Рыбацкое

Найдено 1 определение
Рыбацкое
Рыбацкое сегодня – один из самых отдаленных «спальных» районов, почти совсем оторванный от городской цивилизации. Еще чуть больше двадцати лет Рыбацкое сохраняло черты патриархального старинного села, существовавшего еще с петровских времен. В результате «бульдозерной» реконструкции здесь практически не осталось примет прошлого, напоминавших бы о прежней жизни. А между тем Рыбацкое – одно из самых интереснейших бывших предместий Петербурга. Не случайно сегодня «градус» современной краеведческой деятельности здесь необычайно высок. Одним из очагов краеведения здесь является Рыбацкая библиотека № 6 на ул. Дмитрия Устинова, 3, где действует краеведческий музей.
Древние поселения на месте села Рыбацкого, или слободы Рыбной, как она называлась сначала, существовали еще в XV – XVI вв. Основание же Рыбной слободы произошло в принудительно‑приказном порядке, когда в 1715 г. Петр I приказал «переселить на берега Невы, поближе к столице, толковых дворцовых крестьян, предназначая их к занятию рыболовством на Неве». Московскому губернатору Салтыкову было велено выбрать и переселить в Петербург из дворцовых волостей Московской губернии двести семейств крестьян – «добрых, нескудных и семьянистых». Первыми поселенцами в Рыбной слободе стали жители с берегов Оки – из дворцовых деревень Дедново, Ловцово, Бель‑Смута и Любицы.
Жители Рыбной слободы, которая с самого начала считалась царской вотчиной, должны были поставлять рыбу для царского стола и в «назначенные тому домы». Переведенцам давалось «вспоможение по пяти рублей на семью, две мирские подводы, изба, земля, главное домашнее обзаведение», и, кроме того, на один год их освобождали от уплаты податей.
Поставщики живой рыбы к царскому двору пользовались многими льготами. К примеру, один из жителей слободы Рыбной, столичный купец Терентий Резвой, был освобожден от всякой службы, а дома его от постоев, чтобы он мог беспрепятственно поставлять живых стерлядей необъятной величины.
Среди старинных династий рыболовов, живших в Рыбацком, были Денюшкины, Кошкины, Старовы, Судаковы, Филатовы, Тюленьковы, Мясниковы, Пурдышевы. Крестьяне села Рыбацкого братья Зотовы с начала XIX в. арендовали на Крестовском острове в Петербурге, у его владельца князя Белосельского‑Белозерского, «тоню под елями». Тонями назывался небольшой деревянный барак и рядом с ним плот с вертикальным ручным воротом для выбирания рыболовной сети, заводимой с лодки. «Тоней» называли и одну закидку сети. При этом жители Рыбацкого произносили слово «тоня» с ударением на втором слоге.
С 1716 г. на протяжении почти двух веков действовало «Рыболовство братьев Петра, Ивана и Алексея Зотовых на реке Неве и на взморье», имевшее немало тоней и заколов. На них ежегодно работало от 100 до 250 рыбаков из села Рыбацкого и из Тверской губернии.
Кроме рыбного промысла в Рыбацком получило распространение кирпичное дело. Как свидетельствовал в середине XVIII в. Андрей Иванович Богданов, здесь находилась «мыза Столбенского, посацкого человека, обжигалщика Кирпишных заводов».
Прославились жители Рыбацкого не только своей рыбной ловлей, но и деяниями на благо Отечества. В 1789 г., когда началась война со шведами, а в гребной флотилии Балтийского флота не хватило гребцов, жители слободы решили пойти в гребцы. В память этого события Екатерина II повелела воздвигнуть сохранившуюся и поныне в Рыбацком гранитную «пирамиду» «в память усердия Рыбачьей слободы крестьян, добровольно нарядивших с четырех пятого человека на службу ее величества и отечества во время шведской войны 1789 года июня 15 дня». Кроме того, Рыбная слобода за свои заслуги получила «вечное освобождение от воинского постоя» и серебряный запрестольный подсвечник с дарственной надписью Екатерины II в местную Покровскую церковь, которая строилась, в середине XVIII в. на деньги, собранные крестьянами Рыбной слободы, деревень Бугорки и Усть‑Славянка.
Связана была Рыбацкая слобода с именем талантливого поэта‑самородка, крестьянина‑ярославца Федора Никифоровича Слепушкина (1783 – 1843), сборнику стихов которого была присуждена золотая медаль Российской академии с благодарственной надписью «Приносящему пользу Русскому слову». Слепушкин поселился сначала в НовоСаратовке, а потом долгое время жил в Рыбацком и умер здесь от свирепствовавшей в Петербурге холеры, помогая больным.
В 1837 г. село Рыбацкое стало административным центром второго стана Санкт‑Петербургского уезда – одного из уездов губернии. К началу ХХ в. в Рыбацком жило до трех тысяч человек. Кроме рыболовства жители села занимались также картонно‑коробочным промыслом: здесь находились мастерские, в которых изготавливали коробки для папирос. А традиционным женским промыслом в Рыбацком было вязание рыболовных сетей.
«Рыбацкое – богатое село, знаменитое своими ягодными садами, – сообщал в конце XIX в. путеводитель по столичным окрестностям. – Рыбацкие крестьяне живут зажиточно, многие из них капиталисты, поэтому в селе этом избыток молока, масла, яиц, – словом, все, что более чем необходимо дачнику».
«Дешевизна дач, дешевое сообщение почти от села по паровой конке к Знаменской площади, чистый воздух, красавица Нева – вот причины, привлекающие сюда дачников из лета в лето, – говорилось в июле 1891 г. в „Петербургском листке“. – Привыкшему к клубам, гуляньям по главной дачной улице здесь покажется скучно, ибо ни того, ни другого здесь нет. Для прогулок мы пользуемся берегом Невы и местным тенистым садом при кладбище. Во всем тишина в течение шести дней недели. Только в воскресные дни мы сидим дома, ибо пейзане наши в этот день упиваются и делаются слишком словоохотливыми. Второе неудобство – отсутствие хотя бы несколько сносной лавки. За каждой мелочью приходится идти в Мурзинку, где монополист‑лавочник дерет с нас, как ему угодно, и дает, что ему угодно. За третий сорт мяса с нас дерут пятиалтынный, да если заметят, что, возвращаясь из города, вы несете провизию с собой, это запомнят и уже в следующий раз прямо откажут, нахально посылая в город. Вот наше дачное житье».
Что касается народного образования в Рыбацком, то годом его начала можно считать 1838‑й, когда в Рыбацком стараниями настоятеля Покровской церкви отца Федора Фроловского появилась церковно‑приходская школа. Знаменательное событие произошло в Рыбацком 1 ноября 1909 г.: здесь состоялось торжественное освящение здания училищ. «Прекрасный трехэтажный дом расположен в самом центре села на высоком холме и выходит фасадом на Шлиссельбургский проспект, а противоположной стороной – на Большую Неву, – сообщал „Петербургский листок“. – Все здание из отборного кирпича».
Здесь разместилось сразу несколько училищ – земское одноклассное, двухклассное Министерства народного просвещения и четырехклассное городское. Автором проекта здания, сооруженного в 1908 – 1909 гг., был известный петербургский архитектор Л.П. Шишко, построивший немало очень удобных и комфортных школьных зданий в различных районах города и в его пригородах.
Каким было Рыбацкое в 1930‑х гг.? «В селении имеются русский колхоз „Путь к социализму“, объединяющий 192 хозяйства и 657 едоков, „Рыбацкое“ – относительно мощное объединение (107 хозяйств и 416 едоков), а также небольшая сельскохозяйственная артель „Крестьянская правда“ (40 хозяйств со 150 едоками), – говорилось в путеводителе Н.Х. Виленской и В.Н. Клычина „На лыжах по окрестностям Ленинграда“, изданном в 1930 г. – Хозяйство этих объединений носит, как это вообще характерно для Пригородного района, ясно выраженное молочно‑огородное направление».

Руины училищного дома в Рыбацком на берегу Невы. Фото автора, апрель 2007 г.
Население Рыбацкого в основном было занято на предприятиях Володарского района – «Большевике» (бывшем и нынешнем «Обуховском заводе»), «Пролетарском», Мыловаренном и др. Но основным занятием большинства жителей Рыбацкого продолжало оставаться рыболовство, которое служило не только средством основного или дополнительного заработка – оно являлось образом жизни.
Как выглядел в ту пору поселок? Большинство домов были деревянными. Кирпичных построек насчитывалось четырнадцать, в том числе две церкви, поселковый совет, трамвайная подстанция, водонапорная башня у станции, баня, три дома Зотовых и Кузьминовых. В 1932 – 1933 гг. в Рыбацкое по Каляевской улице проложили трамвайную линию, а во второй половине 1930‑х гг. появилось автобусное сообщение.
Вскоре после начала войны колхоз в Рыбацком распался, поскольку не стало лошадей – их забрали для военных нужд. К осени жителям Рыбацкого пришлось расстаться и с единоличным крупным рогатым скотом – его сдавали на мясо в армию. «Поражала грустная картина перегона скота, – вспоминает старожил Рыбацкого Георгий Молошнев. – Его спасли от фашистов из оккупированных областей. Круглые сутки гнали скот через Рыбацкое в сторону Ленинграда. Следом шли беженцы из разных областей. Останавливались, где можно отдохнуть и что‑то поесть. У нас с матушкой был запас хлебных сухарей для коз, примерно два мешка. Пришлось раздать, причем очень быстро. А скот все еще гнали несколько суток…»

Екатерининская «пирамида» в Рыбацком, начало XIX в.

Покровская церковь в Рыбацком. Открытка начала ХХ в.
Во время блокады Рыбацкое оказалось в прифронтовой полосе. В школе на берегу Невы (бывшем училищном доме) разместился штаб 55‑й армии Ленинградского фронта, сражавшейся на подступах к городу.
В конце 1970‑х гг. в Рыбацком, на улице 3‑й Пятилетки (нынешней Караваевской), появился первый девятиэтажный панельный дом. Он стал знаком грядущих скорых перемен. В 1986 – 1987 гг. Рыбацкое попало в черту нового жилищного строительства. Как и в других бывших предместьях, старая постройка пускалась буквально «под нож».
На момент начала проектирования нового жилого района в селе Рыбацком было 816 деревянных зданий. Многие уже разваливались, но встречалось немало и старинных добротных домов – ценных памятников деревянного зодчества. Однако официально в списке памятников числились только дот военных времен и екатерининская «пирамида». Как оказалось, территория Рыбацкого прежде никогда не обследовалась в историко‑культурном и археологическом отношении.
Особое внимание защитников Рыбацкого привлекал дом № 5 по Рыбацкому проспекту – знаменитый «Зотов дом» («круглый дом»), являвшийся своеобразными въездными воротами в село. Это двухэтажное здание было построено в конце XVIII – начале XIX в. на еще более ранних фундаментах. Отстоять дом не удалось.

Руины «Зотова дома» («круглого дома») на бывшем въезде в село Рыбацкое (Рыбацкий пр., 5). Фото автора, октябрь 2007 г.
В конечном итоге Рыбацкое стало обычным районом новостроек, практически лишенным какого‑либо своеобразия.
От милой старины уцелело немногое: екатерининский обелиск, здание земской школы на Рыбацком пр., 18, Казанская церковь (ныне старообрядческая) на кладбище (во время «бульдозерной» реконструкции часть кладбища просто уничтожили), дом церковного причта на Рыбацком пр., 12, да еще несколько старых построек. Впрочем, не все реликвии старины, что чудом пережили «бульдозерную» реконструкцию, выжили в последующие годы.
Долгие годы разрушался опустевший бывший училищный дом на берегу Невы, пока не превратился в руины. После войны здесь находилась школа № 333, пользовавшаяся заслуженной любовью среди местных жителей, но потом школу закрыли, а здание передали под общежитие завода «Большевик». Потом оно выехало, и здание подверглось разорению.
Жители Рыбацкого волновались: старинное крепкое здание на глазах превращалось в руины, а городские власти не прилагали никаких усилий, чтобы исправить ситуацию. Комитет по охране памятников согласовал снос (что и произошло в 2007 г.), поставив условием воссоздание здания с прежними историческими фасадами со стороны Рыбацкого проспекта.
В последнее десятилетие новые жители Рыбацкого стали задумываться о связи времен, преемственности, разорванной «бульдозерной» экспансией города. И выражается это не только в краеведческой деятельности. На месте престола старинной Покровской церкви, построенной на берегу Невы еще в 1740‑х гг., закрытой в 1934‑м и потом снесенной, появились памятный крест и колоколенка. В начале 2006 г. недалеко от этого места построили деревянную часовню Покрова Пресвятой Богородицы.

Вид на новостройки Рыбацкого. Пересечение Шлиссельбургского проспекта и Прибрежной улицы. Фото автора, июль 2007 г.
Еще один храм заложили 20 сентября 2003 г. на берегу Невы у пересечения Рыбацкого проспекта и Прибрежной улицы. В основу проекта легла работа архитектора Л.Н. Бенуа, воплощенная в 1899 г. в немецком городе Дармштадте в виде православного храма Святой Марии Магдалины. Эта украшенная затейливой резьбой церковь являлась даром Николая II своей супруге Александре Федоровне, урожденной принцессе Алисе Гессен‑Дармштадтской, бывшей родом из тех мест.
Сегодня облик Рыбацкого меняется буквально на глазах. Особенно привлекают застройщиков пустующие места вдоль Невы, которые являются прогулочной зоной местных жителей. Есть планы возвести здесь несколько 25‑этажных жилых небоскребов. И хотя застройщики обещали при этом превратить оставшуюся территорию вдоль Невы в благоустроенный парк, обитатели Рыбацкого отнеслись к этим планам с изрядной долей настороженности. «Мы совершенно не понимаем: почему мы должны лишиться единственной зеленой зоны в нашем Рыбацком? – недоумевали они. – Да, сейчас она не в самом лучшем состоянии. Но почему, вместо того чтобы благоустроить сквер, его отдают под застройку?»

Источник: Исторические районы Петербурга от А до Я.

Найдено научных статей по теме — 1

Читать PDF

Из истории рыбацкого Приладожья: село Кобона и окрестности

Сутягина Людмила Эдуардовна