннефеодальных государств в Сербии

Предками современных сербов были славянские племена, которые поселились к югу от нижнего и среднего течения реки Савы. Вся эта часть Балканского полуострова изрезана горными хребтами, которые в ту пору были покрыты дремучим лесом. Земледельческим племенам, какими уже издавна были славяне, приходилось с огромным трудом расчищать пригодные для посевов участки. Малая семья не могла справиться с этим. Поэтому в Сербии в гораздо большей степени, чем в других занятых славянами балканских землях, сохранились большие патриархальные семьи — задруги.

Этим, а также весьма сложной политической обстановкой объяснялось несколько более позднее, чем в Болгарии, развитие феодальных отношений в Сербии. Оно приняло здесь широкие масштабы только в IX—X вв. Поэтому рост политической власти сербской знати в VII, VIII и даже в первой половине IX в. проходил еще в сравнительно узких пределах отдельных, естественно отграниченных областей — Рашки, Дукли, Захлумья, Зеты и некоторых других. Образование более широких политических объединений тормозилось, кроме того, и борьбой за эти земли между Византией, Аварским каганатом, державой франков и Болгарией, искусственно разжигавшими соперничество среди различных групп сербской знати.

Но уже с конца IX в. могущество знати в Сербии стало быстро возрастать и князья — жупаны стали все чаще и настойчивее предпринимать попытки к расширению своих владений. Первые успехи были достигнуты князем Петром Гойниковичем (892— 917). В середине X в. жупан Рашки Чеслав Клонимирович распространил свою власть на Босну, Дуклю, Травунье, Захлумье, Неретву и принял титул «великого жупана».

Хотя ни одно из этих первых раннефеодальных сербских государств не оказалось долговечным, так как они погибли вследствие острой внутренней борьбы между различными группами феодальной знати или пали жертвой завоевания (в начале XI в. Сербия вслед за Болгарией была захвачена Византией), их существование не прошло бесследно в истории сербского народа. Борьба, которая предшествовала их созданию, и еще больше — борьба за их сохранение с различными внешними врагами способствовала укреплению этнической общности населения этих районов. Именно с этого времени племенное наименование сербов становится общим для всего населения страны.

Хорваты и словены в VII— X вв.

С иными трудностями столкнулись предки хорватов и словен, т. е. те славянские племена, которые обосновались в конце VI — начале VII в. на территории древних Паннонии, Далмации и Норика. Оказавшись на крайнем западе южнославянского мира, эти племена были вынуждены непрерывно бороться за независимость с многочисленными внешними врагами: с аварами, с баварскими герцогами и лангобардскими королями, а с середины VII в. — с франками. Притязала на эти землл и Византия. В этих трудных условиях государственное развитие у хорватов и словен сравнительно долго шло преимущественно в пределах княжеств, являвшихся объединениями племен.

С конца VIII в. положение еще более ухудшилось, так как все хорутанские (словенские) и хорватские княжества, объединявшие отдельные племена, были завоеваны войсками Карла Великого. Однако славяне не прекратили своей борьбы за незавиеимость. Начиная с 799 г., восстания против франкского владычества следовали почти ежегодно. Особенно крупным было восстание 819—822 гг. под руководством князя посавской Хорватии Людевита.

Господство франкских, а после распада империи Карла Великого — германских феодалов над словенами продолжалось еще много веков и стоило словенскому народу неисчислимых жертв. Германские феодалы захватили более половины словенских земель и совершенно вытеснили оттуда славянское население. В борьбе с германскими феодалами завершилось объединение хорватских племен и было создано Хорватское государство. Уже в середине IX в. значительная часть Хорватии освободилась от власти германских феодалов и была объединена под властью князя Тпримира (845—864). В конце IX и в начале X в. процесс создания Хорватского государства был завершен. В 925 г. хорватский князь Томислав был провозглашен королем Хорватии. Освобождение от иноземного гнета и создание своего самостоятельного государства облегчили и ускорили общественное развитие Хорватии.

В том же 925 г. хорватские феодалы признали западнохристианскую церковь в качестве государственной. Это затруднило развитие самобытной хорватской культуры, так как папство жестоко преследовало распространение славянской письменности. Под знаменем борьбы за богослужение на славянском языке хорватский народ не раз выступал против западнохристианской церкви. Но хорватские феодалы, заинтересованные в поддержке такого сильного союзника, как папство, подавляли эти восстания.

Города Адриатического Поморья

Одной из важных страниц в средневековой истории южного славянства является история городов Адриатического Поморья — Дубровника, Задара, Сплита, Шибеника, Трогира, Котора, Бара, Леша и др. В конце VI — первой половине VII в., когда славяне вышли к Адриатическому побережью, древние, некогда цветущие города Далмации переживали период глубокого упадка, вызванного общим кризисом рабовладельческого общества. Славянская колонизация Балканского полуострова обеспечила расцвет поморских городов, но уже на новой, феодальной основе и с новым, преимущественно славянским, населением.

Уже в VIII в. славяне Адриатики были известны как искусные мореходы и предприимчивые купцы. Венецианцы не раз должны были выплачивать им дань за право торговли в портах Адриатического моря. В IX—X вв. соперничество с Венецией еще больше обострилось. Особенно опасным конкурентом Венеции стал город Дубровник. В связи с этим венецианский сенат принял специальное постановление о том, чтобы «каждую пятницу рассуждать о средствах уничтожения Дубровника».

Наряду с торговлей в поморских городах в IX—X вв. развивалось и ремесло. Появились ремесленные объединения. Городское население в это время распадалось на два сословия: властелей (по латинской терминологии юридических актов того времени они именовались нобили или патриции) и народ — популус. Политическими правами пользовалась только знать. Из числа знати избирались и все представители в органы городского самоуправления — глава города (князь, приор или ректор) и его помощники. Административное устройство городов Адриатического Поморья было сходно с государственным устройством некоторых итальянских городов.

Между знатью различных поморских городов существовали острые противоречия, обусловленные главным образом столкновением торговых интересов. Нередко отдельные группы знати обращались за помощью против своих конкурентов дазке к Венеции. В первую очередь именно это обстоятельство и помогло венецианцам к концу X в. установить свой протекторат над большой частью Далмации. Известную роль сыграла здесь также угроза со стороны арабов.

Культура южных славян

Наиболее высокого уровня в период раннего средневековья достигла культура Болгарии. В период существования Первого Болгарского царства многочисленные разрозненные племена консолидировались, превратившись в болгарскую народность. Этот важнейший результат всего исторического развития Болгарии в раннее средневековье нашел свое яркое отражение в развитии болгарского языка и в особенностях самобытной болгарской культуры. Оформился единый для всей страны язык — язык болгарской народности. Сложились своеобразные формы материальной и духовной культуры.

Раньше, чем у других южных славян, в Болгарии получила широкое развитие письменность. Окончательное оформление славянского алфавита относится к середине IX в. Но славянская письменность, согласно археологическим данным и письменным источникам, начала создаваться много раньше на основе знаков славянского письма, так называемых черт и роз. Византийские миссионеры и церковные деятели IX в. Константин (Кирилл) и Мефодий при окончательном оформлении славянского алфавита употребляли, чтобы выразить особенности славянской фонетики, не только греческий алфавит, но, по-видимому, и письменные знаки, уже существовавшие у славян.

Возникшая письменность была сразу же использована феодалами в своих интересах. Классовую направленность литературы IX—X вв. открыто выразил пресвитер Константин, призывавший болгарских крестьян «с радостью» выполнять свои повинности по отношению к властелям и вести «смиренный» образ жизни.

Болгарская литература господствующего класса имела и некоторые особенности, отличавшие ее от современной ей литературы западноевропейских стран, создавшейся на мертвом латинском языке. Болгарское государство к моменту принятия христианства было уже настолько сильным, что сразу подчинило церковь своим интеросам и заставило Византию примириться с богослужением, а также и с литературой не па греческом, а на славянском языке.

В произведениях болгарской литературы этого времени нередко звучал патриотический призыв к усилению Болгарского государства. Некоторые из этих произведений, например «Проглас к Евангелию» пресвитера Константина или «О письменах» Черноризца Храбра, были посвящены прославлению славянского языка и грамоты. Еще более отчетливо это сказывалось в светской литературе, например, в самом древнем из дошедших до нас болгарских рассказов — «Чудо с болгарином», относящемся к X в.

То же можно сказать и о болгарской архитектуре. Открытые во время археологических раскопок руины дворцов и базилик в Плиске, дворца и Золотой (златокупольной) церкви, построенных при царе Симеоне в столице Болгарии Великой Преславе и др., свидетельствуют о том, что все эти монументальные строения были рассчитаны на прославление мощи и могущества Болгарского государства и в основе своей были самобытны, хотя и подверглись некоторому влиянию византийского зодчества.

Сохранилось немало археологических и этнографических материалов, свидетельствующих о достижениях народной культуры раннесредневековой Болгарии. Уже в этот период постепенно оформились типичные для болгар орнаменты в изобразительном искусстве, ритм и мелодии народных напевов и плясок, бытовые обряды и пр.

Сохранилось и некоторое количество письменных памятников, отражавших мировоззроние народных масс. Это так называемые апокрифы, т. е. религиозные книги, не признанные господствующей церковью. Во многих апокрифах чувствуется влияние догматики богомилов. По апокрифам можно судить и о богатстве народной поэтики, и об уровне развития болгарского языка.

По такому же пути, только более медленными темпами, шло в раннее средневековье развитие культуры и языка у сербов и хорватов. Развитие письменности в Сербии и Хорватии происходило в обстановке упорной борьбы этих народов против иноземного влияния. В Хорватии, где эта борьба велась против насаждаемого римско-католической церковью латинского языка, славянская азбука, так называемая глаголица, получила широкое распространение. В Сербии же, которая в церковном отношении была связана с Византией, борьба шла против попыток превратить греческий язык в господствующий и также закончилась победой славянской азбуки, так называемой кириллицы. (Кириллица и глаголица - названия двух древних славянских азбук. Название "кириллица" происходит от имени одного из проповедников христианства в Моравии - Константина (Кирилла). Кириллица иглаголица имеют почти одинаковый буквенный состав, но кириллица отличается от глаголицы более простой и четкой формой букв. Самобытный характер древнеславянских азбук проявляется не в начертании букв, а в том, что алфавитно-буквенный состав этих азбук соответствует звуковому составу древнеславянского языка. Кириллица лежит в основе современного славянского алфавита; особенно широкое распространение в средние века она имела на Руси и в Восточной Болгарии. Глаголица была распространена в Моравии, Македонии и у хорватов.) Одним из основных жанров сербской и хорватской литературы этой эпохи были так называемые жизнеописания, изображавшие важные исторические события, быт и нравы сербо-хорватского общества. Широкое распространение, как и в Болгарии, имела апокрифическая литература.

Значительных успехов в Сербии и Хорватии достигла архитектура. Крепостные и церковные постройки отличались монументальностью и красотой. Таким образом, к концу раннего средневековья у всех южных славян, несмотря на весьма неблагоприятные внешнеполитические условия, материальная и духовная культура достигла высокого уровня. Сложились южнославянские народности с едиными для каждой народности языками и с самобытной культурой. Этим были созданы предпосылки для успеха в дальнейшей борьбе южнославянских народностей за освобождение от иноземного гнета.

Оцените определение:
↑ Отличное определение
Неполное определение ↓

Источник: Всемирная история. Энциклопедия. Том 3. (1958 г.)

Найдено схем по теме Южные славяне в VII—X вв — 0

Найдено научныех статей по теме Южные славяне в VII—X вв — 0

Найдено книг по теме Южные славяне в VII—X вв — 0

Найдено презентаций по теме Южные славяне в VII—X вв — 0

Найдено рефератов по теме Южные славяне в VII—X вв — 0