Озерки

Найдено 1 определение
Озерки
Озерки и Шувалово – два этих понятия практически неразделимы. История их неразрывно связана друг с другом, да и переплелись они настолько, что сегодня практически уже невозможно точно определить, где заканчиваются Озерки и начинается Шувалово. Это – одно общее целое.
Когда‑то Озерки и Шувалово были любимым местом дачного отдыха петербуржцев. Эти бывшие дачные поселки уже давно входят в городскую черту, но еще десять лет назад они оставались своеобразным островком старины среди новостроек севера Петербурга. С начала 1990‑х гг. здесь, на берегах озер, развернулось строительство коттеджей «новых русских», сопровождавшееся сносом старинных дач…
В допетровское время территории к северу от нынешней Поклонной горы входили в состав Парголовской мызы. Как известно, в середине XVIII в. ее владельцем стал граф П.И. Шувалов, переселивший сюда своих крепостных, в том числе из суздальских имений (отсюда пошло название озер – Суздальские).
Часть Парголовской мызы между Поклонной горой и Церковной горой, на которой с 1758 г. существовала деревянная, а с 1870‑х гг. – сохранившаяся до наших дней каменная Спасо‑Парголовская церковь, вплоть до середины XIX в. представляла собой густой сосновый лес. Вслед за железной дорогой Петербург – Гельсингфорс на земли шуваловского имения, купленные «Товариществом на паях» у наследников графа Андрея Шувалова, находившихся в затруднительном финансовом положении, пришло дачное строительство. Так на берегах 1‑го (Верхнего Суздальского) и 2‑го (Среднего Суздальского) озер в начале 1870‑х гг. возникли дачный поселок и железнодорожная станция Шувалово. Многие улицы были названы по именам членов семьи Шуваловых – Варваринская, Екатерининская, Елизаветинская и т. д.
«О прежней тайге нет и помина. Местность застроилась до того, что строениям, воздвигнутым на песке, пришлось жаться одно к другому, пришлось жаться и к озерам, пришлось лезть в высоту, – писала одна из дачных газет. – Евреи‑дачники, свив себе летнее Эльдорадо преимущественно в Ланском, Удельном и Озерках, явились в начале мании к дачной эмиграции из Петербурга в качестве пионеров‑дачников.»
Надо сказать, что в истории дачных мест название Шувалово появилось раньше Озерков. Дело в том, что новая дачная местность сначала называлась Шувалово. Затем, в 1877 г., по инициативе В.В. Стасова между 1‑м и 2‑м озерами построили здание музыкального вокзала с садом, получившего название «Озерки». Он стал настолько популярен, что вскоре построили специальную железнодорожную платформу Озерки, которую соединили с вокзалом крытой галереей. Вскоре название Озерки распространилось на окрестности.

Станция «Озерки» Озерковской ветки Приморской железной дороги. Открытка начала ХХ в.
Как отмечал историк северных окрестностей С.А. Красногородцев, дачная местность Озерки возникла на земле коломяжского имения, принадлежавшего графине Е.А. Орловой‑Денисовой. Эта территория с востока соприкасалась с землей, приобретенной «Товариществом на паях для устройства дачных помещений в Шувалове». «В те годы заканчивалась процедура дарования крестьянам прав „свободных сельских обывателей“, объявленная Манифестом 19 февраля 1861 г., – указывал С.А. Красногородцев. – Крестьяне получили выделенную им помещицей землю и стали собственниками. Интерес их к землепашеству не был велик. Доходными были гужевой и дачный промыслы, и, когда в связи с начавшейся застройкой Шувалова появился спрос на восточные участки, крестьяне охотно продали их по низкой цене».
Так появились улицы Ракитовская, названная по фамилии первого покупателя земли – чиновника П.А. Ракитова, Бызымянная, Офицерская, Георгиевская. Первоначально район этих улиц именовался «Новые места» – впоследствии это название исчезло. Землю по левой стороне Большой Озерной и Старо‑Орловской улиц графиня Орлова‑Денисова оставила в своем владении и сдавала застройщикам в аренду сроком на 20 – 30 лет с условием безвозмездной передачи их всех возведенных строений по окончании срока.
«Плоская, без водных пространств равнина с песчаной, пылящей почвой, незначительно озелененная, не обладала живописностью и свою привлекательность заимствовала от соседствующего Шувалова, – отмечал С.А. Красногородцев. – Покупатели и арендаторы, преимущественно небогатые люди, строили дачи, не преследуя их архитектурной выразительности. Для извлечения максимального дохода на небольших участках размещались иногда по две дачи с многими хозяйственными постройками».

Большая Озерная улица. Открытка начала ХХ в.
Как отмечает краевед Г.И. Зуев, в ту пору в государственных документах Земской управы территориальный статус Озерков и Шувалово периодически менялся. Поселок Озерки одно время относился к Коломягам, а затем к Шувалову. Согласно «Плану дач Шувалово», подготовленному в 1879 г. инженером Раковским, граница между Озерками и Шувалово проходила с юга на север от Верхнего Суздальского озера до реки Каменки, вдоль Большой Озерной и Старо‑Орловской улиц таким образом, что строения на восточной стороне относились к Шувалово, а на западной – к Озеркам.
Особенное развитие дачная индустрия получила после того, как в 1893 г. в Озерки протянули Озерковскую ветку Приморской железной дороги. «В Озерках и Шувалове можно найти роскошнейшие и благоустроеннейшие дачи», – говорилось во многих путеводителях по Петербургу. Среди дачников бывали известные писатели, артисты, музыканты, художники. В разное время на озерковских дачах жили писатель Н. Лесков, этнограф С. Максимов, а на даче композитора Глазунова на берегу Первого озера очень любил бывать Шаляпин.
В основном жизнь в Озерках кипела летом. Элементами дачной жизни были прогулки на Парнас и в Токсово, празднества, устраиваемые владельцами усадеб, катания по озерам на лодках и яхтах, верховая езда, рыбная ловля. На озерах были устроены многочисленные купальни и лодочные станции. На Третьем озере был яхт‑клуб, каждое лето несколько раз устраивались парусные гонки. Знамениты были дачные рестораны.

3‑е (Нижнее) озеро. Открытка начала ХХ в.
Правда, дачники нередко жаловались на обилие игорных притонов. «Большая часть дачников, принадлежащих к интеллигентному чиновному сословию, глубоко возмущена превращением удобного, тихого дачного места в большой игорный притон, – писала летом 1907 г. „Петербургская газета“. – Лучшие дачи теперь заняты притонами‑клубами. Кругом них, точно бесчисленные лапы страшного паука, протянулись „логовища“ различных клубменов, „арапов“ клубного азарта. Со всех сторон по вечерам в Озерки собираются почитатели карточных турниров»…
Особенно славились Озерки своей театральной жизнью. С мая по сентябрь в саду «Озерки» играл военный оркестр, проводились танцевальные вечера, устраивались базары с детскими праздниками, выступали гимнасты, клоуны, фокусники, а в театре играли знаменитые столичные актеры. Потом открылся еще один театр – «Эльдорадо», весной 1907 г. – «Буфф», спустя три года переименованный в «Шантеклер». В саду «Шантеклера» устроили скетинг‑ринг, и дачная молодежь хлынула туда кататься на роликах. В те же годы «Озерки, можно сказать, цветут невестами, – писал журналист В. Михневич. – Парами, под руку, и группами они без устали весь вечер кружат по площадке, лаская взоры сидящих на скамейке ценителей красоты своими хорошенькими личиками, грациозными талиями, воздушной походкой и невероятно маленькими ножками в крохотных туфельках».

Станция «Шувалово». Открытка 1910‑х гг.
Впрочем, невозможно рассказывать об Озерках без Шувалова. Это единое целое, и только так оно воспринималось современниками. В одном из путеводителей по Петербургу начала ХХ в. говорилось, что Озерки находятся на берегу Верхнего и Среднего озер, а Шувалово – на берегу Среднего и Большого (Нижнего). Если стоять спиной к Петербургу, в Шувалово «местность с правой стороны железной дороги застроена сплошь дачами, с левой тянется обширный Каменский лес, разбитый на участки, отдающиеся в долгосрочную аренду и также застраивающийся дачами».
К удобству дачников от станции Шувалово до Шуваловского парка ходил пароход. Водное сообщение было организовано еще в 1870 г. контр‑адмиралом Александром Шейнкейцем. Первая пристань помещалась возле железнодорожной станции Шувалово, вторая – на противоположном берегу озера, в 1‑м Парголово, около трактира Крюкова, а третья – близ Шуваловского парка. Проезд по озеру стоил 10 коп.
«Билет до станции Шувалово, несколько минут переезда, пересадка на опрятный пароходик – и вы едете по озеру, сначала к парголовской церкви, а потом к третьей и последней пристани – к саду, – говорилось в одном из путеводителей конца XIX в. – В хороший летний день прогулка в Шуваловский парк к знаменитому Парнасу из душного и знойного Петербурга напоминает, как нельзя более многие заграничные прогулки как легкостью сообщения, так и неоспоримой миловидностью проскальзывающих перед глазами картин».

1‑е (Верхнее) озеро. Фото автора, ноябрь 2008 г.

2‑е (Среднее) озеро. Фото автора, июль 2008 г.


3‑е (Нижнее) озеро. За озером видны башни «Шуваловские высоты» и «Pragma House». Фото автора, август 2009 г.
А вот заметки местного шуваловского обозревателя, помещенные в «Петербургском листке» в июне 1900 г.: «Наш пароходик, который возбуждал в течение многих лет опасения дачников своей примитивной конструкцией, в нынешнем году заново отремонтирован и свободно плавает по озеру, пугая местных рыболовов. А любителей этого скучного спорта в нынешнем году набралось видимо‑невидимо. Все доступные места озера усеяны рыболовами».
Впрочем, то же самое можно сказать и о сегодняшнем дне: и летом, и зимой Суздальские озера притягивают любителей рыбалки. Век назад здесь можно было поймать форель весом до пяти фунтов (больше двух килограммов). «Среди рыболовов тут попадаются лица всех возрастов, – замечал обозреватель, – начиная от безусых юнцов и кончая седобородыми старцами и даже представительницами прекрасного пола».
Петербуржцы приезжали в Шувалово и Озерки, несмотря на то что многие вопросы дачного благоустройства, которые находились в ведении «Общества содействия благоустройству Шувалова, Озерков и Первого Парголова», из года в год оставляли желать лучшего. К примеру, вода. Несмотря на многократные заявления, местная вода, доставляемая дачникам, бралась из озер, в которые спускалась грязь из бань. Поэтому вода в Шувалово – Озерках, как писал обозреватель, имеет «отвратительный запах и вид, если ее налить в стакан, то по прошествии нескольких минут на дне отделяется целый слой зловонной грязи».
Тем не менее сюда проникали элементы городской цивилизации. И на одном из первых мест стоял телефон, который связал Шувалово – Озерки с Петербургом летом 1903 г.

Образ прекрасной дамы – блоковской «Незнакомки» – на флюгере «Шуваловского дома» на Большой Озерной улице. Фото автора, август 2009 г.
Особенно прославилось Шувалово своими спортивными делами. В 1879 г. здесь, на Большом озере, открылся яхт‑клуб, а спустя девять лет – парусный кружок и гребной кружок «Фортуна». Каждый из них обладал своими флагом, вымпелом, формой, сигнальными пушками, гаванью и клубными помещениями. А яхт‑клуб обзавелся и собственной электростанцией. Кроме всего прочего, он был взят под «августейшее покровительство» великого князя Кирилла Владимировича, поэтому от вступавших в его ряды требовались солидные рекомендации.
На всю Россию была известна созданная на Нижнем озере первая в стране школа плавания, открытая здесь доктором медицины В.Н. Песковым, энергичным и неутомимым в спортивных начинаниях.
…Зимой в Шувалово процветал лыжный спорт. Здесь в 1897 г. появился первый в Петербурге кружок любителей лыжного спорта «Полярная звезда». На зимний период кружок стал снимать дачу в Шувалово на Старо‑Орловской улице. Лыжные прогулки и соревнования совершались по столь удобным для спорта окрестностям – на озерах в Шувалово и Озерках, на горах в соседних Юкках и Токсово. За зимние месяцы в иной год лыжники приезжали сюда до 30 раз для соревнований, дальних прогулок и обучения молодежи.
…И, наконец, говоря об Озерках и Шувалово, нельзя не упомянуть Александра Блока. В начале ХХ в. именно здесь, в Озерках, Блок повстречал очаровательную таинственную «Незнакомку». В тех самых Озерках, «с семафором на дальнем берегу», воспетых в его стихах. Упоминания Шувалова и Озерков можно часто встретить на страницах блоковских писем и дневников. Например: «Еду в Озерки. Поезд из П‑га в 8.35». Или – «Весь день в Шувалове – снег и солнце – чудо!». Это запись от 10 февраля 1913 г. Блок постоянно бывал в Озерках в 1917 г. Приезжал просто, чтобы отдохнуть.
А вот записи более позднего времени. В начале сентября 1917 г.: «Осень. Я подошел к озеру: купальни заколочены, пароход перестал ходить, поездов меньше, листва редеет». Это было последнее лето озерковской идиллии. Грянувшая революция перевернула жизнь вверх дном. Все резко оборвалось, и Блок, ждавший и приветствовавший революцию как начало нового времени, не мог не видеть этого. 11 июня 1919 г. он записал в дневнике: «Чего нельзя отнять у большевиков – это их исключительной способности вытравлять быт и уничтожать отдельных людей». И далее: «В прошлом году меня поразило это в Шувалове. В 1919‑м – в Лахте».
Повсюду, по словам Блока, «видны следы гаженья сознательного и бессознательного». Везде упадок и запустение, все «опоганено». Но почему? Блок пытался найти ответ: «Никто ничего не хочет делать. Прежде миллионы из‑под палки работали на тысячи. Вот вся разгадка. Но почему миллионам хотеть работать? И откуда им понимать коммунизм иначе, чем как грабеж и картеж?»


Прежние уютные озерковские и шуваловские улочки в последние годы превратились в ущелья заборов. Фото автора, 2009 г.
В советское время Озерки стали пригородом Ленинграда, где летом продолжали снимать дачи, а зимой ездили кататься на лыжах. Публика стала проще, и Озерки с Шуваловым стали походить на обычный ленинградский пригород. Сегодня говорят об упадке нравов и гибели Озерков, но мы забываем, что точно так же об этом говорили и в 1930‑х, и в 1950‑х гг.
В конце 1980‑х гг. озерковцы вместе с коломяжцами вели ожесточенную борьбу против нашествия городских новостроек на берега озер, за спасение окружающей среды. Тогда Озерки и Шувалово отстояли, но с середины 1990‑х гг. здесь развернулся настоящий строительный бум, и прежние дачные предместья, до сих пор еще хранившие облик блоковской поры, стали стремительно превращаться в современный коттеджный поселок новых хозяев жизни. Каких только особняков и коттеджей не появилось на берегах озер!
Прежние уютные деревянные домики с затейливыми мезонинами, башенками и верандами, ставшие большими коммунальными квартирами, кое‑где еще выглядывают из‑за заборов. Сегодня уже не их время. Покосившиеся веранды, трескающиеся по швам стены, проседающие фундаменты. Только старинный вокзал в Шувалово внешне выглядит, как тогда, в начале ХХ в. Внутри – дубовый потолок, который много повидал на своем веку. Но люстр на торчащих крюках давно уже нет. Вокзал тихий и пустынный, совсем не такой, как тогда, в пору «веселящегося Петербурга»…
Кроме домов‑усадеб в Озерках и Шувалово появляются и целые малоэтажные комплексы, порой весьма оригинальной архитектуры. Это «Золотой квартет» на Елизаветинской улице, «Флагман» и «Серебряный век» на Большой Озерной, «Шуваловский дом» возле станции «Шувалово».
На западном берегу Третьего Суздальского озера появился целый городок, получивший название «Новая Скандинавия». Первые жители появились тут в 2005 г., но с тех пор строительство микрорайона продолжается: он растет буквально на глазах.
Да, облик Озерков и Шувалово меняется буквально на глазах, и это вызывает самые разные чувства. Порой – очень глубокое беспокойство. Речь идет вовсе не о ностальгии по еще совсем недавнему патриархальному облику этих бывших дачных местностей, воспетых когда‑то Александром Блоком. Спору нет, Шувалово – Озерки не могли «законсервироваться». Они неизбежно меняются вместе с обществом и временем. Вопрос о том, что мы теряем и что приобретаем?
Согласно новому Генеральному плану Санкт‑Петербурга, территория вокруг Суздальских озер находится преимущественно в жилой зоне «Ж2» – зоне застройки индивидуальными жилыми домами. Более того, эта территория расположена в зонах регулирования застройки и хозяйственной деятельности и зонах охраняемого природного ландшафта, где любая (!) деятельность подлежит согласованию с Комитетом по государственному контролю, использованию и охране памятников.
Однако все это только на бумаге. Реально сегодня в Шувалово – Озерках приходится наблюдать совсем иное – подчас неуправляемую, неконтролируемую застройку, при которой нередко принцип малоэтажности просто не соблюдается. И это наступление на Шувалово – Озерки продолжается, причем темп его нарастает год от года. Такое впечатление, что оно остановится только тогда, когда прежде уютные улочки Озерков полностью станут ущельями‑коридорами с высокими каменными заборами по обеим сторонам, огораживающими элитные таунхаузы и коттеджи. Да уже и сегодня тихие улицы превратились в шумные магистрали со сплошным потоком машин.
Новые хозяева Озерков строят не только коттеджи, но и по кусочкам прибирают к своим рукам берега озер.
И все же не хотелось бы заканчивать разговор об Озерках на такой резкой и печальной ноте. Несмотря ни на что, у Озерков и Шувалово есть одна уникальная особенность: кажется, что их невозможно испортить. Настолько красивы, очаровательны и притягательны эти места, что даже сегодня, несмотря на все изменения, здесь можно найти тихие уютные уголки, где можно отдохнуть душой.
Необычайно красивы Озерки в пору золотой осени. Улицы, усыпанные золотой листвой, притихшие озера. И даже сегодня, кажется, здесь еще слышатся шаги Александра Блока…

Источник: Исторические районы Петербурга от А до Я.

Найдено научных статей по теме — 2

Читать PDF

Памятник эпохи поздней бронзы «Озерки-1, стоянка» (предварительные результаты междисциплинарных иссл

Русланов Е.В., Обыденнов М.Ф.
В статье приведены результаты междисциплинарного анализа археологического материала, полученного в ходе исследования памятника эпохи поздней бронзы «Озерки-1, стоянка», расположенного в Мелеузовском районе Республики Башкортостан.
Читать PDF

Технико-технологический анализ керамики позднебронзовой стоянки Озерки-1 в башкирском Приуралье

Мухаметдинов Вадим Ильдарович, Русланов Евгений Владимирович
В статье приведены результаты технико-технологического анализа керамического материала, полученного в ходе исследования памятника эпохи поздней бронзы «Озерки-1, стоянка», расположенного в Мелеузовском районе Республики Башкортост

Похожие термины:

  • Шувалово – Озерки

    Для автора этих строк район «Шувалово – Озерков» – не просто обозначение на карте города, а самое дорогое место в Петербурге – малая Родина. С полным правом я могу назвать себя и старожилом этого
  • Озерков, Д

    авт. кн. "Общедоступная пиротехния" (СПб., 1897—1908-е гг.). {Венгеров}
  • Озерков, Дмитрий Юрьевич

    Искусствовед, философ; родился 26 января 1976 г.; окончил исторический факультет Санкт-Петербургского государственного университета по кафедре истории искусства в 1998 г.; в 1998—2002 годах. аспирант фило
  • Озерковецкий

    авт. ст. "О новом колодце в г. Перекопе", 1842. {Венгеров}