МОНГОЛЬСКАЯ НАРОДНАЯ РЕСПУБЛИКА

Найдено 1 определение
МОНГОЛЬСКАЯ НАРОДНАЯ РЕСПУБЛИКА
Бугд Найрамдах Монгол Ард Улс) - гос-во в Центр. Азии; граничит с СССР (на С.) и КНР (на К)., З. и В.). Площ. 1565 тыс. км 2. Нас. 1120 тыс. чел. (1966). Св. 90% населения - монголы, остальные - казахи, тувинцы, китайцы и др. Столица - Улан-Батор. В адм. отношении делится на 18 аймаков. МНР - социалистич. гос-во. Высший орган гос. власти - Великий нар. хурал. Высший исполнит. и распорядит. орган - Совет Министров. Гос. герб и флаг - см. в табл. к статьям Герб государственный и Флаг государственный. —***—***—***—

Исторический очерк

Обзор историографии Монго- лии. Периодизация истории Монголии. Монг. феод. историография ведет начало с анонимной хроники "Монголын нууц тобчо" (в рус. лит-ре наз. "Сокровенное сказание"), написанной в 1240, посвящ. гл. обр. Чингисхану, образованию гос-ва, завоеваниям и созданию империи. С кон. 16 - нач. 17 вв., когда ламаизм стал господствующей идеологией в Монголии, монг. феод. историография развивалась под исключит. влиянием церкви. В 20-х гг. 17 в. неизв. автор составил летопись "Алтан тобчи" ("Золотая пуговица"), дополняющую "Сокровенное сказание" сведениями о событиях 14 - нач. 17 вв., а позднее Саган Сэцэн из Ордоса закончил труд "Эрденийн тобчи" ("Драгоценная пуговица"). В это же примерно время была закончена анонимная летопись "Шара туджи" ("Желтая история"). В 1690 появилось жизнеописание видного иерарха и политич. деятеля Монголии Зая-Пандита, написанное его учеником Раднабхадра, содержащее важные сведения о событиях того времени.

К кон. 17 в. вся Вост. Монголия стала владением Цинской династии, воцарившейся в Китае, что, в свою очередь, явилось в дальнейшем одной из причин упадка монг. ист. лит-ры. В 20-х гг. 18 в. зав. тибетской школой в Пекине Гомбожаб, выходец из среды мелких монг. феодалов, закончил свой труд "Гангайин урусхал" ("Течение Ганга"), В это же время появилось анонимное произв. "Эрденийн толи" ("Драгоценное зерцало"), повторяющее сведения о монг. ханах, помещенные в более ранних трудах, но уделяющее особое внимание ханам периода Цинской династии. Важным событием 70-х гг. 18 в. было появление летописи "Болор эрихэ" ("Хрустальные четки"), принадлежащей перу Рашипунцуга - мелкого феодала, помощника правителя одного из хошунов Внутр. Монголии. В кон. 18 в. монг. историография была сведена к хроникам, к-рые составлялись каждым владетельным домом для нужд цинской администрации. Они назывались "Илтгэл шастра" ("Хроника к докладу"). Важное значение для монг. истории 16-17 вв. имеет очерк истории ойратов, написанный в 1739 в Калмыцком ханстве на Волге врачом (эмчи) Габан-Шарабом. В 19 в. появилось два монг. ист. сочинения: в 30-х гг. - "Болор толи" ("Хрустальное зерцало") Жамбадоржа, в 50-х гг. - "Эрденийн эрихэ" ("Драгоценные четки") помощника правителя одного из халхаских хошунов Галдана-тайджи.

На протяжении всей своей истории феодальная историография служила возвеличению ханов, а с 17-18 вв. - еще и церк. иерархов и цинских императоров. Историки и летописцы обычно начинали изложение со сведений о царях и правителях Др. Индии и Тибета, прямыми потомками к-рых они считали предков Чингисхана, далее шло описание др.-инд. представлений о Вселенной, а затем приводились данные о монг. ханах, их биографии и родословия. В трудах 17-19 вв. имеется много неточностей и прямых расхождений (сравнительно более тщательным подходом к источникам отличались Габан-Шараб и Рашипунцуг). Но, несмотря на указанные недостатки, монг. феод. ист. лит-ра является ценным и богатым источником по истории Монголии и монголов.

В 18-19 вв. вместе с развитием бурж. востоковедения сложилось в качестве самостоятельной дисциплины монголоведение. Особенности монг. истории, ее сложное переплетение с ист. судьбами др. народов Азии, а также народов Европы вызвали и вызывают большой интерес бурж. ист. науки. Начало европ. бурж. монголоведению было положено в 18 в. трудами франц. миссионеров - Ж. Б. Дюгальда, А. Гобиля, Ж. де Гиня, Ж. Майя и др. - переводивших или излагавших кит. хроники и сочинения, в к-рых отдельные разделы или главы посвящались истории монголов. Наибольшее значение имел 4-томный труд Ж. де Гиня (J. de Guignes, Histoire g?n?rale des Huns, des Turcs, des. Mongols et des autres Tartares occidentaux, P., 1756-58). Начало рус. монголоведения также восходит к 18 в., когда появились труды Г. Ф. Миллера и И. Е. Фишера по истории Сибири, в к-рых впервые были использованы рус. архивные материалы, раскрывающие внутр. положение Монголии и ее внешние экономич. и политич. связи в 17 и 18 вв. Непосредств. соседство России с Монголией и почти 2-вековая традиция разносторонних рус.-монг. связей обусловили превращение России в центр мирового монголоведения. В 19 в. выдвинулась плеяда рус. исследователей, труды к-рых получили мировое признание: И. Я. Шмидт, Н. Я. Бичурин, С. В. Липовцев, И. Н. Березин, Г. Гомбоев, П. И. Кафаров, В. В. Григорьев, К. П. Патканов, К. Ф, Голстунский, В. П. Васильев, Д. Банзаров, В. Г. Тизенгаузен, В. М. Успенский, А. М. Позднеев, Д. Покотилов, Г. Н. Потанин, В. В. Бартольд, В. В. Радлов, Н. И. Веселовский, Э. Бретшнейдер, Г. Е. Грум-Гржимайло, В. Л. Котвич и мн. др. Крупнейшей заслугой рус. монголоведов 19-20 вв. является то, что они положили начало публикации и исследованию целой серии оригинальных монг. хроник и летописей, ввели в научный оборот множество новых кит., арм., перс, араб. и др. источников по истории монголов, осуществили ряд крупных научных экспедиций, собравших большой этногр., филологич. и ист. материал, первыми приступили к археол. изучению страны. В результате плодотворной деятельности рус. монголоведов 19 в. наука получила богатый фактич., конкретно-ист. материал о прошлом и настоящем Монголии. Перед монголоведением встала новая задача - обобщить на основе собранного мат-ла ист. процесс развития монг. народа. Но выполнить эту задачу бурж. монголоведение оказалось не в состоянии.

Зарубежное монголоведение 19 - нач. 20 вв. представлено небольшим числом исследователей. Виднейшее место среди них занимает швед. ученый Оссон, издавший труд (С. d´Ohsson, Histoire des Mongols depuis Tchinguiz-Khan jusqu´а Timour Bey ou Tamerlan, v. 1-4, La Haye - Amst., 1834-35), основанный на многочисл. иран. и тюркоязычных источниках. Несколько публикаций по кит. источникам осуществил франц. ученый А. Ремюза (Abel R?musat, M?langes asiatiques, v. 1-2, P., 1825-20; его же, Observations sur l´histoire des Mongols, P., 1832). 3-томный труд по истории монголов, составленный гл. обр. на основании европ. лит-ры, опубликовал англ. историк Х. Xavopc (H. Howorth, History of the Mongols, pt 1-3, L., 1876-88).

Наметившаяся во 2-й пол. 19 в. тенденция упадка бурж. ист. науки отразилась и на монголоведении: в трудах по истории Монголии нередко можно найти следы великодержавного шовинизма и расизма; в них идеализируется монг. старина и прославляется Чингисхан, Об этом свидетельствуют нек-рые труды А. Позднеева, Г. Грум-Гржимайло и др. в России, работы Ф. Эрдмана (F. Erdmann, Temudschin der Unersch?tterliche, Lpz., 1862) в Германии, К. Дугласа (R. К. Douglas, The life of Jenghiz Khan, L., 1877) и Д. Карратерса (A. D. Carruthers, Unknown Mongolia, v. 1-2, L., 1913) в Англии и др. Особое место на рубеже 19-20 вв. имели труды В. В. Бартольда, в к-рых наряду с идеалистической интерпретацией исторических событий большое внимание уделялось социально-экономическим аспектам монгольской истории. В целом в буржуазной историографии Монголии господствовали и продолжают господствовать идеалистические схемы и концепции.

Совр. бурж. историография (США, Япония, Англия, ФРГ и др.) уделяет МНР значит. внимание, особенно после 2-й мировой войны. Преобладают тенденциозные работы, авторы к-рых (Р. Рупен (США) (R. Rupen, Notes on Outer Mongolia since 1945, "Pacific Affairs", 1955, v. 28, No 1; Outer Mongolia since 1955, там же, 1957, v. 30, No 4; Outer Mongolia. 1957-60, там же, 1960, v. 33, No 2), У. Баллис (США) (W. В. Ballis, The political evolution of a Soviet satellite, "Western Political Quarterly", 1956, v. 9, No 2) и др.) в искаженном свете рисуют совр. положение МНР, фальсифицируют отношения между МНР и СССР. Однако нек-рые бурж. авторы, напр. О. Латтимор (США), довольно полно раскрывают достижения МНР на пути некапиталистич. развития, в той или иной степени стремятся дать объективное освещение новейшей истории Монголии (О. Lattimore, Nomads and commissars. Mongolia revisited, N. Y., 1962). Родиной марксистского монголоведения является СССР. Естественно, что труды первых историков-марксистов были посвящены острым проблемам современности, характеризовавшейся напряженной борьбой монг. народа за нац. независимость и развитие к социализму, минуя капитализм. Таковы исследования И. М. Майского, А. Д. Каллиникова и др. историков, сотрудничавших в журналах "Хозяйство Монголии" (Улан-Батор, 1926-31) и "Современная Монголия" (Улан-Батор, 1933-42). Виднейшее место в истории марксистского монголоведения занимают труды Б. Я. Владимирцова, в особенности его исследование обществ. строя монголов, в к-ром на основе многочисл. данных монг. источников показаны внутр. жизнь монг. феод. общества и общая линия его ист. эволюции. Ученики и последователи Владимирцова, используя монг., кит. и др. источники, а также данные археологии, добились дальнейших успехов в изучении многовековой истории монг. народа.

После победы нар. революции в Монголии на смену феодальной пришла новая историография. Последним выдающимся представителем старой монг. ист. школы был Ш. Дамдин (1867-1937), автор "Алтан дэбтэр" ("Золотая книга"; см. Ш. Вира, О "Золотой книге" Ш. Дамдина, Улан-Батор, 1964); вместе с тем его книга во многих отношениях явилась шагом вперед в развитии монг. историографии. Одним из первых произведений складывавшейся новой монг. историографии была книга А. Амора (1887-1939) "Монголын тобч туух" ("Краткая история Монголии"), изд. в 1934. Она, однако, не свободна от влияния феод. предшественников. Говоря, напр., о зверствах Чингисхана, автор пытается оправдать их, ссылаясь на суровые нравы той эпохи, он рисует 13-14 вв. как "золотой век" монг. истории и старается внушить читателям чувство гордости за "подвиги" предков, ошибочно думая таким путем содействовать воспитанию народа и особенно молодежи в духе патриотизма и любви к родине.

Одной из первых значит. работ монг. авторов по новейшей истории Монголии является книга Х. Чойбалсана, Г. Дэмида и Д. Лосола "Монголын ундэсний хувьсгалын анх уусч байгуулагдсан товч туух" ("Краткая история монг. нар. революции", 1934). В 50-60-х гг. марксистско-ленинская историография в МНР добилась больших успехов. Появился ряд капитальных исследований по древней, ср.-век., новой и новейшей истории. Наиболее значительны: "История МНР" - совместный труд монг. и сов. ученых, обобщающий историю страны с древнейших времен до 50-х гг. 20 в., изданный в 1954; исследования Б. Ширендыба по истории социально-экономич. развития Монголии на рубеже 19-20 вв., о нар. революции в Монголии и образовании МНР, Ш. Нацагдоржа по истории аратского движения, но истории Халхи, Б. Тудэва по истории монг. рабочего класса, Н. Ишжамца по истории освободит. борьбы монг. народа в 18 в. Серьезные исследования по проблемам древней истории принадлежат археологам Х. Перлээ и Н. Сэр-Оджаву, по изучению трудов монг. авторов, писавших на тибетском языке, - Ш. Вира. Издан также ряд источников по истории страны, истории революции, строительства социализма и др. В 1963-64 опубликовано обобщающее исследование по истории Монг. нар.-революц. партии (МНРП) - "Монгол ардын хувьсгалт намын товч туух" ("Краткая история Монгольской народно- революционной партии").

Изучение истории Монголии ведется в н.-и. учреждениях МНР, СССР, Китая, Венгрии, Польши, Чехословакии и др. стран.

Несмотря на несомненные достижения марксистского монголоведения, среди историков-марксистов еще не преодолены расхождения по ряду узловых вопросов ист. прошлого монг. народа. Бесспорно, однако, что ист. процесс Монголии в самом общем виде разделяется на эпохи: первобытнообщинную, феодальную и социалистическую; Монголия миновала как рабовладельческую, так и капиталистич. формации.

В целом схема периодизации истории Монголии представляется в следующем виде: 1) Первобытнообщинный строй (до 4-3 вв. до н. э.). 2) Формирование клас. общества и первые гос. образования на терр. Монголии (4-3 вв. до н. э. - 12 в. н. э.). 3) Раннефеодальное монг. гос-во, консолидация монг. народности, образование империи и ее крушение (13-14 вв.). 4) Период феодальной раздробленности (15-17 вв.). 5) Завоевание Монголии маньчжурами, начало упадка феодализма (17 - нач. 20 вв.). 6) Монголия с 1917. Этот период можно разделить на подпериоды: Монголия в 1917-21. Подъем революц. движения и победа нар. революции 1921; решение общедемократич. задач революции (1921-40); создание единой социалистич. системы х-ва (1940-60); МНР с 1961. Вступление страны в полосу завершения строительства социализма.

Первобытнообщинный строй (до 4-3 вв. до н. э.). Новейшие данные археологии свидетельствуют о том, что освоение человеком терр. Монголии произошло в конце ниж. палеолита. Об этом говорят результаты раскопок (1961-65) в Южно-Гобийском и Увэр-Хангайском аймаках, а также на р. Орхон. Многочисл. находки в указанных аймаках, а также в Баян-Хонгорском относятся ко времени перехода от ниж. к среднему палеолиту. Стоянки периода верх. палеолита открыты в долинах pp. Селенга, Тола, Орхон, Халхын-Гол и у склонов Монг. Алтая, в глубине Гоби. Богатые находки периода мезолита собраны в Селенгинском аймаке на р. Еро и в Вост. Гоби. Археол. изучение показало широкое распространение на терр. МНР неолитич. поселений. Найденные при раскопках орудия труда позволяют проследить процесс их постепенного совершенствования от грубо обработанных кам. и кремневых изделий до метательных дротиков с костяными наконечниками, двусторонне обработанных ножевых пластин, скребков, шильев и т. п. В дальнейшем появились лук со стрелами, кам. топоры, орудия рыболовства, зернотерки, изделия гончарного произ-ва и т. п. Периоды верхнего палеолита и неолита были временем матриархального родового строя.

Начало бронз. века (кон. 2-го - нач. 1-го тыс. до н. э.) ознаменовалось появлением скотоводства. Степные просторы Монголии благоприятствовали его быстрому росту. В результате возросшей роли мужчины в х-ве матриархат уступил место патриархату. Но сама община в эпоху бронзы еще сохраняла неприкосновенными свои устои - отсутствие частной собственности и имуществ. неравенства.

Формирование классового общества и первые государст- венные образования на терр. Монголии (4-3 вв. до н. э. - 12 в. н. э.). Переход к железу (4-3 вв. до н. э.) способствовал разложению первобытно- общинного строя. Процесс формирования клас. общества на терр. Монголии развивался медленно и неравномерно. Наиболее быстрыми темпами этот процесс шел в центре страны, в долинах Керулена, Толы и Орхона. Именно здесь сложился в кон. 3 в. до н. э. центр первого на монг. земле гос. образования - союза племен хунну, в обществ. устройстве к-рого четко прослеживаются черты воен. демократии. Союз хунну положил начало вооруж. столкновениям между гос. образованиями кочевников Центр. Азии и Китаем. Имеется достаточно оснований полагать, что главной причиной этих столкновений было противоречие между растущим предложением скота и продуктов скотоводства кочевыми народами и ограниченным спросом Китая. Между тем Китай был в течение многих столетий фактически единственным возможным рынком сбыта излишков произ-ва кочевников и источником снабжения их продуктами земледелия и ремесла. Без такого обмена кочевое скотоводч. х-во не могло существовать. В регулярном функционировании меновых рынков была в первую очередь заинтересована кочевая знать, соответствующим образом направлявшая внешнюю политику правителей союза хунну. В конце 1 в. н. э. союз хунну распался. Его место занял союз племен сяньби (1-Звв.), к-рый, в свою очередь, уступил в 4-6 вв. место недолговечным гос. образованиям племен муюн, тоба и жужаней. Дальнейшее развитие процесс феодализации на терр. Монголии получил в 6-10 вв. в Тюркском, Уйгурском и Киргизском каганатах.

Последний этап переходного к феодализму периода связан с гос-вом киданей (иначе - империя Ляо, 10-12 вв.), в пределы к-рого входили, кроме Монголии, терр. сев.-вост. и сев. провинций совр. Китая. Это гос-во можно отнести к типу раннефеодальных. В основе его обществ. строя лежало господство наследств. аристократии - собственницы всех пастбищных и пахотных земель. В 1125 гос-во киданей, ослабленное внутр. противоречиями и воен. неудачами, перестало существовать. После крушения империи Ляо стало формироваться собственно монг. гос-во, в к-ром окончательно утвердился феод. способ произ-ва.

Раннефеодальное монгольское государство, консолидация мон- гольской народности, образование империи и ее крушение (13-14 вв.). Этногенез монголов и их ранняя история еще не вполне изучены. Первые упоминания о монголах под собств. именем "мэнгу", или "мон-гу-ли", встречаются в кит. источниках Танской эпохи с 10 в. "Сокровенное сказание" и "Сборник летописей" Рашидаддина содержат сведения о монг. племенах с 8 в. н. э. Уже в то время монг. общество делилось на большое число плем. объединений - ханств, с наследств. властью ханов и наследств. аристократией - нойонами. Куренный, т. е. коллективный, выпас скота вытеснялся аильным, т. е. посемейным. В руки нойонов фактически переходило управление пастбищными территориями и перекочевками, что ставило в зависимость от них малоимущие семьи. Каждое ханство кочевало в пределах определенной терр. Между ними шли войны за пастбища, за скот, за преобладание. Важную роль играли вооруж. дружины нукеров, на к-рые опирались ханы и нойоны.

В монг. обществе 11-12 вв. созревали предпосылки к полной победе феод. отношений, к переходу всей земли в собственность феодалов и к превращению непосредств. производителей в феодально-зависимый класс. Условием этой победы было создание объединенного гос-ва с сильной центр. властью, способной преодолеть сопротивление масс процессам феодализации общества, с одной стороны, и положить конец всеобщей войне нойонов друг против друга - с другой. Объективная обстановка благоприятствовала объединению монг. общества. В результате упорной многолетней борьбы одному из нойонов, сыну Есугая-батура - Темучину удалось победить соперников и противников, подчинить их своей власти, а нежелавших подчиниться - истребить. Так были созданы условия для образования объединенного монг. раннефеод. гос-ва. В 1206 состоялся великий курултай (съезд) монг. нойонов, избравший Темучина ханом гос-ва и присвоивший ему титул Чингисхана. Гл. мероприятиями Чингисхана в области внутр. политики были: слияние плем. дружин и создание единой армии с централизов. командованием; превращение всех земель в собственность хана и их пожалование нойонам на началах воен.-ленной службы - "хуби"; запрещение свободного перехода непосредств. производителей, что означало их фактич. прикрепление к земле. Феод. производств. отношения получили силу закона и стали определяющими, родоплеменное деление уступило место слиянию племен в единую монг. народность. В конце 1-го дес. 13 в. - нач. 10-х гг. 13 в. начались завоевательные войны Чингисхана, продолжавшиеся и при его преемниках. Если в дофеод. эпоху гл. причиной войн кочевых обществ против оседлых соседей было стремление обеспечить регулярный обмен продуктов скотоводства на продукты земледелия и ремесла, то в дальнейшем, когда во главе кочевых обществ оказывалась феод. знать, гл. причиной войн становилась заинтересованность феодалов в новых источниках обогащения и эксплуатации. При этом вопрос о рынках приобретал подчиненное значение. Отражая клас. интересы монг. феодалов, Чингисхан и его преемники использовали силы и средства молодого гос-ва для агрессии против соседних стран и народов с целью их ограбления и порабощения. К сер. 13 в. были завоеваны Сев. Китай и Тангутское гос-во, Ср. Азия и Закавказье, Иран, установлено монголо-татарское иго на Руси.

Завоеват. войны Чингисхана и его преемников, причинив величайшие бедствия народам покоренных стран, не принесли пользы монг. народу. Два поколения монголов были вовлечены феодалами в завоеват. походы и войны; значит. часть трудоспособного населения страны оказалась переброшенной в чужие страны. Феодалы пытались подкупить массы, выделяя им часть награбленной добычи. Но это не компенсировало жертв, к-рые несло трудящееся население, даже в походах не освобождавшееся от феод. повинностей. Войны обогащали лишь феодалов, награбленные богатства служили целям паразитич. потребления, не способствовали росту производит. сил. Монгольская империя не могла быть долговечной. После смерти Мункэ-хана (1259) монг. империя стала распадаться. От нее отделились улусы Хулагу-хана и Бэркэ-хана. В центре империи началась борьба за престолонаследие, победителем из нее вышел брат Мункэ-хана Хубилай, в конце 70-х гг. 13 в. завершивший завоевание всего Китая и основавший династию Юань. С этого времени и до 1368 в империю входили Китай и собственно Монголия, а после изгнания (1368) монг. завоевателей из Китая она прекратила существование.

Бурж. историография уделяет большое внимание т. н. домонгольскому периоду истории Центр. Азии, эпохе Чингисхана и монг. империи. Отвергая марксистскую концепцию смены обществ.-экономич. формаций как гл. закономерности ист. развития общества, бурж. исследователи предлагали самые разнообразные версии, с помощью к-рых пытались объяснить конкретный ход истории народов Монголии. К числу наиболее старых и распространенных версий относится идея об особых экономич. и политич. свойствах кочевого скотоводческого х-ва и психологии кочевников, в силу к-рых захватнич. войны и грабительские набеги их на оседлые страны являются естественными и неизбежными. На этой точке зрения стояли франц. и рус. востоковеды еще в 18 в. (Дюгальд (Du Halde, Description g?ographique, historique, chronologique, politique et physique de l´Empire de la Chine et de la Tartarie Chinoise, v. 1-4, La Haye, 1736), де Гинь (работа, указанная на с. 614), Гобиль (Gaubil, Histoire de Genteniscan et de toute la dinastie des Mongous..., P., 1739), П. С. Паллас (Собрание ист. известий о монг. народах, СПБ, 1776)). В 19 в. эта точка зрения получила дальнейшее развитие в трудах рус. и зап.-европ. историков; она приобрела почти аксиоматическое значение, найдя свое отражение во всех бурж. энциклопедиях. Другой версией, объясняющей историю кочевых народов Центр. Азии, является идея о ее цикличности. Сторонники этой идеи (амер. ученые О. Латтимор (Prince priest and herdsman in Mongolia, "Pacific Affairs", 1935, No 3; Nationalism and revolution in Mongolia, Oxf., 1955), Л. Шрам (L. Schram, The Monquors of the Kansu-Tibetan frontier, Phil., 1954), Д. Мартин (H. Desmond Martin, The rise of Chingis Khan and his conquest of North China, Balt., 1950)) утверждают, что история кочевых народов на протяжении многих столетий и даже тысячелетий проходит через одни и те же неизменно повторяющиеся стадии децентрализации и централизации (или рассеяния и объединения), причем стадии децентрализации сопутствует обессиление кочевых народов, порождающее тенденцию к мирному сосуществованию с оседлыми соседями, а стадии централизации свойственно их усиление, толкающее на завоеват. войны. Бурж. историография выдвинула также идею о том, что в основе завоеват. войн кочевых народов Центр. Азии, в частности монголов, лежало катастрофич. изменение климата, приведшее к высыханию почв, вследствие чего стала неизбежной миграция кочевников со всеми их завоеват. войнами. Такова, напр., точка зрения англ. историка А. Тойнби (см. A. Toynbee, A study of history, V. 3, L., 1934, p. 395-441). Большое распространение в зарубежном и рус. дореволюц. монголоведении имела и имеет тенденция объяснять историю кочевых народов вообще, монголов в частности, личными качествами их правителей. Отсюда гигантское преувеличение роли Чингисхана, к-рому приписывается чуть ли не роль творца монг. истории 13 в., а успехи его политич. деятельности и завоеват. войн объясняются исключительно его гениальностью. Сторонники этих концепций нередко скатывались на позиции прямой апологетики Чингисхана и прославления его воен. "подвигов" (Эренжен Хара-Даван, Чингисхан как полководец и его наследство, Белград, 1929).

Значит. место в бурж. историографии занимает также вопрос об обществ. строе кочевых народов, в т. ч. монголов. При этом подавляющее большинство историков утверждало и утверждает, что у этих народов неизбежно вечное существование родовой общины как гл. основы их обществ. устройства. Эта точка зрения ярко выражена, напр., в работах Г. Вернадского (США) (G. Vernadsky, The Eurasian nomads and their impact on mediaeval Europe, Spoleto, 1963).

К нач. 13 в. относится появление монг. письменности, сложившейся на базе уйгурской письменности, в свою очередь восходившей к древним согдийскому и арамейскому письму. В 1269 тибетский ученый Пагба-лама (1235 или 1239 - 1289) по предложению хана Хубилая предпринял попытку заменить это письмо другим, т. н. квадратным, близким к тибетскому, но эта попытка успеха не имела. В конце 13 в. произошло окончательное оформление монг. письменности, связанное с именем ученого-филолога Чойджи-Осора (1214-92), автора первой грамматики монг. яз. и ряда др. трудов.

Написанная в 1240 историческая хроника "Монголын нууц тобчо", являясь не только первым историческим произведением монголов, но и крупным памятником монг. лит-ры, положила начало появлению ряда книг, посвященных истории монголов, языкознанию, теософии, космогонии и т. п. ("Чингисийн хоер эр Загалын тууж" ("Повесть о двух скакунах"), "Цаган туух" ("Белая история") и др.). Иа этих книг до нас дошли немногие, упоминания о них имеются в трудах монг. и тибетских авторов позднейшего времени. Широкое распространение получила переводная лит-ра с кит. и тибетского на монг. яз.; сохранились до нашего времени лишь нек-рые произведения ("Бодичая - ватара" - др.-инд. философский трактат, переведенный в 1307 Чойджи-Осором, "Ачлалт ном" ("Книга благодеяний") - соч., излагавшее основы конфуцианства, переведенное с кит., и т. д.). В нач. 14 в. появились первые ксилографич. книги.

Период феодальной раздроб- ленности (15-17 вв.). Н оминально при Чингисхане и его преемниках земля была собственностью великих ханов, фактически же она находилась в полном распоряжении нойонов - темников, тысяцких и др. ленников. Непосредств. производители - араты, прикрепленные к нойонской земле, несли повинности и облагались поборами как в пользу гос-ва, так и своих непосредств. господ. Местные феод. владения на этой основе экономически и политически окрепли. Крушение империи и обессиление центр. ханской власти превратили местных владетельных князей в единственных, вполне самодержавных правителей своих владений. Место объединенной Монголии заняло множество самостоятельных, друг с другом почти не связанных ханств и княжеств. Все они крайне нуждались в рынках для обмена скота и сырья на земледельч. и ремесл. продукты. Таким рынком в то время мог быть только Китай. Но Китай экономически не был в той же мере заинтересован в этом обмене. Монг. экономика оказалась в кризисном состоянии. Феод. правители Монголии видели единств. выход из кризиса в том, чтобы заставить кит. власти открыть рынки. Началась длительная, двухвековая полоса вооруж. конфликтов между монг. феодалами и властями Минской династии, чередовавшаяся переговорами о мире, главным и почти единств. условием к-рого было открытие меновых рынков. Вопрос о кит. рынках играл большую роль и во взаимоотношениях между владет. князьями Монголии. В наименее выгодных условиях оказались западно-монг. (ойратские) феодалы, отделенные от Китая огромным расстоянием и множеством владений вост.-монг. ханов. Возникла длительная междоусобная борьба за торг. пути в Китай.

В лит-ре распространено много ошибочных версий о причинах и характере этой, как ее обычно именуют, - монголо-ойратской борьбы. Ее значение преувеличивается, экономич. корни игнорируются, в качестве причин выдвигаются разного рода чисто политич. или психологич. мотивы.

В сер. и в конце 15 в. ойратский правитель Эсен (1440-55) и восточно-монг. Даян-хан (ок. 1479 - ок. 1543) сделали попытки преодолеть феод. раздробленность и вновь создать объединенное монг. гос-во. Им удалось подчинить своей власти всех правителей местных владений, но созданные ими объединения разваливались немедленно после смерти объединителей. В стране еще не было условий для прочного ее объединения и создания централизов. гос-ва. Успехи феод. развития были невелики, х-во по-прежнему носило натуральный характер, обществ. разделение труда было незначительным, внутр. торговля почти отсутствовала. Изменилась лишь форма феод. зем. собственности, ранее являвшаяся условным пожалованием, теперь ставшая наследств. собственностью - умчи. Рост поголовья скота вызывал потребность в новых пастбищных территориях, в поисках к-рых монголы в 16 в. заселили степи Ордоса, Алашаня и Кукунора. В это же время терр. ханств и кн-в, располагавшихся к С. от пустыни Гоби, получила общее название Халхи, или Халха-Монголии.

Во 2-й пол. 16 в. монг. феодалы Ордоса вторглись в Тибет, осадили Лхасу и предложили высшим ламам, стоявшим у власти в Тибете, признать свою зависимость от монг. ханов в обмен на принятие монголами их учения. Ламы согласились, рассчитывая использовать в своих интересах воен. силу монг. ханов в борьбе против др. феод. группировок Тибета, претендовавших на власть в стране. В 1577 верх. лама Тибета, приглашенный монг. феодалами, прибыл в Кукунор, где состоялся съезд князей Юж. Монголии, утвердивший принципы взаимоотношений светской власти и ламаистского духовенства.

С этого времени ламаизм, активно поддержанный владет. князьями, стал быстро распространяться в Монголии. Ламаистские монастыри, всемерно поддерживаемые светскими правителями Монголии, очень скоро стали обладателями огромных богатств в виде скота и всякого рода ценностей, они вели обширные торг. операции, к ним были прикреплены многие тысячи аратов, труд к-рых они эксплуатировали. Церковь, освящая и поддерживая феодализм, сама превратилась в один из наиболее могуществ. феод. институтов.

С наступлением феод. раздробленности в 15-16 вв. лит-ра развивалась гл. обр. в форме устного нар. творчества (памятники письменной лит-ры этого периода неизвестны). В 17 в. отмечается новый подъем монг. лит-ры. Кроме ряда ист. произведений, тогда же появились записанные и обработанные устные сказания "Монголын Увш хунтайжи-йин тууж" ("История Убаши-хунтайджи и его войны с ойратами"), "Мандухай-сецен-хатунь" ("Мудрая ханша Мандухай"). В 30-х гг. 17 в. появились стихи поэта и политич. деятеля Цокто-тайджи (1580-1637), высеченные на скале его учениками и соратниками. На его поэзию сильное влияние оказал ламаизм. С этого времени вообще идейная направленность монг. лит-ры все более и более определяется влиянием ламаизма. Превращение Монголии в ламаистскую страну существенно отразилось на ее культурном развитии. Возникла целая система монаст. образования, дававшая стране астрологов, врачей, богословов и т. д. Тибетский яз. стал языком ученых и писателей. На этом языке феод. интеллигенция Монголии часто писала ученые труды и лит.-художеств. произведения (Лубсанперенлей (1642-1715), Зая-Пандита (1599-1662) и др.). Появляется большое количество переводов с тибетского на монг. яз., сделанных как в монастырях, так и светскими деятелями культуры. Так, в 1-й пол. 17 в. было переведено св. 100 томов буддийского "Ганжура" - одного из главных канонич. произведений. Интересным произведением иск-ва является художественно выполненная грамота монг. Алтан-хана (1507-83), отправленная им в 1580 императору Китая. Значит. интерес представляет художеств. роспись, к-рой с 17 в. стали украшаться стены крупных монастырей, а также художеств. литье бурханов, изображавших божества буддийского пантеона. Нек-рое развитие получила и архитектура, представленная гл. обр. монаст. сооружениями и дворцами.

Завоевание Монголии маньчжу- рами, начало упадка феодализма (17 - нач. 20 вв.). С кон. 16 в. раздробленная Монголия стала объектом захватнич. войн маньчжурских феодалов, создавших на терр. совр. Сев.-Вост. Китая объединенное гос-во во главе с Нурхаци (1559-1626). В 1634 маньчжуры разгромили крупнейшее в Юж. Монголии Чахарское ханство, после чего многие ханы и князья признали себя подданными маньчжурского императора. В 1636 съезд юж.-монг. князей провозгласил правителя маньчжуров Абахая (1626-43) ханом Монголии. Вскоре вся Юж. Монголия стала официально именоваться Внутренней, в отличие от Халха-Монголии, к-рую маньчжуры стали именовать Внешней Монголией. В 1644 маньчжуры овладели Пекином и положили начало своему господству в Китае, основав династию Цин (1644-1911). К этому времени в Джунгарии сложилось объединенное ханство зап.-монг. феодалов (см. Ойратское ханство). По инициативе правителя ханства Батура-хунтайджи в 1640 в Джунгарии состоялся всемонгольский съезд владет. князей с целью укрепить феод. правопорядок, устранить внутр. распри и объединить силы для борьбы против маньчжурской агрессии. Джунгарский съезд утвердил т. н. Монголо-ойратские законы ("Цааджин бичиг"), соблюдать к-рые клятвенно обязались все участники съезда. Но достигнутое единство оказалось непродолжительным. В 60-х гг. 17 в. в Халхе начались новые конфликты, приобретавшие все более широкий и острый характер. Ханы и князья Халхи раскололись на враждебные группировки. В борьбу втянулись правители Джунгарского ханства, поддерживавшие одну из группировок, тогда как Цинская династия активно поддерживала другую. В 1688 между Джунгарией и Халхой началась война. Джунгарский хан Галдан-Бошокту добивался подчинения Халхи своей власти и образования сильного объединенного монг. гос-ва, способного сорвать захватнич. планы маньчжурских завоевателей. Бульшая часть халхаских правителей была против планов Галдана-хана. Но они потерпели поражение и, не желая подчиняться ойратским феодалам, признали себя подданными Цинской империи. В 1691 в Долонноре состоялась церемония включения Халхи в состав Цинской империи. После этого единств. монг. гос-вом, сохранявшим независимость, оказалось Джунгарское ханство, продолжавшее до конца 50-х гг. 18 в. в упорной борьбе отстаивать свою самостоятельность.

В 1755-58 по всей Сев. Монголии развернулось массовое антиманьчжурское освободит. движение во главе с ойратским князем Амурсана (1722-57) и халхаским нойоном Чингунжабом. Но исключительно слабая организованность движения и колебания его феод. руководителей облегчили маньчжурским властям его подавление. Джунгарское ханство в 1758 подверглось разгрому, а сотни тысяч его обитателей были истреблены маньчжурскими завоевателями.

Стремясь увековечить свое господство в Монголии, Цинская династия постаралась в первую очередь изолировать ее от внеш. мира, гл. обр. от России, укрепившей свои позиции в Сибири и Забайкалье. Были изданы указы (1719, 1722), запрещавшие самостоят. сношения монг. князей с рус. властями и непосредств. торговлю монголов с рус. купцами, под строгий контроль была поставлена и кит. торговля с Монголией. Гл. целью маньчжурской политики в Монголии в начальный период было превращение ее войска в орудие внешнеполитич. экспансии Цинской династии и борьбы с ее противниками внутри империи. Монг. ханы и князья были поставлены в полную зависимость от маньчжурского двора, к-рый назначал их на должности и смещал, разрешал вступать в права наследования и лишал этих прав. Ламаистская церковь с сер. 18 в. также окончательно и бесповоротно поставила себя на службу интересам маньчжурских завоевателей.

Политика маньчжурской династии лишала Монголию условий для прогресса в области экономики, культуры и обществ. жизни. Нар. массы несли на себе двойной гнет: они жестоко и фактически бесконтрольно эксплуатировались своими феодалами, поддерживаемыми маньчжурскими властями; в то же время они выполняли ряд тяжелых повинностей в пользу Цинской империи и ее военно-феод. бюрократии. Немалые поборы взимались с трудящихся и церковью. С течением времени аратское х-во все с большим трудом сводило концы с концами. Расширенное воспроизводство становилось невозможным. Монг. феодализм вступил в период упадка. После начавшегося с сер. 19 в. превращения Китая в полуколонию, для экспансии капиталистич. гос-в Запада была "открыта" и Монголия. В первые десятилетия они действовали через компрадорский кит. капитал, развернувший в Монголии кредитно-ростовщич. операции, в результате к-рых ее трудящееся население в нач. 20 в. оказалось в долговой кабале. В страну проникал также рус. купеч. капитал, деятельность к-рого была легализована рус.-кит. договорами 1860 и 1881. Неэквивалентный обмен истощал слабую монгольскую экономику. Страна разорялась, х-во деградировало, араты лишались скота. Прогрессировавшее разорение страны все больше подрывало основы существования самого феод. х-ва. На этой почве антиманьчжурские настроения стали распространяться и в среде феодалов,

В конце 19 - нач. 20 вв. Монголия стала объектом межимпери

Источник: Советская историческая энциклопедия. 1961-1976

Найдено научных статей по теме — 2

Читать PDF

Тувинско-монгольские связи и отношения в период тувинской Народной Республики

Хертек Любовь Кенденовна
Статья посвящена рассмотрению тувинско-монгольских связей и отношений в период Тувинской Народной Республики (1921-1944 гг.).
Читать PDF

Образ монгольской народной Республики на страницах советской печати в 60-80-х годов хх века

Огторгуймаа Аюуш
В данной статье анализируется образ Монголии в публикациях советской печати в период 60-80-х гг. ХХ в.