НИЛ СОРСКИЙ

Найдено 11 определений
Показать: [все] [проще] [сложнее]

Автор: [российский] Время: [советское] [постсоветское] [современное]

Нил Сорский (в миру Николай Майков)
(1433—1508) основатель и глава нестяжательства в России. Развивал идеи нравственного самоусовершенствования и аскетизма. Противник церковного землевладения, выступал за реформу монастырей на началах скитской жизни и личного труда монашествующих.

Источник: Краткий словарь по истории.

Нил Сорский
(в миру Николай Майков)(ок. 1433 1508) - основатель и глава нестяжательства в России. Развивал идеи нравственного самосовершенствования и аскетизма. Противник церковного землевладения, выступал за реформу монастырей на началах скитской жизни и личного труда монашествующих.

Источник: История России Словарь-справочник. Брянск 2018 г.

НИЛ СОРСКИЙ
в миру Николай Майков) (ок. 1433-1508), церковный деятель, идеолог и глава нестяжателей. Развивал мистико-аскетические идеи в духе исихазма (личное переживание веры, нравственное самоусовершенствование и т.п.). Требовал от монахов следовать евангельскому тезису - "не трудящийся да не ест". Противник церковного землевладения, выступал за реформу монастырей на началах скитской жизни и личного труда монахов.

Источник: История отечества. Энциклопедический словарь. 1999

НИЛ СОРСКИЙ
(светск. имя Майков Николай) (ок. 1433-1508) - основатель и глава нестяжателей. На р. Соре (Вологодская обл.) основал монастырь, отсюда прозвище Сорский, а его последователей — сориане. Желая укрепить церковь, выступал с проповедью самоусовершенствования и аскетизма. Противник церковного землевладения, выступал за реформу монастырей на основах скитской жизни и личного труда монахов. Вызвал решительное сопротивление церковников-стяжателей во главе с Иосифом Волоцким.

Источник: История России. Словарь-справочник. 2015

НИЛ СОРСКИЙ
1433-1508 гг.) — русский святой, подвижник и проповедник. Принял пострижение в Кирилловом-Белозерском монастыре. Совершил паломничество в Святую Землю, в Константинополь и на Афон; основал свой собственный скит на р. Соре, близ Кириллова-Белозерского монастыря. Занимался переписыванием и редактированием агиографических сочинений. Участник соборов 1490 и 1503 годов — на последнем выступил с резкой критикой монастырского землевладения и других форм собственности, расценивал их как препятствие на пути аскетического самоуглубления и сосредоточения. Позиция Нила Сорского шла вразрез с общепринятой точкой зрения, что породило впоследствии особое религиозное движение «нестяжателей», вступивших в полемику с последователями Иосифа Волоцкого (см.). Нилу Сорскому принадлежит ряд посланий, а также «Предания ученикам» и монастырский общежительный «Устав», в котором излагаются правила аскетической жизни, причем акцент делается прежде всего на духовной стороне аскезы и технике «умной молитвы». Развивал мистико-аскетические традиции византийского общества на русской почве (см. Исихазм). Память 7 (20) мая.
      

Источник: Словарь-указатель имен и понятий по древнерусскому искусству. 1991

Нил Сорский
(в миру Николай Майков; ок. 1433–1508) – святой РПЦ, прославившийся глубоким мистическим учением и возглавивший движение нестяжателей. До пострига был переписчиком книг, а в монашеской жизни стал автором значительных духовноназидательных сочинений. Н. С. освоил на Афоне практику исихазма и, вернувшись на Русь, поселился в лесном урочище на р. Соре, в 15 верстах от КириллоБелозерского монастыря. Большую часть жизни провел в скиту. Его духовный опыт отличается мистической глубиной, духовной трезвенностью и чистотой. В своем сочинении «Устав» Н. С. делится опытом «сердечного делания», «мысленного блюдения» и «умного хранения» своей души. Он учит иноков о преодолении страстей, о том, что молиться нужно не одними словами, но преимущественно умом и духом, решительно изживать тщеславие, сребролюбие, малодушие, уныние, леность. Питаться следует лишь для поддержания жизни, а не для удовольствия, и на борьбу со всеми злыми помыслами непрестанно призывать Бога. Христианину следует сохранять душевное состояние, достигнутое в результате молитвенного просветления, воздерживаться от гнева, жестокосердия, нечистых помыслов. Необходимо также помнить о смерти и неизбежности Страшного суда. Н. С., как глава нестяжателей, будучи озабочен сохранением традиции созерцательной монашеской жизни, выступал против необходимости монастырских владений, отстаиваемых Иосифом Волоцким. Память Н. С. 20 мая по нов. ст.

Источник: Краткий православный словарь.

НИЛ СОРСКИЙ
светское имя - Николай Майков) (ум. 1508) - рус. церковно-политич. деятель, писатель, один из идеологов нестяжателей. Основатель скита на р. Соре, близ Кирилло-Белозерского монастыря, в 70-80-х гг. 15 в. Н. С. до 1489 совершил поездки в Палестину, на Афон, в Стамбул. Стремясь к укреплению пошатнувшегося в кон. 15 в. авторитета церкви, Н. С. выступил с проповедью аскетизма и отказа от личного стяжания; он противопоставлял крупным монастырям- землевладельцам и монахам-отшельникам небольшие скиты для неск. монахов. Согласно исследованию Я. С. Лурье, представления о критич. отношении Н. С. вообще к "божественному писанию" лишены основания. Его соч. содержат лишь элементы критицизма в отношении церк. литературы ("писания многа, но не вся истинна суть"). На соборе 1503 Н. С. поддержал предложение великокняж. власти о ликвидации церк. землевладения, к-рое встретило решит. сопротивление большинства церковников. Н. С. - автор т. н. "Устава скитского монашеского жития", "Предания ученикам своим о жительстве скитском" и др. соч., в к-рых проповедовал идеи духовного подвижничества, нравственного усовершенствования, призывал к скромности в обрядах и украшениях церкви. Для своего времени Н. С. был широко образованным человеком, знатоком визант.церк. лит-ры.

Лит.: Нила Сорского предание и устав, СПБ, 1912; Архангельский А. С., Нил Сорский и Вассиан Патрикеев, ч. 1 - Преподобный Нил Сорский, СПБ, 1882; Лурье Я. С., Идеологич. борьба в рус. публицистике кон. XV - нач. XVI в., М,-Л., 1960; Lilienfeld F., Nil Sorskij und seine Schriften, В., 1963.

A. M. Сахаров. Москва.

Источник: Советская историческая энциклопедия. 1961-1976

НИЛ СОРСKИЙ
(Николай Майков; ок. 1433-1508) – преподобный, происходил из рода бояр Майковых. Иночество принял в обители прп. Kирилла Белозерского (память 9 (22) июня). Здесь он пользовался советами благочестивого старца Паисия Ярославова, впоследствии игумена Троице-Сергиевой Лавры. Преподобный много путешествовал по Востоку, изучая монашескую жизнь в Палестине и на Афоне.
Возвратясь на Русь, он удалился на реку Сору в Вологодской земле, поставил келию и часовню, где вскоре возникла обитель с новым в то время у нас скитским уставом, заимствованным прп. Нилом на Афоне. По завету прп. Нила, иноки должны были питаться трудом своих рук, милостыню принимать только в крайней нужде, избегать вещелюбия и роскоши даже в церкви; женщины в скит не допускались, монахам не разрешалось выходить из скита ни под каким предлогом, владение вотчинами отрицалось. Расселившись вокруг небольшой церкви в честь Сретения Господня в лесу, в отдельных келиях по одному, по два и не более трех человек, скитники накануне воскресных и других праздничных дней собирались на сутки к богослужению. В остальные дни каждый молился и трудился в своей келье. Главным подвигом иноков была борьба со своими помыслами и страстями, в результате чего в душе рождается мир, в уме – ясность, в сердце – сокрушение и любовь. В своих письменных трудах – «Предание ученикам своим, хотящим жити в пустыне» и «Устав» – прп. Нил подробно излагает ступени этого спасительного мысленного делания. Первая ступень – отречение от мира, в частности, всяких мирских развлечений; вторая – непрестанная молитва, сопровождаемая памятью о смерти.
В своей жизни святой подвижник отличался крайней нестяжательностью и трудолюбием. Он сам выкопал пруд и колодец, вода которого имела целительную силу. За святость жизни старца Нила глубоко почитали современные ему русские иерархи. Преподобный участвовал в Соборах 1490 и 1503 гг.
Избегая почестей и славы мира сего, он перед своей кончиной завещал ученикам бросить тело его на съедение зверям и птицам или похоронить без всяких почестей на месте его подвига. Скончался святой на 76-м году жизни
7 мая 1508 г. Мощи его, погребенные в основанной им обители, прославились множеством чудотворений. Память его празднуется 7 (20) мая.

Источник: Православие. Словарь-справочник.

Нил Сорский

Нил Сорский - знаменитый деятель русской церкви. Сведения о нем скудны и отрывочны. Родился около 1433 г., в крестьянской семье; прозванье его было Майков. До поступления в монашество Нил занимался списыванием книг, был ""скорописцем"". Более точные сведения застают Нила уже иноком. Постригся Нил в Кирилло-Белозерском монастыре, где со временем самого основателя хранился глухой протест против землевладельческих прав монашества; протоиерей Кирилл сам не раз отказывался от сел, которые предлагались его монастырю благочестивыми мирянами. Те же взгляды были усвоены и его ближайшими учениками, - ""заволжскими старцами"", с Нилом Сорским во главе. Совершив путешествие на Восток, в Палестину, Константинополь и на Афон, Нил особенно долго пробыл на Афоне и, по-видимому, Афону был больше всего обязан своим созерцательным настроением. По возвращении на родину (между 1473 и 1489 годами) Нил основывает скит, собирая около себя немногочисленных последователей, ""которые его были нрава"", и, предавшись замкнутой, уединенной жизни, интересуется почти исключительно книжными занятиями. Несмотря на эти занятия и любовь к уединенной жизни, Нил Сорский принимает участие в двух важнейших вопросах своего времени: об отношении к так называемым ""новгородским еретикам"" и о монастырских имениях. В деле о новгородских еретиках и Нил Сорский, и его ближайший ""учитель"" Паисий Ярославов , держались, по-видимому, более терпимых взглядов, чем большинство тогдашних русских иерархов, с Геннадием Новгородским и Иосифом Волоцким во главе. В 1489 г. новгородский архиепископ Геннадий, вступая в борьбу с ересью и сообщая о ней ростовскому архиепископу, просит последнего посоветоваться с жившими в его епархии учеными старцами Паисием Ярославовым и Нилом Сорским и привлечь их к борьбе. Геннадий и сам хотел ""поговорить"" с ними и приглашал их к себе. Неизвестны результаты стараний Геннадия; кажется, они были не совсем таковы, как он желал. По крайней мере, больше мы не видим никаких сношений Геннадия ни с Паисием, ни с Нилом; к ним не обращается и главный борец с ересью, Иосиф Волоколамский. Между тем оба старца не относятся к ереси безучастно. Оба они присутствуют на соборе 1490 г., разбиравшем дело еретиков, и едва ли не влияют на самое решение собора: первоначально все иерархи ""стали крепко"" и единогласно заявили, что ""вся (всех еретиков) сожещи достоить"" - в конце же собор ограничивается лишь тем, что проклинает двух-трех попов-еретиков, лишает их сана и отсылает обратно к Геннадию... Важнейшим фактом жизни Нила Сорского был его протест против землевладельческих прав монастырей, на соборе 1503 г. в Москве. Когда собор уже близился к концу, Нил Сорский, поддерживаемый другими кирилло-белозерскими старцами, поднял вопрос о монастырских имениях, равнявшихся в то время трети всей государственной территории и бывших причиной деморализации монашества. Ревностным борцом за идею Нила Сорского выступил его ближайший ученик, князь-инок Вассиан Патрикеев . Нил Сорский мог видеть только начало возбужденной им борьбы; он умер в 1508 г. Неизвестно, был ли Нил Сорский канонизован формально; но на всем протяжении нашей древней литературы лишь за одним Нилом Сорским, в заглавиях его немногочисленных сочинений, осталось имя ""великого старца"". Литературные произведения Нила Сорского - ряд посланий, небольшое Предание ученикам, краткие отрывочные заметки, более обширный монастырский устав, покаянная молитва, напоминающая несколько великий канон Андрея Критского, и предсмертное Завещание. Важнейшие из них - послания и устав: первые служат как бы дополнением к последнему. Общее направление мыслей Нила Сорского - строго аскетическое, но в более внутреннем, духовном смысле, чем понимался аскетизм большинством тогдашнего русского монашества. Иночество, по мнению Нила, должно быть не телесным, а духовным; оно требует не внешнего умерщвления плоти, а внутреннего, духовного самосовершенствования. Почва монашеских подвигов - не плоть, а мысль и сердце. Намеренно обессиливать, умерщвлять свое тело излишне: слабость тела может препятствовать в подвиге нравственного самоулучшения. Инок может и должен питать и поддерживать тело ""по потребе без мала"", даже ""упокоивать его в мале"", снисходя к физическим слабостям, болезни, старости. Непомерному пощению Нил не сочувствует. Он враг вообще всякой внешности, считает излишним иметь в храмах дорогие сосуды, золотые или серебряные, украшать церкви; церковь должна иметь только необходимое, ""повсюду обретаемое и удобь покупаемое"". Чем жертвовать в церкви, лучше раздать нищим... Подвиг нравственного самосовершенствования инока должен быть разумно-сознательным. Инок должен проходить его не в силу принуждений и предписаний, а ""с рассмотрением"" и ""вся с рассуждением творити"". Нил требует от инока не механического послушания, а сознательности в подвиге. Резко восставая против ""самочинников"" и ""самопретыкателей"", он не уничтожает личной свободы. Личная воля инока (а равно и каждого человека) должна подчиняться, по взгляду Нила, только одному авторитету - ""божественных писаний"". ""Испытание"" божественных писаний, изучение их - главная обязанность инока. С изучением божественных писаний должно быть, однако, соединено критическое отношение к общей массе письменного материала: ""писания многа, но не вся божественна"". Эта мысль о критике была одной из самых характерных в воззрениях и самого Нила, и всех ""заволжских старцев"" - и для тогдашнего большинства грамотников совершенно необычной. В глазах последних, как, например, Иосифа Волоцкого - всякая вообще ""книга"", ""писание"" - являлись чем-то непререкаемым и боговдохновенным. В этом отношении чрезвычайно характерны те приемы, которых Нил держится, продолжая заниматься перепиской книг: он подвергает списываемый материал более или менее тщательной критике. Он списывает ""с разных списков, тщася обрести правый"", и делает свод наиболее верного; сличая списки и находя в них ""много неисправленна"", - старается исправить, ""елико неисправленна"", - старается исправить, ""елико возможно его худому разуму"". Если иное место ему кажется ""неправым"", а исправить не почему, Нил оставляет в рукописи пробел, с заметкой на полях: ""от зде в списках не право"", или: ""аще где, в ином переводе, обрящется известнейше (правильнее) сего, тамо да чтется"", - и оставляет так пустыми иногда целые страницы! Вообще он списывает только то, что ""по возможному согласно разуму и истине..."". Все эти черты, резко отличающие характер книжных занятий Нила Сорского и самый взгляд его на ""писание"" от обычных, господствовавших в его время, конечно, не могли пройти для него даром; такие люди, как Иосиф Волоцкий, чуть не обвиняют его прямо в ереси. Иосиф укоряет Нила Сорского и его учеников, что они ""похулиша в русской земле чудотворцев"", а также тех, ""иже в древние лета и в тамошних (иностранных) землях бывших чудотворцев, - чудесем их не вероваша, и от писания изметаша чудеса их"". Из общего взгляда Нила Сорского на сущность и цели иноческого обета непосредственно вытекал и энергический протест его против монастырских имуществ. Всякую собственность, не только богатство, Нил считает противоречащей иноческим обетам. Инок отрицается от ире и всего, ""яже в нем"" - как же он может после этого тратить время на заботы о мирских имуществах, землях, богатствах? Обязательное для инока столь же обязательно и для монастыря... К отмеченным чертам присоединялась, по-видимому, уже у самого Нила религиозная терпимость, столь резко выступившая в писаниях его ближайших учеников. Эта терпимость в глазах большинства опять делала Нила чуть не ""еретиком""... Литературным источником сочинений Нила Сорского был целый ряд патристических писателей, с творениями которых он познакомился особенно во время пребывания своего на Афоне; ближайшее влияние на него имели сочинения Иоанна Кассиана Римлянина , Нила Синайского , Исаака Сирина. Ни одному из них Нил, однако, не подчиняется безусловно; нигде, например, он не доходит до тех крайностей созерцания, которыми отличаются сочинения Симеона Нового Богослова или Григория Синаита. Монастырский устав Нила Сорского, с присоединением в начале ""Предания учеником"", первоначально издан был Оптиной пустынью в книге: ""Преподобного Нила Сорского Предание учеником своим о жительстве скитском"" (М., 1849; без всякой научной критики); в последнее время он издан М.С. Майковой в ""Памятниках древней письменности"" (Санкт-Петербург, 1912). Послания напечатаны в приложении к книжке: ""Преподобный Нил Сорский, первооснователь скитского жития в России, и его Устав о жительстве скитском в переводе на русский язык, с приложением всех других писаний его, извлеченных из рукописей"" (Санкт-Петербург, 1864; 2-е изд. М., 1869). За исключением ""приложений"", все остальное в этой книжке не имеет ни малейшего научного значения. Молитва, найденная в рукописях профессором И.К. Никольским, издана им в ""Известиях II отдела Академии Наук"", т. II (1897). - Литература о Ниле Сорском подробно изложена в предисловии к исследованию А.С. Архангельского : ""Нил Сорский и Вассиан Патрикеев, их литературные труды и идеи в древней Руси"" (Санкт-Петербург, 1882). См. также: Гречева (в ""Богословском Вестнике"", 1907 и 1908 годов), К.В. Покровского (""Древности"" Материалы Археологического Общества, т. V), М.С. Майковой (""Памятники древних писем"", 1911, № CLXXVII) и ее же вступительную статью к ""Уставу"" (ib., № CLXXIX, 1912). А. Архангельский.

Источник: Биографический словарь. 2008

НИЛ СОРСКИЙ
1433 - 7.05.1508), преподобный, происходил из рода бояр Майковых.
Пострижение в монашество прп. Нил получил и начало иноческой жизни полагал в обители прп. Кирилла Белозерского. Здесь он пользовался советами умного и строгого старца Паисия (Ярославова), который потом был игуменом Свято-Троицкой Сергиевой лавры и был приглашаем в митрополиты, но, по смирению своему, отказался от этого великого сана.
Прожив в Кирилло-Белозерском монастыре некоторое время, Нил вместе с учеником своим и сотрудником, монахом Иннокентием, из рода бояр Охлебининых, путешествовал ко святым местам, на Восток, чтобы в опытах тамошних подвижников видеть жизнь духовную: был он, по его словам, "на горе Афонской, в странах цареградских и других местах".
Живя несколько лет на Афонской горе и путешествуя по монастырям Константинопольским, прп. Нил особенно в это время напитал дух свой наставлениями великих отцов пустынных, которые путем внутреннего очищения и непрестанной молитвы, совершаемой умом в сердце, достигали светоносных озарений Духа Святого.
Прп. Нил не только изучил умом и сердцем, но и в постоянное упражнение своей жизни обратил душеспасительные уроки богомудрых отцов - Антония Великого, Василия Великого, Ефрема Сирина, Исаака Сирина, Макария Великого, Варсонофия, Иоанна Лествичника, Аввы Дорофея, Максима Исповедника, Исихия, Симеона Нового Богослова, Петра Дамаскина, Григория, Нила и Филофея Синайских. Потому-то изречениями сил великих отцов и преисполнена его книга, называемая "Предание о жительстве скитском".
Возвратись в Белозерский монастырь, прп. Нил уже не хотел жить в нем, но построил себе келью, невдалеке от него, за оградой, где и жил недолгое время в уединении. Потом отошел за 15 верст от сего монастыря на реку Сорку, водрузил здесь крест, поставил сперва часовню и уединенную келью, и при ней выкопал колодец, а когда собралось к нему для сожития несколько братий, то построил и церковь. Обитель свою учредил он на особенных отшельнических правилах, по образцу скитов Афонских, почему она и названа скитом, а прп. Нил почитается основателем в России скитского жития, в более строгом и точном его устройстве.
Святые отцы-подвижники разделяли монашеское житие на три вида: первый вид - общежитие, когда многие иноки живут и подвизаются вместе; второй вид - отшельничество, когда подвизается один инок в уединении; третий вид - скитничество, когда инок живет и подвизается с двумя или тремя братиями, при общей пище и одежде, при общем труде и рукоделии. Этот-то и последний вид монашеского жития, как бы средний между двумя первыми, который прп. Нил называл потому "царским путем", и хотел он осуществить в своем скиту.
Скит прп. Нила имел сходство и с нашими монастырями необщежительными, которые очень часто состояли из двух и трех иноков, иногда из пяти и десяти, тогда как в скиту Нила, под конец его жизни, число скитников возросло даже до двенадцати; и с монастырями общежительными, ибо у скитников общие были и труды, и одежда, и пища. Но отличался Нилов скит от всех других наших обителей по внутреннему своему направлению, - по тому умному деланию, которое должно было составлять главнейший предмет забот и усилий для всех скитников.
В новом своем скиту преподобный продолжал изучать Божественное Писание и творения святых отцов, устрояя по ним жизнь свою и учеников своих.
Преподобным было написано религиозное и научное сочинение "Устав монастырский", ставший одним из основополагающих трудов в развитии философии, психологии и педагогики. Вокруг Нила Сорского возникает целая школа ученых монахов, его последователей - Вассиан Косой, Иннокентий Вологодский и др.
Историю внутренней своей жизни отчасти открыл сам преподобный в послании к одному из своих близких сподвижников, по настоятельной его просьбе. "Пишу к тебе, - говорит он, - показывая себя: любовь твоя по Боге вынуждает к тому и делает меня безумным, чтобы писать тебе о себе. Не просто и не по случаям надобно нам поступать, а по Святому Писанию и по преданию святых отцов. Удаление мое из монастыря (Кириллова) не было бы ради душевной пользы? Ей, ради нее. Я видел, что там живут не по закону Божию и преданию отеческому, а по своей воле и человеческому рассуждению. Много еще и таких, которые, поступая так неправильно, мечтают, будто проходят житие добродетельное. Когда мы жили вместе с тобой в монастыре, ты знаешь, как удалялся я мирских связей и старался жить по Святому Писанию, хотя по лености моей и не успевал. По окончании странствования моего, пришел я в монастырь и, вне монастыря, вблизи его, устроив себе келью, жил сколько мог. Теперь переселился я вдаль от монастыря, нашел благодатью Божией место, по мыслям моим малодоступное для мирских людей, как сам ты видел. Живя наедине, занимаюсь испытанием духовных писаний: прежде всего испытываю заповеди Господни и их толкование - предания апостолов, потом - жития и наставления святых отцов. О всем том размышляю и что, по рассуждению моему, нахожу богоугодного и полезного для души моей, переписываю для себя. В этом - жизнь моя и дыхание. О немощи моей и лени возложил я упование на Бога и Пречистую Богородицу. Если что случается мне предпринимать и если не нахожу того в Писании, на время отлагаю в сторону, пока не найду. По своей воле и по своему рассуждению не смею предпринимать что-нибудь. Живешь ли отшельнически или в общежитии, внимай Святому Писанию и следуй по стопам отцов или повинуйся тому, кто известен как муж духовный - в слове, жизни и рассуждении. Святое Писание жестоко лишь для того, кто не хочет смириться страхом Божиим и отступить от земных помышлений, а желает жить по своей страстной воле. Иные не хотят смиренно испытывать Святое Писание, не хотят даже слышать о том, как следует жить, как будто Писание не для нас писано, не должно быть исполняемо в наше время. Но истинным подвижникам и в древние времена, и в нынешние, и во все века слова Господни всегда будут словами чистыми, как очищенное серебро: заповеди Господни для них дороги более, чем золото и каменья дорогие, сладки более, чем мед и сот".
Новый путь жизни, избранный прп. Нилом, изумлял собой современников его. Да и, действительно, было чему изумляться, особенно для слабых.
Место, которое избрал для своего скита прп. Нил, по свидетельству очевидцев его, было дико, мрачно, пустынно. Вся местность скита - низменная и болотистая. Самая речка Сорка, давшая свое имя угоднику Божию, едва тянется вниз по течению и похожа больше на болото, чем на текущую реку. И здесь-то подвизался русский отшельник! Еще целы: прудок, выкопанный преподобным Нилом, колодец его трудов, с превкусной водой, которую употребляют для исцеления, одежда святого подвижника, волосья которой колются как иглы.
Все скитское общество преподобного состояло из иеромонаха, диакона и 12 старцев; в числе их были Дионисий, из кн. Звенигородских, и Нил (Полев), потомок кн. Смоленских, - оба вышедшие из монастыря Иосифо-Волоколамского; потому что прп. Нил сиял тогда, как светило, в пустыне Белозерской.
Для устройства храма и усыпальницы руками святого старца и его скитников насыпан был на болотистой почве высокий холм, а для нужд братии прп. Нил устроил на р. Сорке небольшую мельницу. Каждая келья поставлена была на возвышении и каждая от храма и от другой кельи - на расстоянии брошенного камня. В храм свой скитники, по примеру восточных, собирались только по субботам, воскресеньям и праздникам, а в прочие дни каждый молился и трудился в своей келье. Всенощная скитская буквально продолжалась всю ночь. После каждой кафизмы предлагалось по три и четыре чтения из отцов. Во время литургии пели только "Трисвятую песнь", "Аллилуйя", "Херувимскую" и "Достойно"; все прочее читалось протяжно - на распев. По субботам, в братской усыпальнице, совершалась общая панихида за упокой усопших. Таковы были устройство скита и церковный устав прп. Нила Сорского. Относительно внешнего поведения и деятельности прп. Нил предписывает полную скитскую нестяжательность и простоту во всем. Необходимое для жизни велит приобретать только трудами рук своих, повторяя слова апостола: "Аще кто не хощет делати, ниже да яст".
"Иноческая милостыня - помочь брату словом во время нужды, утешить в скорби духовным рассуждением; душевная милостыня на столько выше телесной, на сколько душа выше тела. Если придет к нам странник, - успокоим его по силе, и если требует хлеба, - подадим ему и отпустим его", - говорил прп. Нил.
Новая, до этого невиданная на Руси, жизнь скитская, часто высказываемая душевная скорбь о порче церковных книг и старание, по возможности, исправлять их, конечно, возбуждали против преподобного неудовольствия, но он терпеливо шел своим путем и был в уважении добрых святителей и даже великих князей.
Прп. Нил был на Соборе о жидовствующих еретиках в 1491. Сам ревнитель Православия, архиеп. Новгородский Геннадий, в 1492 желал лично видеть и слышать суждения прп. Нила о предметах недоумений, по делу о них. Даже вел. князь содержал Нила (Майкова) и учителя его Паисия (Ярославова) в великой чести. По окончании Собора 1503 о вдовых попах и диаконах старец Нил, как имевший доступ к Самодержцу, по своей крепкой жизни и по великой добродетели, и как уважаемый Самодержцем, предложил, чтобы не было сел у монастырей и жили бы монахи трудами рук своих. С ним согласны были все Белозерские подвижники.
В своем предсмертном завещании прп. Нил, заповедуя ученикам бросить тело его в пустыни в пищу зверям или закопать его в яму с презрением, написал: "Оно тяжко согрешило перед Богом и недостойно погребения", а затем прибавил: "Сколько в моей силе было, старался я не пользоваться никакой честью на земле в этой жизни, так пусть будет и по смерти".
Память преподобному Нилу отмечается 7/20 мая.
Архимандрит Иустин

Источник: Святая Русь: энциклопедический словарь. 2000

Нил Сорский

— знаменитый деятель русской церкви. Сведения о нем скудны и отрывочны. Род. около 1433 г., принадлежал к крестьянскому роду; прозванье его было Майков. До поступления в монашество Н. занимался списыванием книг, был "скорописцем". Более точные сведения застают Н. уже иноком. Постригся Н. в Кирилло-белозерском монастыре, где со времен самого основателя хранился глухой протест против землевладельческих прав монашества. Препод. Кирилл сам не раз отказывался от сел, которые предлагались его м-рю благочестивыми мирянами; те же взгляды были усвоены и его ближайшими учениками ("заволжские старцы"; см.). Совершив путешествие на Восток, в Палестину, Константинополь и Афон, Н. особенно долго пробыл на Афоне, и едва ли не Афону был больше всего обязан созерцательным направлением своих идей. По возвращении в Россию (между 1473 и 89 гг.) Н. основывает скит, собирает около себя немногочисленных последователей, "которые были его нрава", и отдается замкнутой, уединенной жизни, интересуясь в особенности книжными занятиями. Bсе действия свои он старается обосновать на непосредственных указаниях "божественного писания", как единственного источника познания нравственных и религиозных обязанностей человека. Продолжая заниматься перепиской книг, он подвергает списываемый материал более или менее тщательной критике. Он списывает "с разных списков, тщася обрести правый", делает свод наиболее верного: сличая списки и находя в них "много неисправленна", старается исправить, "елико возможно его худому разуму". Если иное место ему кажется "неправым", а исправить, не по чему, он оставляет в рукописи пробел, с заметкой на полях: "От зде в списках не право", или: "Аще где в ином переводе обрящется известнейше (правильнее) сего, тамо да чтется", — и оставляет так пустыми иногда целые страницы. Вообще он списывает только то, что "по возможному согласно разуму и истине...". Все эти черты, резко отличающие характер книжных занятий Н. Сорского и самый взгляд его на "писания" от обычных, господствовавших в его время, не могли пройти для него даром. Несмотря на свои книжные занятия и любовь к замкнутой, уединенной жизни, Н. Сорский принял участие в двух важнейших вопросах своего времени: об отношении к так наз. "новгородским еретикам" и о монастырских имениях. В первом случае, его влияние (вместе с учителем его Паисием Ярославовым) мы можем только предполагать; во втором случае, напротив, он выступил инициатором. В деле о новгородских еретиках и Паисий Ярославов, и Н. Сорский держались, по-видимому, более веротерпимых взглядов, чем большинство тогдашних русских иерархов, с Геннадием новгородским и Иосифом Волоцким во главе. В 1489 г. новгородский архиерей Геннадий, вступая в борьбу с ересью и сообщая о ней ростовскому архиепископу, просит последнего посоветоваться с жившими в его епархии учеными старцами Паисием Ярославовым и Н. Сорским и привлечь их к борьбе. Геннадий и сам хочет поговорить с учеными старцами и приглашает их даже к себе. Неизвестны результаты стараний Геннадия: кажется, они были не совсем таковы, как он желал. По крайней мере, больше мы не видим никаких сношений Геннадия ни с Паисием, ни с Н.; к ним не обращается и главный борец с ересью, Иосиф Волоколамский. Между тем, оба старца не относились к ереси безучастно: оба они присутствуют на соборе 1490 г., разбиравшем дело еретиков, и едва ли не влияют на самое решение собора. Первоначально все иерархи "стали крепко" и единогласно заявили, что "вся (всех еретиков) сожещи достоит" — а в конце собор ограничивается тем, что проклинает двух-трех попов-еретиков, лишает их сана и отсылает обратно к Геннадию. Важнейшим фактом жизни Н. Сорского был его протест против землевладельческих прав м-рей, на соборе 1503 г. в Москве. Когда собор уже близился к концу, Н. Сорский, поддерживаемый другими кирилло-белозерскими старцами, поднял вопрос о монастырских имениях, равнявшихся в то время трети всей государственной территории и бывших причиной деморализации монашества. Ревностным борцом за идею Н. Сорского выступил его ближайший "ученик", кн.-инок Вассиан Патрикеев. Н. Сорский мог видеть только начало возбужденной им борьбы; он умер в 1508 г. Перед кончиной Н. написал "Завещание", прося своих учеников "повергнуть тело его в пустыне, да изъедят é зверие и птица, понеже согрешило к Богу много и недостойно погребения". Ученики не исполнили этой просьбы: они с честью похоронили его. Неизвестно, был ли Н. Сорский канонизован формально; в рукописях изредка встречаются следы службы ему (тропарь, кондак, икос), но, кажется, это было лишь местной попыткой, да и то не утвердившейся. Зато на всем протяжении нашей древней литературы лишь за одним Н. Сорским, в заглавиях его немногочисленных сочинений, осталось имя "великого старца". Литературные произведения Н. Сорского состоят из ряда посланий к ученикам и вообще близким людям, небольшого Предания ученикам, кратких отрывочных Заметок, более обширного Устава, в 11 главах, и предсмертного Завещания. Дошли они в списках XVI — XVIII вв. и все изданы (большинство и важнейшие — крайне неисправно). Главным сочинением Н. является монастырский устав, в 11 главах; все остальные служат как бы дополнением к нему. Общее направление мыслей Н. Сорского — строго аскетическое, но в более внутреннем, духовном смысле, чем понимался аскетизм большинством тогдашнего русского монашества. Иночество, по мнению Н., должно быть не телесным, а духовным, и требует не внешнего умерщвления плоти, а внутреннего, духовного самосовершенствования. Почва монашеских подвигов — не плоть, а мысль и сердце. Намеренно обессиливать, умерщвлять свое тело излишне: слабость тела может препятствовать в подвиге нравственного самоулучшения. Инок может и должен питать и поддерживать тело "по потребе без мала", даже "успокоивать его в мале", снисходя к физическим слабостям, болезни, старости. Непомерному пощению Н. не сочувствует. Он враг вообще всякой внешности, считает излишним иметь в храмах дорогие сосуды, золотые или серебряные, украшать церкви: еще ни один человек не осужден Богом за то, что он не украшал храмов. Церкви должны быть чужды всякого великолепия; в них нужно иметь только необходимое, "повсюду обретаемое и удобь покупаемое". Чем жертвовать в церкви, лучше раздать нищим. Подвиг нравственного самосовершенствования инока должен быть разумно-сознательным. Инок должен проходить его не в силу принуждений и предписаний, а "с рассмотрением" и "вся с рассуждением творити". Н. требует от инока не механического послушания, а сознательности в подвиге. Резко восставая против "самочинников" и "самопретыкателей", он не уничтожает личной свободы. Личная воля инока (а равно и каждого человека) должна подчиняться, по взгляду Н., только одному авторитету — "божественных писаний". "Испытание" божественных писаний, изучение их — главная обязанность инока. Недостойная жизнь инока, да и вообще человека, исключительно зависит, по мнению Н., "от еже не ведети нам святая писания...". С изучением божественных писаний должно быть, однако, соединено критическое отношение к общей массе письменного материала: "писания многа, но не вся божественна". Эта мысль о критике была одной из самых характерных в воззрениях и самого Н., и всех "заволжских старцев" — и для тогдашнего большинства грамотников совершенно необычной. В глазах последних всякая вообще "книга" являлась чем-то непререкаемым и боговдохновенным. И книги Св. Писания в строгом смысле, и творения отцов церкви, и жития святых, и правила св. апостолов и соборов, и толкования на эти правила, и добавления к толкованиям, явившиеся впоследствии, наконец, даже и разного рода греческие "градстии законы", т. е. указы и распоряжения византийских императоров, и другие дополнительные статьи, вошедшие в Кормчую — все это в глазах древнерусского читателя являлось одинаково неизменным, одинаково авторитетным. Иосиф Волоколамский, один из ученейших людей своего времени, прямо, напр., доказывал, что упомянутые "градстии законы" "подобни суть пророческим и апостольским и св. отец писаниям", а сборник Никона Черногорца (см.) смело называл "боговдохновенными писаниями". Понятны, поэтому, укоры со стороны Иосифа Нилу Сорскому и его ученикам, что они "похулиша в русской земле чудотворцев", а также тех, "иже в древняя лета и в тамошних (иностранных) землях бывших чудотворцев, чудесем их вероваша, и от писания изметаша чудеса их". Одна попытка сколько-нибудь критического отношения к списываемому материалу казалась, таким образом, ересью. Стремясь к евангельскому идеалу, Н. Сорский — как и все направление, во главе которого он стоял, — не скрывает своего осуждения тем нестроениям, которые он видел в большинстве современного русского монашества. Из общего взгляда на сущность и цели иноческого обета непосредственно вытекал энергический протест Н. против монастырских имуществ. Всякую собственность, не только богатство, Н. считает противоречащей иноческим обетам. Инок отрицается от мира и всего, "яже в нем" — как же он может после этого тратить время на заботы о мирских имуществах, землях, богатствах? Иноки должны питаться исключительно своими трудами, и даже подаяния могут принимать только в крайних случаях. Они не должны "не точию не имети имения, но ни желати то стяжавати"... Обязательное для инока столь же обязательно и для м-ря: монастырь есть лишь собрание людей с одинаковыми целями и стремлениями, и предосудительное иноку предосудительно и для м-ря. К отмеченным чертам присоединялась, по-видимому, уже у самого Н. религиозная терпимость, столь резко выступившая в писаниях его ближайших учеников. Литературным источником сочинений Н. Сорского был целый ряд патристических писателей, с творениями которых он познакомился особенно во время пребывания своего на Aфоне; ближайшее влияние на него имели сочинения Иоанна Кассиана Римлянина, Н. Синайского, Иоанна Лествичника, Василия Великого, Исаака Сирина, Симеона Нового Богослова и Григория Синаита. На некоторых из этих писателей Н. Сорский особенно часто ссылается; некоторые сочинения их и по внешней форме, и по изложению особенно близко подходят, напр., к главному сочинению Н. Сорского — "Монастырскому уставу". Ни одному из своих источников Н., однако, не подчиняется безусловно; нигде, напр., он не доходит до тех крайностей созерцания, которыми отличаются сочинения Симеона Нового Богослова или Григория Синаита.


Монастырский устав Н. Сорского, с присоединением в начале "Предания учеником", издан Оптиной пустынью в книге "Преп. Н. Сорского предание учеником своим о жительстве скитском" (М., 1849; без всякой научной критики); послания напечатаны в приложении к книжке: "Преп. Н. Сорский, первооснователь скитского жития в России, и его устав о жительстве скитском в переводе на русский язык, с приложением всех других писаний его, извлеченных из рукописей" (СПб., 1864; 2 изд. M., 1869; за исключением "Приложений", все остальное в этой книжке не имеет ни малейшего научного значения).


Литература о Н. Сорском подробно изложена в предисловии к исследованию А. С. Архангельского: "Н. Сорский и Вассиан Патрикеев, их литературные труды и идеи в древней Руси" (СПб., 1882).



А. Архангельский.


{Брокгауз}





Нил Сорский


преп., дух. писатель, р. ок. 1433, † 7 мая 1508.


{Венгеров}





Нил Сорский


— основатель и строитель Сорского Монастыря или Скита, находящегося в Кирилло-Белозерском Уезде, ныне приписанного к Кириллову Большому Белозерскому Монастырю. Кто и откуда он был родом, неизвестно; а пострижен в помянутом Кириллове Монастыре и потом с учеником своим, Монахом Иннокентием, странствовал несколько лет по Восточным Святым Местам. Проживши долго в Афонских и Константинопольских Монастырях, он возвратился опят в Кириллов на Белоозеро; а оттуда удалясь на реку Сору, основал там Пустынное общежитие по Скитским Правилам, чего дотоле нигде еще не было в России. А потому он и почитается у нас первым Начальником Скитского Монашеского жития, для которого сочинил он и особый Устав по примеру Восточных. Сей Устав напечатан в 4-й части Истории Российской Иерархии и особо тогда же, а вторично 1820 г. в Москве. Нил скончался в своей Обители 1508 года Мая 7, и там же погребен.


{Болховитинов}

Источник: Большая русская биографическая энциклопедия. 2008

Найдено научных статей по теме — 5

Читать PDF
112.24 кб

«Умное делание» преподобного нила Сорского

Перевезенцев Сергей Вячеславович
В статье раскрывается сущность и специфика духовно-политического учения преп. Нила Сорского (ок. 1433-1508), крупнейшего православного мыслителя времен утверждения Русского централизованного государства.
Читать PDF
246.07 кб

Концепция личности Нила Сорского А. С. Архангельского

Воронова Людмила Яковлевна
Статья посвящена 150-летию со дня рождения А.С. Архангельского (1854-1926), знаменитого профессора Казанского университета, известного представителя русской академической школы истории литературы.
Читать PDF
96.03 кб

Логико-семантическая структура послания Нила Сорского Гурию Тушину

Ноздрачева Л. Н.
В настоящей работе предпринимается анализ архитектоники Послания Нила Сорского, адресованного Гурию Тушину.
Читать PDF
148.74 кб

«Устав скитский монашеского жития» преподобного Нила Сорского. Фрагменты

Читать PDF
80.62 кб

Влияние литературной традиции Нила Сорского на сочинения митрополита Даниила Московского

Стариков Юрий Сергеевич
Статья посвящена проблемам литературной полемики между нестяжателями и иосифлянами в первой четверти XVI в.