Тареев, Михаил Матвеевич

Найдено 1 определение
Тареев, Михаил (Максим) Матвеевич

[07.(19)11.1867 — умер между 20.05—04.06.1934] — философ, богослов. Род. в Рязанской губ. Учился в дух. училище и семинарии. Окончил Моск. Дух. академию. После защиты дисс. — проф. кафедры "нравств. богословия" этой академии (1902—1918); преподавал филос. и полит. экономию в Ярославском юрид. ин-те, Загорской Военно-электротехнич. академии (1918—1927). В основе филос. построений Т. лежит дуалистическое представление о двух сферах жизни: дух. и природной, точкой пересечения к-рых является человек, одинаково принадлежащий этим двум "разнородным" сферам и трагически переживающий двойственность своего положения. При этом центр. место в филос. антропологии Т. отводится не человеку как таковому, а христианину. Согласно Т., дух. жизнь реальна только в христианстве, а, следовательно, и осн. двойственность дух. и естеств. в человеке реальна лишь в христианине. При этом Т. признает свободное развитие "естества": "свобода духа имеет точку опоры только в свободе плоти" (Основы христианства. Т.3. С. 123), а свобода плоти состоит в свободе личного начала, полноте естеств. развития во всех видах — семейном, нац., гос., художеств. Вся система культуры, а следовательно, и все ист. бытие есть для Т. сфера "плоти", сфера "естества", совершенно "иноприродная" духу. Исходя из этого противопоставления дух. жизни и "естества", к-рое раскрывается лишь в душе христианина, Т. строит теорию "христ. познания", а не "познания вообще". При этом он близко стоит к "субъективному" методу познания, к-рый утверждали (в социол.) Михайловский, Лавров, Кареев и др. Т. отличает "знание" от "ведения": знание мы имеем в науке, устанавливающей "объективность" в бытии, ведение же, к-рое Т. называет "мистическим", "интуитивным знанием", есть "непосредственное переживание действительности, освященное сознанием" (Философия жизни. С.72). Христианство м.б. постигнуто всецело лишь интимным путем. "Христианское ведение,— согласно Т.,— есть опытное обладание истиной, переживание божественной действительности... и к дух. истине нет иного пути, кроме диалектического" (Там же. С.85). Поэтому для Т. "христианская филос. не воздвигается усилиями чистого разума, она не есть логическая система... и все же она есть мудрость, комплекс понятий, обнимающих опыт, она есть разум жизни" (Там же. С.99). Вместе с тем Т. вовсе не отвергает компетенции разума в познании трансцендентного мира. По его мнению, субъективно-мистическая ориентация христ. филос. не допускает лишь того, чтобы разум считался источником религ. познания независимо от дух.-мистического опыта. Система филос. представлений Т. осталась незавершенной (Реф.: З. "ИРФ". Т.2. Ч.1. С.122—128). Как отмечает С.Аверинцев, идеи Т. предвосхитили целый ряд тенденций "филос. жизни", экзистенциализма и диалектической теологии ("ФЭ". Т.5. С.182—183).



Соч.: Философия жизни. Сергиев Посад, 1891—1916; Основы христианства. В 4 т. Сергиев Посад, 1908, 1910; Христианская философия. М., 1917; Цель и смысл жизни // Смысл жизни (Антология). М., 1994.

Источник: Большая русская биографическая энциклопедия. 2008