МОРОЗОВЫ

Найдено 8 определений
Показать: [все] [проще] [сложнее]

Автор: [российский] Время: [советское] [постсоветское] [современное]

Морозов

авт. кн. "Жизнь и приключ. писаря Морозова, описанные им самим" (СПб., 1865).


{Венгеров}





Морозов


(прозв. Русалка) — Михаил (Филимонов) Яковлевич, бояр. и приближ. советник Ивана III, † 1501 г.


{Половцов}

Источник: Большая русская биографическая энциклопедия. 2008

МОРОЗОВЫ
предприниматели, владельцы текстильных предприятий. Родоначальник - Савва Васильевич (1770-1862), из крепостных крестьян, выкупился на волю с сыновьями в 1820. Основал ряд фабрик. М. создали ряд товариществ, на предприятиях которых в 1915 было занято 54 тыс. рабочих. Из рода М. - С. Т. Морозов.

Источник: История отечества. Энциклопедический словарь. 1999

МОРОЗОВЫ
русские капиталисты, владельцы текстильных предприятий. Савва Васильевич (1770—1862) из крепостных крестьян, выкупился с сыновьями в 1820 г. Основал ряд текстильных фабрик, на одной из которых в 1885 г. при Тимофее Саввиче (ум. в 1889 г.) произошла Морозовская стачка. Морозовы создали ряд мануфактурных товариществ, на которых в 1915 г. было 54 тыс. рабочих. С. Т. Морозов (1862—1905) был другом М. Горького, сочувствовал большевикам, помогал революционерам, был меценатом Московского художественного театра.

Источник: Словарь исторических терминов. 1998

МОРОЗОВА
урожденная Соковнина), Феодосия Прокопиевна (ум. 2.XI.1675) - боярыня, жена Г. И. Морозова, брата Б. И. Морозова. М. стала ярой сторонницей Аввакума и старообрядцев. Перестроив домашний уклад своей жизни по монастырскому образу, она наполнила дом нищими и монахами, сделала его убежищем для всех гонимых за "старую веру". Возвратившись в 1664 из ссылки, Аввакум жил у М. После вторичной ссылки Аввакума переписывалась с ним. Конфликт с официальной церковью знатной и приближенной ко двору боярыни привлекал к себе внимание широких кругов общества, что обеспокоило высшее духовенство и царя. После того как на нее не подействовали уговоры, она подверглась преследованиям. В 1666 у М. были отобраны вотчины, но благодаря заступничеству царицы были возвращены ей. В кон. 1671 М. и ее сестра - кн. Е. П. Урусова, тоже сторонница раскола, были арестованы. Упорства М. не сломили ни уговоры патриарха и др. архиереев, ни жестокие пытки, ни окончат. конфискация всех ее огромных богатств. В 1673 М., вместе с Е. П. Урусовой и М. Г. Даниловой, была перевезена в Боровский монастырь и посажена в земляную тюрьму, где и умерла, не изменив своим убеждениям.

Лит.: Тихонравов Н., Боярыня Морозова, "Рус. вестник", 1865, (т. 59), No 9.

В. С. Шульгин. Москва.

Источник: Советская историческая энциклопедия. 1961-1976

МОРОЗОВЫ
русские предприниматели. Родоначальник семьи Савва Васильевич Морозов (1770-1862), бывший крепостной помещика Н.Г. Рюмина, пастух, извозчик, наемный ткач на фабрике Кононова, в 1797 основал собственное шелкоткацкое заведение в с. Зуеве Богородского у. Московской губ. (район крестьянского ручного ткачества, ныне г. Орехово-Зуево). Уже в 1820 Савва Морозов с четырьмя сыновьями смог выкупиться на волю за 17 тыс. руб. ассигнациями. В 1825-40 Морозовы основали четыре хлопчатобумажные фабрики, которые оценивались в 200-300 тыс. руб. Во 2-й пол. XIX в. фабрики выросли в крупные фирмы: "Товарищество Никольской мануфактуры Саввы Морозова сын и К°", "Товарищество мануфактур Викулы Морозова с сыновьями в местечке Никольском", "Компания Богородско-Глуховской мануфактуры", "Товарищество Тверской мануфактуры бумажных изделий".
Наиболее известен руководитель Никольской мануфактуры Савва Тимофеевич Морозов (1862-1905). По образованию химик, меценат Художественного театра в Москве, сочувствовавший революционерам, Савва Морозов в связи с началом революционных событий 1905 остановил фабрику и пытался вступить в переговоры с рабочими. В качестве члена Московской городской думы выступил против применения военной силы в борьбе с рабочими, за право мирных стачек, собраний, союзов. Савва Тимофеевич финансировал большевистских боевиков и погиб при неясных обстоятельствах. Официальная версия - самоубийство. По данным полиции, убит большевиками с целью завладеть его деньгами.

Источник: Святая Русь: энциклопедический словарь. 2000

МОРОЗОВЫ
рус. текстильные фабриканты-миллионеры, представители нац. капитала Центр.-пром. р-на. По определению В. И. Ленина, прошли "через все ступени" от "народного производства" до "капитализма". Родоначальник семьи Савва Васильевич Морозов (1770-1862), б. крепостной помещика Н. Г. Рюмина, пастух, извозчик, наемный ткач на фабрике Кононова, в 1797 основал собств. шелкоткацкое заведение в с. Зуево Богородского у. Моск. губ. (р-н крест. ручного ткачества, ныне г. Орехово-Зуево). Уже в 1820 Савва М. с четырьмя сыновьями смог выкупиться на волю за 17 тыс. руб. ассигнациями. В 1825-40 М. основали 4 хл.-бум. фабрики, к-рые оценивались в 200-300 тыс. руб. Во 2-й пол. 19 в. фабрики выросли в крупные фирмы: "Товарищество Никольской мануфактуры Саввы Морозова сын и КА", "Товарищество мануфактур Викулы Морозова с сыновьями в местечке Никольском", "Компания Богородско-Глуховской мануфактуры", "Товарищество Тверской мануфактуры бумажных изделий". На Никольской мануфактуре при Тимофее Саввиче М. (ум. 1889) произошла знаменитая Морозовская стачка 1885. В 1915 на предприятиях М. было занято 54 тыс. рабочих, выпущено продукций более чем на 100 млн. руб., а собств. капиталы М. превысили 110 млн. руб. М. вошли в небольшую группу крупнейших текстильных фабрикантов (вместе с Рябушинскими, Кноппами, Второвым и др.), руководившую монополистич. союзами и банками.

Наиболее известен руководитель Никольской мануфактуры Савва Тимофеевич М. (1862-1905). По образованию химик, друг А. М. Горького и меценат Художеств. театра в Москве, сочувствовавший революционерам, Савва М. в связи с началом революц. событий 1905 остановил фабрику и пытался вступить в переговоры с рабочими. В качестве члена Моск. гор. думы выступил против применения воен. силы в борьбе с рабочими, за право мирных стачек, собраний, союзов. Одновременно в марте 1905 по его инициативе состоялось совещание представителей предпринимательских орг-ций для разработки конвенции о согласованных выступлениях фабрикантов против забастовочного движения. Противоречивость обществ. позиций Саввы М. привела его к личной катастрофе (отстранение от дел фабрики, болезнь, самоубийство). Он послужил прототипом ряда героев Горького (Егор Булычов и др.). Предприятия М. были национализированы в числе др. крупных хл.-бум. фабрик декретом Сов. пр-ва от 8 июня 1918.

Лит.: Ленин В. И., Собр. соч., т. 3, с. 542, 543, 750; Шишмарев Д. И., Краткий очерк пром-сти в р-не Нижегород. и Шуйско-Ивановской ж. д., СПБ, 1892; Иоксимович Ч. М., Мануфактурная пром-сть в прошлом и настоящем, т. 1, М., 1915; Лаверычев В. Я., Монополистич. капитал в текст. пром-сти России (1900-1917), М., 1963; М. Горький в эпоху революции 1905-07 гг. Мат-лы, воспоминания, исследования, М., 1957.

У. М. Полякова. Москва.

Источник: Советская историческая энциклопедия. 1961-1976

МОРОЗОВ
1. Борис Иванович (1590-1661) - гос. деятель, руководитель рус. пр-ва в сер. 17 в., боярин. Был воспитателем ("дядькой") Алексея Михайловича. С 1645 фактически возглавлял моск. администрацию. Руководил приказами Большой казны, Стрелецким, Аптекарским, Новой Четью. Стремясь увеличить доходы казны, М. сократил жалование служилым людям и ввел высокий косвенный налог на соль. Эти меры явились одной из причин восстания в Москве в июне 1648. Восставшие требовали выдачи М., но царь укрыл его в своем дворце, затем отправил в фиктивную ссылку в монастырь, но через 4 месяца вернул в Москву. М. принимал участие в подготовке Уложения 1649 и до конца 1650-х гг. продолжал негласно руководить пр-вом. М. был крупнейшим землевладельцем, имея в 19 уездах 9100 тяглых дворов с 55 тыс. крестьян. Ему принадлежали железоделательные, кирпичные, поташные заводы, мельницы, винокурни. Х-во М. являлось характерным примером сочетания феод. землевладения с активной торгово- промышленной деятельностью.

Лит.: Акты хозяйства боярина Б. И. Морозова, т. 1-2, М.-Л., 1940-45; Забелин И. Е., Большой боярин в своем вотчинном х-ве XVII в., "BE", 1871, No 1-2; Смирнов П. П., Посадские люди и их клас. борьба до сер. XVII в., т. 2, М.-Л., 1948.

Д. Л. Гольдберг. Ленинград. 2. Николай Александрович (25.VI.1854 - 30.VII.1946) - рус. революционер-народник, ученый, почетный член АН СССР (с 1932). Сын помещика Ярославской губ. и крепостной крестьянки. В 1874 вошел в моск. кружок чайковцев. Участвовал в "хождении в народ" (Ярославская, Курская, Воронежская и Костромская губ.). В кон. 1874 уехал в Женеву, где сотрудничал в бакунистской газ. "Работник" и в газ. П. Л. Лаврова "Вперед!", вступил в 1-й Интернационал. Весной 1875, возвращаясь в Россию, был арестован. Судился по "процессу 193-х" (1877-78). В 1878 вступил в "Землю и волю". Был одним из редакторов "Земли и воли" и "Листка "Земли и воли"". После раскола орг-ции стал чл. Исполнит. к-та "Народной воли", участвовал в редактировании газ. "Народная воля". В 1880 уехал за границу, где в Лондоне познакомился с К. Марксом. В янв. 1881 при нелегальном возвращении в Россию был арестован на границе. По "процессу 20-ти" (1882) был приговорен к бессрочной каторге. До окт. 1905 отбывал заключение в Шлиссельбургской крепости. В условиях одиночного заключения сохранял бодрость духа и огромную умственную энергию, занимался наукой (химия, физика, астрономия, математика, история), особенно много работал в области естествознания. Выйдя из крепости, опубл. ряд ценных науч. работ, написанных в заключении ("Периодич. системы строения вещества", 1907; "Д. И. Менделеев и значение его периодич. системы для химии будущего", 1907); преподавал химию и астрономию на Высших курсах Лесгафта и в Психоневрологич. ин-те. В 1911 за антирелиг. тенденции книги стихов "Звездные песни" (1910) был приговорен к годичному заключению, к-рое отбывал в Двинской крепости. В 1917 был нек-рое время близок к кадетам, принимал участие в Моск. гос. совещании. В 1918 М. стал директором биологич. лаборатории Лесгафта, вскоре преобраз. в Науч. ин-т им. Лесгафта. Кроме работ по физике, химии и математике, М. написал ряд книг по истории религии и христианства ("Откровение в грозе и буре", 1907, "Пророки", 1914, "Христос", кн. 1-7, 1924-32), в к-рых пытался пересмотреть нек-рые проблемы всемирной истории, в частности истории христианства. Теории М., выведенные гл. обр. из астрономич. явлений, к-рым автор придавал чрезмерно большое значение, находятся в противоречии с ист. фактами. Воспоминания М. "Повести моей жизни" (т. 1-4, 1916-18, посл. изд., т. 1-2, М., 1965) представляют интерес для изучения истории народничества, хотя ценность их как ист. источника снижается субъективизмом автора и беллетризированной формой изложения.

Лит.: Круковская Л., Н. А. Морозов, М., 1912; Любатович О. С., Далекое и недавнее, "Былое", 1906, No 5-6; Фигнер В. Н., Член Исполнит. к-та партии "Народная воля" Н. А. Морозов, 2 изд., М., 1928; Писатели совр. эпохи, т. 1, М., 1928; Морозова К., Н. А. Морозов, М.-Л., 1944.

Н. M. Пирумова. Москва.

Источник: Советская историческая энциклопедия. 1961-1976

Морозовы
I Основателем Никольской мануфактуры «С. Морозова, сын и К0» и родоначальником мануфактурно-промышленной семьи Морозовых является крепостной крестьянин помещика села Зуева Богородского уезда Московской губернии Николая Гавриловича Рюмина — Савва Васильевич Морозов, который родился в 1770 году. О детстве Саввы ничего не известно. Известно лишь, что сперва он помогал отцу в рыбачестве, но ввиду малого заработка, а равно и по скудности земли, Савва начал заниматься шелкоткацким делом. Сначала Савва Васильевич работал ткачом на небольшой шелковой фабрике Кононова, получая на хозяйских харчах по пяти рублей ассигнациями в год. На Савву выпадает жребий идти в солдаты, и он, желая откупиться от рекрутства, делает крупный заем у Кононова. Уплатить сделанный долг из получаемого жалованья было трудно, если даже и прямо немыслимо, да и сам Кононов, давая деньги, желал лишь закабалить хорошего работника; но Савва, твердо решившись отделаться от долга, перешел на сдельную плату и выплатил свой долг, работая со всею своей семьею, в два года. Такой результат дал ему мысль открыть свое самостоятельное дело, что он и сделал в селе Зуеве в 1779 году с капиталом в 5 рублей, которые он получил в приданое за женой Ульяной Афанасьевной, которая славилась своим искусством красить товар. Первоначально Савва Васильевич работал лишь шелковый товар, затем дело было переведено на шерстяное, и лишь с 1847 года было поставлено чисто хлопчатобумажное, каковым оно остается и теперь, но с 1797 года частью переведено из Зуева через реку Клязьму в м. Никольское Владимирской губернии, где тогда было основано только товароотделочное заведение, положившее начало Никольской мануфактуре. Рассказывают, что Савва Васильевич был также хорошим мастером по выработке ажурных тканей и после народной войны 1812 года носил несколько лет из Зуева в Москву на себе в котомке свои ажурные изделия и продавал их в дома именитых в то время помещиков и обывателям столицы: скопляя таким образом капитал, необходимый для исполнения задуманной им цели — устроить свою ткацкую и бумагопрядильную фабрики. Честность Саввы Васильевича и чистота работы, а вместе и прочность краски его ткацких изделий вскоре сделали то, что скупщики, зная дни его приезда, выходили далеко по дороге к нему навстречу, чтобы перехватить выдающийся товар. Успеху дела немало способствовало и то, что Савва, кстати сказать, был выдающимся пешеходом, он приносил свою работу в Москву в один день: выходил со светом, к вечеру был уже в столице. Кроме продажи изделий, источником нынешних миллионов служила опять-таки честность Саввы, которому окрестные крестьяне сносили деньги на хранение и тем самым увеличивали средства для оборота. Вместе с родителями работали w сыновья — Елисей, Захар, Абрам, Иван и Тимофей: дела пошли настолько хорошо, что в 1820 году Савва Васильевич мог уже откупиться от Н. Г. Рюмина со своими 4 сыновьями за громадную по тому времени сумму в 17 000 рублей ассигнациями. Пятого же сына помещик не отпустил и дал свободу лишь впоследствии, как говорят, за баснословную сумму. Получив вольную, Савва Васильевич деятельно принялся за расширение дела, и в 1830 году им была основана в городе Богородске как отделение Зуевской фабрики небольшая красильная и отбельная, а также и контора для раздачи пряжи мастеркам и принятия тканей от последних. Эти заведения послужили основанием нынешней Богородско-Глуховской бумажной мануфактуры, перешедшей в начале сороковых годов к его второму сыну Захару Саввичу Морозову. Первый сын — главный помощник Саввы Васильевича — Елисей Саввич после женитьбы также отделился и в 1837 году открыл рядом со своим отцом в м. Никольском маленькую красильную фабрику, послужившую в свою очередь началом нынешней мануфактуры «товарищества Викулы Морозова с сыновьями». В 1825 году Савва Васильевич основал московскую фабрику, которая в сороковых годах состояла из 11 строений, где помещались 3 ткацких, 1 сновальная и 3 красильных и сушильных. Машин не имелось, но было 240 ручных станков с жаккардовыми машинами для выработки цветных узорчатых тканей. Эта московская фабрика была ликвидирована после Крымской войны. В 1838 году Савва Васильевич создает первоклассную в России по размерам Никольскую механическую ткацкую фабрику в большом многоэтажном каменном корпусе, а через 9 лет, именно в 1847 году, Савва Васильевич почти рядом со своим ткацким корпусом выстроил специальный прядильный корпус, не бывалых до того времени размеров. С выделом из состава общей фирмы сыновей — Елисея и Захара Саввичей — Савва Васильевич с 1850 года, тогда уже в преклонных летах (умер в I860 году), передал ведение всеми делами своему младшему сыну Тимофею Саввичу при ближайшем сотрудничестве четвертого сына Ивана и двух малолетних внуков своих Абрама и Давида Абрамовичей, прямых наследников тогда уже умершего третьего сына Саввы Васильевича — Абрама Саввича Морозова. Иван Саввич не любил мануфактурного дела и вскоре после смерти Саввы Васильевича выделил свой капитал, так что Тимофей Саввич с 1850 года вплоть до своей смерти в 1889 году является единственным руководителем наследства Саввы Васильевича Морозова, которое он вел сперва под фирмою «Товарный дом Саввы Морозова сын и К°», а в 1873 году учредил паевое товарищество под тем же названием. Учредителями еще были М. И. Дианов, Ф. Ф. Пантелеев, С. П. Прокофьев и Н. П. Рогожин. Первый из них состоял директором товарищества до 1886 года. По совету своего отца, Тимофей Саввич в 1857 году начал скупать долевые паи на заарендованный под фабрику будущей Тверской мануфактуры участок земли около города Твери от прежних предпринимателей и сверх сего купил для той же цели, т. е. для расширения своих фабрик во Владимирской губернии, два земельных участка неподалеку от м. Никольского, в сельце Ваулове и в устье реки Киржач, в селе Городище, где впоследствии была устроена большая контора для раздачи основ и утка мелким кустарям-ткачам, работавшим у себя в деревнях, и больших размеров отбельно-красильный и отделочный корпус, а также и набивная фабрика. Тверская же мануфактура, устав паевого товарищества которой был утвержден в 1859 году, начала функционировать уже в 1860 году, и ею также руководил Тимофей Саввич до 1872 года, когда, вследствие раздела, последняя перешла во владение его племянникам — Абраму и Давиду Абрамовичам. После этого снова всю свою кипучую деятельность сосредоточил на расширении Зуевской фабрики, как продолжала называться его фабрика и в м. Никольском, и ее отделения в Ваулове; вплоть до своей кончины в 1889 году Тимофей Саввич в последнее десятилетие своей промышленной деятельности проявил неимоверную энергию в деле улучшения производства своих фабрик. Он не жалел средств на приглашение опытных и знающих дело мастеров-англичан и русских инженеров. Для подготовки этих последних к фабричной деятельности им были учреждены стипендии при Императорском техническом училище для командировок окончивших курс молодых инженеров за границу. Он сам первый же их брал к себе на фабрику. При его же материальном содействии в русской технической литературе появился безусловно капитальный труд А. И. Шорина «Опыт практического руководства по ткачеству хлопчатобумажных тканей». Его неизменным желанием было поставить производство Никольской фабрики на первое место в России, чего он и достиг. Но зато в лице Тимофея Саввича перед нами встает во весь рост тип самодура: я так хочу, мне никто и ничто не может служить помехою. В дни приездов хозяина на фабрику на ней все трепетало, как перед грозою. Из служащих имели цену лишь бессердечные и черствые исполнители воли хозяина. Получив дьячковское образование, Тимофей Саввич не мог понять, что улучшением фабричного оборудования и надлежащим подбором технических сил он вскоре бы достиг тех результатов, которые ему были желательны; но его вера в палку и уверенность в кулаке оставили темный след в истории Никольской мануфактуры в виде тех беспорядков и забастовки, которые произошли в 1885 году на Никольской мануфактуре. В начале 80-х годов Тимофей Саввич сравнительно с соседями повысил расценки на работы у себя на фабрике, но в то же время и ввел систему штрафов, которые шли в пользу хозяина. «Распоряжения о том, за что и как штрафовать, — говорил на суде в 1885 году исправнейший исполнитель воли Тимофея Саввича А. И. Шорин, — всегда шли из Москвы; мало штрафуете — прогоню. При таких порядках в иной месяц у рабочих заработка могло не хватать на харчи… У самых хороших рабочих было штрафов до 15 % суммы заработка». После Тимофея Саввича фактическим руководителем Никольской мануфактуры стал его старший сын Савва Тимофеевич Морозов, за время правления которого мануфактура достигла выдающегося положения не только у нас в России, но и за границею. При нем не только производство усовершенствовалось и развивалось, но и положение рабочих улучшилось. Им был ликвидирован знаменитый бунт рабочих в 1885 году, вызванный применением его отцом больших штрафов и неимением для рабочих фабричных квартир. Савва Тимофеевич штрафы почти совсем отменил. Для рабочих выстроил много хороших благоустроенных казарм, медицинскую помощь поставил образцово, и, наконец, когда началось волнение в 1904–1905 годах, он решил привлечь рабочих к участию в прибылях товарищества мануфактуры. Но последнее не было одобрено его матерью Марией Федоровной, которая, как главная пайщица и директриса-распорядительница мануфактуры, в апреле месяце 1905 года, устранила Савву Тимофеевича от управления фабрикою, что и послужило причиною его трагической кончины 13 мая того же года. После его смерти и по настоящее время, смело можно сказать, что положение рабочего люда на фабриках Саввы Морозова не улучшалось. Директором-распорядителем со дня смерти Тимофея Саввича до 1911 года состояла его супруга Мария Федоровна, а после ее смерти ее сын Сергей Тимофеевич, который управлением делами Никольской мануфактуры почти не занимается, а его заменяют в техническом направлении Федор Геннадиевич Карпов, председатель общества развития мануфактурной промышленности, а в коммерческом Иван Андреевич Колесников. Последний поступил в товарищество бухгалтером еще в 1870 году, а с 1886 года состоит директором правления. С 1905 года он фактически состоит директором-распорядителем всей мануфактуры. Кроме И. А. Колесникова и Ф. Г. Карпова, директором правления состоял бывший бухгалтер Иван Петрович Сушкин и племянник С. Т. Морозова Сергей Александрович Назаров, а кандидатами — Тимофей Саввич Морозов и Юлия Александровна Крестовникова, сестра С. Т. Морозова. Управляющим всеми фабриками состоит известный специалист по крашению, отбелке и отделке бумажных тканей В. Н. Оглоблин, прядильным директором состоит Н. В. Бакастов, красильной — А. А. Санин, управляющий ткацкой фабрикою — Л. П. Дара, а его помощник — А. П. Горев; ткацкими мастерами — А. А. Альбицкий, П. П. Туницын и Е. Д. Политов. Здесь уместным считаем упомянуть еще о деятельности Тимофея Саввича Морозова и его супруги Марии Федоровны на поприще развития технических познаний в мануфактурной среде. Так, Тимофей Саввич, видя неподготовленность ткацких подмастерьев, для улучшения у себя ткацкого отдела при своей школе грамоты в 1880-х годах устраивает ткацкий класс, во главе которого становится ученый рисовальщик М. В. Бобров. Этот класс, давший около десятка ткацких мастеров, был вскоре самим же основателем закрыт, так как многие окончившие переходили на службу к его конкурентам, не получив должной оценки на мануфактуре, их взрастившей. Затем Мария Федоровна пожертвовала 125 тысяч рублей на постройку здания для лаборатории механической технологии волокнистых веществ при Московском техническом училище. В настоящее время мануфактура состоит из бумагопрядильной фабрики в 177 144 прядильных и 23 822 крутильных веретен, механической ткацкой в 3 745 станков, красильно-набивной и белильно-отделочной фабрик и торфяного завода с 2 000 десятин земли под торфяной разработкой. Рабочих на фабриках около 18 000 и на торфяном заводе летом около 4 000. Годовая выработка пряжи и разных тканей достигает 26 000 000 рублей. Основателем товарищества мануфактур Викулы Морозова с сыновьями является старший сын Саввы Васильевича Морозова, Елисей Саввич, который в 1837 году, отделясь от отца, открыл маленькую красильную фабрику рядом с отцовской в м. Никольском. Первое время дело велось в очень скромных размерах, так как Елисей Саввич более занимался изучением религиозных вопросов, нежели своей фабрикою. Им был написан трактат о пришествии Антихриста и о пророках Илии и Ионе. Фабричными делами занималась почти исключительно его супруга Евдокия Демидьевна, тем и объясняется, что лишь в пятидесятых годах, по настоянию сына своего Викулы, он выстроил первую самоткацкую фабрику в 1847 году и вскоре затем сам устранился от дел (умер в 1868 году), передав все управление в руки тому же Викуле Елисеевичу. Последний 000 лет русского предпринимательства в 1872 году выстроил бумагопрядильную фабрику, а в 1882 году учредил паевое товарищество, в которое, кроме самого Викулы Елисеевича, вошли: его сотрудница — супруга Евдокия Никифоровна Морозова; его сотрудник с 1856 года Иван Кондратьевич Поляков и его, Викулы Елисеевича, сыновья — Алексей, Федор и Сергеи, которых после своего совершеннолетия заменил третий сын Викулы Елисеевича Иван Викулович. Одно время был директором товарищества и самый младший сын Викулы Елисеевича Елисей Викулович. Иван Викулович уже второй десяток находится во главе товарищества, и под его руководством фабричное производство значительно развилось и улучшилось. Перед ним довольно долгое время мануфактурою руководил Алексей Викулович, но он теперь ее не касается, как и его другие братья. В настоящее время мануфактуре принадлежат: 1) в м. Никольском прядильная фабрика с 159 000 прядильных и 18 000 крутильных веретен, ткацкая фабрика с 2 500 механическими ткацкими станками, белильно-красильная и отделочная фабрика и 4 512 десятин земли с лесом и торфяными болотами и 2) при селе Савине Богородского уезда Московской губернии: бумаго и вигонопрядильная фабрика с 29 000 веретен и ткацкая фабрика с 418 ткацкими станками. Число рабочих на Никольских фабриках 10 500, производящих в год бумажной пряжи и таковых тканей на 21 миллион рублей, а на Савинских — 2 000 рабочих, годовое производство которых доходит до 2 1/2 миллиона рублей. Нынешнее правление состоит из Ивана Викуловича Морозова, Ивана Кондратьевича Полякова, Степана Никифоровича Свешникова, который заведует фабриками в м. Никольском, Ивана Ивановича Ануфриева, Сергея Ионовича Бузникова, Григория Ивановича Полякова и Елисея Ивановича Полякова, который заведует Савинской фабрикой со дня ее основания. В 30-х годах в городе Богородске было небольшое отделение Зуевской фабрики С. В. Морозова в виде красильно-белильного заведения и раздаточной конторы, откуда отпускалась пряжа кустарям для ткачества на дому на своих станках. В начале сороковых годов Савва Васильевич отделил своего второго сына Захара Саввича, к которому в собственность и перешло богородское заведение, которое он в 1842 году перенес из Богородска в село Глухово, называемое еще Жеребчихой, где Захар Саввич приобрел 180 десятин земли от помещиков Глухова и Жеребцова. Постепенно расширяя дело, Захар Саввич в 1847 году уже построил механическую ткацкую фабрику, позднее возникла бумагопрядильная фабрика, а в 1855 году Захар Саввич утверждает паевое товарищество «Компания Богородско-Глуховской мануфактуры». После смерти Захара Саввича всеми делами заведовали его сыновья Андрей и Иван Захаровичи, при которых дело было расширено в значительных размерах: они не только расширили существующие прядильную и ткацкую фабрики, но выстроили в 1870 году красильную и набивную в родовом гнезде Морозовых в селе Зуеве, а после смерти Андрея Захаровича при помощи своих сыновей, Давида и Арсения, Иван Захарович выстроил в 1876 году плисорезную и ткацкую фабрики в деревне Кузнецах, недалеко от Орехово-Зуева. Последние предприятия в 90-х годах были переведены на главную фабрику в Глухово, а земля с постройками в начале этого 1915 года была продана товариществу Зуевской мануфактуры Н. И. Зимина. После смерти Ивана Захаровича в 1888 году директорами мануфактуры становятся его два сына, Давид и Арсений Ивановичи, и племянники, Константин и Евстафий Васильевичи. Давид Иванович заведовал коммерческой, а Арсений Иванович хозяйственной частями мануфактуры, что в настоящее время делают их сыновья: Николай Давидович, Петр и Сергей Арсениевичи, которые так же, как и их родители, предприимчивы и энергичны. В 1890 году мануфактура имела 100 000 прядильных веретен и 2 100 механических ткацких станков. Годовая производительность была около 15 миллионов рублей при 8 000 рабочих на фабриках и около 1 700 человек около нее по деревням (кустари-ткачи). Летом на торфяных болотах занято еще 2 300 человек. Основной капитал был только 750 000 рублей, но запасный и другие — более 4 миллионов рублей. Вот это и побудило Давида и Арсения Ивановичей увеличить основной капитал до б миллионов рублей, но так как им не хватало 1 250 000 рублей, то ими был приглашен Кноп, который на эту сумму и купил новые паи. Таким образом, Кноп достиг своей заветной мечты быть пайщиком и морозовских фабрик, откуда он ушел только три года тому назад. До 1911 года мануфактура работала более или менее тяжелый товар, а также ткани для крестьянского населения, а с приглашением в этом году для заведования ткацкими фабриками бывшего заведующего на фабрике Саввы Морозова, Григория Ивановича Тусева, Богородско-Глуховская мануфактура начала вырабатывать и для городского населения очень изящные ткани, которые вполне конкурируют с подобными заграничными. Этому, несомненно, в большой мере помогло преобразование красильного отделения мануфактуры, которым заведует при непосредственном сотрудничестве А. А. Смирнова и Б. А. Розенталя второй сын Арсения Ивановича, Сергей Арсеньевич. Последний состоит председателем совета при Богородском реальном училище, а его брат Петр — председателем совета при Московском ткацком училище. Здесь нельзя не отметить, что многолетними и плодотворными сотрудниками Морозовых до прошлого года были: Т. М. Власов как главный бухгалтер и доверенный О. А. Детинов как управляющий фабриками более 50 лет. Ныне мануфактуру составляют следующие отделения: 1) бумагопрядильная с 128 813 прядильных и 47 190 крутильных веретен, 2) ткацкая с 3 400 механическими станками, 3) отбельная, красильная, набивная и отделочная фабрики, и при них около 10 тысяч десятин собственной земли под лесом и торфом. Число рабочих около 13 000, а годовая выработка доходит до 22 миллионов рублей. При фабрике имеется и начальное училище высшего типа. Здесь уместным считаем упомянуть, что Богородско-Глуховская мануфактура по количеству крутильных веретен занимает первое место в Московском промышленном районе. Давид и Арсений Ивановичи Морозовы были первые фабриканты московского района, которые обратили внимание на ниточное производство. Ниточное производство заведено при прядильном директоре англичанине Якове Ивановиче Ратклифе, который 17 лет заведовал прядильною фабрикой. После его смерти, последовавшей 10 лет тому назад, прядильным директором становится инженер-технолог Виктор Иванович Чердынцев, который после практики на Норской мануфактуре два года провел в Англии для усовершенствования в своей специальности, а кроме того, два года провел на фабрике товарищества Соколовской мануфактуры Асафа Баранова в качестве прядильного мастера. Оживление промышленного движения в России вслед за окончанием Крымской войны, а с другой стороны — по случаю открытой между Москвою и Петербургом, ныне Петроградом, Николаевской железной дороги, вызвало в конце пятидесятых годов в среде московских мануфактурных промышленников потребность искать удобных местностей для постройки своих паровых хлопчатобумажных фабрик на более отдаленном радиусе от Москвы, с более дешевым топливом и рабочими людьми, чем под Москвой. В 1856–1858 годах, когда именно и было построено большинство наших мануфактурных фабрик, и поныне существующих, небольшой группой московских мануфактур промышленников и торговцев в лице С. М. Шибаева, И. В. Митюшина, В. И. Брызгалина и В. Залогина во главе с энергичным предпринимателем Н. И. Каулиным была избрана для устройства прядильных и ткацких фабрик местность около города Твери близ реки Волги, на берегу реки Тьмаки. Н. И. Каулин уже ранее имел здесь, около Рождественского монастыря, небольшую мануфактуру, также, затратив на устройство под Москвой особой андреевской фабрики почти весь свой капитал, вскоре выступил из этой компании, а его примеру последовали Шибаев и Залогин, последний потому, что задумал один в том же районе создать небольшую мануфактуру. На их место в компанию поступил от зуевских фабрик Саввы Васильевича Морозова его сын Тимофей Саввич с тем расчетом, чтобы, возможно, там и здесь расширить производство, в это время сократившееся за выделом из общей фирмы двух старших сыновей С. В. Морозова, Елисея Саввича с сыном Викулом и Захаром Саввичем с сыновьями Иваном и Давидом. При Тимофее Саввиче Морозове в 1859 году был утвержден устав созданного паевого товарищества, были пущены в ход не только прядильная, но и механико-ткацкая фабрики, а вскоре были выстроены белильно-красильная и отделочная фабрики, которые были обеспечены топливом из своих местных дач, величина которых в 1872 году достигала 4 561 десятины. В 1872 году, когда состоялся третий раздел фирмы «Саввы Морозова сын и К°», т. е. когда Тверская мануфактура по жребию перешла в собственность племянников Тимофея Саввича и внуков Саввы Васильевича, к Абраму и Давиду Абрамовичам Морозовым, как прямым наследникам после умершего их отца Абрама Саввича Морозова, — наступила, можно сказать, новая эра в дальнейшем расширении и усовершенствовании производства изделий товарищества Тверской мануфактуры. Во главе этой мануфактуры становится бывший помощник Тимофея Саввича Абрам Абрамович Морозов, который при содействии своего брата Давида Абрамовича и зятя Владимира Григорьевича Чибисова с неустанной энергией повел дело. За 10 лет времени его директорства, т. е. с 1872 по 1882 годы, были сильно увеличены прядильный и ткацкий отделы, а также была выстроена новая, очень большая, отделочная фабрика, и, наконец, им было приобретено для мануфактуры 32 ббб десятин леса. С кончиною Абрама Абрамовича, с 1883 по 1892 годы, во главе правления товарищества стояла его супруга Варвара Алексеевна, дочь известного фабриканта Алексея Хлудова и опекунша до совершеннолетия своих сыновей — Михаила, Ивана и Арсения Абрамовичей. Тверская мануфактура и в это время не перестала развиваться и усовершенствоваться; лесное имущество увеличено в количестве 20 050 десятин. Нельзя обойти молчанием и того, что Варвара Алексеевна много сделала для улучшения бытовых условий жизни фабричных рабочих и особенно много сделала для их просвещения, что, без сомнения, является результатом ее близкой дружбы с редактором-издателем «Русских ведомостей» проф. Соболевским. Здесь интересным считаем отметить, что Варварой Алексеевной сделан первый опыт назначить директором Тверской мануфактуры русского инженера. Это было сделано в 1896 году, когда во главе упомянутой мануфактуры стал известный общественный деятель и директор Никольской мануфактуры «Саввы Морозова сын и К°» инженер-механик Н. Н. Алянчиков. В настоящее время правление мануфактуры состоит из Варвары Алексеевны и ее сына Ивана Абрамовича Морозова, А. А. Масленникова, В. Ф. Луксинира и В. И. Рогожина. Директором-распорядителем состоит И. А. Морозов, при котором мануфактура быстро развивается, но положение рабочих не улучшается. Прядильных веретен имеется 158 512, крутильных 10 010 при 4 020 механических ткацких станках. Рабочих 14 000, а годовое производство доходит до 30 000 000 рублей. Ч.М. Иоксимович II С именем Морозовых связуется представление о влиянии и расцвете московской купеческой мощи. Эта семья, разделившаяся на несколько самостоятельных и ставших различными ветвей, всегда сохраняла значительное влияние и в ходе московской промышленности, и в ряде благотворительных и культурных начинаний. Диапазон культурной деятельности был чрезвычайно велик. Он захватывал и «Русские ведомости», и философское московское общество, и Художественный театр, и музей французской живописи, и клиники на Девичьем Поле. Морозовы были одной из немногих московских семей, где уже к началу девятнадцатого века насчитывалось пять поколений, одинаково активно принимавших участие и в промышленности, и в общественной деятельности. Были, конечно, проявления и упадка, но в общем эта семья сохраняла долго свое руководящее влияние. Основателем морозовской семьи был Савва Васильевич Морозов, начавший свою деятельность в начале XIX века, после московского пожара, когда сгорел ряд прежних московских фабрик. С этого времени, под влиянием благоприятного таможенного тарифа, начался подъем в хлопчатобумажной промышленности. У Саввы Васильевича было пять сыновей: Тимофей, Елисей, Захар, Абрам и Иван. О судьбе последнего известно немного, а первые четыре явились сами или через своих сыновей создателями четырех главных морозовских мануфактур и родоначальниками четырех главных ветвей морозовского рода. Тимофей был во главе Никольской мануфактуры; Елисей и его сын Викула — мануфактуры Викулы Морозова; Захар — Богородской-Глуховской, а Абрам — Тверской. Все эти мануфактуры в дальнейшем жили своей отдельной жизнью, и никакого «Морозовского треста» не существовало. Тимофей Саввич был основателем одной из первых морозовских мануфактур — Никольской, которая была первой русской хлопчатобумажной фабрикой, оборудованной конторой Л. И. Кноп. Акционерную форму она приняла сравнительно поздно, в 1873 году, и получила название: «Товарищество Никольской мануфактуры Саввы Морозова сын и К°». Это была полная мануфактура, то есть покупавшая хлопок и продававшая готовый товар, зачастую из своих складов, непосредственно потребителям. Работали так называемый бельевой и одежный товар, и изделия ее славились по всей России и за рубежом — в Азии и на Востоке. Тимофей Саввич тратил немало средств на разные культурные начинания, в частности на издательство, которое он осуществил с помощью своего зятя, профессора Г. Ф. Карпова. Жена Тимофея Саввича, Мария Федоровна, после его смерти была и главою фирмы, и главою многочисленной семьи. Я ее хорошо помню — мы были пайщиками Никольской мануфактуры. Это была женщина очень властная, с ясным умом, большим житейским тактом и самостоятельными взглядами. Подлинная глава семьи. У Тимофея Саввича было два сына и три дочери, — Савва и Сергеи Тимофеевичи, Анна, Юлия и Александра Тимофеевны. О Савве Тимофеевиче я скажу в дальнейшем отдельно. Сергеи Тимофеевич дожил до глубокой старости и умер сравнительно недавно в эмиграции. Он был женат на О. В. Кривошеиной, сестре известного государственного деятеля. Сергею Тимофеевичу принадлежит честь создания в Москве Кустарного музея в Леонтьевском переулке. Он много содействовал развитию кустарного искусства. Савва Тимофеевич был женат на бывшей работнице Никольской мануфактуры, где она, в свое время, была «присучальщицей». Сначала она вышла замуж за одного из фабрикантов из семьи Зиминых, овдовела, и потом на ней женился Савва Тимофеевич. Я ее помню уже немолодой, но еще очень интересной женщиной, весьма авторитетной и скорее надменной. Она была своего рода русским самородком, и кто не знал ее прошлого, никогда не сказал бы, что она стояла за фабричным станком. Мне доводилось с ней встречаться по городским благотворительным делам. Помню один комитет, где она с большим искусством председательствовала. После смерти мужа она третий раз вышла замуж за бывшего московского градоначальника А. А. Рейнбота. Как известно, против него было возбуждено уголовное дело, что нанесло большой удар ее самолюбию. От брака с Саввой Тимофеевичем у нее было четверо детей: Мария и Елена, Тимофей и Савва Саввичи. Мария Саввишна была замужем за И. О. Курлюковым (из семьи «бриллиантщиков»), но скоро с ним разошлась; занималась благотворительностью, была очень добрая, но какая-то странная, видимо, не совсем нормальная, любила выступать на благотворительных вечерах в балетных танцах. Коронным номером ее была «русская», поставленная ей, как многим другим московским любительницам, балериной Е.В. Гельцер, которая сама, исполняя ее, пользовалась огромным успехом. У Марии Саввишны это дело не ладилось, над ней добродушно подсмеивались и называли «Марья Саввишна, Вчерашна Давишна». Все это было уже после смерти ее отца. Савва Тимофеевич в течение ряда лет был во главе Никольской мануфактуры и хорошо знал фабрично-заводское дело. Кроме того, он много занимался и промышленно-общественной деятельностью. Мне уже приходилось говорить о его выступлениях как председателя Нижегородского ярмарочного биржевого комитета. Там его очень ценили и любили. Мне пришлось вступить в состав этого комитета лет через пятнадцать после его ухода, но о нем всегда говорили и вспоминали. Савва Тимофеевич был человек разносторонний и многим интересовался. Он сыграл большую роль в жизни Художественного театра. Вот как о нем вспоминает Станиславский: «Несмотря на художественный успех театра, материальная сторона его шла неудовлетворительно. Дефицит рос с каждым месяцем. Приходилось собирать пайщиков дела для того, чтобы просить их повторять свои взносы. К сожалению, большинству это оказалось не по средствам… …Но и на этот раз добрая судьба позаботилась о нас, заблаговременно заготовив нам спасителя. …Еще в первый год существования театра на один из спектаклей «Федора» случайно заехал Савва Тимофеевич Морозов. Этому замечательному человеку суждено было сыграть в нашем театре важную и прекрасную роль мецената, умеющего не только приносить материальные жертвы, но и служить искусству со всей преданностью, без самолюбия, без ложной амбиции и личной выгоды. С. Т. Морозов просмотрел спектакль и решил, что нашему театру надо помочь. И вот теперь этому представился случай. Неожиданно для всех он приехал на описываемое заседание и предложил пайщикам продать ему все паи. Соглашение состоялось, и с того времени фактическими владельцами дела стали только три лица: С. Т. Морозов, Вл. Ив. Немирович-Данченко и я. Морозов финансировал театр и взял на себя всю хозяйственную часть. Он вникал во все подробности дела и отдавал ему все свободное время… Савва Тимофеевич был трогателен своей бескорыстной преданностью искусству и желанием посильно помогать общему делу…» Не менее положительную характеристику дает хорошо его знавший Вл. Ив. Немирович-Данченко в своих воспоминаниях «Из прошлого Москвы»: «Среди московских купеческих фамилий, — пишет он, — династия Морозовых была самая выдающаяся. Савва Тимофеевич был ее представителем. Большой энергии и большой воли. Не преувеличивая, говорил о себе: если кто станет на моей дороге, перейду и не сморгну. Держал себя чрезвычайно независимо… Знал вкус и цену простоте, которая дороже роскоши.:. Силу капитализма понимал в широком государственном масштабе». В свое время в Москве очень много говорили об участии С.Т. Морозова в революционном движении, приведшем, в конце концов, Савву Тимофеевича к самоубийству. Немирович-Данченко дает по этому поводу любопытные подробности: «Человеческая природа не выносит двух равносильных противоположных страстей. Купец не смеет увлекаться. Он должен быть верен своей стихии, стихии выдержки и расчета. Измена неминуемо поведет к трагическому конфликту, а Савва Морозов мог страстно увлекаться. До влюбленности. Не женщиной, — это у него большой роли не играло, а личностью, идеей, общественностью. Он с увлечением отдавался роли представителя московского купечества, придавая этой роли широкое общественное значение. Года два увлекался мною, потом Станиславским. Увлекаясь, отдавал свою сильную волю в полное распоряжение того, кем он был увлечен; когда говорил, то его быстрые глаза точно искали одобрения, сверкали беспощадностью, сознанием капиталистической мощи и влюбленным желанием угодить предмету его настоящего увлечения. Кто бы поверил, что Савва Морозов с волнением проникался революционным значением Росмерсхольма… Но самым громадным, всепоглощающим увлечением его был Максим Горький и, в дальнейшем, — революционное движение…» На революционное движение он давал значительные суммы. Когда же в 1905 году разразилась первая революция и потом резкая реакция, — что-то произошло в его психике, и он застрелился. Это случилось в Ницце. Вдова привезла в Москву, для похорон, закрытый металлический гроб. Московские болтуны пустили слух, что в гробу был не Савва Морозов. Жадные до всего таинственного люди подхватили, и по Москве много-много лет ходила легенда, что Морозов жив и скрывается где-то в глубине России… Легенда, действительно, по Москве ходила, но сомнений, что в Москву было перевезено и похоронено тело С. Т. Морозова, не было. Тело его из Ниццы привезла не вдова, а специально посланный его семьей племянник Карпов. Он сам мне рассказывал, как выполнил эту миссию, и у него никаких сомнений не было. Другая ветвь морозовской семьи была «Викулычи». Им принадлежала другая мануфактура в том же местечке Никольском, под названием «Т-во Викулы Морозова сыновей». Викула Елисеевич был сын Елисея Саввича и отец многочисленного семейства. Все они были старообрядцы, «беспоповцы», кажется, поморского согласия, очень твердые в старой вере. Все были с большими черными бородами, не курили и ели непременно своей собственной ложкой. Самый известный из них — Алексей Викулович, у которого была на редкость полная и прекрасно подобранная коллекция русского фарфора. В Москве эту коллекцию знали мало, так как владелец не очень любил ее показывать. Было у него и хорошее собрание русских портретов, но мне не пришлось его видеть. Из братьев я знал еще Елисея Викуловича, который, как помнится, ничем особенным не отличался. Зато одна из сестер получила большую известность: она была замужем за мебельным фабрикантом Шмидтом и мать известного революционера, покончившего с собой в московской тюрьме, после декабрьского восстания 1905 года. Другая была замужем за крупным ткацким фабрикантом, В. А. Горбуновым, который был тоже «беспоповец». Я помню, что на его похоронах церковная служба продолжалась более шести часов кряду. Старообрядческой была и третья ветвь: Морозовых Богородско-Глуховских. Богородско-Глуховская мануфактура была одной из старейших русских акционерных компаний, основанная в 1855 году Иваном Захаровичем, внуком Саввы Васильевича. У него было два сына, Давыд и Арсений Ивановичи. Первого я не помню, он давно уже умер, а Арсения Ивановича помню хорошо. Он был одним из главных персонажей старообрядчества (рогожского согласия) и пользовался и среди них, и в промышленных кругах весьма большим уважением. У него было два сына, Петр и Сергей Арсеньевичи, и дочь, Глафира Арсеньевна Расторгуева (ее муж был Николай Петрович, из семьи Расторгуевых — рыбников). Оба брата, Арсений и Давыд Ивановичи, покровительствовали литературе, и некоторые журналы — «Голос Москвы», «Русское дело» и «Русское обозрение» — издавались в значительной степени на их средства. У Давыда Ивановича было также два сына и дочь, — Николай и Иван Давыдовичи и Ольга Давыдовна, по мужу Царская. Николай Давыдович был женат на Елене Владимировне, урожденной Чибисовой и дочери Ольги Абрамовны из семьи «тверских» Морозовых. Детей у них не было. Николай Давыдович был одной из самых примечательных фигур на московском торгово-промышленном горизонте. Он долгое время стоял во главе дела, принадлежавшего их семье, и поставил Богородицко-Глуховскую мануфактуру на большую высоту. Это была одна из лучших, по своему техническому оборудованию, фабрик по всей Европе. Работала она, как и все фабрики Морозовых, бельевой и одежный товар, и некоторые «артикулы» пользовались большой и заслуженной славой. Николай Давыдович долго жил в Англии, хорошо знал английскую хлопчатобумажную промышленность и даже состоял членом английских профессиональных

Источник: 1000 лет русского предпринимательства. Из истории купеческих родов. 1995

Найдено научных статей по теме — 12

Читать PDF
635.28 кб

Морозовы и Подмосковье

Кормилицына Надежда Викторовна
В статье говорится о подмосковных усадьбах, связанных с Морозовыми. Это не только знаменитый музей Горки (Ленинские), но и имения менее известных родственников большой фамилии купцов Морозовых.
Читать PDF
248.05 кб

Предприниматели Морозовы основатели российского менеджмента

Столяров С. П.
Данная статья написана к 100-летней годовщине со дня смерти Саввы Тимофеевича Морозова представителя известной русской династии промышленников-предпринимателей, которые на протяжении 120 лет истории поднялись из крепостных на олим
Читать PDF
106.90 кб

Морозовы и москва

Кормилицына Н. В.
Статья рассказывает о тесной исторической взаимосвязи жизни и деятельности представителей выдающейся купеческой династии Морозовых и Москвы.
Читать PDF
147.20 кб

Представитель «Коленкоровой литературы»: М. А. Морозов и самосознаниерусского купечества

Брянцев М. В.
Статья посвящена одному из представителей русского купечества конца XIX-начала XX в. М.А.Морозову, фигура которого является ярким примером возраставшего самосознания русского купечества.
Читать PDF
763.85 кб

Мой дедушка Владимир Владимирович морозов

Заботина Наталья Павловна
Читать PDF
244.86 кб

А. П. Морозов: судьба Сибирского юриста в меняющейся России начала первой четверти XX в

Звягин Сергей Павлович, Макарчук Сергей Владимирович
В статье рассматривается судьба сибирского юриста из мещан, получившего высшее профессиональное образование в Московском университете. В 1917 г.
Читать PDF
494.94 кб

Н. А. Морозов и П. А. Кропоткин: философские аспекты дискуссии

Мансуров Тимур Хамадгатаевич
В статье отражается краткий процесс становления одной из значимых террористических (революционных) организаций XIX века «Народная Воля», а также процесс формирования революционного, а в последующем эволюционного мировоззрения видн
Читать PDF
170.16 кб

Рец. : Щеглов Г. Э. Хранитель. Жизненный путь Федора Михайловича Морозова. Минск: врата, 2012

Кострюков Андрей Александрович

Похожие термины:

  • Морозовы, дворянский род

    — дворянский род, происходящий от новгородца Михаила Прушанина, потомок которого в VI колене, Иван Семенович, прозванный Мороз, был родоначальником М. Один из его сыновей, Лев Иванович, был боярином
  • Морозовы, семья промышленников

    — семья промышленников из старообрядцев. Савва М. положил основание Никольской хлопчатобумажной мануфактуре, а Викула М. основал такую же мануфактуру близ ст. Орехово. Захар М. основал Богородско-
  • Морозов, А. А

    авт. соч. по переселенческому делу (СПб., 1906). {Венгеров}
  • Морозов, И. А

    сотр. "Симбирск. губ. вед." 1860 гг. {Венгеров}
  • Морозов, А

    сост. руков. "Сокольская гимнастика" (СПб., 1912). {Венгеров}  Морозов, А. — летчик-истребитель, полковник. Участник советско-финляндской войны. На фронтах Великой отечественной с первого дня. Кома
  • Морозов, О. А

    сотр. "Библ. для чтения" 1834 г., псевд. О. И. Сенковского. {Венгеров}
  • Морозов, Мих. Абрам

    историк и публицист, сотр. "Сев. вестн." и "Новостей дня", моск. миллион., меценат, дир. правл. Тверск. мануфактуры, † 12 окт. 1903. {Венгеров}
  • Морозов, Иван Абрамович

    Род. 1871, ум. 1921. Промышленник, известный коллекционер и благотворитель. Внес пожертвования на создание корпуса Ракового института на Девичьем поле, входил в попечительский совет Московского комме
  • МОРОЗОВ Анатолий Афанасьевич

    (04.07.1916—18.06.1944) — летчик-истребитель, Герой Советского Союза (1942), гвардии подполковник. Участник советско-финляндской войны. На фронтах Великой Отечественной войны с первого дня. Воевал в составе 4
  • Морозов, Мих. Аким

    земский врач Воронеж. губ. 1900-х гг., р. 1879. {Венгеров}
  • Морозов, Ал-др Ал-дров

    сост. учебников русск. яз. для начальных школ 1900—1910 гг., учит. в Москве. {Венгеров}
  • Морозов, Михаил Акимович

    [р. 11 (23) янв. 1879] — сов. вирусолог, действит. чл. Академии мед. наук СССР (с 1945). Засл. деят. науки РСФСР (1943). Окончил Моск. ун-т (1904). Проф., зав. оспенным отделом Ин-та эпидемиологии и микробиологии Академи
  • Морозов, Ал-др Григорьев

    сотр. "Всеобщей газеты" 1860 гг. {Венгеров}
  • Морозов, Мих. Ал-др

    вр., авт. "Бесед о повальных болезнях" (М., 1890—96), р. 1860. {Венгеров}
  • Морозов, Ник. Ал-др

    поэт, естествовед и авт. воспоминаний, р. 1854 в СПб., с. помещика-офицера; известный революц. деятель, провел 30 лет в Шлиссельбургской крепости. {Венгеров}
  • Морозов, Ал-др Петр

    сотр. "Петерб. листка", р. 1850, в Москве, в купеч. семье, драмат. писатель, † в СПб. 5 янв. 1898 (псевд. М. О. Розов). {Венгеров}
  • Морозов, Алексей Федорович

    — род. 1871 в Епифани (Тульской губ.); музыкальное образование получил в московской консерватории (1883—1895) по классам фп. (Сафонов, Зилоти) и органа (Бетинг), после чего на стипендию консерватории совер
  • Морозов, Василий Андреевич

    ген.-майор; 61 г., † 26 дек. 1838 г. {Половцов}
  • Морозов, Антон Плат

    д-р мед., р. 1849. {Венгеров}
  • Морозов, Васил. Борисов

    (прозв. Тучко) — бояр. Ивана III 1480, † 1508 г. {Половцов}