ВОЕННОЕ ИСКУССТВО

Найдено 6 определений
Показать: [все] [проще] [сложнее]

Автор: [российский] [зарубежный] Время: [советское] [постсоветское] [современное]

Военное искусство
теория и практика подготовки и ведения военных действий на суше, море и в воздухе. Теория В. и. является частью военной науки. Советское В. и. включает стратегию военную, оперативное искусство и тактику, тесно связанные между собой. Состояние В. и. зависит от уровня развития производства и средств вооруженной борьбы, характера общественного строя. На развитие В. н. оказывают влияние исторические и национальные особенности страны, географические условия и другие факторы.

Источник: Словарь военных терминов

Военное искусство
У греков и римлян В. и. заключалось не только в действиях полководцев, но и в общей организации армии. Как свидетельствуют источники, различались такие области В. и.: 1) подготовка к войне: а) защита с помощью оборонительных сооружений; б) производство военной техники; в) набор воинов; г) накопление денежных средств; 2) тактика ведения военных действий на суше; сюда относилось формирование и вооружение подразделений войска, тактика и стратегия; 3) тактика ведения военных действий на море; 4) искусство осады и обороны.

Источник: Словарь античности. 1989

ВОЕННОЕ ИСКУССТВО
теория и практика подготовки и ведения военных действий на суше, море и в воздухе. Теория В. и. является частью военной науки. В годы Вел. Отеч. войны советское В. и. совершенствовалось в зависимости от конкретных условий ведения вооруженной борьбы в различные периоды войны. Война в основном подтвердила правильность разработанных ранее взглядов на ведение операций. Однако потребовалось пересмотреть и уточнить некоторые положения по подготовке и ведению наступательных операций и заново решать многие вопросы ведения оборонительных операций. В начале войны первоочередной проблемой советского В. и. была разработка способов ведения стратегической обороны, теория к-рой в предвоенные годы должного развития не получила. Особое внимание уделялось созданию обороны, способной противостоять массированным ударам танковых группировок и авиации противника. Для успешного ведения обороны рекомендовалось создавать сильные оборонительные полосы, рубежи, опорные пункты и очаги на важнейших направлениях, упорным удержанием районов местности в сочетании с контрударами и контратаками измотать противника и остановить его наступление. Реализация этих рекомендаций в боевой практике позволила сорвать замыслы немецко-фашистского командования, рассчитывавшего разгромить Сов. Союз в течение 3—4 месяцев. Повышение боевых возможностей Сов. Вооруж. Сил, совершенствование способов ведения стратегической обороны позволили поставить перед Сов. Армией задачу создания условий для перехода в контрнаступление на московском направлении в конце 1941. При этом была учтена тенденция затухания вражеского наступления, неприспособленность войск противника к ведению обороны в зимних условиях, незавершенность перехода их к обороне, отсутствие у противника заранее созданных оборонительных рубежей и оперативных резервов. Крупным достижением советского В. и. явилась разработка и осуществление новой формы стратегических действий — стратегической операции групп фронтов, проводимой для достижения определенной стратегической цели, способов ведения стратегического наступления. Уже в контрнаступлении под Москвой участвовало 3 фронта. Способы перехода в контрнаступление совершенствовались и получили свое развитие в Сталинградской и Курской битвах. Основной формой военных действий оперативного масштаба была фронтовая операция. Фронт наступал в полосе 200—300 км и на глубину от 100 до 300—500 км. Армейские операции обычно были частью фронтовой. В годы войны Сов. Вооруж. Силы провели св. 50 операций групп фронтов, ок. 250 фронтовых и более 1000 армейских, тысячи сражений и боев, явившихся образцами В. и. и обогативших военную теорию и практику. Важное достижение В. и.— выработка и реализация на практике рекомендаций по прорыву глубоко эшелонированной обороны противника, созданию мощных ударных группировок, массированному применению артиллерии, крупных танковых и авиационных объединений и осуществлению взаимодействия между ними, ведению встречных боев и сражений, форсированию водных преград с ходу. В операциях 1943—44, когда Сов. Армия еще не имела значительного общего превосходства над противником, его разгром рекомендовалось осуществлять проведением последовательных наступательных операций, а в 1945, когда соотношение сил изменилось в пользу советских войск,— применением одновременных стратегических операций почти на всем советско-германском фронте. Важным вкладом в теорию и практику В. и. явилась разработка способов подготовки и осуществления операций на окружение крупных группировок противника. К ним относились: создание внутреннего и внешнего фронтов окружения, блокирование окруженной группировки с воздуха, рассечение ее и уничтожение по частям. Теория В. и. обосновала способы определения направления главных ударов. Они наносились по наиболее сильным группировкам войск противника, разгром к-рых изменял соотношение сил в пользу советских войск и оказывал влияние на изменение стратегической обстановки. В первом периоде войны главные удары в стратегическом масштабе наносились по наиболее опасным группировкам противника, к-рые угрожали жизненно важным центрам страны (Москве, Сталинграду, Ленинграду); в завершающем периоде войны — на направлениях, выводящих кратчайшим путем к жизненным центрам Германии. Получила дальнейшее развитие и обоснование идея массирования сил и средств на избранных направлениях в целях создания на них мощных ударных группировок войск. Тем самым достигалось нанесение сильного первоначального удара и наращивание его при развитии наступления. Важнейшим достижением В. и. явилась разработка теоретических положений и практическое осуществление артиллерийского и авиационного наступления. Большое внимание уделялось обеспечению внезапности перехода в наступление, захвату и удержанию стратегической инициативы. Важное место отводилось применению наиболее целесообразных способов разгрома противника и настойчивому проведению в жизнь разработанных планов, созданию превосходства в количестве и качестве войск (сил), наличию и умелому использованию подготовленных резервов, решительности действий войск (сил), вынуждающей противника приспосабливаться к этим действиям. Были разработаны и осуществлены способы управления войсками, соответствовавшие условиям ведения вооруженной борьбы: когда советские войска вели стратегическую оборону, Ставка осуществляла управление через командования стратегических направлений, а в дальнейшем — непосредственно через командования фронтов. Сочетание принципов централизации и децентрализации управления нашло применение и в тактических звеньях. Вел. Отеч. война продемонстрировала передовой характер советского В. и. и его превосходство над военным искусством фашистской Германии. Превосходство советского В. и. нашло свое выражение в полном разгроме вооруж. сил фашистской Германии и милитаристской Японии.

Источник: Великая Отечественная война. 1941 —1945. Словарь-справочник. 1988 г.

ВОЕННОЕ ИСКУССТВО
теория и практика подготовки и ведения военных действий, составная часть военной науки. Важный вклад в развитие военного искусства внесли русские князья, полководцы Владимир Мономах, Александр Невский, Дмитрий Донской. В связи с совершенствованием средств ведения вооруженной борьбы и развитием вооруженных сил произошли изменения в способах ведения боя и операции. От плотного построения и равномерного распределения сил по фронту произошел переход к линейной тактике. В русской армии линейное построение войск впервые применено Ф. И. Мстиславским в сражении при Добрыничах. С образованием регулярных армий основные положения военного искусства стали излагаться в уставах. Первыми воинскими уставами были «Боярский приговор о станичной и сторожевой службе» (1571) М. И. Воротынского и «Устав ратных, пушечных и других дел, касающихся до воинской науки...» (1607). В начале XVIII в. произошло дальнейшее совершенствование линейной тактики. Петр I ввел более глубокое построение боевых порядков, способствовавшее победе русских войск над шведами в Полтавском сражении 1709. Теория военного искусства получила развитие в военных трудах Петра I («Учреждение к бою... », «Правила сражения» и др.), в работах П. А. Румянцева («Обряд службы», «Мысли» и другие). В них излагались взгляды на зависимость стратегии от политики, критиковались принципы кордонной стратегии, намечались пути преодоления недостатков линейной тактики. Глубокий боевой порядок и умелое маневрирование войсками помогли П. С. Салтыкову разбить прусские войска под Кунерсдорфом, а П. А. Румянцеву разгромить врага в сражениях во время русско-турецких войн (1768-1774 и 1787-1791). В конце XVIII в. русская армия окончательно перешла к тактике колонн и рассыпного строя. Сущность ее заключалась в том, что для ведения сражений пехота выстраивалась в две линии батальонных колонн. Впереди находилась в рассыпном строю легкая пехота, на флангах — конница, позади — резервные колонны. Преимущество новой тактики состояло в возможности вести сражение на любой местности, сосредоточивать усилия на главном направлении, осуществлять маневр и наращивать силу удара войск вводом в сражение резервных колонн. Основные принципы новой тактики развил и умело использовал А. В. Суворов. Он заложил основы решительных военных действий, в которых поставленные цели достигались смелым, быстрым маневрированием и стремительными ударами. Выдающимся вкладом в теорию военного искусства явились труды А. В. Суворова «Полковое учреждение », «Наука побеждать» и другие, в которых он раскрыл и обосновал свои намного опередившие время взгляды на ведение войны и боя, обучение и воспитание войск. Русские войска под командованием Суворова одержали ряд блестящих побед над турецкими и французскими армиями (см. Рымник, Измаил, Треббия, Нови). Военно-морское искусство, основы которого были заложены Петром I, развил выдающийся флотоводец России Ф. Ф. Ушаков. Он отказался от линейного построения эскадры (кораблей), успешно действовал сосредоточенными силами, сочетая огонь и маневр, искусно используя резервы. В XVIII-XIX вв. произошли изменения в общественно-экономических отношениях, быстро развивалась экономика. Это позволило создавать массовые армии, которые оснащались огнестрельным оружием, в частности артиллерией. Совершенствовалась организационная структура регулярных войск; создавались (вначале на время, затем постоянно) войсковые соединения — дивизии и корпуса, способные самостоятельно решать боевые задачи. В России появляются объединения непостоянного состава — армии. Создаются штабы как особые органы управления. В развитии военного искусства того времени важная роль принадлежит М. И. Кутузову. Концепции одного генерального сражения он противопоставил новую стратегическую концепцию согласованных между собой боев и сражений, растянутых во времени и в пространстве, но объединенных единым замыслом. Развитие им принципа стратегического маневра во многом предрешило исход Отечественной войны 1812 в пользу русской армии (см. Тарутинский маневр 1812). Дальнейшее развитие получила тактика колонн и рассыпного строя, зародились первые признаки армейской операции в рамках общих стратегических действий (см. Бородинское сражение 1812). В XIX в. с расширением материальной базы войны вооруженная борьба приобрела длительный и напряженный характер. Исход войны не мог решаться в одном сражении; требовалось обеспечить превосходство над противником на длительный период. Перед стратегией встали новые задачи: подготовка стратега резервов, накопление мобилизационных запасов, разработка мобилизационных планов и планов стратегического развертывания, планирование железнодорожных перевозок и организация связи. Расширение фронта борьбы, наличие на театре военных действий одновременно нескольких групп важных объектов привели к необходимости совершенствования управления военными действиями и координации действий войск на нескольких направлениях. Генеральные (главные) штабы превратились в основные органы верховных главнокомандований. Появление нарезного оружия, при этом дальнейший рост скорострельности, дальности и точности огня привели из-за больших потерь войск к кризису тактики колонн и рассыпного строя. В ходе Крымской войны 1853-1836 в русской армии стихийно зародилась новая форма боевого порядка — стрелковая цепь. Окончательное признание она получила во время русско-турецкой войны1877-1878. Тактика стрелковых цепей позволяла полнее реализовать возможности нарезного оружия, использовать защитные свойства местности, гибко сочетать в бою огонь, маневр, удар. Произошли значительные изменения и в тактике оборонительного боя. От сомкнутых построений на неподготовленных в инженерном отношении позициях войска перешли к оборудованию групповых окопов. В Севастопольской обороне 1854-1855 впервые была создана укрепленная полоса глубиной 1-1,5 км. Оборудовались защищенные позиции для артиллерии и укрытия для резервов. Зародились элементы позиционной обороны. На флоте переход от парусных кораблей к паровым и к нарезной артиллерии, появление мин и торпед, создание броненосцев, броненосных крейсеров, миноносцев привели к изменениям в борьбе на море: ведение боевых действий независимо от сезонных условий, большая продолжительность, тесная взаимосвязь с борьбой на суше и применение морских десантов для вторжения на сушу на большом удалении от своей территории. Адмирал Г. И. Бутаков в труде «Новые основания пароходной тактики» (1863) обобщил опыт боевых действий паровых кораблей и предложил правила их перестроения в эскадры для боя. Опыт и новые идеи военного искусства были обобщены в трудах М. И. Драгомирова, Г. А. Леера, С. О. Макарова, Н. П. Михневича и других. Дальнейшее развитие военного искусства связано с ростом материальной базы войны на основе промышленной революции. Резко увеличилась численность армий, расширилась возможность оснащать их скорострельным оружием. Создавались новые виды военной техники (броненосцы, самолеты, бронеавтомобили, танки). Увеличилась маневренность армий. Возросли размах, напряженность, разрушительность войн. Потребовалось использовать значительную часть экономики для обеспечения воюющих армий. Исключительное значение приобрели стратегические запасы и резервы. Возникла необходимость при разработке стратегических планов всесторонне учитывать экономические возможности страны, наличие стратегических резервов, организовывать взаимодействие с союзниками. Перед стратегией встала также задача организации руководства военными действиями на нескольких театрах военных действий. В русско-японскую войну 1904-1905 зародилась новая форма военных действий — операция, состоящая из ряда боев и сражений (зачатки фронтовой операции — в Мукденском сражении 1905, проводившемся в течение трех недель на 150-км фронте). В военно-морском искусстве решающую роль стали играть крупные морские сражения с использованием бронированных кораблей различных классов, артиллерийского, минно-торпедного и минного оружия. Дальнейшее развитие военное искусство получило в первой мировой войне, с широким ведением общевойсковых и морских операций. Возникли новые объединения — группы армий, фронты и, как следствие, соответствующие операции. На оснащение армии поступали автоматическое стрелковое оружие, минометы, дальнобойная артиллерия, танки, авиация. В ходе войны получила развитие позиционная оборона на сплошном фронте с системой инженерных сооружений и заграждений. Изменение характера вооруженной борьбы обусловило дальнейшее развитие теории и практики операций. Преимущество средств обороны над средствами наступления привело к позиционной войне. При глубине обороны до 15-20 км возникла новая задача — прорыв обороны. Были разработаны и применены различные способы прорыва, в том числе одновременно на нескольких участках (Юго-Западного фронта наступление 1916). В тактике возник новый боевой порядок — «волны цепей», стал применяться групповой боевой порядок (см. Групповая тактика). Были разработаны новые методы артиллерийской поддержки атаки пехоты: последовательное сосредоточение огня, огневой вал, двойной огневой вал, получен опыт проведения артиллерийской контрподготовки (оборонительные операции русской армии в 1916-1917). В военно-морском искусстве получили применение принципы, разработанные вице-адмиралом С. О. Макаровым: взаимодействие кораблей различных классов; противоминной и противолодочной обороны; новые боевые порядки кораблей.

Источник: Русский военно-исторический словарь 2002

ВОЕННОЕ ИСКУССТВО
Вооруженные Силы СССР провели в 1941–1945 более 50 операций групп фронтов, около 250 фронтовых операций, тысячи сражений и боев, в ходе которых военная теория и практика обогатились выдающимися образцами стратегии, оперативного искусства и тактики. Большинство операций отличалось оригинальностью замысла, высоким мастерством командного, политического и всего личного состава, большой эффективностью ударов по врагу.
В развитии военного искусства в годы войны проявились следующие характерные черты.
Во‑первых, тесная связь теории с практикой. Опыт вооруженной борьбы, ход и итоги боев и сражений с сильным противником являлись критерием правильности военно‑теоретических положений и в то же время основой для совершенствования способов ведения военных действий, повышения их эффективности, разработки новых приемов, в наибольшей степени отвечавших требованиям вооруженной борьбы.
Во‑вторых, зависимость развития военного искусства от уровня технической оснащенности войск и морально боевых качеств личного состава. Изменения материально‑технической базы Вооруженных Сил, расширение арсенала военных средств и улучшение тактико‑технических свойств открывали перед стратегией, оперативным искусством и тактикой больше возможности по разработке и внедрению и практику новых способов ведения военных действий, совершенствованию организационной структуры, оперативного и боевого использования видов Вооруженных Сил.
Зависимость военного искусства от морального духа войск нашла выражение в их самоотверженной борьбе с врагом, в выполнении боевых задач в самой сложной обстановке. Моральное превосходство советских войск над войсками Вермахта в решающей степени способствовало неудержимому порыву в наступлении и активности в обороне, наиболее эффективному использованию оружия.
В‑третьих, всесторонний учет всей совокупности факторов, обусловливающих боеспособность поиск обеих сторон, при оценке соотношения сил в каждой операции. Умением реально и объективно оценивать свои силы и возможности, сильные и слабые стороны противника определялось превосходство советского военного искусства над искусством вермахта
В‑четвертых, творческий характер советского военного искусства, выражавшийся в постоянном развитии форм и способов военных действий, в умелом выборе их в соответствии с конкретной обстановкой, в решительном отказе от догматизма, устоявшихся теоретических положении в случае их несоответствия изменившимся условиям и требованиям вооруженной борьбы. В отличие от шаблонного применения уставных положений и мелочной регламентации воинских норм, свойственных вермахту, советскому военному искусству были присущи всесторонний анализ обстановки, глубокое научное предвидение, умелое применение основных принципов ведения военных действий с учетом накопленного боевого опыта. Принципы военного искусства рассматривались советским командованием не изолированно один от другого, а в органической взаимосвязи с учетом конкретной обстановки в каждом бою и операции.
Творческий характер советского военного искусства нашел яркое выражение в смелости и гибкости оперативно‑тактического мышления командиров, их инициативных действиях на поле боя, внедрении новых достижений военной теории в боевую практику войск и штабов.
Стратегическое наступление включало систему одновременных и последовательных стратегических операций, проводимых по единому замыслу группой фронтов совместно с объединениями ВВС и войск ПВО (а на приморских направлениях – и с силами флота) для достижения важных военно‑политических целей.
В большинстве стратегических наступательных операций участвовали руководимые Ставкой В ГК партизанские формирования, действовавшие в тылу противника.
Стратегическое наступление отличалось возрастающим размахом, умелым выбором направления главного удара, искусным массированием сил и средств, применением соответствующих обстановке способов разгрома противника, высокой результативностью. Эти черты были присущи и контрнаступлению, проводимому Красной Армией в ходе войны.
Крупным достижением советской военной стратегии явилось осуществление контрнаступления с последующим перерастанием его в общее наступление, проводившееся в крайне сложных условиях. Под Москвой, например, противник превосходил советские войска в численности личного состава, танках и артиллерии. Под Сталинградом контрнаступление началось фактически при равенстве сил в личном составе и авиации. И только в контрнаступлении под Курском советские войска имели превосходство над противником.
В ходе войны были всесторонне разработаны способы использования в контрнаступлении крупных сил (от трех до пяти фронтов). Общий фронт наступления их достигал 1 тыс. км. Успех контрнаступления существенно изменял обстановку не только на данном стратегическом направлении, но и на всем советско‑германском фронте. Этим создавались условия для перерастания контрнаступления в общее стратегическое наступление. Особенно показательно в этом отношении стратегическое наступление, развернувшееся в летней кампании 1943. На ряде участков фронта оно началось еще до окончания контрнаступления под Курском, а на большинстве направлений – вслед за ним.
Советская военная стратегия успешно решила проблему выбора направления главного удара в наступлении. Он наносился, как правило, там, где нужно было добиться наибольших военно‑политических результатов. При этом большое внимание уделялось учету всей совокупности политических, экономических, географических и особенно военных факторов. Так, в летне‑осенней кампании 1943 и зимне‑весенней кампании 1944 нанесением главного удара на юго‑западном направлении достигался разгром наиболее крупных группировок противника и освобождение важных экономических районов. Создавались также предпосылки для последующего вывода из войны Румынии и Болгарии. Главный удар на западном стратегическом направлении летом 1944 и зимой 1945 обеспечивал развитие наступления там, где можно было кратчайшим путем выйти к жизненно важным районам Германии. Сокрушение главной группировки Вермахта на этом направлении создавало благоприятные условия для быстрейшего разгрома фашистской Германии.
В подготовке и осуществлении стратегического наступления наиболее ярко проявился творческий характер советского военного искусства. Каждая новая стратегическая операция отличалась от предшествовавшей своим замыслом, способом разгрома противника, формой маневра. В зависимости от соотношения сил на советско‑германском фронте, замысла советского Верховного Главнокомандования, складывавшейся политической, экономической и военной обстановки стратегическое наступление проводилось путем последовательных или одновременных стратегических операций. В свою очередь при нанесении последовательных ударов по врагу осуществлялись последовательные операции по фронту и последовательные операции по глубине.
Так, для летне‑осенней кампании 1943 были наиболее характерны последовательные операции по глубине. Это способствовало быстрейшему изгнанию врага с оккупированной территории, освобождению важных экономических районов, лишало противника возможности занять новые оборонительные рубежи в глубине. Одним из наиболее поучительных примеров таких операций являлся разгром противника при его отходе к реке Днепр во второй половине сентября 1943. Характерным для наступательных действий Красной Армии было то, что они велись без значительных временных пауз. Планирование и подготовка последующих операций проводились в ходе предыдущих. При таком способе противник не успевал восстанавливать свой фронт обороны.
Стратегическое наступление в виде последовательных операций по фронту позволяло своевременно создавать на избранных направлениях мощные ударные группировки, добиваться превосходства над противником и громить его по частям. Подобные действия советских войск ставили противника в очень трудное положение. С нанесением очередного удара советскими войсками ему приходилось срочно перебрасывать силы на новое направление, оголяя большие участки фронта. А это в свою очередь создавало благоприятные предпосылки для наступления на других участках фронта. Так, неожиданный мощный удар советских войск в Белоруссии летом 1944 вынудил немецко‑фашистское командование спешно перегруппировать на это направление силы с Украины, из Прибалтики, Молдавии и других районов. Но вскоре последовали удары советских войск в Прибалтике и западных областях Украины, откуда противник только что перебросил значительную часть войск.
В ряде операций применялось рассечение и дробление стратегического фронта противника. При этом рассечение фронта предусматривало нанесение сильного и глубокого удара взаимодействующими фронтами (а иногда и одним фронтом) на всю глубину расположения противостоявшей группировки. Например, мощный рассекающий удар силами смежных флангов двух фронтов был нанесен в Белгородско‑Харьковской операции. Он привел к расчленению группировки противника на две изолированные части. Еще более результативным оказалось применение этого способа в Львовско‑Сандомирской и Висло‑Одерской наступательных операциях.
Дробление фронта противника достигалось нанесением ряда мощных ударов на нескольких направлениях и развертыванием наступления на широком фронте по параллельным или расходящимся направлениям. В этом случае группировка вражеских войск расчленялась на несколько изолированных и утративших оперативную связь частей, что облегчало уничтожение их порознь. Наиболее характерной в этом отношении была Белорусская операция, в которой дробление фронта противника на нескольких направлениях сочеталось с окружением и уничтожением оперативных группировок в районах Витебска, Бобруйска, а затем и восточнее Минска.
Большим достижением советского военного искусства в годы войны являлись операции на окружение и уничтожение крупных группировок немецко‑фашистских войск. Блестяще задуманное и умело осуществленное окружение группировки противника под Сталинградом было наиболее ярким свидетельством превосходства советской военной теории и практики.
Новый шаг в организации операций на окружение был сделан летом 1944, когда при окружении и уничтожении вражеских группировок для действий на внутреннем фронте стала привлекаться меньшая часть сил, а большая устремлялась вперед, создавая подвижный внешний фронт. Это позволяло, с одной стороны, громить выдвигавшиеся из глубины и прибывавшие с других направлений резервы противника и развивать наступление в глубину, с другой – обеспечивать действия войск по ликвидации окруженной группировки. Наиболее показательна в этом отношении Ясско‑Кишиневская операция.
При проведении операций на окружение применялись различные формы маневра. Наиболее характерными из них были: нанесение двух одновременных ударов и развитие их по сходящимся направлениям (Сталинградская, Ясско‑Кишиневская, Берлинская операции); нанесение одного мощного охватывающего удара с целью прижать группировку противника к естественным труднопреодолимым преградам (Восточно‑Прусская операция). В Белорусской операции окружение крупной группировки вражеских войск восточнее Минска было завершено в оперативной глубине в ходе преследования.
Успешно решалась советской стратегией сложная проблема достижения внезапности. При существовавших средствах разведки было трудно скрыть от противника мероприятия по подготовке стратегического наступления (интенсивные перегруппировки вдоль фронта, выдвижение резервов из глубины, развертывание войск в исходных районах для наступления и др.). Однако и в этих условиях были найдены такие приемы маскировки и дезинформации противника, которые позволяли скрывать направление главного удара, масштабы наступления и время его начала. В битве под Москвой немецко‑фашистское командование за три дня до начала контрнаступления советских войск считало, что их сопротивление достигло кульминационной точки и резервы советского командования исчерпаны. Под Сталинградом полной неожиданностью для противника оказался масштаб контрнаступления советских войск, а в Белорусской операции летом 1944 г. – направление их главного удара. Советским войскам удалось достигнуть внезапности в Маньчжурской стратегической операции. Японское командование знало о готовившемся наступлении, но ему не были известны ни время его начала, ни подлинный размах, ни направления ударов.
В комплексе проблем, которые решала советская стратегия в первый год войны, трудно найти более сложную, чем проблема организации и ведения стратегической обороны. И не только потому, что в предвоенной теории предусматривалось ведение обороны преимущественно в масштабе армии и фронта. Основная сложность заключалась в том, что стратегическую оборону в начале войны приходилось организовывать и вести в условиях стремительно развивавшегося наступления противника при подавляющем его превосходстве в силах, когда советские Вооруженные Силы еще не завершили отмобилизования и оперативного развертывания.
В тяжелых условиях, сложившихся для Красной Армии в 1941, и летом 1942, необходимо было обескровить ударные группировки врага, остановить его наступление, выиграть время и создать предпосылки для изменения стратегической обстановки в свою пользу. Применение Красной Армией новых форм активной стратегической обороны обеспечило срыв планов противника, нанесение ему тяжелых потерь, удержание важнейших рубежей, экономических и административных центров, военно‑морских баз и других объектов. Ни одно даже крупное государство Западной Европы, подвергшееся фашистской агрессии, не смогло решить подобные задачи.
Цели оборонительных операций достигались заблаговременной подготовкой оборонительных рубежей, высокой активностью войск, нанесением контрударов, умелым использованием авиации и артиллерии, маневром силами и средствами, проведением частных наступательных операций, созданием необходимых резервов.
Однако из‑за превосходства противника на направлениях главных ударов, недостаточной глубины обороны, слабой моторизации соединений и, следовательно, их невысокой подвижности, а также из‑за недостатков в организации разведки и управления в ряде случаев советские войска вынуждены были отступать на значительную глубину.
Противнику удавалось прорывать фронт обороны, выходить в тылы отступавших войск, отдельные группировки которых вынуждены были вести тяжелую борьбу в окружении. Это приводило к крупным потерям в личном составе и технике.
Но от операции к операции совершенствовались организация и искусство ведения стратегической обороны. Она становилась более устойчивой и активной, увеличивалась глубина оперативного построения войск, возрастала эффективность контрударов, росло искусство инженерного оборудования местности, усиливалась противотанковая и противовоздушная защищенность войск и объектов тыла.
В ходе войны была разработана и воплощена в практику новая форма стратегической обороны – оборонительная операция группы фронтов. Подобные операции в 1941–1942 велись силами двух‑трех фронтов в полосах до 700 км и более. Боевые действия развертывались на глубину 150–350 км.
В Курской оборонительной операции впервые в крупном масштабе была решена проблема организации и ведения преднамеренной обороны. Оригинальность и новизна ее замысла заключались в том, что при благоприятной в целом обстановке, обладании стратегической инициативой и общем превосходстве в силах советские войска перешли к обороне, чтобы использовать преимущества в последующем стратегическом наступлении. Жесткая оборона (общей глубиной до 300 км) дала возможность в относительно короткие сроки перемолоть основные ударные группировки противника, нанести большие потери его танковым войскам, перейти в контрнаступление, а затем и в общее наступление на всем фронте от Великих Лук до Тамани.
Основным способом разгрома противника во фронтовых наступательных операциях 1941–1942 было нанесение армиями фронта нескольких ударов на разобщенных направлениях. При этом армии, в частности в контрнаступлении под Москвой, наступали на широком фронте. При ограниченных силах и средствах это не всегда обеспечивало достижение целей операций. В дальнейшем наиболее распространенным способом разгрома врага было нанесение удара с последующим развитием наступления силами введенных в сражение подвижных групп или вторых эшелонов в сторону одного из флангов и охватом вражеской группировки во взаимодействии с соседним фронтом. Этот способ обычно применялся при ведении операций на окружение крупных группировок противника. Так действовали, например, Юго‑Западный и Сталинградский фронты при окружении сталинградской группировки противника, 1‑й и 2‑й Украинские фронты при окружении корсунь‑шевченковской группировки. Практиковалось также нанесение ударов на двух сходящихся направлениях в полосе одного фронта. Поучительной в этом отношении является Бобруйская операция 1‑го Белорусского фронта (июнь 1944).
При наличии достаточных сил и благоприятной оперативно – тактической обстановки наносились два, а иногда и три фронтальных удара на большую глубину, чтобы раздробить группировку противника, а затем уничтожить каждую ее часть в отдельности.
В 1941–1942 наступление соединений нередко осуществлялось без достаточной подготовки. Дивизии получали задачу на день боя глубиной до 15–20 км, но выполнить ее даже при неглубокой очаговой обороне противника чаще всего были не в состоянии. Отсутствие опыта приводило, как правило, к равномерному распределению сил и средств в полосе наступления. Боевые порядки состояли из двух‑трех эшелонов. В первой линии в дивизии атаковали передний край обороны противника лишь 8 рот из 27, а 19 рот, находившихся во втором и третьем эшелонах, полностью лишались возможности использовать свои огневые средства.
Хотя принцип эшелонированного построения войск не вызывал сомнений, в условиях когда оборона противника была неглубокой и очаговой, а наступающие войска ощущали недостаток в силах и средствах (особенно в артиллерии и танках), поэшелонное построение боевых порядков не отвечало требованиям складывавшейся обстановки, так как не обеспечивало мощного первоначального удара при прорыве, обрекало значительную часть войск на бездействие и приводило к большим потерям от огня артиллерии и ударов вражеской авиации.
Уже в ходе контрнаступления под Москвой некоторые стрелковые дивизии стали строить боевой порядок в один эшелон, что положительно сказалось на результатах наступления войск. Этот опыт был закреплен приказом Народного комиссара обороны от 8 октября 1942 и вышедшими вскоре новыми боевыми уставами. В них отменялось поэшелонное построение в глубину боевых порядков во взводе, роте, батальоне, полку и дивизии, что способствовало максимальному и одновременному участию пехоты и ее огневых средств в ведении боевых действий.
В дальнейшем, когда оборона противника стала многотраншейной, многопозиционной и многополосной, то есть более прочной, прорыв ее потребовал высоких тактических плотностей, более глубокого построения боевых порядков, чтобы не только наносить мощный первоначальный удар, но и непрерывно наращивать его в ходе боя. Поэтому с лета 1943 боевые порядки стрелковых корпусов, дивизий и полков в зависимости от задач, условий местности и особенностей обороны врага строились, как правило, в два эшелона (реже в один и очень редко в три эшелона). Если дивизия строила боевой порядок в один эшелон, то стрелковые полки обычно имели двух‑ или даже трехэшелонное построение.
В боевых порядках стали создаваться сильные полковые, дивизионные и корпусные артиллерийские группы, а также общевойсковые, танковые, артиллерийско‑противотанковые резервы и подвижные отряды заграждения. Все более важная роль в решении задач при прорыве обороны отводилась танкам и САУ. Глубокое построение боевых порядков, наличие в их составе мощных огневых средств позволяло надежно подавлять оборону противника, наращивать силу ударов, поддерживать высокие темпы и развивать наступление на большую глубину.
В тактике общевойскового боя совершенствовалась организация системы огня. Если в 1941 основу ее составлял преимущественно ружейно‑пулеметный огонь, то в последующем непрерывно возрастала роль артиллерии. Артиллерийский огонь дополнялся и усиливался огнем танков и САУ, значительно шире применялась реактивная артиллерия. Важное место в системе огня занимали усиливавшиеся удары авиации.
Коренным образом изменился принцип организации противотанковой обороны. Существовавшая в начале войны система, основанная на организации противотанковых рубежей и ведении огня отдельными орудиями перед передним краем, не могла обеспечить необходимую устойчивость обороны. Отрицательное влияние оказывало равномерное распределение противотанковых средств по фронту. С осени 1941 массированным ударам вражеских танков было противопоставлено сосредоточение противотанковых средств на наиболее танкоопасных направлениях на всю глубину тактической зоны. Эшелонирование средств стало одним из непременных условий устойчивости противотанковой обороны. Основу ее составили противотанковые опорные пункты и районы, усиленные инженерно‑взрывными заграждениями. Совмещение противотанковых опорных пунктов с обороной стрелковых подразделений повышало ее устойчивость и непреодолимость.
Неуклонно наращивалась плотность противотанковой артиллерии. Большое значение для борьбы с танками противника имело применение подкалиберных и кумулятивных снарядов, более совершенных противотанковых мин, а также авиационных противотанковых бомб. После битвы под Курском противотанковые опорные пункты и районы усиливались за счет включения в их состав орудий крупных калибров, а в состав артиллерийско‑противотанковых резервов включались тяжелые самоходно‑артиллерийские установки,
Противовоздушная оборона соединений в ходе боевых действий в основном осуществлялась силами фронтов и армий. Непрерывно увеличивалось количество средств борьбы с авиацией противника, совершенствовались способы их боевого применения (в частности, приспособление для этих целей противотанковых ружей, пулеметов и даже полевых орудий).
В целом тактика общевойскового боя в ходе войны отличалась применением различных форм и способов наступления и обороны, сочетанием маневра и огня, ведением смелых и решительных действий, нанесением мощных ударов по врагу, четким взаимодействием разнородных сил. развитие тактики отражало изменения технической базы Вооруженных Сил и основывалось на высоких морально‑боевых качествах личного состава, возросшем боевом мастерстве солдат и офицеров. В сражениях и операциях проявлялась тактическая зрелость командиров, их способность побеждать врага не числом, а умением.
Лит.: История Второй Мировой войны 1939–1945 г.г. В 12 томах. Т. 12. М., 1982.; Советский Союз в годы Великой Отечественной войны 1941–1945. М., 1978.

Источник: Великая Отечественная война 1941–1945 гг. Энциклопедический словарь.

ВОЕННОЕ ИСКУССТВО
теория и практика ведения вооруженной борьбы на суше, море и в воздухе. Сов. В. и. включает стратегию, оперативное искусство, тактику.

В. и. зародилось одновременно с возникновением войн и армий и развивается в зависимости от способа производства, воздействующего на В. и. через экономич. структуру общества, систему классовых отношений, через личный состав вооруж. сил, вооружение и боевую технику. В. и. развивается также в зависимости от особенностей историч. развития страны, нац. особенностей и традиций, географич. среды и др. Большое значение имеют личные способности военачальников, а также подготовка кадров армии в овладении оружием и инициатива их в применении лучших приемов боевых действий. Освободит. и революц. войны характеризуются бурным развитием В. и., что обусловливается активным участием и творчеством народных масс.

В. и. в рабовладельческом обществе. В. и. в древнейших известных в истории армиях Др. Востока базировалось на огранич. людских и материальных ресурсах. В наиболее крупных завоеват. походах участвовало одновременно не более 20-30 тыс. воинов, вооруженных простейшим метательным оружием (луки, дротики, пращи) и оружием для рукопашного боя (мечи, копья, боевые палицы). Защитным вооружением служили деревянные и кожаные щиты, шлемы и нагрудники. Стратегия того времени сводилась к простым методам охраны своей страны на немногих доступных направлениях от нападений извне и к обеспечению путей для завоеват. походов с одновременной подготовкой и сосредоточением необходимых сил, а также организацией управления ими и их снабжения; делом стратегии являлись также планы строительства крепостей и размещения воен. гарнизонов для удержания занятых территорий. Древние египтяне, ассирийцы, китайцы и др. народы умели возводить мощные укрепления, строить дороги, мосты и переправы.

Решающее значение имели выбор места и времени сражения и построение боевого порядка, к-рый обычно состоял из расположенных в 2-3 линии лучников, копейщиков и боевых колесниц (или конницы). Бой происходил на огранич. (до 1-2 км) пространстве и начинался с расстояния броска метат. оружия, а затем переходил в рукопашный. Если в бою удавалось опрокинуть или прорвать даже на небольшом участке боевой порядок противника, атакующие войска выходили на его фланги и в тыл и добивались победы. Разбитые и бегущие войска преследовались боевыми колесницами и конницей.

Древние гос-ва имели и воен.-мор. флоты из парусно-гребных кораблей.

Рабовладельч. Др. Греция располагала лучше вооруженными и обученными армией и флотом. В армии, включавшей пехоту и конницу, гл. боевую силу составляла тяжелая пехота (гоплиты), вооруж. мечами, копьями и имевшая металлич. защитные доспехи (щит, шлем, панцирь). Для боя гоплиты строились в фалангу - плотное и глубокое (8-12 и более шеренг) построение, удару к-рого не могла противостоять слабоорганизованная пехота вост. стран. Фаланга, однако, успешно действовала только на ровной местности и нуждалась в обеспечении флангов конницей и легковооруж. пехотой. Вместе с тем тактика фаланги, не предъявлявшая сложных требований к отд. воинам, способствовала утверждению в Др. Греции милиционной системы. С увеличением длительности войн и разорением свободного крестьянства начался переход к наемной системе комплектования войск. В ходе Пелопоннесской войны (431-404 до н. э.) др.-греч. армии становятся профессиональными, постоянными.

Регулярная боевая выучка воинов, улучшение их вооружения и облегчение защитного снаряжения значительно повысили уровень В. и. Появление отрядов легкой и средней пехоты, способных к маневру, и известная самостоятельность внутри фаланги ее частей позволили военачальникам использовать принцип неравномерного распределения сил по фронту, усиливать какое-либо из ее крыльев и добиваться успеха быстрым прорывом фронта на решающем участие (Эпаминонд в сражениях при Левктрах и Мантинее). Бой фаланги поддерживался легкой пехотой и конницей. Наиболее высокого развития среди др.-греч. гос-в В. и. достигло в Македонии в армии царя Филиппа II и его сына Александра Македонского. Удар тяжелой максимально плотной македонской фаланги, вооруженной длинными пиками (сариссами) и мечами, сочетался с самостоятельными атаками сплоченных эскадронов (иллов) отлично вымуштрованной кавалерии и отрядов легкой пехоты из македонских горцев, а взаимодействие между ними и фалангой осуществляли отряды средней пехоты (гипаспистов). Македонская армия в азиатских походах 334-323 до н. э., использовав такие приемы боя, нанесла поражение войскам Персии (см. Граник, Исс, Гавгамелы).

В. и. рабовладельч. общества получило дальнейшее развитие в Др. Риме, создавшем многочисл. армию и обеспечившем ее более совершенным металлич. оружием и защитным снаряжением. Римские легионы (3 000 чел. тяжелой пехоты (легионеры), 1200 чел. легковооруж. пехотинцев (велиты) и 300 всадников) в 4-2 вв. до н. э. строились в три линии по 10 манипул (120-60 чел. в каждой) с небольшими интервалами. Легкая пехота прикрывала легион с фронта, а конница обеспечивала фланги. Тяжелая пехота, вооруж. мечами и копьями с длинными металлич. наконечниками, комбинировала построения, осуществляла несложный маневр, наращивала усилия в бою и вела преследование. В 1 в. до н. э. рим. армия, усовершенствовав вооружение и организацию (легион был разделен на 10 тактич. подразделений - когорт), применяла уже более сложные порядки с выделением части сил в резерв (Юлий Цезарь).

Нек-рые рабовладельч. гос-ва (Афины, Спарта, Македония, Персидская держава Ахеменидов, Карфаген, Рим и др.) развивали В. и. на море, опираясь на мор. флот из примитивных парусно-гребных судов. Флот помогал сухопутным силам и вел бои с флотом противника. Гл. приемами морского боя были таран и абордаж. Нередко с кораблей удары по судам врага наносились с помощью метат. механизмов (баллисты, катапульты).

В. и. в период феодализма. Кризис рабовладельч. строя в Римской империи 3-5 вв. привел к упадку и В. и. ее армии, легионы к-рой формировались преим. из наемников (германцев, славян и др.), не способных противостоять восстаниям рабов и колонов и массовым вторжениям "варварских" племен. После крушения Римской империи в 5 в. у народов Европы (германцы, славяне, кельты и др.), в Византии, во многих странах Азии (Иран, Закавказье, Ср. Азия и др.) и Африки (Аравия) сложились раннефеодальные гос-ва и армии. В 5-7 вв. в воен. походах гл. силу составляло народное ополчение, но по мере развития феод. строя у феодалов появились дружины, численность и роль к-рых постепенно возрастали. На рубеже 8 и 9 вв. на Западе (гос-во франков) феод. дружины стали гл. частью армии. В Древнерус. (Киевском) гос-ве в 9-11 вв. наряду с дружинами решающей силой было нар. ополчение с его простейшим оружием (копья, боевые топоры, палицы, ножи, луки со стрелами, деревянные, обтянутые кожей щиты). Феодалы и дружинники вооружались тяжелыми копьями и мечами, имели щиты с металлич. оковкой, шлемы, латы и кольчуги. В феод. войске пехота вначале составляла гл. силу, но затем, особенно с 9 в., гл. роль перешла к конным феодалам и дружинникам, а пехота превратилась во вспомогат. род войск. В дальних походах феод. войско применяло в качестве транспортных и боевых средств речные и морские суда (гребные и парусные).

У славян, франков и др. народов пехота строилась для боя по родоплеменным группам и сражалась в колоннообразных построениях, умело устраивала засады, совершала внезапные нападения, сооружала простейшие укрепления (рвы и валы, засеки, частоколы, вагенбурги). Пехота Киевской Руси в 10 в. действовала в сомкнутых построениях типа фаланги ("стена"). Фланги "стены" прикрывала конница, а перед фронтом действовали метат. оружием отряды легкой пехоты. На Западе и у вост. народов, где гл. силу войска составляла конница, В. и. пехоты не получило развития. В период расцвета феодализма в Европе 11-15 вв. с его экономич. и политич. раздробленностью на развитие В. и. влияла система комплектования войска - феодально-рыцарское ополчение. Настоящим воином считался только всадник - рыцарь. Феод. армии были немногочисленны; они не знали твердого воинского порядка и дисциплины. До 14 в. в сражениях применялось только холодное оружие. Бои рыцарской конницы обычно представляли собой сумму поединков и велись без четкого замысла и управления. Только рыцари, объединенные в духовные ордена, сражались более организованно, применяя боевые порядки типа клин ("железная свинья") и др. На Руси наряду с феод. конницей развивалась и совершенствовалась пехота. Боевые порядки пехоты и конницы позволяли осуществлять несложный маневр. В Ледовом побоище 1242 рус. войско во главе с Александром Невским разгромило отборные силы нем. орденских рыцарей. В Куликовской битве 1380 согласованными действиями пехоты и конницы было разгромлено огромное войско татаро-монгол.

В странах Зап. Европы возрождение пехоты началось в 14 в. на базе развития городов и ремесл. производства, изобретения пороха и совершенствования огнестр. оружия. В борьбе против феодалов массы организованных горожан находили эффективные способы ведения боя с рыцарской конницей. Сочетая действия пехоты и конницы, холодное и огнестр. оружие, боевые повозки, они наносили сокрушит. поражения рыцарским армиям, ускорив крах феод.-рыцарского воен. искусства. Как отмечает Энгельс, "...каменные стены рыцарских замков не устояли перед пушками горожан" ("Анти-Дюринг", 1957, с. 156).

В. и. в период капитализма (до второй мировой войны). Период зарождения и развития буржуазных отношений (кон. 15 - сер. 17 вв.) ознаменовался быстрым подъемом В. и. Создание крупных централизованных государств, развитие ремесла и мануфактур привели к решит. изменениям системы комплектования, организац. структуры и вооружения армий, вызвали к жизни новые способы ведения войны и боя. Формировались армии путем вербовки и найма. В 15 и 1-й пол. 16 вв. отряды наемников набирались только на период войны. Во 2-й пол. 16 в. окрепшие феодально-абсолютистские гос-ва стали формировать постоянные наемные армии и воен.-мор. флоты, более организованные, с регламентированной боевой подготовкой. В рус. централизованном гос-ве установилась поместная система комплектования армии. Кроме того, ок. 1550 в России было создано постоянное стрелецкое войско. Основной организац. единицей во всех армиях стал полк, делившийся обычно на 10 рот по 150-400 солдат. Пехота возрождалась как гл. род войск. При огранич. использовании огнестр. оружия она в бою против тяжелой рыцарской конницы применяла громоздкие, глубокие (до 80 шеренг) построения - баталии, окаймленные линиями мушкетеров. С увеличением числа ружей и их совершенствованием стали применяться неглубокие, вытянутые по фронту боевые порядки, где отряды мушкетеров располагались рядом с отрядами пикинеров ("нидерландский боевой порядок").

К сер. 17 в. завершается переворот, произведенный в воен. деле появлением пороха. Отныне исход сражений и боев решался прежде всего огнестрельным оружием. Чтобы ввести в действие одновременно наибольшее число ружей, пехота начинает выстраиваться в тонкие линии, состоявшие из нескольких шеренг. Такой способ ведения боя (линейная тактика) был применен в рус. армии в период борьбы с польскими интервентами (сражение при Добрыничах в 1605). На Западе линейная тактика оформилась в период Тридцатилетней войны 1618-48 в шведской армии.

Нек-рые гос-ва (Англия, Испания, Голландия и др.) создали в 16-17 вв. постоянные воен. мор.-флоты, состоявшие из крупных, водоизмещением от 500 до 1 800 т, парусных кораблей (линейный флот) и небольших парусно-гребных судов (галерный флот). Корабли были вооружены пушками, установленными неподвижно на 2-3 палубах. Артиллерия превратилась в главное средство завоевания победы в морских сражениях. Воен.-мор. флоты играли важную роль в захвате колоний и охране морских торговых путей.

Первый период развития бурж. В. и. - с сер. 17 до конца 18 вв. - носит переходный характер: в Зап. Европе капиталистические отношения уже преобладали в области экономики, но политич. власть находилась еще в руках феодалов. Россия в 17-18 вв. оставалась феодально-крепостнич. страной, но и в России уже вызревал капиталистич. уклад, росли мануфактуры, начал складываться всероссийский рынок.

Вооруж. силы стран Зап. Европы состояли тогда из постоянных армий. Армии комплектовались по наемной системе и имели 3 рода войск: пехоту, кавалерию и артиллерию. На вооружении армий находились гладкоствольные ружья и пистолеты, гладкоствольная артиллерия и холодное оружие (штыки, сабли и т. п.). Гл. боевую силу флота составляли большие парусные корабли с сильной артиллерией.

Рус. армия, в отличие от западноевропейских, комплектовалась с нач. 18 в. по системе набора рекрутов и была национально однородной, чем определялось превосходство ее морально-боевых качеств.

Особенности стратегии и тактики армий 17-18 вв. в значит. степени были обусловлены характером политич. целей, ради к-рых велась война. Обычно феод.-абсолютистские гос-ва вели войны с ограниченными целями захвата определенных городов, крепостей и территорий. Воен. действия в большинстве случаев сводились к медленному и осторожному "маневрированию" с целью вытеснения противника с территории, ради к-рой велась война. Военачальники редко отваживались вступать в крупные сражения, поскольку наем и подготовка армии требовали больших расходов и длит. времени. Ведение войны путем маневрирования на коммуникациях противника получило наименование "маневренной стратегии".

Чтобы сохранить территорию и обеспечить свои границы, в узлах коммуникаций для защиты важных направлений строились крепости и размещались сильные гарнизоны. Умение строить, оборонять и осаждать крепости составляло важную часть В. и. Чтобы занять наибольшее количество важных в стратегич. и тактич. отношении пунктов, войска располагались равномерно вдоль границы или на театре воен. действий. Такая группировка сил с целью пассивного удержания территории или постепенного вытеснения противника составляет характерную особенность "кордонной системы", преобладавшей в войнах 18 в.

Для ведения боя армии выстраивались в 2-3 линии. Пехота располагалась в центре, артиллерия впереди, конница на флангах. Каждая линия состояла из 3-4 шеренг. Сила линии заключалась в залповом огне. При таких боевых порядках войска могли действовать только на ровной открытой местности и не были в состоянии быстро двигаться, осуществлять маневр и вести преследование. Исход боя решался огнем. Рус. полководцы той эпохи - Петр I, П. С. Салтыков, П. А. Румянцев и др., используя боевые качества своих солдат, искали и находили новые пути и возможности тактики, применяли более глубокие построения, маневр, штыковые атаки, действия на пересеченной местности.

Глубокое влияние на В. и. оказала деятельность А. В. Суворова, к-рый по-новому решал задачи обучения и воспитания войск. Полководч. иск-ву Суворова присущи решительный, наступат. дух, стремление к разгрому противника, смелый маневр, сосредоточение сил на решающих направлениях, творч. подход к решению стратегич. и тактич. задач, отказ от линейных боевых порядков, применение мелких каре, колонн и рассыпного строя, умелое сочетание огня и смелых штыковых атак. В развитии воен.-мор. искусства после Петра I крупную роль сыграл рус. флотоводец 18 в. P. P. Ушаков, к-рый отказался от линейного построения флота в бою и с успехом действовал сосредоточенными силами, искусно используя резервы.

Решит. переворот в способах комплектования армии, ведения войны и боя произвела франц. бурж. революция кон. 18 в. В революц. и нац.-освободит. войнах кон. 18 - нач. 19 вв. складывалось В. и. массовых бурж. армий (в 19 в. комплектование таких армий почти повсеместно осуществлялось по системе всеобщей воинской повинности). Уже в кон. 18 - нач. 19 вв. организац. структура армий подверглась значительному совершенствованию: сложились постоянные тактич. соединения - дивизии и корпуса, способные самостоятельно решать сложные боевые задачи. Было усовершенствовано стрелковое оружие, увеличилось количество и улучшилось качество артиллерии. Появились штабы как особые органы управления войсками. Резко возросла роль командного состава.

Стратегия приобрела более решительный характер; объектом действий являлась армия противника, а не крепости и участки территории. Стратегич. цели достигались путем активных наступат. действий, что находило свое выражение в группировке войск, смело сосредоточиваемых на решающем направлении. Увеличился размах и возросло напряжение вооруж. борьбы. Массовость и подвижность средств нападения Ф. Энгельс считал осн. признаками В. и. того периода. Действия франц. революц. армии в 1792-93 и русской армии в Отечественной войне 1812 показали, что стратегич. оборона стала более активной и имела целью не только удержание территории, но и создание условий для полного разгрома противника.

Произошли коренные изменения и в способах ведения боя. На смену линейной тактике пришла тактика колонн и рассыпного строя. Большое значение в бою приобрел штыковой удар пехоты, построенной в батальонные колонны, а незначит. часть пехоты (егеря) сражалась в рассыпном строю. Многочисл. артиллерия своим огнем готовила атаку при наступлении или же поражала атакующую пехоту противника при обороне. Конница активно поддерживала атаки пехоты и использовалась для разведки, преследования и т. п. Победа достигалась согласованными усилиями пехоты, артиллерии и конницы. Новые способы ведения войны и боя, выработанные рус. и франц. армиями в конце 18 в., были восприняты и усовершенствованы выдающимся полководцем Наполеоном I, к-рый показал искусство массированного применения артиллерии и конницы, умелого вождения войск в больших походах, мастерского использования резервов для достижения перелома в ходе сражений и полного разгрома противника. Наполеоновской стратегии генерального сражения вел. рус. полководец М. И. Кутузов противопоставил более соответствовавшую наличию массовых армий систему завоевания победы путем ряда боев и сражений.

Следующая ступень развития В. и. была обусловлена появлением в 19 в. железных дорог, парового флота, электрич. телеграфа, бездымного пороха, нарезной артиллерии и нарезного заряжаемого с казенной части стрелкового оружия. Широкое применение этих средств во 2-й пол. 19 в. привело к важным изменениям в стратегии и тактике. Жел. дороги и паровой флот позволили быстро развертывать, бесперебойно снабжать и перебрасывать на большие расстояния многочисл. армии. При помощи телеграфа стало возможным управление войсками, действующими на разных направлениях. Возросла роль стратегич. планирования и управления. Генеральные штабы планировали подготовку стратегич. резервов, накопление мобилизац. запасов, строительство и использование ж.-д. и водных путей, систему материального обеспечения вооруж. сил.

Резкое повышение скорострельности, дальности и меткости огня в связи с применением нарезного оружия и бездымного пороха сделало невозможным применение громоздких батальонных колонн в бою. Колонна являлась отличной мишенью для противника и несла слишком большие потери. Поэтому в ходе Крымской войны 1853-56, гражданской войны в США 1861-65, австро-прусской войны 1866, франко-прусской войны 1870-71 и русско-турецкой войны 1877-78 возникла тенденция к расчленению колонн и постепенно сложилась новая форма боевого порядка пехоты - стрелковая цепь. В наступлении пехота вынуждена была двигаться от укрытия к укрытию, перебежками и переползанием, сочетая движение и огонь. Накопившись на рубеже атаки, пехота наносила штыковой удар и завершала бой коротким преследованием. Однако цепь вплоть до 1-й мировой войны оставалась очень густой, что приводило к тяжелым потерям. Артиллерия поддерживала наступление пехоты своим огнем, стремясь подавить артиллерию противника и нанести потери его пехоте. В обороне начинают применяться групповые окопы, различного типа укрытия и убежища, чтобы защитить боевые порядки от огня противника. В свою очередь, огонь стрелк. оружия и артиллерии становится гл. средством отражения наступления врага.

Важные изменения претерпевает в 19 в. воен.-мор. флот. Парусные деревянные корабли заменяются парусно-паровыми, а затем паровыми броненосными судами. На вооружение флота поступают нарезные орудия, бездымный порох, торпеды и более совершенные мины. Развитие парового флота потребовало создания системы воен.-мор. баз. Расширились возможности организации блокады берегов противника. Морской бой превратился гл. обр. в арт. состязание. Развитие рус. воен.-мор. искусства в 19 в. связано с именами М. П. Лазарева, П. С. Нахимова, Г. И. Бутакова и др.

Перерастание домонополистич. капитализма в империализм и быстрое развитие техники вызвали крупнейшие изменения в В. и. В 20 в. страны с высоким экономич. потенциалом смогли в военное время выделять в вооруж. силы 15-20% населения. Возникли многомиллионные армии. В конце 19 - нач. 20 вв. появились первые образцы автоматич. стрелкового, а затем и арт. оружия. Уже в англо-бурской войне 1899-1902 были подтверждены высокие боевые качества станкового пулемета. Двигатели внутр. сгорания нашли широкое применение в боевой технике. Машинная индустрия обеспечила массовый выпуск вооружения, боеприпасов и снаряжения, а развитый механический транспорт, в том числе автомобильный, - его доставку на фронт. Уже в 1-й мировой войне появились новые рода войск и службы: авиация, бронетанковые, химич., автомобильные войска и др. Появляются новые средства борьбы на море: подводные лодки, морская авиация. Быстрое развитие автоматич. стрелк. оружия и артиллерии привело к стремит. увеличению огневой мощи армий. Применение моторов создало не виданные ранее возможности для маневра, а новые средства связи (телефон, телеграф, радио) позволили организовать управление войсками на больших пространствах. Одновременно развивались средства полевой и долговременной фортификации. Воен. действия приобрели грандиозный размах и огромную разрушит. силу. Впервые в истории человечества война приобрела характер мировой и велась на суше, на воде, под водой и в воздухе. Во время войны многомиллионные армии расходуют настолько большое количество вооружения, боеприпасов, снаряжения, продовольствия, горючего и т. п., что для обеспечения потребностей войск необходима мобилизация всех экономич. ресурсов страны. Роль экономич. фактора неизмеримо возрастает; вся страна становится стратегич. тылом, грани между тылом и фронтом все больше стираются. Война превращается во всестороннее испытание для воюющей страны. На опыте первых войн эпохи империализма В. И. Ленин выявил их самую важную, определяющую особенность: "Войны ведутся теперь народам?..." (Соч., т. 8, с. 34). Война возлагает страшные тяготы на трудящиеся массы как на фронте, так и в тылу. Она требует напряжения всех физич. и моральных сил. Моральный фактор приобретает особо важное значение, влияя и на способы ведения войны и на ее исход.

Войны эпохи империализма поставили перед стратегией новые задачи и требования. Органы стратегич. планирования и управления вынуждены учитывать и обеспечивать целесообразное использование всех экономич. ресурсов и людских резервов страны. Опыт 1-й мировой войны показал, что капиталистич. строй с присущими ему анархией производства, погоней за сверхприбылями и острыми классовыми противоречиями крайне затрудняет решение этой задачи. В эпоху империализма крупные войны ведутся обычно воен. союзами и группировками стран. В этих условиях важнейшая задача стратегии заключается в координации усилий всех участников коалиции для достижения общего успеха. Но между империалистич. державами - участниками одной коалиции - всегда существуют противоречия. Каждое из этих государств стремится к достижению своих захватнич. целей, что неизбежно сказывается на осуществлении целей коалиционной стратегии.

В условиях растущей продолжительности войны и высокого ее напряжения исключит. значение приобрели подготовка и правильное использование стратегич. резервов. Возникла необходимость организации управления фронтами и армиями, действующими одновременно на различных театрах и стратегич. направлениях.

Начало 20 в. характеризуется зарождением операции. Наряду со стратегией и тактикой появляется промежуточное звено - оперативное искусство. Объектом его является операция как комплекс сражений и боев, объединенных единым замыслом командования.

Новые способы ведения войны, операций и боев возникли частично в ходе русско-японской войны 1904-05 и особенно в период первой мировой войны 1914-18. Воюющие стороны пытались, как и в войнах 19 в., быстро разгромить противника путем маневренных операций, прямым массовым ударом своих армий. Эти попытки оказались безуспешными, поскольку вооруж. силы стали обладать большой живучестью, т. е. могли восполнять потери за счет накопленных резервов и восстанавливать боеспособность. Многомиллионные армии, оснащенные магазинными винтовками, пулеметами, минометами, скорострельной артиллерией, создали новый способ обороны - оборону на сплошном фронте, оборудованную системой окопов, траншей, ходов сообщения, блиндажей, укрытий, проволочных заграждений и т. п. На фронтах огромного протяжения война приобрела позиционный характер. При таких условиях наступат. операция могла начинаться только прорывом позиционного фронта. Были испытаны различные формы прорыва: прорыв на узком участке (операции у Вердена, Камбре и др.), прорыв на сплошном широком фронте (операции на р. Сомме и др.), одновременный прорыв на ряде участков фронта (наступление рус. Юго-Зап. фронта летом 1916). Для прорыва позиц. обороны применялись массированные удары силами пехоты (Шампань, Артуа и др.), артиллерии (Верден и др.), танков (Камбре, Амьен и др.). Опыт успешного наступления рус. Юго-Зап. фронта в 1916 и других наступат. операций показал, что лучшие результаты достигались при одноврем. ударах на ряде участков, когда обеспечивалась внезапность наступления, применялось массирование сил и средств на участках прорыва и организовывалось тесное взаимодействие всех родов войск. Однако проблема прорыва стратегического фронта противника в ходе 1-й мировой войны не была решена. Позиционная оборона оказалась сильнее наступления. В ходе этой войны появились новые оперативно-стратегические объединения - фронты, возникли фронтовые операции. В результате быстрого развития артиллерии, применения самолетов, танков и отравляющих веществ коренные изменения произошли и в области тактики. В начале войны почти все задачи боя решала пехота при незначит. поддержке артиллерии и конницы. К концу войны огневая мощь пехоты во много раз возросла за счет применения большого количества пулеметов, минометов и войсковой артиллерии. Бой становится общевойсковым, поскольку тактич. задачи решались совместными усилиями пехоты, артиллерии, танков, авиации и инж. войск. Орг-ция взаимодействия превратилась в одну из самых важных задач управления войсками. Наступат. бой в начале войны пехота вела построившись в густую (с небольшими интервалами между бойцами) стрелковую цепь, за к-рой следовали тактич. резервы. Атаке пехоты предшествовала короткая арт. подготовка. Возросшая сила обороны потребовала перехода к более глубоким боевым порядкам и лучшего огневого обеспечения действий пехоты. Сложилась новая форма боевого порядка - волны цепей, причем боевые порядки пехоты насыщались пулеметами, минометами, огнеметами и орудиями сопровождения. Для подавления обороны противника применялась длительная арт. подготовка, а атака поддерживалась огневым валом и др. видами арт. огня.

Появление на полях сражений танков, большого количества пулеметов и орудий сопровождения привело к складыванию группового боевого порядка, поскольку подразделения пехоты (отделения, взводы) не рассыпались в цепи, а группировались вокруг танков и орудий и, применяясь к местности, вели наступат. бой при поддержке их огня.

За годы 1-й мировой войны сложилась система ведения позиционной обороны на сплошных фронтах. От очаговой, не имеющей глубины обороны, перешли к обороне глубокоэшелонированной, состоящей из ряда позиций и полос. На важнейших участках местность оборудовалась по системе укрепленных районов, сочетая долговрем. и полевые оборонит. сооружения. В связи с появлением новых средств нападения оборона приобретала новые качества и к концу войны все более становилась обороной противопехотной, противоартиллерийской, противохимич., противовоздушной.

В. и. империалистич. гос-в в период между 1-й и 2-й мировыми войнами развивалось под влиянием дальнейшего обострения общего кризиса капитализма, клас. борьбы и противоречий между империалистич. державами. Бурж. воен. теоретики понимали важную роль экономич. и морального факторов в совр. войне, но капиталистич. система х-ва затрудняла возможность всестороннего учета и использования экономич. потенциала, а захватнич. агрессивные цели войн, чуждые нар. массам, не могли обеспечить высокий моральный дух войск. Поэтому в фаш. агрессивных государствах, прежде всего в гитлеровской Германии, разрабатывались теории "тотальной" и "молниеносной" войны, в к-рой (как рассчитывали авторы этих теорий) победа могла бы быть достигнута еще до того, как полностью проявится определяющее воздействие экономич. и морального факторов.

Сов. военное искусство. После Окт. революции - в годы гражданской войны 1918-20 и в последующий период - сложились сов. воен. наука и ее составная часть - сов. военное искусство - новая, высшая ступень развития В. и. Изучая и используя все достижения мирового В. и., сов. В. и. вместе с тем имеет ряд коренных принципиальных особенностей. Его теоретич. основой является исторический материализм, учение марксизма-ленинизма о войне и армии; его политич. основу составляет политика Коммунистич. партии, а экономич. и материально-технич. основу - социалистич. система х-ва. Особо важным для сов. военной науки и искусства является положение В. И. Ленина: ""характер политической цели" имеет решающее влияние на ведение войны..." (Ленинский сборник, XII, 1931, с. 429). Сов. В. и. служит целям защиты мирной жизни и труда народов Сов. Союза, защиты гос. интересов СССР, всего социалистич. лагеря и интересов борьбы за прочный мир во всем мире. Осн. принципы сов. В. и. подчинены задачам ведения справедливой войны против империалистич. агрессии. Теория сов. В. и. рассматривает закономерности ведения войны и военных действий.

Осн. методологич. положения сов. В. и. разработаны Коммунистич. партией и ее вождем В. И. Лениным. Впервые в истории были определены принципы строительства вооруж. сил социалистич. гос-ва и ведения революц. отечеств. войны, пути превращения всей страны в единый боевой лагерь.

Стратегия Сов. Армии в период гражданской войны и иностранной военной интервенции в СССР 1918-20 характеризуется след. осн. чертами: единством политики и стратегии, решительностью стратегич. целей; гибким сочетанием всех видов вооруж. борьбы - наступления, обороны, контрнаступления и партиз. действий; правильным выбором направлений гл. удара с учетом политич., экономич. и воен. факторов; умелым использованием противоречий в лагере противника для разгрома его по частям; сосредоточением сил и средств на решающих направлениях путем стратегич. перегруппировок и выдвижения резервов; сочетанием действий регулярных войск с действиями партизан и подпольных групп в тылу врага.

Операции гражд. войны носили преим. маневренный характер, оперативная плотность в районах боевых действий была низкой, боевой техники было мало. Осн. достижения сов. В. и. этого периода в области ведения операций: определение роли и места фронтовых и армейских объединений; широкое использование различных форм оперативного маневра; переход от равномерного распределения сил по фронту к действиям ударными группировками; орг-ция и успешное применение первых в мире подвижных объединений - конных армий. Был получен ценный опыт осуществления прорыва мощной обороны противника (Перекоп в 1920), форсирования рек с ходу, захвата и обороны плацдармов на крупных водных преградах (Каховка в 1920), активной обороны крупных городов (Царицын в 1918-19, Петроград в 1919 и др.).

Тактика Сов. Армии в гражд. войне складывалась под влиянием справедливого революц. характера войны, высоких морально-боевых качеств личного состава, слабого оснащения войск боевой техникой. Важнейшими чертами тактики были: постоянное стремление к полному разгрому противника, высокая боевая активность; решающая роль маневра в бою; отсутствие шаблона; смелая инициатива командиров и бойцов; низкие тактические плотности. Тактич. задачи решались в основном усилиями пехоты и конницы. Артиллерия имелась в небольшом количестве и применялась в боях, как правило, децентрализованно. Авиация появлялась над полем боя только эпизодически, гл. обр. в целях разведки, с попутным бомбометанием и обстрелом скоплений войск противника. Танков Сов. Армия не имела. При действиях вдоль ж. д. широко использовались бронепоезда. Славные победы Сов. Армии над иностр. интервентами и внутр. контрреволюцией доказали превосходство молодого сов. В. и. над В. и. империалистич. агрессоров и белогвардейцев. Выдающаяся роль в развитии сов. В. и. в годы гражданской войны, в последующий период обобщения опыта минувших войн и разработки основ военной теории на основе новой техники принадлежит М. В. Фрунзе и ряду выдающихся полководцев и воен. теоретиков: А. И. Егорову, С. С. Каменеву, M. H. Тухачевскому, И. П. Уборевичу, Б. М. Шапошникову и др.

За короткий историч. срок между гражданской и Вел. Отечеств. войнами сов. народ под руководством Коммунистич. партии преодолел технико-экономич. и культурную отсталость, осуществил индустриализацию страны и коллективизацию с. х-ва, ликвидировал эксплуататорские классы и построил социализм. За годы предвоен. пятилеток была проведена полная технич. реконструкция Сов. Армии. Интенсивно шло строительство Воен.-Мор. Флота, Военно-Воздушных Сил и противовоздушной обороны. Одновременно велась напряженная работа по совершенствованию воен. кадров. Сов. Армия из технически отсталой превратилась в совр. армию, способную защитить первое в мире социалистич. гос-во.

В тот же период сов. воен. теория определила способы ведения войны, операций и боев, отвечавшие новым условиям и возможностям. Правильно оценивая характер предстоящей войны, сов. воен. теория предвидела, что СССР вынужден будет вести войну против коалиции империалистич. держав, что война будет длительной, упорной и потребует мобилизации всех экономич. ресурсов и людских резервов страны. Огромное значение придавалось прочности тыла, экономич. и моральному потенциалу страны, уровню ее подготовки к войне.

В воен. теории и практике воен. строительства в основном правильно решалась сложная проблема определения общей структуры вооруж. сил: наряду с развитием всех видов вооруж. сил и родов войск учитывалась ведущая роль сухопутных сил.

Перед вооруж. силами в случае нападения империалистов на СССР ставилась решит. стратегич. цель - разгромить противника на его территории. Наступление считалось гл. видом воен. действий, а обороне отводилась подчиненная роль. Слабо разрабатывались вопросы ведения боевых действий в начальный период войны. Считали, что воен. действия будут иметь преим. маневренный характер и большой размах. Победа может быть достигнута путем проведения ряда одновременных и последоват. наступат. операций, осуществляемых по единому стратегич. плану при тесном взаимодействии сухопутных, воен.-возд. и воен.-мор. сил. Учитывалась также возможность самостоят. операций отдельных видов вооруж. сил. В СССР оперативное искусство впервые стало рассматриваться как особая часть В. и.

Крупным достижением сов. воен. мысли явилась разработка теории оперативного искусства и, в частности, теории "глубокой операции". Ее сущность заключалась в одновременном подавлении всей глубины обороны противника путем применения артиллерии, авиации, танковых и механизиров. соединений, возд. десантов, прорыва обороны в высоких темпах с выход

Источник: Советская историческая энциклопедия. 1961-1976



Найдено схем по теме — 1

Найдено научных статей по теме — 15

Читать PDF
0.00 байт

Искусство в военной культуре

Ларкин Л. Г.
В статье рассматриваются взаимоотношения искусства и военной культуры, приводятся высказывание великих полководцев, знавших в понимавших воздействие искусства на армию.
Читать PDF
0.00 байт

Искусство в военной культуре

Ларкин Л. Г.
В статье рассматриваются взаимоотношения искусства и военной культуры, приводятся высказывание великих полководцев, знавших в понимавших воздействие искусства на армию.
Читать PDF
0.00 байт

Развитие военно-инженерного искусства в России в xviii в

Бенда В.Н., Козлов Н.Д.
В статье анализируется состояние отечественного военно-инженерного искусства на протяжении XVIII столетия. Отмечается, что до настоящего времени в отечественной историографии есть не так много работ, посвященных этой проблеме.
Читать PDF
0.00 байт

РУССКОЕ ВОЕННОЕ ИСКУССТВО В ЭПОХУ МОНГОЛЬСКОГО НАШЕСТВИЯ

Жаргалсайхан Насанхуу
Статья посвящена русскому военному искусству, как примеру одного из самых особо развитых и имеющих глубокие традиции военных искусств в мире, которое зародилось и развивалось своеобразным, специфическим путем.
Читать PDF
0.00 байт

Образы визуальных искусств в «Военной трилогии» Э. Поуэлла

Ефимова Н. В.
Анализируется функционирование живописных произведений искусства в цикле Э. Поуэлла «Танец под музыку времени».
Читать PDF
0.00 байт

Рыцарский идеал войны и военное искусство Западной Европы XIV-XV вв

Калмыков Виталий Сергеевич
Статья посвящена развитию военного дела в средневековой Европе. В ней рассматриваются изменения в военном деле в XIV-XV вв. и влияние этих изменений на рыцарское сословие и его идеологию.
Читать PDF
0.00 байт

Бойцовские поединки – как составная часть военного искусства казахов

Устагалиев Ернар Упагалиевич, Толен Женисбек Муратбекулы
В статье освещен одна из важных проблем в военном искусстве как бойцовскиепоединки. Автор выделил основные составляющие поединков, роль и место его в военном деле.
Читать PDF
0.00 байт

Некоторые черты военного искусства индейцев североамериканских прерий

Торопицын Илья Васильевич
Индейские войны неотъемлемая часть истории США.
Читать PDF
0.00 байт

Роль ручного огнестрельного оружия в военном искусстве Кореи в XVII веке

Бобров Леонид Александрович, Пастухов Алексей Михайлович
Военное искусство XVII в. относится к числу наименее изученных тем в истории Кореи.
Читать PDF
0.00 байт

Некоторые аспекты военного искусства в период Арцахской войны 1993-1994гг.

Арцрун Ованнисян
В армянской действительности арцахская война имеет достаточно ве-сомое значение, которое все еще нуждается в более глубоком исследо-вании.
Читать PDF
0.00 байт

Новоевропейская фортификация: архитектура, инженерия или военное искусство?

Ю.Е.Ревзина
В статье рассматриваются методологические вопросы, связанные с изучением истории фортификации эпохи Ренессанса и XVII–XVIII веков в Европе и России.
Читать PDF
0.00 байт

Работа Д. А. Милютина «Тридцатилетняя война (1618-1648)» о военном искусстве

Габелко Д. Е.
В статье рассказывается о работе Д.А. Милютина над очерком о Тридцатилетней войне (1618-1648) для курса военной истории офицерам Военной академии. Основное внимание автор уделяет военному искусству воюющих сторон.
Читать PDF
0.00 байт

Развитие военно-морского искусства в ходе Русско-японской войны 1904-1905 гг

Наумов Игорь Владимирович
В статье рассматриваются вопросы развития военно-морского искусства противоборствующих стран накануне и в период Русско-японской войны.
Читать PDF
0.00 байт

О военном искусстве красных и белых в период гражданской войны (историографический аспект)

Бакланова Ирина Семеновна
Дан анализ историографии некоторых вопросов военного искусства красных и белых в период гражданской войны.
Читать PDF
0.00 байт

Дмитрий Хворостинин и Михаил воротынский и их роль в истории военного искусства России в XVI в

Боровиков Сергей Владимирович
В статье рассматривается деятельность двух выдающихся полководцев России XVI в.

Найдено книг по теме — 25

Похожие термины:

  • Военно-морское искусство

    теория и практика подготовки и ведения боевых действий силами ВМФ самостоятельно и во взаимодействии с другими видами ВС. Советское В.-м. и. включает стратегическое использование ВМФ, оперативное
  • Военно-инженерное искусство

    теория и практика подготовки в военно-инженерном отношении территории страны к войне, организационного строительства и вооружения инженерных войск, их применения в бою и операции, инженерного об
  • Военное искусство древних славян

    Киевское государство часто воевало со своими ближними и дальними соседями. Это были войны с захватчиками, нападавшими на Русь, войны за расширение границ Киевского государства, за укрепление его