ПЕТР МОГИЛА

Найдено 4 определения
Показать: [все] [проще] [сложнее]

Автор: [российский] Время: [современное]

ПЕТР МОГИЛА (Петр Симеонович)
31.12.1596 - 1.01.1647), киевский митрополит, родом из Валахии, где его отец был господарем. Петр Могила учился в православном Львовском братском училище, после этого за границей во многих университетах. Сперва он поступил на военную службу, участвовал даже в Хотинской битве, но под влиянием Киевского митрополита Иова Борецкого вступил в духовенство и в 1627 был избран Киево-Печерским архимандритом. В это время Петр руководил осуждением "Апологии" Мелетия Смотрицкого и открыто противостоял киевскиму митр. Исайе Копинскому. В 1631 Петр устроил при Киево-Печерской лавре высшее училище "для преподавания свободных наук на греческом, славянском и латинском языках", которое впоследствии соединено было им с братской школой. В 1632 при избрании польским королем Владислава IV Петр, присутствуя в Варшаве представителем киевлян, выхлопотал легальное существование для православной церкви, наряду с униатской. Следствием этого разрешения явилось отрешение многих прежде избранных епископов, в т. ч. и киевского Исайи Копинского, вместо которого выбран Петр Могила. Из Варшавы Могила отправился в Киев и при помощи лаврской братии и братской школы занялся отобранием от униатов церквей и монастырей, в том числе Софийского собора и Выдубицкого монастыря, восстановлением церкви св. Владимира Спаса-на-Берестове, устройством церкви Трех Святителей, а в 1635 очистил от развалин остатки Десятинной церкви. Особенное внимание уделял Петр Могила киево-братской школе, называемой Могилянской.
Основные сочинения: "Евангелие Учительное, поучения на праздничные и воскресные дни константинопольского патриарха Каллиста" (1616); "Анфологион, сиречь молитвы и поучения душеполезные в душевную пользу студиев (1636); "Евхологион, альбо молитвослов" (1646); "Собрание короткой науки об артикулах веры православных кафологических христиан" (1645); "Рассказы о чудесах Печерских".

Источник: Святая Русь: энциклопедический словарь. 2000

Петр Могила

Петр Могила - киевский митрополит (1596 - 1647). Отец его был сперва господарем Валахии (1601 - 1607), потом Молдавии (1607 - 1609). В 1612 г. Могилам, после поражения их Кантемиром Мурзой, занявшим господарство, пришлось бежать в Польшу, где у них были сильные и богатые родственники. В Львовском братском училище Петр получил образование в строго православном духе, решительно враждебном унии. Он закончил свое образование путешествием за границу, где слушал лекции в разных университетах. Языками латинским и греческим он владел вполне. Сначала он был военным, участвовал в хотинской битве; но, вероятно, под влиянием киевского митрополита Иова Борецкого, решил принять духовный сан. В 1627 г. он был избран Киево-Печерским архимандритом, номинально подчинявшимся константинопольскому патриарху, но не киевскому митрополиту, и носившим титул "великого архимандрита". Иов, умирая, оставил Петру свою библиотеку и назначил его душеприказчиком. Во время архимандритства Петра Могилы и под его руководством состоялось (1628) осуждение "Апологии" Мелетия Смотрицкого (см. XIX, 24); тогда же определилась вражда между преемником Борецкого Исаией Копинским и П. Могилой. П. Могила, не желая ни в чем повиноваться митрополиту, устроил отдельно от киево-братской школы при киевской лавре высшее училище "для преподавания свободных наук на греческом, славянском и латинском языках" (1631); но когда братчики признали его блюстителем и опекуном своей школы и подчинили ее исключительно власти константинопольского патриарха, Петр соединил свою лаврскую школу с братской. В 1632 г., при избрании королем польским Владислава IV, представителем киевлян в Варшаве был П. Могила. Он выхлопотал признание легального существования православной церкви наряду с униатской; одним из условий этого соглашения было отрешение многих прежде избранных епископов и выбор новых. Митрополит киевский Исаия Копинский был признан лишенным сана, а на его место был выбран П. Могила с сохранением лаврского архимандритства. "Деградование" Копинского и посвящение П. Могилы состоялось во Львове (1633) и было совершено львовским епископом, как экзархом константинопольского патриарха. Затем Петр Могила отправился в Киев, где его при въезде встретили двумя известными панегириками - от лаврской братии и братской школы. После того как Исаия, не без борьбы, оставил свою кафедру, Петр приступил к отобранию от униатов монастырей и церквей, в том числе Софийского собора и Выдубецкого монастыря. Старинную церковь Св. Владимира Спаса на Берестове он восстановил и устроил, а также церковь трех Святителей, которую отдал братскому монастырю. В 1635 г. отрыты были и очищены от развалин остатки Десятинной церкви. Средства для упорядочения церквей и монастырей Петр Могила брал отовсюду: от лавры, из своего личного имущества, из пожертвований благочестивых людей, наконец, обращался за помощью и к московскому царю. Особенное внимание обратил Петр Могила на киево-братскую, называемую Могилянской, школу; хлопоты о переименовании ее в академию были неудачны, но она была вполне устроена и обеспечена. Преподавательский персонал был при Петре Могиле на высоте своего призвания; профессора, раньше чем приступать к преподаванию, посылались для учения за границу. Много огорчений доставлял Петру Могиле киевский воевода, ярый католик Ян Тышкевич , всеми мерами преследовавший студентов школы, весьма часто вполне несправедливо. В бытность свою митрополитом Петр Могила издал, между прочим, следующие книги: "Евангелие Учительное, поучения на праздничные и воскресные дни константинопольского патриарха Каллиста" (1637; в 1616 г. это Евангелие в первый раз было издано на западнорусском литературном языке); "Аифологион, сиречь молитвы поучения душеполезные в душевную пользу спудеев" (1636); "Евхлогион, альбо молитвослов" (или требник; 1646). Петр Могила приготовил к изданию Катехизис для всех православных христиан; он подвергался обсуждению на киевском соборе 1640 г. и ясском 1643 г., был разослан для проверки и одобрения восточным патриархам, но напечатан был только в 1662 г., в Амстердаме, на греческом языке. Ради крайней нужды в подобной книге Петром Могилой было издано "Собрание короткой науки об артикулах веры православных кафолических христиан" (1645). Для изданной Петром Могилой книги Афанасия Кальнофойского "Teratupgema" (греч.) (1638) сам Петр доставил рассказы о чудесах печерских. В составлении резко-полемического сочинения "Lithos" (греч.) (см. Лифос, XVII, 856). Петр принимал большое участие. Из проповедей Петра Могилы известны две: "Поучение о Кресте Господа нашего и каждого христианина" и "Слово на брак Януша Радзивилла". Записки Петра Могилы отчасти напечатаны в "Киевских Епархиальных Ведомостях" 1861 - 1862 годов. Наконец, Петром Могилой были задуманы две колоссальные работы: "Жития святых" (эта работа исполнена была уже только Дмитрием Ростовским) и исправление и установление славянского текста Библии, выполненное не раньше половины XVIII столетия. См. Голубев "П. Могила и его сподвижники" (т. I, до начала служения Петра Могилы в сане митрополита); Бантыш-Каменский "Историческое извещение об унии"; Крачковский "Очерки униатской жизни"; профессор Тарновский "П. Могила" ("Киевская Старина", 1882, № 4); Левицкий "Уния и Петро Могила". И. Ж-цкий.

Источник: Биографический словарь. 2008

Петр Могила
(1596–1647)
церковный и просветительный деятель, писатель, митрополит Киевский и Галицкий, основатель Киево-Могилянской академии
Петр Могила относится к тем личностям, чьи имена символизируют обновление народа и приобретают общенациональное значение. У истоков прославленной далеко за пределами Украины Киево-Могилянской академии наряду с другими культурными деятелями XVII в. стоит и Петр Симеонович Могила. Огромную роль сыграл П. Могила и в обновлении православного богословия, остававшегося почти без изменений, в средневековом своем состоянии, в течение многих столетий.
Старшие современники П. Могилы, прежде всего Иов Борецкий и Мелетий Смотрицкий, осознали необходимость синтеза православной духовности с достижениями западной культуры. Но именно ему принадлежит честь первого и в целом удачного построения системы восточнохристианской теологии на рационально-логических основах. Он сумел использовать достижения католической теологии, ни в чем существенном не уступив ей.
Петр Могила родился 21 (30) декабря, за другими данными — 31 декабря (10 января 1597 г.) 1596 г. в аристократической валашско-молдавской православной семье Мовил. Значение этого слова не только созвучно, но и по смыслу соответствует украинскому «могила», что означает высокую надмогильную насыпь — курган. Его отец Симеон в 1601–1606 гг. был князем придунайской Валахии, а затем занимал престол Молдовского княжества. Он был в родстве со знатными польскими и украинскими княжескими династиями Потоцких, Вишневецких, Корецких и др. Будучи сторонником православия, материально поддерживал Львовское братство.
В то время Валахия и Молдавия были вассалами могущественной Османской империи. Турки не особенно притесняли православную церковь, однако ревностно следили за лояльностью по отношению к султану местных правителей. А те, в свою очередь, тяготились зависимостью от Стамбула и часто пытались заручиться поддержкой соседних стран, прежде всего Речи Посполитой, находившейся в начале XVII в. в апогее славы.
После гибели отца, в 1607 г. Петр с матерью вынужден был бежать в Польшу. Молодого княжича отдали на обучение во Львовскую братскую школу, которую некогда так щедро одаривал его отец. По окончании школы около 1612 г. Петр отправился продолжать образование в университетах Польши, Франции и др. Распространено в литературе мнение о его учебе в Сорбонне и о общем с Р. Декартом учителе.
По возвращении в Польско-Литовское государство, высокообразованный, энергичный и честолюбивый П. Могила становится офицером королевских войск и, несмотря на православное вероисповедание, оказывается под покровительством коронного гетмана С. Жолкевского. Он мечтает о воинской славе и участвует в жестоких сражениях с турками на Цецорских полях в 1620 г. (где погиб С. Жолкевский) и под Хотином в 1621 г. (где получил смертельные раны гетман запорожских казаков П. Сагайдачный). За проявленное мужество и ввиду выдающихся личных качеств, король Сигизмунд III даже намеревался поставить П. Могилу князем в Молдавии. Однако, несмотря на то, что турецкий натиск удалось сдержать, это княжество осталось под властью Османской империи.
Именно в боях под Хотином П. Могила сблизился с П. Сагайдачным и другими казачьими предводителями, вскоре тесные отношения сложились у него и с восстановленной православной иерархией Киевской митрополии во главе с Иовом Борецким. Начиная с 1622 г. П. Могила становится в Киеве частым гостем и приобретает в его окрестностях несколько поместий с явным намерением связать свою дальнейшую жизнь с этим древним центром православия.
В судьбе П. Могилы назревают решительные перемены. Он отходит от варшавского двора и увольняется со столь блестяще начатой военной службы. Более того, под влиянием И. Борецкого П. Могила неожиданно для своих друзей в тридцатилетием возрасте принимает монашество и уже в 1627 г. избирается архимандритом Киево-Печерской лавры — наиболее авторитетного во всех восточнославянских землях монастыря.
Своим быстрым избранием на столь высокий пост едва принявший постриг П. Могила во многом был обязан поддержке И. Борецкого, имевшего большое влияние на лаврскую братию, а также уважительному отношению к нему шляхты Киевского воеводства. В конце того же года кандидатуру П. Могилы утвердил и король Сигизмунд III.
С того времени П. Могила становится одной из ведущих фигур украинской церковной, политической и культурной жизни Украины. Он разворачивает широкую издательскую деятельность лаврской типографии и организовывает осуждение украинско-белорусским духовенством «Апологии» М. Смотрицкого за его попытку компромисса с католицизмом. Однако это не означало, что он подобно Ивану Вишенскому встал на позиции неприятия западной культуры. Как раз наоборот, в православной среде П. Могила выступал лидером тех, кто понимал необходимость обновления православия, однако без принципиальных уступок папскому престолу.
В 1631 г. стараниями П. Могилы при лавре, по образцу иезуитских коллегиумов, была создана православная школа. Сам архимандрит так определял задачи этой школы: «лишь бы молодежь в настоящей набожности, в обычаях добрых и в науках свободных научена была». П. Могила заранее побеспокоился об опытных преподавателях. Подобрав группу способных молодых людей, он на собственные средства отправил их на обучение за границу.
Ведущими учителями лаврской школы, которая уже в первый год своей работы имела более сотни учеников, были воспитанники Киевской братской школы — поэт и профессор риторики Софроний Почасский, магистр грамматики Ивашкевич, а также приглашенные в Киев известные Львовские ученые Сильвестр Косив, Исайя Трофимович-Козловский, Атанасий Кальнофойский и др. Важную роль для дальнейшего развития украинской культуры сыграло привлечение П. Могилой к научно-просветительской деятельности Иннокентия Гизеля, принявшего в лавре монашеский постриг.
На Пасху 1632 г. архимандриту от слушателей школы был преподнесен «Евхаристион, или признательность Петру Могиле», в котором говорилось, что школа «восемь наук освободительных» в себе имеет. Такие «корни умиления», как грамматика, «учит словам и языку», риторика — «словам и умелому произношению», диалектика — «умному в вещах познанию», арифметика — «счету», музыка — «пению», геометрия — «земли разделению», астрономия — «движению небесному», теология — «божественным вещам». Такая система образования в целом соответствовала учебным программам иезуитских коллегиумов, которые П. Могиле были хорошо известны.
Учреждение П. Могилой лаврской школы параллельно со школой братской (в Киеве на Подоле) отражало непростую ситуацию, которая сложилась в украинском православии после смерти в 1631 г. митрополита И. Борецкого. В последние годы его жизни обострились отношения между двумя лагерями в церкви: консервативным, принципиально не принимавшим никаких нововведений, и либеральным, понимавшим необходимость распространения образования европейского образца. При решительной поддержке ненавидевших унию казаков митрополитом был сперва избран непримиримый враг католицизма Исайя Копинский, не скрывавший своей промосковской ориентации. Но с таким избранием не могло примириться польское правительство.
Однако вместе с И. Копинским на руководство Киевской митрополией претендовал близкий к И. Борецкому, лояльный к властям Речи Посполитой и способный на компромиссные решения П. Могила, авторитет и влияние которого быстро возрастали. Его поддерживал и хорошо с ним знакомый с молодых лет королевич Владислав, сын умершего в апреле 1632 г. короля Сигизмунда III, относившийся к православию более толерантно, чем его отец.
Соперничество между двумя амбициозными церковными лидерами грозило перекинуться и на подчиненные им две школы (братскую и лаврскую). Чтобы не допустить этого, киевское братство обратилось к П. Могиле с предложением относительно объединения школ на базе братской, но с признанием архимандрита Печерского монастыря ее «пожизненным охранником и наставником». За объединение школ решительно выступал и И. Копинский, а также тогдашний гетман Запорожской Сечи Иван Петрижицкий. Последний в «Письме воинском» в марте 1632 г. просил об этом лаврского архимандрита, обещая со стороны запорожских казаков «твердо защищать» предполагавшуюся объединенную коллегию.
Идя навстречу киевским братчикам и запорожским казакам, П. Могила летом 1632 г. провел объединение лаврской и киево-подольской школ, получившее название Киево-Могилянской коллегии. Находилась коллегия в центре Подола, в то время наиболее густонаселенного района Киева, при Братском Богоявленском монастыре. Первым ее ректором был назначен И. Трофимович-Козловский, а префектом (заместителем ректора) — С. Косив. Ее интеллектуальный уровень и материальное обеспечение, как и количество учеников, по сравнению со школами, на базе которых коллегия образовалась, значительно возросли. При Братском монастыре были возведены учебные строения и сиротский дом.
В коллегии обучались 11 лет по трем уровням: низшему (4 года), среднему (3 года) и высшему (4 года). Основными теоретическими авторитетами, в соответствии с неосхоластической ориентацией учебных заведений католических стран того времени, были Аристотель и Фома Аквинский. Латынью ученики в совершенстве овладевали еще в начальных классах, поскольку далее образование велось на латинском языке.
Коллегия отвечала стандартам лучших католических академий Речи Посполитой (Краковской, Виленской, Познанской). Здесь изучались церковнославянский, латинский, греческий, польской языки и тогдашний книжный староукраинский, а также традиционные для западноевропейской образовательной системы «семь свободных наук», которые делились на «тривиум» (грамматика, поэтика и риторика) и «квадриум» (арифметика, геометрия, философия и музыка). В неофициальных документах высшие польские чиновники часто называли Киево-Могилянскую коллегию академией.
Но, в отличие от католических академий, эта коллегия не имела разрешения на преподавание теологии, что было необходимо для официального признания ее в качестве академии. Польская власть решительно, хотя и без особого успеха, препятствовала развитию православного богословия на украинско-белорусских землях. Но фактически богословие читалось в братской школе еще со времени ее учреждения И. Борецким. В рамках философских курсов богословские предметы преподавались и в созданной П. Могилой коллегии. Однако официальный запрет на преподавание теологических курсов формально преодолен не был.
Как и западные университеты, Киево-Могилянская коллегия выступала в роли основателя и куратора средних (братских) школ в других городах Украины. Так, в 1636 г. П. Могила (уже в качестве митрополита) благословил школу, созданную Кременецким братством, в 1638 — школу в Виннице, а в следующем году — в городке Гоще на Волыни. По его инициативе Славяно-греко-латинская академия была в 1640 г. основана в Молдавии — в ее тогдашней столице Яссах. Параллельно был качественно поднят уровень образования в церковноприходских школах, открытых почти при каждом храме. Благодаря этой кропотливой работе к середине XVII в., по свидетельствам иностранных путешественников, в Украине (в «стране казаков») практически все мужчины и большинство женщин были грамотными.
Но в 1632 г. между Исайей Копинским и Петром Могилой развернулась борьба за главенство в Киевской митрополии. Более осторожному и рассудительному, к тому же имевшему влиятельных друзей в Варшаве, молдавскому княжичу удалось в ней победить. Решающую роль сыграло то обстоятельство, что его поддержал патриарх Константинополя. И. Копинский подчинился решению вселенского первосвященника и, будучи монахом и строгим аскетом, перешел к Киево-Печерскую лавру. Спустя два года, после официального отказа от притязаний на митрополитскую кафедру, он возглавил высокочтимый Михайловский Златоверхий монастырь в центре Верхнего Киева.
Переход митрополии под управление П. Могилы означал поражение консервативных сил в украинской православной среде, лидером которых был И. Копинский. Победа досталась просвещенным, рационально мыслящим и либерально настроенным по отношению к западной культуре силам, сплотившимся в прежние годы в Киеве вокруг Е. Плетенецкого и И. Борецкого. К тому же кандидатуру П. Могилы на высший пост в украинско-белорусской церкви поддерживала уже соприкоснувшаяся с европейской образованностью православная шляхта Украины, большая часть киевлян и лично королевич Владислав, фактически выполнявший обязанности короля Польши в течение 1632 г. и до своего избрания сеймом на этот пост.
Укреплению позиций Киевской митрополии способствовало и то обстоятельство, что, пользуясь обычным для периода «межкоролевья» (после смерти старого короля и до избрания нового) временным ослаблением исполнительной власти в Речи Посполитой, царское правительство попыталось вернуть себе находившийся в руках поляков уже более двадцати лет Смоленск. Российские войска в сентябре 1632 г. осадили город, что заставило польский сейм, опасавшийся поддержки царя запорожским казачеством, внимательнее отнестись к требованиям православных.
Используя эти обстоятельства и свои личные связи, П. Могиле удалось добиться официального признания высшим законодательным органом Речи Посполитой (договоренность с Владиславом была достигнута многим ранее) Киевской митрополии во всей ее канонической полноте. Это была большая победа православных и лично митрополита.
Впервые после Брестской унии 1596 г., восстановленная в 1620 г. стараниями И. Борецкого, Е. Плетенецкого и П. Сагайдачного православная церковь украинско-белорусских земель получила недвусмысленный юридический статус. П. Могила, находившийся в Варшаве в качестве главы делегации киевлян по случаю коронации Владислава IV, смог добиться от него таких же прав для православной церкви, какими пользовались униаты. 1 ноября 1632 г. король подписал так называемые Пункты успокоения народа русского.
В результате усилий П. Могилы православные были юридически уравнены в правах с униатами и католиками. Для украинского духовенства, шляхты, мещанства и казачества, а также лично для митрополита это было большой победой. Новоизбранный король, вполне толерантный в религиозных вопросах, а также по личному опыту знавший силу и возможности запорожского казачества, искренне стремился к достижению в пределах Речи Посполитой религиозного и социального мира. Он хорошо понимал, в какой степени от этого зависит само существование многонационального и поликонфессионального Польско-Литовского государства.
Однако заправлявшая на сейме католическая знать, равно как и практически никем не контролируемая на местах шляхта, стремившаяся к сохранению своих привилегий, фактически блокировала проведение в жизнь королевских указов. Это вызывало в последующие годы неоднократные петиции и жалобы украинских казаков и мещан, которые даже Владислав, лично знакомый со многими православными лидерами Украины того времени (П. Сагайдачным, П. Могилой, Б. Хмельницким и др.), далеко не всегда мог удовлетворить их требования. В конечном счете это и привело к украинской национальной революции 1648 г., которая стала «началом конца» Речи Посполитой.
С приходом на митрополичью кафедру П. Могилы в истории украинско-белорусского православия и самого Киева началась новая пора. Этот сильный и осмотрительный лидер появился на культурном горизонте Украины в тот период, когда при поддержке Сигизмунда III и Владислава IV развернулись интенсивные поиски компромисса между униатами и православными. Их инициировал М. Смотрицкий, однако его пропапская позиция в последние годы жизни не могла найти понимания у православных. Против признания верховенства Рима решительно выступал и П. Могила. Однако это не мешало ему не хуже М. Смотрицкого понимать необходимость коренной реорганизации жизни восточной церкви, повышения в ней дисциплины и поднятия ее образовательного уровня и престижа.
Используя лояльное к себе отношение короля Владислава IV, опираясь на православное большинство киевлян, а также на запорожских казаков, П. Могила в качестве митрополита взялся за возвращение православным их древних святынь и развернул в Киеве широкие архитектурно-восстановительные работы. В 1633 г. он добился королевского указа, согласно которому униатский епископ был вынужден передать православным Софийский собор, вновь с этого момента ставший кафедральным храмом города. Тогда же при нем были восстановлены православный монастырь и резиденция митрополита. В соборе были проведены большие ремонтно-реставрационные работы, после которых эта древняя святыня вновь приобрела подобающий ей величественный вид.
Усилия П. Могилы способствовали росту значения влиятельного в древнерусское время Кирилловского монастыря. Тогда же православным были возвращены Выдубецкий и Пустыно-Никольский монастыри. Эти расположенные возле города обители, вместе с Киево-Печерской лаврой, вновь вернули себе былое величие и восстановили свое значение в качестве не только очагов иноческого благочестия, но и высокой книжной образованности. В скором времени весь их облик был преображен благодаря перестройке старых и возведения новых зданий в изысканно-лирическом национальном архитектурном стиле, получившем название «украинского барокко».
При этом П. Могила уделял большое внимание поискам, раскопкам и восстановлению древних святынь Киева. Прежде всего это относится к Десятинной церкви, стоявшей в руинах со времен Батыя. У фундамента этого храма им были найдены мраморные саркофаги с останками святого Владимира и его жены — византийской царевны Анны. Голова равноапостольного князя была перенесена в Успенский собор Киево-Печерской лавры. Расчистив территорию, которую ранее занимала Десятинная церковь, митрополит приблизительно в 1635 г. соорудил на ней небольшую часовню в честь святого Николая (которому некогда был посвящен один из приделов этого храма).
Неподалеку от Десятинной, на той же Старокиевской горе была восстановлена Трехсвятительская церковь. Капитальной перестройке подвергся храм Спаса на Берестове (где и поныне покоятся останки князя Юрия Долгорукого), получивший вид пятибашенной украинской церкви и расписанный в барокковом стиле. Благодаря усилиям П. Могилы все основные храмы и монастыри Киева древнерусского времени снова оказались в руках православных и были капитально отремонтированы и обновлены. В этом митрополиту помогали все православные киевляне, благодаря поддержке которых удавалось преодолевать сопротивление католического воеводы Киева Януша Тышкевича.
П. Могила уделял большое внимание разработке и оформлению православной догматики, опираясь на методы, использовавшиеся католической церковью в эпоху Контрреформации. Плодами этой кропотливой работы стали многочисленные полемические, направленные на защиту православия, и фундаментальные богословские сочинения митрополита, изданные типографией Киево-Печерской лавры. Среди них важнейшее значение имели «Евхаристион» (1632), «Анфология, сиреч молитвы и поучения душеполезная» (1636), «Литос…» (1644), «Краткий катехизис» (1645), а также опубликованный незадолго до смерти П. Могилы его новый «Евхаристион»(1646), или «Большой требник», в котором были упорядочены, согласованы и нормативно оформлены догматы и обряды православной церкви.
Тщательная разработка П. Могилой и его единомышленниками богослокских вопросов была обусловлена не только конфронтацией с униатами, но и неудовлетворительным освещением православной догматики стоявшими на консервативных, а то и вовсе ретроградских позициях тогдашними учеными греками.
В 1633 г. патриарх Константинопольский Кирилл Лукарис издал свое «Исповедание веры», где, полемизируя с католическими богословами, во многом сближался с отдельными положениями кальвинизма. Однако кальвинизм, проповедовавший предопределенность человеческой судьбы вплоть до загробного существования Божьей волей, своей фаталистической тональностью, — был для П. Могилы еще более неприемлем, чем католицизм. В 1638 г. кальвинистское «падение» патриаршей мысли было осуждено Константинопольским собором греческого духовенства, но и его формулировки удовлетворить П. Могилу не могли.
Поэтому на созванном в сентябре 1640 г. в Софийском храме поместном соборе митрополит стремился провести собственное понимание системы и содержания основных православных догматов, разработанных с использованием католического опыта, при решительном непринятии их кальвинистских трактовок.
После горячих дебатов, в ходе которых звучали и упреки в католических отклонениях от святоотческой традиции, собор в Киеве принял в основных моментах концептуальные позиции обновленного православного богословия П. Могилы. Представленный митрополитом «Катехизис», или «Православное исповедование веры», было решено отослать в Константинополь, и в марте 1643 г. его положения были утверждены патриархами Константинопольским, Александрийским, Антиохийским и Иерусалимским. Из Киева вышел догматический текст, в обновленном виде представлявший православную веру соответственно духовным и интеллектуальным запросам начала Нового времени.
П. Могила не только был сведущ во всех тонкостях католической философско-теологической традиции, но был хорошо знаком и с протестантским богословием. Кальвинизм он решительно не принимал, но к идеям других реформационных направлений относился толерантно. Он лично венчал свою родственницу Марию Могилянку с лидером литовских протестантов князем Радзивиллом. В его произведениях видим также лояльное отношение к иудейской вере. Полемика с иудаизмом, как и с католицизмом, в отличие от православных авторов предшествующих десятилетий, у него отходит от эмоционального пристрастия и приобретает форму корректной дискуссии.
Могилянское богословие подняло Киев на уровень виднейших теологических центров христианского мира, подтверждая его метафорическое определение в качестве «Второго Иерусалима». В городе под эгидой митрополита в 30–40-х годах XVII в. образовалась новая генерация европейски образованных, знающих древние и новые европейские языки, мыслителей, имеющих достаточно серьезную философскую подготовку.
Поэтому не удивительно, что фундаментальные труды П. Могилы, как непосредственно, так и через работы продолжавших его направление киевских ученых И. Гизеля, Д. Туптало (святого Димитрия Ростовского), С. Яворского и Ф. Прокоповича, составили основу богословского образования в Украине и всей Российской империи вплоть до середины XIX в. П. Могилой были задуманы еще две грандиозные работы: «Жития святых» (написанные уже Димитрием Туптало) и общее исправление славянского текста Острожской Библии (над чем работали ученые богословы до конца XVIII в.).
Благодаря неутомимой работе П. Могилы и его единомышленников Киев в второй четверти XVII в. превратился в настоящий центр европейской образованности и богословской культуры. На смену конфессионной нетерпимости предшествующих десятилетий, вызванной Брестской унией 1596 г., пришли идейная толерантность и стремление к культурно-духовному синтезу. Самому митрополиту была близка идея сближения Восточной и Западной церквей, даже их объединения на конфедеративных основах (при признании Киева церковным центром, равным Риму и Константинополю, как то в свое время предлагал М. Смотрицкий, и закрепления за его духовным главой звания патриарха). Но достичь такого примирения он ни в коем случае не хотел ценой уступок в принципиальных организационных, догматических и обрядовых вопросах.
По проблемам отношений между православием и католицизмом П. Могила в 1645–1646 гг. вел с папой римским обстоятельную переписку, однако все усилия по достижению приемлемого компромисса ни к чему не привели. Ватикан не собирался признавать православную церковь равной себе стороной и требовал ее подчинения через унию, что для митрополита Киевского и всех православных Украины было неприемлемо.
Умер П. Могила 31 декабря 1646 г. (10 января 1647 г.), завещав основанной им коллегии значительные средства и свою библиотеку. Киевским митрополитом вскоре был избран его многолетний соратник Сильвестр Косив (1647–1657), продолжавший церковно-образовательный курс П. Могилы, но уже в принципиально новых условиях вспыхнувшей в 1648 г. Освободительной войны под руководством Б. Хмельницкого.

Источник: 100 великих украинцев. 2002

Петр Могила

— киевский митрополит (1596—1647). Отец его был сперва господарем Валахии (1601—1607), потом Молдавии (1607—1609). В 1612 г. Могилам после поражения их Кантемиром Мурзою, занявшим господарство, пришлось бежать в Польшу, где у них были сильные и богатые родственники. Во Львовском братском училище П. получил образование в строго православном духе, решительно враждебном унии. Он закончил свое образование путешествием за границу, где слушал лекции в разных университетах. Языками латинским и греческим он владел вполне. Сначала он был военным, участвовал в хотинской битве; но, вероятно, под влиянием киевского митрополита Иова Борецкого, решил принять духовный сан. В 1627 г. он был избран киево-печерским архимандритом, номинально подчинявшимся константинопольскому патриарху, но не киевскому митрополиту, и носившим титул "великого архимандрита". Иов, умирая, оставил Петру свою библиотеку и назначил его душеприказчиком. Во время архимандритства П. Могилы и под его руководством состоялось (1628) осуждение "Апологии" Мелетия Смотрицкого (см.); тогда же определилась вражда между преемником Борецкого, Исайей Копинским, и П. Могилою. П. Могила, не желая ни в чем повиноваться митрополиту, устроил отдельно от киево-братской школы при Киевской лавре высшее училище "для преподавания свободных наук на греческом, славянском и латинском языках" (1631); но когда братчики признали его блюстителем и опекуном своей школы и подчинили ее исключительно власти константинопольского патриарха, П. соединил свою лаврскую школу с братской. В 1632 г., при избрании королем польским Владислава IV, представителем киевлян в Варшаве был П. Могила. Он выхлопотал признание легального существования православной церкви наряду с униатской; одним из условий этого соглашения было отрешение многих прежде избранных епископов и выбор новых. Митрополит киевский Исайя Копинский был признан лишенным сана, а на его место был выбран П. Могила, с сохранением лаврского архимандритства. "Деградование" Копинского и посвящение П. Могилы состоялось во Львове (1633) и было совершено львовским епископом, как экзархом константинопольского патриарха. Затем П. Могила отправился в Киев, где его при въезде встретили двумя известными панегириками — от лаврской братии и братской школы. После того как Исайя, не без борьбы, оставил свою кафедру, П. приступил к отобранию от униатов монастырей и церквей, в том числе Софийского собора и Выдубецкого монастыря. Старинную церковь св. Владимира Спаса на Берестове он восстановил и устроил, а также церковь трех Святителей, которую отдал братскому м-рю. В 1635 г. отрыты были и очищены от развалин остатки Десятинной церкви. Средства для упорядочения церквей и монастырей П. Могила брал отовсюду: от лавры, из своего личного имущества, из пожертвований благочестивых людей, наконец обращался за помощью и к московскому царю. Особенное внимание обратил П. Могила на киево-братскую, называемую Могилянской, школу; хлопоты о переименовании ее в академию были неудачны, но она была вполне устроена и обеспечена. Преподавательский персонал был при П. Могиле на высоте своего призвания; профессора, раньше чем приступать к преподаванию, посылались для ученья за границу. Много огорчений доставлял П. Могиле киевский воевода, ярый католик Ян Тышкевич, всеми мерами преследовавший студентов школы, весьма часто вполне несправедливо. В бытность свою митрополитом П. Могила издал, между прочим, следующие книги: Евангелие Учительное, поучения на праздничные и воскресные дни константинопольского патриарха Каллиста (1637; в 1616 г. это Евангелие в первый раз было издано на зап.-русском литературном языке); Анфологион, сиречь молитвы и поучения душеполезные в душевную пользу сцудеев (1636); Евхологион альбо молитвослов (или требник; 1646). П. Могила приготовил к изданию Катехизис для всех православных христиан; он подвергался обсуждению на Киевском соборе 1640 г. и Ясском 1643 г., был разослан для проверки и одобрения восточным патриархам, но напечатан был только в 1662 г., в Амстердаме, на греческом языке. Ради крайней нужды в подобной книге П. Могилой было издано "Собрание короткой науки об артикулах веры православных кафолических христиан" (1645). Для изданной П. М. книги Афанасия Кальнофойского "Тερατоυργήμα" (1638) сам П. доставил рассказы о чудесах печорских. В составлении резко-полемического сочинения "Λίθоς" (см. Лифос) П. принимал большое участие. Из проповедей П. Могилы известны две: "Поучение о Кресте Господа нашего и каждого христианина" и "Слово на брак Януша Радзивила". Записки П. Могилы отчасти напечатаны в "Киев. епарх. вед." 1861—62 г. Наконец, П. Могилой были задуманы две колоссальные работы: "Жития святых" (эта работа исполнена была уже только Дмитрием Ростовским) и исправление и установление славянского текста Библии, выполненное не раньше половины XVIII ст.


См. Голубев, "П. Могила и его сподвижники" (т. 1, до начала служения П. Могилы в сане митрополита); Бантыш-Каменский, "Историческое извещение об унии"; Крачковский, "Очерки униатской жизни"; проф. Тарновский, "П. Могила" (в "Киевской Старине" 1882, № 4); Левицкий, "Уния и Петро Могила".


И. Ж—цкий.


{Брокгауз}





Петр Могила


— митрошолмт Киевский и Галицкий, экзарх Константинопольский.


Родился Петр 21 декабря 1596 года в семье молдавского господаря Симеона, носившего фамилию Могила. Фамилия эта соответствует русской фамилии князей Холмских и происходит от молдавского слова mohila, означающего холм, возвышенность. Родной дядя его по отцу, Иеремия, был господарем Молдавии, а отец, Симеон, господарем Валахии и потом Молдавии. Оба эти господаря отличались приверженностью к Православию, старались покровительствовать Львовскому православному братству и присылали ему значительные денежные пособия на постройку братской церкви.


Образование получил во Львовском братском училище.


Выслушал полный курс словесных наук и богословия в Парижском университете. Свободно владел латинским и греческим языками.


После захвата господарства Молдавии Кантемиром Мурзою в 1612 году семья Петра (Могилы) вынуждена была искать убежища в Польше, где они имели сильные родственные связи. Здесь Петр сначала поступил на военную службу и участвовал в известной битве под Хотином в 1621 году.


Но через несколько лет, вероятно под влиянием митрополита Киевского Иова (Борецкого, † 1631), он решился оставить мир и около 1624 года поступил в Киево-Печерскую лавру. В 1625 году был пострижен в монашество.


В апреле 1627 года скончался архимандрит Киево-Печерской лавры Захария (Копыстенский), и в том же году братия избрала настоятелем архимандрита Петра (Могилу).


28 апреля 1633 года хиротонисан во Львове епископом Львовским Иеремией (Тиссаровским, † 1641) во епископа с возведением в сан митрополита Киевского и Галицкого.


Скончался митрополит Петр в ночь на 1 января 1647 года.


Согласно завещанию, погребен в склепе Великой Церкви Киево-Печерской лавры, в средней части храма.


Петр (Могила) происходил из знатного молдавского рода, славившегося ревностью к православной вере. Его могло ожидать блестящее будущее, но он оставил все и пришел в Киево-Печерскую лавру, чтобы разделить судьбу гонимых польской властью православных иноков. Надо сказать, что, несмотря на гонения, в лавре в то время собралось много высокообразованных иноков, поставивших своей целью оказать поддержку Православию. Среди них были святогорские иноки: Киприан, получивший образование в Венеции и Падуе; Иосиф, протосингелл Александрийского патриарха; виленский протоиерей Лаврентий Зизаний Тустановский и другие. Одни из них занимались переводами святоотеческих книг, другие писали труды в защиту Православия. В лаврской типографии печатались книги для церквей и училищ.


В такой среде молодой инок Петр завершил свое образование, начатое за границей. Воодушевленный их примером, с благословения митрополита Иова (Борецкого) и архимандрита лавры Захарии (Копыстенского), он на свои средства отправил за границу несколько способных молодых людей для усовершенствования в науках.


В 1627 году, после смерти архимандрита Захарии, по настоянию ученых монахов, 30-летний Петр был избран архимандритом лавры. Этого звания он не сложил и будучи митрополитом и всегда усиленно заботился о лавре. Его попечением была обновлена церковь Успения Божией Матери, украшены святые пещеры, возвращен под управление лавры древний Пустынно-Николаевский монастырь; он же основал Голосеевскую пустынь и на свой счет устроил богадельню.


Много сил положил он и на основание высшего духовного училища в Киеве, необходимого для защиты Православия от униатов, получавших высшее образование в Риме и в своих коллегиях.


Архимандрит Петр дождался возвращения посланных за границу юношей и поставил их учителями, взял ученых из Львовского братства, организовал в Киево-Печерской лавре училище по образцу тогдашних латинских коллегий, а в 1631 году перевел его в Братский монастырь и соединил с братской школой. Так было положено начало Киево-Могилянской коллегии, которая в 1701 году была преобразована в Киевскую духовную академию. При училище было организовано первое общежитие для бедных учеников. Для содержания училища Петр (Могила) отдал несколько деревень из своего имения и волостей лаврских. Создание этого училища благословил патриарх Константинопольский Кирилл Лукарис, митрополит Киевский Исайя (Копинский, † 1640), письменно одобрили православные епископы и знатнейшее духовенство и братство лаврское. Один из братии подписался так: "Антоний Мужиловский, иеромонах и старец монастыря Печерского, в том кровь свою пролить готов".


В 1628 году под руководством архимандрита Петра состоялось осуждение "Апологии" Мелетия Смотрицкого.


В 1632 году архимандрит Петр (Могила) был депутатом на сейме в Варшаве, избравшем нового короля польского Владислава IV. В это время усиленными стараниями Петра (Могилы) и других православных депутатов, в первый раз после основания унии, было торжественно признано существование Православной Церкви наряду с униатской. Одним из условий соглашения с польским королем Владиславом IV было отрешение многих прежде избранных епископов и выбор новых. Митрополит Киевский Исайя (Копинский) был признан лишенным сана, а на его место был избран Петр (Могила) с сохранением лаврского архимандритства. Это избрание дало повод для упреков Петру в неблагодарности к своему благодетелю митрополиту Исайи. Но Петр понимал, что борьба с униатами еще только разгорается, что престарелый и слабый митрополит Исайя не может вести ее достаточно энергично; он сам поставил это на вид православным членам сейма и без колебаний принял избрание, а затем и хиротонию.


Пользуясь правами, которые давал ему сан митрополита Киевского, Петр (Могила) приступил к возвращению православным храмов и монастырей, которые были захвачены униатами, в том числе Софийского собора и Выдубицкого монастыря. Он восстановил старинную церковь Спаса на Берестове, а также церковь Трех Святителей, которую отдал Братскому монастырю. В 1635 году были открыты и очищены от развалин остатки Десятинной церкви, под развалинами которой обрели мощи святого равноапостольного князя Владимира. Средства для восстановления разрушенных во времена унии храмов и монастырей митрополит Петр (Могила) брал отовсюду: от лавры, из своего личного имущества, из пожертвований благочестивых людей, обращался за помощью и к московскому царю.


В своем духовном завещании митрополит Петр писал: "...видя, что упадок веры и благочестия в русском народе происходит не от чего иного, как от совершенного недостатка у него просвещения и школ, дал обет Богу моему: все мое имущество, доставшееся от родителей, и все, что будет оставаться от доходов с имений, принадлежащих вверенным мне по моему служению святым местам, обращать частию на восстановление разрушенных храмов Божиих, от которых остались жалкие развалины, частию на основание школ в Киеве и утверждение прав и вольностей народа русского..." Поэтому огромное значение митрополит Петр придавал изданию церковных книг. При Петре (Могиле) Киево-Печерская типография стала самой главной в ряду западнорусских типографий как по количеству, так и по достоинству ее изданий. Им был исправлен и издан в 1629 году Служебник, в котором впервые было дано изъяснение литургии для руководства священникам, чего в прежних Служебниках не было. Псалтирь и Триодь Постная были изданы дважды. При последнем издании Триодь была сличена с греческим текстом "тщанием" архимандрита Захарии (Копыстенского) и в ней помещены синаксари, переведенные с греческого Тарасием Левоничем Земкою "на общую российскую беседу", т. е. на простой общенародный язык. Два раза были изданы Акафисты. В 1629 году был издан Номоканон с предисловием Петра (Могилы). Триодь Цветная и Служебник изданы даже его "благословением и исправлением", или "тщанием", т. е. были предварительно им самим исправлены. При нем был составлен Патерик Печерский и введен обычай совершения пассий. В 1637 году по благословению митрополита Петра (Могилы) в Киевской лавре напечатано было "Евангелие учительное". К 1640 году митрополитом Петром был подготовлен Катехизис и рассмотрен на Соборе в Киеве. Затем Катехизис был послан на Ясский Собор на рассмотрение всех восточных патриархов. Под именем митрополита Петра (Могилы) Катехизис стал известным как на Востоке, так и в России. Одобрив Катехизис, они утвердили его своими подписями 11 мая 1643 года. Желание митрополита Петра исполнилось. Оставалось только его напечатать. Из Константинополя митрополит так и не дождался возвращения своей книги. Но не теряя надежды издать Катехизис в полном виде, когда он будет получен из Константинополя, митрополит решился немедленно напечатать его в сокращенном виде. Книга была издана в Киево-Печерской типографии сперва на польском языке, доступном и иноверцам, для того, как сказано в предисловии, чтобы "зажать рот бесстыдным неприятелям восточного Православия, которые осмеливаются взводить на него разные ереси", а потом в 1645 году и на русском языке, чтобы служить руководством для православных. Как велика была нужда даже в таком кратком Катехизисе, видно из того, что в 1646 году он дважды перепечатан во Львове епископом Львовским Арсением (Желиборским, у1662), а в 1649 году с некоторыми изменениями напечатан и в Москве по благословению патриарха Иосифа († 1652). К концу 1646 года митрополит Петр издал в Киево-Печерской типографии книгу, которая имела огромное значение для Церкви, — "Евхологион, альбо Молитвослов, или Требник".


Митрополит Петр стремился дать православному духовенству надежное руководство к совершению таинств и других церковных служб, в котором не было бы погрешностей и содержались бы чинопоследования на все случаи церковной, общественной и частной жизни. Кроме самого текста богослужения, митрополит Петр поместил в своем Требнике также и наставления священникам, как они должны готовиться и приступать к богослужению, как понимать смысл того или иного чинопоследования. Он указывал затруднительные случаи и давал им объяснения. Значение Требника, составленного митрополитом Петром (Могилою), до сих пор велико для Церкви; и ныне к нему обращаются как к авторитетному руководству при разрешении спорных вопросов православной богослужебной практики.


Печатание церковных книг продолжалось при Петре (Могиле) во всех западнорусских типографиях. Во Львове действовали три типографии. Во всех этих львовских типографиях было напечатано тогда до 25 церковных книг. Иноки виленского Свято-Духова монастыря трудились сразу в двух своих типографиях — в Вильне и Евье и напечатали до 15 книг. В Киеве была теперь только одна — Киево-Печерская типография, и в ней напечатано до 12 книг. Петр (Могила) обращал особое внимание на печатание церковных книг. В лаврской типографии все книги печатались только его "благословением и повелением"; при некоторых он помещал от своего имени предисловие к читателям.


Особенного труда потребовало обличение сочинения отступника от Православия Кассиана Саковича, который в 1642 году издал на польском языке книгу под заглавием: "Перспектива, или Изображение заблуждений, ересей и суеверий Греко-Русской дезунитской Церкви, находящихся как в догматах веры, так в совершении таинств и в других обрядах и церемониях". Книга Саковича, проникнутая явною неприязнью к той Церкви, к которой он некогда принадлежал, наполненная ложью, клеветами и насмешками против нее и представлявшая состояние ее в самом мрачном, безотрадном виде, не могла не произвести тягостного впечатления на православных, тем более на их архипастыря Петра (Могилу), и он не остался безмолвным. В 1644 году он выпустил книгу на польском языке под заглавием "Лифос, или Камень, брошенный с пращи истины святой Православной Русской Церкви смиренным отцом Евсевием Пименом (по-русски: православным пастырем) на сокрушение лживотемной Перспективы... Кассиана Саковича". Это была полная апологетика Православной Западнорусской Церкви против тогдашних нападений на нее униатов и латинян, а отчасти и ее лиургика с объяснением ее богослужения, таинств и обрядов, ее постов, праздников, устройства храмов и прочее. В Москве по указу царя Алексея Михайловича книга эта под названием "Камень" в славянском переводе списана была еще в 1652 году.


Митрополит Петр вел строго аскетическую жизнь.


Скончался он скоропостижно, прожив всего 50 лет. За девять дней до своей кончины, чувствуя себя больным, он написал духовное завещание. Своей любимой Киевской коллегии он завещал библиотеку, недвижимую собственность, приобретенную для нее, и значительную сумму денег, а наставников ее обязывал, чтобы они жили по его правилам и каждый четверг совершали о нем поминовение. Много митрополит Петр завещал лавре и другим монастырям и церквам, воздвигнутым им из развалин. Он вполне мог сказать: "Все, что имел я, посвятил вместе с собой на хвалу и служение Богу".


"Имя Петра Могилы — одно из лучших украшений нашей церковной истории. Он, несомненно, превосходил всех современных ему иерархов не только Малорусской, но и Великорусской Церкви и даже всей Церкви Восточной, превосходил своим просвещением, еще более своею любовию к просвещению и своими подвигами на пользу просвещения и Церкви", — писал выдающийся историк Русской Церкви митрополит Макарий (Булгаков, † 1882).


Но существует и совершенно противоположное мнение о нем. Вот отзыв архиепископа Филарета (Гумилевского, † 1866): "Признаюсь искренно, что Могила мне очень не нравится по образу мыслей и некоторых дел, да и нет почти ничего у него собственного, а все, что названо его именем, принадлежит не ему. Потому мне очень не хотелось бы, чтобы дано было ему почетное место между учителями и просветителями Церкви. Папистический энтузиазм или фантазия не дают права на такое звание".


Труды:


Триодь Постная. — Киев, 1627. Агапита диакона главизны поучительны. — Киев, 1628.


Акафисты. — Киев, 1629. Служебник. — Киев, 1629. Номоканон. — Киев, 1629. Триодь Цветная. — Киев, 1631. Крест Христа Спасителя и каждого человека. — Киев, 1631.


Анфология, сиреч молитвы. — Киев, 1636. Евангелие учительное. — Киев, 1637. Лифос, или Камень, брошенный с пращи истины святой православной Русской Церкви смиренным отцом Евсевием Пименом на сокрушение лживо-темной Перспективы... Кассиана Саковича. — Киев, 1644; М., 1652. Собрание короткой науки об артикулах веры православных кафолических христиан. — Киев, 1645.


Слово на брак Януша Радзивилла. — Киев, 1645. Краткий катехизис. — Киев, 1643; Львов, 1646; М., 1649.


Евхологион, альбо Молитвенник, или Требник. — Киев, 1646.


Духовное завещание // Памятники, изданные временною комиссиею для разбора древних актов, высочайше учрежденною при Киевском, Подольском и Волынском генерал-губернаторе: в 4 т. — 1845—1859, с. 149—181. Грамота бельским гражданам с благословением на учреждение братства и школы // Акты, относящиеся к истории Западной России, собранные и изданные Археографическою комиссиею: в 5 т. — СПб., 1846—1853. — Т. 5, № 9. Грамота, данная Петром Могилою львовскому типографу Михаилу Слезке на друкование книг // Киевские епархиальные ведомости. — 1873, № 22. — Отд. 2, с. 645—652. Православное исповедание веры. — Амстердам, 1662; М., 1696.


Литература:


Поторжинский М. А. История русской церковной проповеди в биографиях и образцах с половины IX-XIX вв. — 2-е изд. — Киев, 1891, с. 164.


Попов М. С, священник. Святитель Димитрий Ростовский и его труды. — СПб., 1910, с. 55. Толстой М. В. Рассказы из истории Русской Церкви. — М., 1873, с. 497—505. Захарченко М. М. Киев теперь и прежде [988— 1888]. — Киев, 1888, с. 56, 59, 60, 62,100,104, 107, 182, 200, 206, 209, 214, 248, 250, 282, 283, 286.


Едлинский М. Е., священник. Подвижники и страдальцы за веру православную и землю свято-русскую от начала христианства на Руси до позднейших времен. — 2-е изд. — СПб., 1899. — Т. 2, с. 159—171.


Вербицкий В. Поездка на Валаам // Исторический вестник. — СПб., 1913, март, с. 988—1015. Сементовский Н. М. Киев, его святыни, древности, достопамятности и сведения, необходимые для его почитателей и путешественников. — 6-е изд. — Киев и СПб., 1881. Голубев С. Т. Киевский митрополит Петр Могила и его сподвижники: в 2 т. — Киев, 1883— 1898. — Т. 1.


Булгаков С. В. Настольная книга для священно-церковнослужителей. — Киев, 1913, с. 1403. Календарь крестный иллюстрированный на 1883 год // Ред. А. Гатцук. — М., 1883, с. 134. Ратшин А. Полное собрание исторических сведений о всех бывших в древности и ныне существующих монастырях и примечательных церквах в России. — М., 1852, с. 123. Строев П. М. Списки иерархов и настоятелей монастырей Российской Церкви. — СПб., 1877, с. 4.


Сергий (Ларин), епископ. Православие и гитлеризм (машинопись). — Одесса, 1946—1947, с. 110.


Денисов Л. И. Православные монастыри Российской империи: полный список всех 1105 ныне действующих в 75 губерниях и областях России. — М., 1908, с. 164,167,295,307,383,397, 478, 717, 828.


Летопись церковных событий и гражданских, поясняющих церковные, от Рождества Христова до 1898 года, епископа Арсения. — СПб., 1899, с. 641, 643, 647, 648, 652. Бекетов П. П. Портреты именитых мужей Российской Церкви с приложением их краткого жизнеописания. — М., 1843, с. 5—6. Филарет (Гумилевский), архиепископ. Обзор русской духовной литературы: в 2 кн. — 3-е изд. — СПб., 1884, с. 190—193. Жития святых, на русском языке, изложенные по руководству Четьих-Миней святителя Димитрия Ростовского с дополнениями, объяснительными примечаниями и изображениями святых: в 12 кн. и 2 кн. доп. — М., 1903—1911, 1908, 1916; сентябрь, с. 408, прим. 2. Православный собеседник. — Казань, 1897, декабрь, с. 708.


— 1901, февраль, с. 132; июль-август, с. 33—73.


Прибавления к "Церковным ведомостям". — СПб., 1897, № 1, с. 23.


Труды Киевской духовной академии. — 1869, июль-сентябрь, с. 439—486. — 1870, июль-сентябрь, с. 110, 129, 154, 438, 542, 562, 563, 575. — 1888, февраль, с. 206. — 1890, ноябрь-декабрь, с. 535—557. Душеполезные размышления. — М., 1878—1887; 1884, с. 357—400. Русский инок. — 1916, № 6, с. 371. Русский паломник. — 1893, № 44, с. 695. Русская старина. — СПб., 1872, декабрь, с. 687.


— 1876, июнь, с. 288—289. — 1888, ноябрь, с. 543. — 1907, май, с. 381. — 1911, июнь, с. 634. Церковный вестник. — СПб., 1891, № 41, с. 650; № 42, с. 665. — 1895, № 10, с. 310. Журнал Московской Патриархии. — М., 1950, № 7, с. 29. — 1954, № 5, с. 35. Известия по Казанской епархии. — 1884, № 4, с. 125.


Православное обозрение. — М., 1865, апрель, с. 203—204.


— 1874, январь-февраль, с. 210—243; март-апрель, с. 303—326.


Русский архив. — М., 1895. — Кн. 2, № 7, с. 350, 352.


Полный православный богословский энциклопедический словарь: в 2 т. // Изд. П. П. Сойкина. — СПб., б. г. — Т. 2, с. 1802—1803. Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона: в 41 т. — СПб., 1890—1907. — Т. 23-а (кн. 46), с. 484—485.


Н. Д[урново]. Девятисотлетие русской иерархии 988—1888. Епархии и архиереи. — М., 1888, с. 14.


Русская Православная Церковь 988—1988. Очерки истории I-XIX вв. — М., 1988. — Выпуск I, с. 64—69.


Макарий (Булгаков), митрополит. История Русской Церкви: в 9 т. — М., 1994—1997. — Т. 6, с. 335, 343, 345—347, 445—447, 450, 451, 454, 460, 462, 466—468, 470—481, 483, 488, 493, 495—501, 505—507, 511—524, 528—534, 538, 540, 542, 544, 549—556, 560—571, 573, 576, 602, 618, 623, 626—629, 633—635, 637.





Петр Могила


— Митрополит Киевский, Галицкий и всея Руси, Екзарх Константинопольского Патриаршего Престола и Архимандрит Киево-Печерского Монастыря, родился в Молдавии около 1597 года. Отец его Симеон Иоаннович был Князь Волошский. Некоторые из киевлян, по преданию, утверждали, что он воспитывался в Парижском университете и кончил там круг Словесных Наук до Богословия. Так напечатано Рубаном и в Киевском Каталоге Митрополитов. Потом в молодых летах служил он у поляков при разных военных походах и оказывал им многие услуги, а особливо под Хотином. Напоследок, прибывши в Киево-Печерскую Лавру при Архимандрите Захарии Копыстенском, подстригся 1625 года в Монахи; а по смерти сего Архимандрита избран и, соизволением Польского Короля Сигизмунда III, утвержден на его место и по благословению Константинопольского Патриарха Кирилла Лукаря произведен в сей сан в 1628 году Киевским Митрополитом Иовом Борецким. В 1632 г., по изволению Короля Владислава IV и по согласию всего благочестивого в Польской Области пребывавшего народа, избран он в Митрополита Киевского с предоставлением ему и Архимандрии Киево-Печерской. С сим выбором и с проезжим от Польского Короля Указом был отправлен к Константинопольскому Патриарху Ректор Киевских Училищ, Иеромонах Исаия Трофимович, и когда привез он утвердительную Грамоту, то Петр Могила посвящен был 1633 г. Апреля 8 в Митрополита Киевского благочестивыми Греко-российского Исповедания Молдавскими Архиереями в город Львов, в Братской Церкви Ставропигии Успения Пресвятой Богородицы. До того времени владели Софийскою Кафедрою Униаты и почти разорили оную, а Православные Киевские Митрополиты жили при Церкви Св. Архангела Михаила Златоверхого. Но Петр, по вступлении в управление Митрополии, немедленно отобрал от Униатов Кафедральную Церковь Святой Софии, обновил ее и вновь освятил; а к ней приписал со всеми принадлежностями Монастырь Михайловский Выдубицкий для помещения там Коадьютора своей Митрополии, которого, однако ж, во всю жизнь он не имел. А также возобновил и Десятинную при Киевских Вратах Владимирову Церковь, засыпанную уже развалинами. Потом первое внимание обратил он на усовершение Киевских Училищ, которым основание положено было еще с 1620 г. Грамотами Феофана Иерусалимского, возвращавшегося тогда из Москвы через Киев на Восток; но за разными препятствиями и разорениями Киева от неприятельских нашествий, заведение сие не имело успеха. Петр Могила дал оному новое и прочнейшее основание в 1631 г., бывши еще Архимандритом; а в совершенство привел оное, уже будучи Митрополитом; и потому-то Академия Киевская долго именовалась Киево-Могилянскою, и сам он в Завещании своем назвал ее единственным своим залогом (Collegium unicum pignus meum). Он завел там полные классы до философии и богословия на латинском, польском и малороссийском языках; испросил в 1633 г. от Польского Короля и всей Речи Посполитой особенную привилегию сей Академии на заведение при ней и типографии; посылал на образование к Учительской должности молодых Монахов и Студентов в Львовскую Академию и другие иностранные Училища; для содержания их и учащихся уступил Академии многие Митрополичьи вотчины; подарил свою библиотеку и не щадил никаких иждивений и трудов.


Киевская Академия, памятуя все сии благодеяния его, после по его же завещанию уставила ежегодно в день его кончины, по отпетии Малой Вечерни, собираться учащим и учащимся на Большую Соборную Панихиду и говорить в похвалу ему Слово над гробом его, в большой Печерской Церкви за левым крылосом между столпами находящимся. Другое попечение Петра Могилы было о искоренении вкравшихся в Малороссийские Церкви от Запада развратных мнений и о снабжении Духовенства исправными Богослужебными книгами, а особливо касающимися до Исповедания Веры и Обрядов. Ибо Католики и Униаты тогда портили книги таковые, и самые оные подлинно издавали под видом православных.


В самый первый год своего Архимандритства, 1629, он издал Литургиарион, си есть Служебник от Литургий Св. Василия, Иоанна Златоустого и преждеосвященных и служений Иерейских и Диаконских повседневных нощных же и дневных в сем содержимых реченный. В Предисловии к сему Служебнику, которое сочинил Тарасий Земка, Проповедник и Справщик типографии Киево-Печерской, сказано между прочим, что Петр Могила после исправления сего Служебника обещался вскоре и Толкование Литургии приложить, и что над сим начал он уже трудиться, — но сие сочинение осталось не изданным. Ибо, вступив на Митрополию Киевскую, он занялся больше изданием Догматических книг.


На сей конец созвал он в Киеве Собор подвластных себе Малороссийских Епископов с прочими Духовными и, с 8 Сентября 1640 г. открывши оный, 10 дней продолжал Заседания, на которых слушан был Катехизис, сочиненный Киево-Николаевского Монастыря Игуменом Исаиею Трофимовичем Козловским, и предлагаемы были разные вопросы, до обрядов, мнений и обыкновений Церковных касающиеся, а в заключении определено послать в следующий Пост к Патриарху Константинопольскому все положения сего Собора на рассмотрение. К сожалению, до нас не дошли и, вероятно, совсем потеряны или врагами Церкви истреблены подлинные деяния Собора сего; а только два правила оного, 26-е о погребальной Процессии и о Литии, или Процессии около Церкви, и 66-е о погребении священников и о памяти по них, известны нам из Требника самого Петра Могилы, часть 1, стр. 546 и 751, и еще одно Правило о состоянии душ по смерти приведено в книге Иоанникия Галятовского, напечатанной в Чернигове 1687 г. под названием Души людей умерших, лист 24. Но краткое описание всех Соборных сих Заседаний, и некоторых постановлений, с 8 до 18 Сентября продолжавшихся, сделано (с злобною однако же критикой) Униатским Архимандритом Дерманского Монастыря Яном Дубовичем и напечатано в Варшаве 1641 г. на польском языке под русским заглавием: Собор Киевский Схизматицкий, Митрополитом Петром Могилою составлений и совершенный 1640 г. и проч., а вторично издано 1642 г. отступником Кассианом Саковичем. Иерусалимский Патриарх Нектарий, в предисловии к книге Православное Исповедание, свидетельствует, что на сем же Соборе составлена была, или по крайней мере, положено было составить сию книгу и послать на рассмотрение Константинопольской Церкви; а сочинителем оныя Нектарий и Московский Патриарх Адриан в Предисловии своем к ней именуют самого Петра Могилу. Сию книгу на простом греческом и латинском языке послал он с тремя Депутатами своими (Ректором Киевской Академии Исаиею Трофимовичем Козловским, Иосифом Кононовичем Горбацким и Игнатием Оксеновичем Старушичем) на бывший в 1643 г. со стороны Константинопольского Патриарха и Киевского Духовенства в Молдавском городе Яссах, по прошению Господаря Молдавского Иоанна Васильевича, Собор на Кальвинистов, и на семь-то Соборе она Константинопольскими Депутатами рассмотрена, исправлена, одобрена и для конечного утверждения послана к Восточным Патриархам. Но Петр Могила не мог дождаться возвращения ее к себе и в 1645 г. напечатал в Киеве на польском и польско-русском языке и вторично в 1646 г. во Львове только Краткий Катехизис, в Предисловии коего обещал вскоре издать и подробнейшее изложение Веры, разумея под сим вышеупомянутую книгу; а в 1646 г. издал там же Большой Требник в лист с присовокуплением разных Священству наставлений Богословских, Казуистических и Обрядных. Но в том же 1646 г. Декабря 31, в ночь под новый год, скончался.


После него Малый Катехизис его перепечатан в Москве 1649 г. в 4 долю листа при Патриархе Иосифе, с поправками по тогдашнему образу мыслей и с переводом польско-русских слов на полях; а книга его православного исповедания долго странствовала по Востоку и неизвестна была России. Бывший при Оттоманском Дворе главным Переводчиком из греков, Никузий-Панагиот, в 1662 г. издал оную на одном греческом языке в Амстердаме, в 8 долю листа, для раздачи даром единоверцам своим на Востоке. Потом по повелению Константинопольского Патриарха Дионисия вторично с сего издания напечатана она была в Голландии же 1672 г., а после Лаврентий Норманн, бывший Упсальский профессор и потом Епископ Готенбургский, перевел оную на латинский язык, и перевод свой вместе с греческим подлинником напечатал в Лейпциге 1695 г. в 8 долю листа, присовокупив свое Предисловие о важности, сочинителях и различных изданиях сей книги. С голландского издания переведена она с позволения Иоакима, Патриарха Московского, в 1685 г. на славянский язык в Московском Чудове Монастыре, и по просьбе Киевского Митрополита Варлаама Ясинского напечатана Патриархом Адрианом в Москве 1696 г. в лист, с присовокуплением двух Слов Иоанна Дамаскина о почитании Святых Икон; потом опять в Москве 1702 г. в 8 долю листа, в Киеве 1712 г. в 4 долю листа, в Чернигове 1715 г. и С.-Петербурге 1717 и 1772 гг. в 4 долю листа и после многократно в разных местах. В 1769 г. Московского Архангельского Собора Протоиерей Петр Алексеев напечатал оную в Москве для университетских питомцев гражданскими буквами в 8 долю листа с Историческими, географическими, Догматическими и Словесными примечаниями; но такими примечаниями объяснена им только 1-я часть сей книги. Между тем в Бухаресте она еще издана была на одном греческом языке 1699 г. Леонард Фриш, переведши ее на немецкий язык, издал в Берлине 1727 г. в 4 долю листа, а Карл Готтлоб, соединив греческий подлинник с латинским Норманновым и Немецким Фришевым переводом, напечатал в Бреславле 1751 г. в 8 долю листа и приложил вместо Предисловия Историю Российского Катехизиса. Вышеупомянутый же Протоиерей Петр Алексеев, присовокупив к сему Гофманнову изданию 4-й славенский текст, начал было с 1781 г. печатать все оные 4 части вместе в Москве; но напечатал только одну часть 1-ю и 30 Вопросов 2-й части; а дальше издание остановлено за некоторые смелые присовокупления примечания. Подробнее о сей книге см. Рассуждение о Книге, именуемой Православное Исповедание Веры, читанное в Александро-Невской Академии 25 Января 1804 г., Кандидатом Богословия, Алексеем Болховским, и того же года напечатанное при Св. Синоде в С.-Петербурге в 4 долю листа.


Кроме вышеупомянутых сочинений, Петр Могила предпринял было перевести и издать на славянском языке Жития Святых, сочиненные Симеоном Метафрастом; но не успел и начать сего труда. К Патерику Печерскому сочинил он Предисловие; а из Поучений его напечатано одно в Киеве 1632 г. О Кресте Христове и каждого человека, в 4 долю листа. Татищев, в своей Российской Истории, часть 1, стр. 33, а ему последуя, и другие, упоминают еще и о сочиненной им Российской Истории, или Летописи, находящейся якобы в Киеве за его подписанием. Но она доныне еще не известна свету. Есть еще его книга, сочиненная 1642 г. под названием Лифос или Камень с пращи истинны Церкви Святой Православной России, на сокрушение ложнопомраченной перспективы, или безместного оболгания, от Кассияна Саковича и проч., сию книгу издал Могила под именем Евсевия Пимина, 1644 г. в Киеве.


Тредьяковский, в своем Рассуждении о древнем, среднем и новом Российском Стихотворении, полагает Петра Могилу начальником среднего Российского Стихотворения, то есть Силлабической Просодии с рифмами, состоящей в счете только слогов без скансии, по примеру Польской. Таковых стихов много сочинил на разные случаи и к разным книгам сам Петр Могила. Но подобные им стихи Малороссиянами писаны были гораздо прежде его.


{Болховитинов}





Петр Могила


сын Иеремии M., господаря молдавского, митрополит киевский; род. 1597 г., † 1647 г. марта (погребен 19 марта в Печерск. лавре).


{Половцов}

Источник: Большая русская биографическая энциклопедия. 2008

Найдено научных статей по теме — 8

Читать PDF

Киево-могилянская академия после Петра Могилы

Федотов Вадим Евгеньевич
Статья посвящена развитию Киево-Могилянской академии.
Читать PDF

Петр Могила и «Могилянская эпоха»: история и современность

Егорова В.С.
Рассмотрены основные вехи жизни и деятельности Петра Могилы, установлены место и роль владыки в общественно-политической и культурно-религиозной жизни Украины, раскрыто значение Петра Могилы в популяризации образования среди украи
Читать PDF

Этно-конфессиональная идентичность в кругу киевского митрополита Петра Могилы

Неменский Олег Борисович
Статья посвящена особенностям этно-конфессионального дискурса в кругу западнорусского православного общества первой половины XVII в.
Читать PDF

2008. 01. 041. Петренко В. Г. Краснознаменский могильник: элитные курганы раннескифской эпохи на Сев

Медовичев А. Е.
Читать PDF

Результаты минералого-петрографического анализа изделий из камня могильника Малополовецкое-3 и посел

Никитенко Игорь Святославович, Лысенко Сергей Дмитриевич
В статье представлены результаты петрографического исследования коллекции каменных изделий, происходящих из объектов малополовецкого и белогрудовского горизонтов киево-черкасской группы тшинецкого культурного круга.
Читать PDF

История Братской могилы коммунистов в контексте политической жизни Петрозаводска в годы Гражданской

Волохова Валентина Владимировна
Впервые рассматривается история Братской могилы коммунистов, расположенной в центре Петрозаводска (пл. Ленина).
Читать PDF

Изучение погребальной обрядности по материалам могильников синташтинско-петровского типа в Южном Зау

Снитковская Полина Алексеевна
В данной статье рассматривается влияние теоретических подходов в изучении погребальной обрядности на исследования курганных памятников синташтинской и петровской культур.
Читать PDF

Петрографический анализ керамики новосвободненской культуры из погребений в курганном могильнике "Кл

Резепкин Алексей Дмитриевич
Морфологический анализ керамики новосвободненской культуры до сих пор не проводился. В данной работе представлен анализ 19 фрагментов сосудов из погребений курганного могильника «Клады».

Похожие термины: