ВОЕННО‑МЕДИЦИНСКАЯ СЛУЖБА

Найдено 1 определение
ВОЕННО‑МЕДИЦИНСКАЯ СЛУЖБА
Медицина России прошла яркий и самобытный путь, отмеченный многими годами войн. Одной из самых жестоких и беспощадных была ВОВ, где наша страна потеряла 27 млн. человек. Известный полководец маршал Советского Союза И.Х. Баграмян, после завершения войны, писал: «То, что сделано советской военной медициной в годы минувшей войны, по всей справедливости может быть названо подвигом. Для нас, ветеранов Великой Отечественной войны, образ военного медика останется олицетворением высокого гуманизма, мужества и самоотверженности».
Значительная часть мобилизационных материальных и людских ресурсов здравоохранения, составлявшая 39,9 % от всего количества врачей и 35,8 % от численности больничных коек, находилась в западных областях Советского Союза и уже в первые дни войны была захвачена наступающими частями противника. Большие потери несла медицинская служба непосредственно на поле боя. Более 80 % всех ее санитарных потерь приходилось на рядовой и сержантский состав, то есть на передовое звено, действовавшее на линии фронта. Во время войны погибли или пропали без вести более 85 тыс. медиков. Из них 5 тыс. врачей, 9 тыс. средних медицинских работников, 23 тыс. санитарных инструкторов, 48 тыс. санитаров и санитаров‑носильщиков.
В этих условиях подготовка врачебных кадров для действующей армии стала важнейшим элементом, определявшим дееспособность медицины на войне. Основной «кузницей кадров» для военно‑медицинской службы являлась Военно‑медицинская академия имени С.М. Кирова. Военные врачи, проходившие в ней усовершенствование, и слушатели, получившие в период обучения специальные военно‑медицинские знания, составляли костяк руководящего и лечебного состава медицинской службы Красной Армии. В ее стенах были подготовлены и направлены на фронт 1829 военных врачей. При этом в 1941 в академии было произведено 2 досрочных выпуска. Выпускники академии проявили подлинный героизм, выполняя на войне свой патриотический и профессиональный долг. 532 воспитанника и работника академии погибли в боях за Родину.
Значительный вклад в победу внесли также представители других медицинских учебных заведений, в том числе 1‑го Московского медицинского института имени И.М. Сеченова: 2632 питомца института обслуживали войска действующей армии и тыл страны.
На протяжении всей войны живая связь и единство действий в центре и на местах проводились главными специалистами по линии преемственности лечения раненых и больных в госпиталях действующей армии и в эвакогоспиталях Наркомздрава, при реализации государственных планов проведения противоэпидемических и других мероприятий. Во главе центральных органов управления медициной стояли авторитетные и опытные организаторы и ученые.
Георгий Андреевич Митерев возглавлял Наркомат здравоохранения СССР. Являясь также уполномоченным ГКО, он проделал колоссальный объем работы по координации медицинского обеспечения фронта и тыла.
Основная заслуга в создании действенной системы оказания медицинской помощи в годы войны принадлежит начальнику Главного военно‑санитарного управления Красной Армии Ефиму Ивановичу Смирнову – блестящему теоретику и практику отечественной медицины, выпускнику Военно‑медицинской академии. В годы ВОВ впервые было реализовано четкое планирование медицинского обеспечения войск при проведении таких стратегических операций, как Висло‑Одерская и Берлинская.
Особое значение для организации медицинского обеспечения войск имело создание института главных специалистов фронтов, армий, эвакуационных пунктов, в число которых входили выдающиеся ученые‑медики: Н.Н. Аничков, Н.Н. Бурденко, М.С. Вовси, В.Ф. Войно‑Ясенецкий, Ю.Ю. Джанелидзе, Ф.Г. Кротков, А.Л. Мясников.
Важную роль сыграли и начальники эвакогоспиталей, сумевшие в короткие сроки развернуть крупную сеть лечебных учреждений и наладить их эффективную работу. В этом ряду хотелось бы назвать имена А.М. Палладина, Н.И. Маштакова, А.И. Левина, А.Ф. Заболоцкого, А.П. Шанина и многих других.
Успех работы военных медиков во время войны был достигнут благодаря разработанной системе этапного лечения раненых и больных с эвакуацией их по назначению. В теоретическом обосновании этой системы основополагающее значение имели труды Н.И. Пирогова, В.А. Оппеля, Б.К. Леонардова. В практической ее реализации решающую роль сыграл Е.И. Смирнов, который не только внес много нового в ее научную разработку, но и творчески применил ее основные положения на театрах военных действий. Система этапного лечения с эвакуацией по назначению была налажена уже в начале войны и в зависимости от стратегической обстановки постоянно видоизменялась и совершенствовалась. Основные элементы системы включали в себя четкое и последовательное оказание раненым и больным медицинской помощи, начиная с первой медицинской на поле боя и заканчивая исчерпывающей специализированной в госпитальных базах фронта и тыла страны.
Эвакуация раненых из госпитальных баз фронта в тыловые госпитали страны осуществлялась в подавляющем большинстве случаев военно‑санитарными поездами. Объем железнодорожных перевозок из фронтового района в тыл страны составил более 5 млн человек.
Исключительно важное значение имела сформулированная Е.И. Смирновым в феврале 1942 на заседании 5‑го пленума Ученого медицинского совета при начальнике ГВСУ военно‑медицинская доктрина, включавшая в себя:
– единое понимание принципов хирургической и терапевтической работы в военно‑полевых условиях;
– наличие единых взглядов на методы профилактики и лечения поражений и заболеваний;
– преемственность в выполнении медицинских мероприятий на различных этапах эвакуации;
– ведение краткой, четкой медицинской документации, обеспечивающей преемственность и последовательность в проведении лечебно‑эвакуационных мероприятий.
Следует подчеркнуть, что значимость принципов военно‑медицинской доктрины подтвердилась опытом медицинского обеспечения ограниченного контингента советских войск в Афганистане и оказания медицинской помощи при проведении контртеррористических операций в Чечне.
На этом же пленуме Е.И. Смирновым перед военно‑медицинской службой были поставлены следующие задачи:
– вернуть в строй не менее 75 % раненых;
– свести к минимуму летальность на этапах эвакуации;
– свести к минимуму инвалидность среди раненых;
– не допустить эпидемических вспышек в войсках.
Борьба за жизнь раненого начиналась сразу после ранения, непосредственно на поле боя. Весь медицинский персонал ясно осознавал, что главной причиной гибели раненых на поле боя, помимо несовместимых с жизнью травм, являются шок и кровопотеря. При решении этой проблемы важнейшим условием успеха были сроки и качество оказания первой медицинской помощи, первой врачебной и квалифицированной медицинской помощи.
Особое внимание уделялось требованию выноса раненых с оружием, что восстанавливало не только человеческий, но и военно‑технический потенциал Красной Армии. Так, в приказе народного комиссара обороны «О порядке представления к правительственной награде военных санитаров и носильщиков за хорошую боевую работу», подписанном 23 августа 1941 лично И.В. Сталиным, предписывалось представлять к награждению санитаров и санитаров‑носильщиков за вынос раненых с поля боя с их оружием: за вынос 15 человек представляли к медали «За боевые заслуги» или «За отвагу», 25 человек – к ордену Красной Звезды, 40 человек – к ордену Красного Знамени, 80 человек – к ордену Ленина.
В целом за период войны в лечебных учреждениях всех наименований учтено госпитализированных более 22 млн. человек. В результате в строй было возвращено 72,3 % раненых и 90,6 % больных солдат и офицеров. В абсолютных показателях эти данные впечатляют: продолжили сражаться против врага свыше 17 млн. человек.
Доля женщин среди всех медицинских работников составляла 46 %. Среди фронтовых врачей женщины составляли 41 %, среди военных хирургов – 43 %, медицинских сестер – 100 %, санитарных инструкторов и санитарок – 40 %.
Санитарный инструктор Валерия Гнаровская со связкой гранат бросилась под вражеский танк и ценой собственной жизни спасла от неминуемой гибели 20 тяжелораненых. Посмертно ей присвоено звание Героя Советского Союза.
Впервые в истории войн хирургическая помощь на всех этапах эвакуации и в тылу была унифицирована. Были решены такие важнейшие проблемы, как ранняя транспортная иммобилизация, широкое применение новокаиновых блокад, наложение вторичного шва, сочетание первичной хирургической обработки ран с применением сульфамидных препаратов и антибиотиков. В ходе войны была разработана эффективная система борьбы с травматическим шоком. Благодаря активной хирургической тактике и массовому применению профилактической вакцинации, анаэробная инфекция наблюдалась лишь у 1 % раненых, столбняк – у 0,6–0,7 %.
Уже к 1942 была организована специализированная хирургическая помощь воинам, раненным в голову, грудь, живот, конечности, что позволило значительно снизить смертность и процент осложнений среди тяжелораненых.
Проникающие ранения черепа отличались особой тяжестью; среди всех убитых на поле боя раненные в череп и головной мозг составили 30,9 %. В конце войны оперируемость раненных в череп в специализированных госпиталях значительно возросла. На этапе квалифицированной медицинской помощи оперировали лишь по неотложным показаниям (продолжающееся наружное или внутричерепное кровотечение, ранение желудочков с обильной ликвореей). Такая система оказания нейрохирургической помощи раненным в череп позволила снизить частоту возникновения абсцессов мозга с 70 % в 1‑ю мировую войну до 12,2 % в Великую Отечественную.
Особая роль в организации хирургической работы принадлежала Николаю Ниловичу Бурденко – главному хирургу Красной Армии, генерал‑полковнику медицинской службы, выдающемуся ученому‑клиницисту, основоположнику и главе научной школы нейрохирургии, первому президенту Академии медицинских наук СССР. Его научные работы легли в основу разработки учения о лечении ран, профилактики и лечения шока, раневых инфекций.
Небывало высоких результатов достигла военно‑полевая терапия. Была создана стройная система военно‑полевой терапевтической службы на всех этапах эвакуации и лечения раненых и больных. Впервые терапевты стали принимать непосредственное участие в лечении раненых. Главным терапевтом Красной Армии был Мирон Семенович Вовси.
Общегосударственное значение имело решение проблемы снижения уровня инвалидности среди раненых и больных. В условиях резкого уменьшения людских ресурсов в стране снижение уровня инвалидности увеличивало не только количество боеспособных солдат и офицеров, но и количество трудоспособного населения. Уже в ноябре 1941 СНК РСФСР принял специальное постановление «О мероприятиях по трудовому устройству и обучению инвалидов Отечественной войны». В результате проведенных мероприятий более 80 % инвалидов войны смогли вернуться к полноценной трудовой деятельности в народном хозяйстве страны.
Совместная работа военных и гражданских органов здравоохранения по профилактике инфекционных заболеваний, их активное взаимодействие на фронте и в тылу по предотвращению массового развития эпидемий полностью себя оправдали и позволили создать строжайшую систему противоэпидемических мероприятий, которая включала:
– создание противоэпидемических барьеров между фронтом и тылом;
– систематическое наблюдение, с целью своевременного выявления инфекционных больных и их немедленной изоляции;
– регулирование санитарной обработки войск;
– применение эффективных вакцин и другие меры.
Большой объем работы был проделан главным эпидемиологом и инфекционистом Красной армии И.Д. Иониным.
В первую очередь, вследствие целенаправленной профилактики, заболеваемость кишечными инфекциями и брюшным тифом была незначительной и не имела тенденции к росту. Так, если в 1941 было проведено 14 млн. прививок против брюшного тифа, то в 1943 – 26 млн. Для сохранения благоприятной санитарно‑эпидемической обстановки большое значение имели разработанные отечественными учеными вакцины: поливакцина, построенная на принципе ассоциированных депо вакцин с использованием полных микробных антигенов; вакцины против туляремии; сыпнотифозная вакцина. Были разработаны и успешно применены прививки против столбняка с помощью столбнячного анатоксина. Военно‑медицинской службе пришлось создавать действенную систему банно‑прачечного и дезинфекционного обслуживания.
Необходимо отметить, что в годы войны были достигнуты серьезные успехи в лечении инфекционных больных. Впервые в истории широкомасштабных войн инфекционных больных не эвакуировали с театров военных действий в тыл страны, а лечили на месте. В результате предупреждалось распространение инфекционных заболеваний из тыла в действующую армию. Если в 1‑ю мировую войну летальность в лечебных учреждениях русской армии у заболевших сыпным тифом в среднем составляла около 22 %, то в годы ВОВ было возвращено в строй более 90 % больных этой инфекцией. Подобные результаты были обусловлены своевременной разработкой учеными отечественных антибиотиков и обеспечением ими действующей армии. Среди них отмечу 3.В. Ермольеву, получившую в 1942 первый советский пенициллин.
Благодаря работе химико‑фармацевтической, медико‑инструментальной промышленности медицинская служба в достаточном объеме обеспечивалась медикаментами, хирургическим инструментарием, расходными материалами. В короткие сроки были образованы новые фармацевтические учреждения и предприятия. Для руководства этой деятельностью в 1944 был сформирован Центральный аптечный НИИ, а в 1945 – Главное аптечное управление НКЗ СССР.
Во время войны жизненно важное значение имело создание бесперебойной системы заготовки и доставки донорской крови. Единое руководство гражданской и военной службами крови обеспечило более высокий процент выздоровлений раненых. К 1944 в стране насчитывались 5,5 млн. доноров. Всего за период войны было использовано около 1700 тонн консервированной крови. Более 20 тыс. советских граждан были награждены знаком «Почетный донор СССР».
Малоизвестными остаются вопросы, связанные с медицинским обслуживанием военнопленных и репатриантов. Именно здесь со всей яркостью проявились гуманизм и человеколюбие отечественной медицины. В соответствии с утвержденным Советом Народных Комиссаров СССР 1 июля 1941 Положением о военнопленных, раненые и больные из их числа направлялись в ближайшие лечебные учреждения независимо от их ведомственной принадлежности. Им оказывалась медицинская помощь на одинаковых с военнослужащими Красной Армии основаниях. Питание военнопленных в госпиталях проводилось по нормам госпитального пайка. В то же время в немецких концентрационных лагерях советские военнопленные были практически лишены медицинской помощи.
В сформированной сети тыловых госпиталей насчитывалось более одного миллиона коек. Наравне с мобилизацией материальных ресурсов в ряды действующей армии было призвано большое число медицинских работников гражданского здравоохранения, из них свыше 80 тыс. врачей.
В эти тяжелейшие для страны годы военно‑медицинская наука стала основной движущей силой практического здравоохранения. Основу научного потенциала составляли 5 академиков, 22 заслуженных деятеля науки, 275 профессоров, более 300 докторов и 2000 кандидатов медицинских наук. Военно‑медицинская тематика была основополагающей в исследовательской деятельности научных учреждений медицинского и биологического профиля. Координация этой работы в системе Народного комиссариата здравоохранения осуществлялась Ученым медицинским советом. В системе Академии наук СССР 17 июля 1942 была создана военно‑санитарная комиссия при Президиуме АН СССР, в состав которой входили Л.А. Орбели, А.И. Абрикосов, Н.Н. Бурденко, К.И. Скрябин, А.Д. Сперанский и другие. Ученый медицинский совет Народного комиссариата здравоохранения и военно‑санитарная комиссия при Президиуме АН СССР работали в тесном взаимодействии с ГВСУ и его Ученым медицинским советом. Большое значение имел Всесоюзный институт экспериментальной медицины – одно из основных научно‑исследовательских учреждений страны, база которого послужила фундаментом для создания Академии медицинских наук СССР.
Большое внимание было уделено анализу боевой хирургической травмы и ее патогенеза. В этой работе заслуга принадлежит школе И.В. Давыдовского. С первых дней сражений, помимо патологоанатомических отделений госпиталей, начали функционировать патологоанатомические лаборатории, являвшиеся самостоятельными подвижными учреждениями.
Активная научная работа проводилась в эти тяжелые годы и в войсках. Обобщению полученного опыта и дальнейшей реализации его на практике способствовали фронтовые и армейские научные и научно‑практические конференции врачей, где обсуждались наиболее актуальные вопросы, стоявшие перед военно‑медицинской службой.
ВОВ показала, насколько важна медицинская наука. Достижения военной медицины послужили дополнительным стимулом для формирования Академии медицинских наук СССР, которая была создана 30 июня 1944 в соответствии с Постановлением СНК СССР № 797. Академия избрала своим первым президентом главного хирурга Красной Армии Н.Н. Бурденко, а одним из трех ее вице‑президентов, наравне с А.И. Абрикосовым и А.С. Малиновским, стал главный хирург Ленинградского фронта П.А. Куприянов. В число четырех членов Президиума АМН вместе с А.А. Богомольцем и И.В. Давыдовским вошли начальник ВМА им. С.М. Кирова Л.А. Орбели и главный хирург Военно‑морского флота Ю.Ю. Джанелидзе. 18 из 60 действительных членов‑основателей были генералами медицинской службы. С конца 1945 при Президиуме АМН под председательством Николая Александровича Семашко начала работу комиссия по ликвидации санитарных последствий войны.
Постановление Совета Министров СССР от 27 марта 1946 № 664 о научной разработке и обобщении опыта советской медицины за время ВОВ на базе Военно‑медицинского музея, сформированного в 1942 и собравшего более 60 млн. архивных документов, дало мощный толчок к интеграции медицинской науки под эгидой АМН СССР.
Благодаря четкой и слаженной работе ученых Академии медицинских наук, Военно‑медицинской академии и Военно‑медицинского музея в короткие сроки были подготовлены и изданы такие фундаментальные труды, как «Опыт советской медицины в Великой Отечественной войне 1941–1945 гг.» в 35 томах, «Медицинская служба Военно‑Морских Сил СССР в Великой Отечественной войне 1941–1945 гг.» в 3 томах, «Энциклопедический словарь военной медицины» в 6 томах и другие.
Тем самым был подведен итог кропотливой и героической деятельности медиков, трудившихся и сражавшихся за свободу и независимость нашей Родины, а уникальный опыт советской медицины по возвращению в строй раненых и больных воинов приобрел мировое значение. Этот опыт и сегодня активно используется при организации медицинского обеспечения современных локальных войн и вооруженных конфликтов.
Самоотверженная деятельность медиков в годы ВОВ проходила на фоне единства всего народа, всех национальностей Советского Союза и была высоко оценена на правительственном уровне. Более 116 тысяч человек личного состава военно‑медицинской службы и 30 тыс. тружеников гражданского здравоохранения в годы войны были награждены орденами и медалями СССР. 42 медицинских работника удостоены высшей степени отличия – звания Героя Советского Союза. За выдающиеся заслуги удостоены звания Героя Социалистического Труда такие корифеи отечественной медицины, как главный хирург Красной армии генерал‑полковник медицинской службы Н.Н. Бурденко, главный хирург Военно‑Морских Сил генерал‑лейтенант медицинской службы Ю.Ю. Джанелидзе, начальник Военно‑медицинской академии генерал‑полковник медицинской службы Л.А. Орбели. 13 военных медиков награждены полководческими орденами, 18 стали кавалерами ордена Славы трех степеней. Высшим знаком отличия Международного Комитета Красного Креста – медалью Флоренс Найтингейл отмечены 44 медсестры.
За достижение отличных результатов во время войны 39 военных госпиталей, 8 медико‑санитарных батальонов и ряд других медицинских частей и учреждений награждены орденами Советского Союза.

Источник: Великая Отечественная война 1941–1945 гг. Энциклопедический словарь.

Найдено научных статей по теме — 3

Читать PDF

Яков Васильевич Виллие (1768-1854) - хирург-организатор военно-медицинской службы России

Гуманенко Е.К., Самохвалов И.М., Тынянкин Н.А.
Читать PDF

Женские лики войны. К вопросу о Военно-медицинской службе женщин-осетинок в годы Великой Отечественн

Тедеева Нина Васильевна, Дзагурова Наталья Хаджумаровна
В статье рассматриваются военные судьбы женщин-осетинок, добровольцами ушедших на военно-медицинскую службу.
Читать PDF

СЛУЖБА ЖЕНЩИН В ВОЕННО-МЕДИЦИНСКИХ ЧАСТЯХ И УЧРЕЖДЕНИЯХ ЮГА РОССИИ И ИХ ВКЛАД В СОХРАНЕНИЕ ЗДОРОВЬЯ

Г. Н. Каменева
В статье рассматриваются специфика службы женщин-медиков в годы Великой Отечественной войны в составе Северо-Кавказского и Сталинградского фронтов и их госпитальных баз, проблемы организации военно-медицинской службы Юга России, у