МИФОЛОГИЯ

Найдено 9 определений
Показать: [все] [проще] [сложнее]

Автор: [российский] [зарубежный] Время: [советское] [постсоветское] [современное]

МИФОЛОГИЯ
совокупность мифов, а также наука, раскрывающая сущность мифа и описывающая многообразие мифических феноменов.

Источник: Словарь исторических терминов. 1998

Мифология
основной метод общинно-родового мышления, его идеология. Заключается во всеобщем одушевлении жизненно-родственных элементов. Все воспринималось как всеобщая родовая общность: отношения родителей и детей, предков и потомков; Солнце и Луна, звезды, явления неодушевленной природы.

Источник: Словарь по экономической истории (термины понятия имена хронология). 2015

Мифология
греч. mythos – предание, сказание + logos – слово, учение) – совокупность мифов, рассказов, повествований о богах, героях, демонах и пр., отражавших фантастичность представлений людей о мире, природе, человеческом бытии в доклассовом и раннеклассовых обществах. Мифология являлась господствующей формой мировоззрения в родовой общине. В мифологии имели место зачатки философии, этики, религии, эстетическое отношение человека к действительности.

Источник: История культуры и искусств: словарь терминов и понятий. 2010

Мифология
греческое понятие (в переводе с греческого языка — «учение о повествовании, сказании»), обозначавшее 1) научную дисциплину, изучающую сохранившиеся мифы; 2) сами эти мифы в совокупности. Сюда относятся архаические мифы, а также предания, сказки, легенды и т.д. Многие мифы имеют историческую основу (например, Сказание об Одиссее) — исторический материал, относящийся к крито-микенскому периоду. Стремление передать дух своей эпохи через мифологические образы присуще главным образом произведениям Гомера.

Источник: Античность от А до Я. Словарь-справочник.

МИФОЛОГИЯ
первый донаучный тип мировоззрения, создание коллективной обществ. фантазии. Совокупность мифов – преданий о богах и героях, о различных сверхъестеств. существах, демонах, духах, явлениях природы и т. д., где действительность причудливо переплетается с вымыслом, но не противопоставляется друг другу. В первобытном обществе М. представляла собой способ понимания и объяснения различных явлений окружающего мира, попытку описать и осмыслить его. Включала зачатки религии. Для М. свойствен наивный антропоморфизм, т. е. уподобление человеку, наделение человеч. свойствами (напр. сознанием) предметов и явлений, небесных тел и сказочных существ. Сохранилась в нек-рых древних докум. (летописи и пр.), в произв. устного нар. творчества, а также в форме окруж. человека предметов (жилище, утварь, одежда), в архаичных обрядах и отд. суевериях. В многонац. Пенз. крае населяющие его народности (мордва, татары, русские, чуваши и др.), имеют каждая свою нац. миф. систему, практически не обладающую местной спецификой. Нек-рой особенностью является лишь фрагментарность общенац. миф. представлений, т. к. мифы «выветриваются, забываются» (Б. А. Рыбаков). Наука выделяет различные категории мифов: героические, календарные, родоплеменные (тотемические), астральные (о звездах, луне, солнце), о происхождении жизни и живых существ, в т. ч. человека и др. В данном случае речь идет о древнейшей мифологии, т. к. своеобразные мифич. представления возникают и на б. позднем этапе ист. развития, как, напр., мифич. биографии известных лиц, о существовании небывалых животных, вера в ясновидящих и т. Пенз. Лит: Философский энциклопедический словарь. М., 1983; Ботвинник М. Н. и др. Мифологический словарь. Книга для учителей. М., 1985; Мифологический словарь. М., 1990; Лосев А. Ф. Философия. Мифология. Культура. М., 1991. К. Д. Вишневский.

Источник: Пензенская энциклопедия.

Мифология
(от герч. mythos — повествование, сказание и logos — слово, учение).
        1. Научная дисциплина, изучающая сохранившиеся мифы (исследование источников, социальной почвы, смысла).
        2. Сами эти мифы в их совокупности. Сюда относятся архаич. мифы, а также предания, сказки, легенды и т. д. Очень сложно выявить различия между ними, т. к. они в осн. представлены в смешанном виде и неоднократно подвергались модификации. Сказки, видимо, следует рассматривать как повествовательные произведения с установкой на откров. вымысел, когда логика развития событий, законы природы и конкретные историч. обстоятельства не играют существ, роли. Т. о., ошибочно предполагать, что сказка представляет собой один из способов объяснения природных явлений или обществ, процессов. В сказании об Одиссее широко использованы сюжеты многочисл. сказок о мореплавателях. Мн. из них –истории об одноглазых великанах, швыряющих огромные камни, о Кирке и волшебном корне «моли», о сиренах — представлены также в сказочном фольклоре других народов. То же самое можно сказать о таких миф. образах и персонажах, как золотое руно и волшебница Медея. Сказание об Одиссее следует также отнести к категории мифов, имеющих преимущественно историч. основу. В них нашли отражение события, связанные с войнами, деятельностью выдающихся личностей (мифы о героях) и т. д. Поэтому несмотря на обилие чисто сказочных мотивов, в основе сказания об Одиссее–главным образом историч. материал, относящийся к крито-микен. периоду. Цари ахейских царств — Геракл, Тесей, Агамемнон, Менелай — представлены в нем в образах героев, что, впрочем, позднее произошло также с такими историч. персонажами, как Дитрих Бернский (Теодорих Великий) и Зигфрид (Арминий?). В подлинном мифе всегда отражена действительность, в нем образно, в виде фантастич. рассказов выражено стремление познать явления природы, обществ, отношения и человеч. натуру. Это позволило писателям использовать его для различного истолкования и творч. осмысления, и некоторые, особенно яркие миф. образы сохранили свое значение вплоть до нового времени (например, Прометей). Если миф теряет ряд своих свойств, он превращается в сказку. Но поскольку специфика как сказки, так и мифа обусловлена именно восприятием слушателей, очень трудно четко разграничить эти два вида художеств, эпоса. Сказка — это миф, утративший свое своеобразие, т. е. переставший быть отражением действительности в сознании людей. Миф же — это сказка, но пока еще обобщенно отражающая действительность в первобытном сознании. Аллегорич. истолкование мифов было попыткой сохранить М. как систему мышления на более поздней стадии развития человеч. сознания. В основе их ошибочное представление о том, что мифы — по сути своей иносказание (аллегория), но при этом они не только являются формой выражения к.-л. идей, но и обладают более глубоким смыслом. Стремление передать дух своей эпохи через мифологич. образы присуще главным образом произведениям Гомера и библейским сказаниям.

Источник: Словарь античности. 1989

Мифология
(mythos – предание + logos – учение) – фантастическое представление о мире, свойственное человеку первобытнообщинной формации, как правило, передаваемое в форме устных повествований – мифов, и наука, изучающая мифы. Человеку, жившему в условиях первобытнообщинного строя, основанного на стихийном коллективизме ближайших родственников, были понятны и наиболее близки только его общинно-родовые отношения. Эти отношения он переносил на все окружающее. Земля, небо, растительный и животный мир представлялись в виде универсальной родовой общины, в которой все предметы мыслились не только как одушевленные, а часто даже разумные, но обязательно родственные между собой существа. В мифологии эти представления получили форму обобщений. Например, ремесло, взятое в целом, со всеми характерными для него признаками, во всем его развитии и со всеми его историческими судьбами, мыслилось в виде некоего живого и разумного существа, управляющего всеми возможными видами и областями ремесла. Отсюда возникли мифологические образы богов-ремесленников, богов-земледельцев, богов-скотоводов, богов-воинов и т.д. Обобщающие понятия в мифологии возникали постепенно. Первоначальными формами ми фологии были фетишизм и тотемизм (См. Фетишизм, Тотемизм). Более высокой степенью явился анимизм (См. Анимизм), когда человек стал отделять идею вещи от самой вещи. Развитие мифологии шло от хаотического дисгармоничного к упорядоченному соразмерному, гармоничному, в чем можно убедиться при сравнении мифологических образов разных исторических периодов. Мифологические образы эпохи матриархата характеризовались неуклюжими, а часто даже уродливыми формами и были весьма далеки от позднейшей пластической гармонии. Трехглавые, четырехглавые, пятидесятиглавые, сторукие, а также всякого рода злые и мстительные чудовища или получудовища встречались в мировой мифологии эпохи матриархата очень часто (в Древнем Вавилоне – звероподобная властительница мира Тиамат, в Австралии одноногий дух-убийца, на Таити – бог Оро, требующий кровавых жертв, в Северной Америке – 7 гигантских братьев-людоедов). В эпоху патриархата зародились и оформились представления о героической личности, которая побеждает силы природы, до тех пор казавшиеся непобедимыми, сознательно организует общественную жизнь, а также защиту данной общины от враждебных сил природы и соседних племен. Например, вавилонский Мардук убивает чудовищную Тиамат, создавая из ее тела шебо и землю. Иранский бог Митра борется со злыми духами и побеждает страшного быка. Египетский бог Ра сражается с подземным змеем Апопом. Древнегреческий Зевс побеждает титанов, гигантов и Тифона; совершает свои 12 подвигов Геракл, Илья Муромец убивает Змея Горыныча. Однако дошедшие до нас мифы представляют собой сложный комплекс напластований различных эпох, например миф о критском Минотавре. Бычья голова Минотавра свидетельствует о том, что происхождение данного образа относится к периоду раннего матриархата, когда человек еще не отличал себя от животных. Минотавр изображается со звездами и носит название Звездного – это уже космическое обобщение. Минотавра убивает Тесей – эта часть мифа могла возникнуть только в период патриархата. Мифологическое мышление очень рано пришло к разного рода историческим и космогоническим обобщениям. С переходом людей к оседлому образу жизни, у них усилилось представление о единстве племени или рода, появился культ предков и мифы о предках. Создавалась мифология о сменах прежних божественных и демонических поколений. Являясь мировоззрением первобытнообщинного строя, всякий миф содержал в себе также познавательную функцию, попытку разобраться в сложных вопросах: как произошел человек, мир, в чем тайна жизни и смерти. См. Религия.

Источник: Антропо-этнографический словарь. Учебное пособие.

МИФОЛОГИЯ
   • Mythologia,
         ?????????, учение о мифах древних языческих народов, преимущественно греков, т. к. у греков миф достиг самого свободного и богатого развития; часто разумеется также под этим словом вся совокупность мифов. ?????? означало у греков первоначально речь, рассказ (Гомер); позднее под этим словом разумелись те рассказы, содержание которых относилось к доисторическим временам. «То, что греческие ученые называли ?????? и что под этим названием, как однородный материал, было собрано в сборниках, состоит из массы рассказов о деяниях и судьбах отдельных лиц, которые взаимными отношениями и существующей между ними связью изображают время, довольно определенно отделяющееся от собственно исторического времени Греции» (К. О. M?ller). Содержание мифов весьма разнообразно; можно сказать, что древний человек вложил в мифы все свое мировоззрение, свое знание и свои мысли. Эти мифы легко могут быть разделены на два класса, именно на мифы, содержание которых относится главным образом к одному известному божеству, и на мифы, средоточие которых составляют древнейшие люди, герои страны. Поэтому в настоящее время мифы и делят так, что мифы первого рода называются мифами, а второго рода — сказаниями. Те и другие имеют между собой ту общую черту, что в них тесно связано действительно случившееся с вымыслом, реальное с идеальным. В мифе в собственном смысле, в особенности в космогоническом и теогоническом, преобладает идеальное; в форме рассказа о чем-нибудь фактическом, случившемся выражаются идеи из области физического и морального мира. Мысли о существе и силе богов, об отношениях богов между собою и человека к богам и т. д. (напр., Гея родила Урана, Зевс с Фетидою произвел Гор; Зевс поглотил Метиду, чтобы она внутри его открывала ему доброе и злое и т. п.). В основании сказаний, напротив, лежит что-либо исторически верное, хотя видоизмененное и перемешанное с различными вымыслами. Сказания рассказывают о происхождении и деяниях местных героев, о переселениях, основании городов и т. п.; примешанный же к ним вымысел состоит в постоянном вмешательстве богов, в идеях права и нравственности и т. д. Таким образом, религия составляет главный элемент М., так что часто М. принимают за суть религии, хотя эти два понятия никоим образом не могут считаться тождественными. Происхождение мифов кроется в отдаленной древности народа; при их возникновении религия и язык должны были иметь уже известную степень развития. М. основывается на особенном характере религии, состоящем в поклонении природе; признавая стихийные силы божественными, религия олицетворяет их, так что они являются и действуют в человеческом образе. Фантазия является тут главною действующею силою, которая превращает каждое существо в личность, а каждое отношение — в действие. В создании мифов приняли участие не только отдельные умственно выдающиеся личности, но мифы суть произведение бессознательного творчества всего народа. Народ признавал в созданиях своей фантазии нечто действительное, верил в них и в виде устного предания, расширяя, сочетая и преобразовывая их, передавал в течение столетий из поколения в поколение. Это создание мифов можно назвать бессознательною, естественною поэзиею, которая в известный период народной жизни была, должно быть, особенно оживленна и деятельна. Греки благодаря своим природным дарованиям, счастливому положению своей родины и свободному национальному развитию опередили в этом отношении все остальные народы, и М. их по поэтической красоте и внутреннему смыслу достигла полного совершенства. На востоке между тем господствующая каста жрецов создала систему M., a находившийся под их опекою народ, погруженный в тупую чувственность и увлекаемый разнузданным своим воображением, не мог придать определенных образов своим религиозным представлениям. Италийские народы, напротив, обратились больше к практической, обрядной, стороне культа, и потому М. их мало развита, чему причиной было еще и то, что их национальное развитие было задержано взаимными покорениями и влиянием иноземных, более образованных народов. Греки же древнего времени благодаря своим богатым способностям были в состоянии совершенно преобразовать и сделать полным своим достоянием то, что приходило к ним извне. Созданные в доисторическое время мифы не представляли чего-либо цельного, раз навсегда законченного. Миф, по своему естеству, способен к переделке, к восприятию и выражению различных воззрений и настроений. Поэзия в особенности завладела областью мифа и видоизменяла его, соображаясь с духом времени. Гомер, переработав в духе своего времени существовавший до него запас мифов, в некоторые из них вложил совершенно иной смысл в сравнении с прежним их значением. Гомер весьма важен для изучения религии и М. греков не только потому, что он представляет древнейший источник для мифологических исследований, но и потому, что, продолжая и заканчивая собою ряд предшествовавших эпических поэтов, он превратил тесно связанные с природою древние божества греков в определенные личности, нравственно свободные существа, и, наконец, потому, что он сделал мифологические и религиозные воззрения своего времени господствующими в течение многих столетий и, устранив местные частности, создал единство религиозного верования и основанного на нем мифического предания. Поэтому-то Геродот говорит (2, 53), что Гомер и Гесиод создали для греков М. Значение Гесиода для М. не менее важно, чем значение Гомера. В то время как Гомер служит представителем героической М., имеющей много точек соприкосновения с божествами, бывшими предметами культа, М. космогоническая и теогоническая имеет своего представителя в Гесиоде, который показывает, каким образом господствующее современное поколение богов произошло посредством рождения и переворотов из прежнего поколения титанов и как эти в свою очередь произошли от первичного естества природы. В последующее время М. составляет главный материал как для поэзии и пластических искусств, так и для научной деятельности греков. Эпические поэты, после Гомера и Гесиода, занимались главным образом тем, чтобы собрать мифологический материал и заключить его в определенные циклы. Лирики более свободно обращаются с мифологическими сюжетами, то видоизменяя, то расширяя или сокращая их в видах приспособления к требованиям своего времени и высшей нравственности и сообразно с целями своих стихотворений. Пиндар, напр., не сомневается в фактической стороне мифов, но где какой-либо факт, по его мнению, находится в противоречии с нравственностью или достоинством богов и героев, там он изменяет миф, в уверенности, что это противоречие есть плод неразумия или злой воли рассказчиков (оl. 1, 47). Трагики также свободно обращались с мифами, изменяя их сообразно со вкусом публики и требованиями трагической поэзии, стараясь польстить национальной гордости афинян, округляя содержание предания и выдвигая на первый план трагические его моменты. Эсхил, которому свойственна наклонность к спекулятивным и теологическим воззрениям, и Софокл, оказывавший предпочтение фактическому и историческому, вернее сохраняли мифическое предание, чем Еврипид, который принадлежит уже периоду религиозного рационализма и находится под влиянием философского скептицизма. Александрийцы и стоящие с ними в связи римские поэты старались блеснуть и привлекать читателей, избирая для своих произведений неизвестные, местные мифологические сюжеты. Пластическому искусству М. доставляла материал для украшений и характеристической отделки сосудов и различной утвари, а также всякого рода зданий, причем мифологический материал, разработанный уже поэзиею в своих поэтических мотивах, выразился также в пластической, изящной форме вещественных произведений. Особенною производительностью в этом отношении отличалось ваяние, которое представило народу в видимых образах идеалы богов, впервые ясно изображенные поэзией Гомера. Между прозаическими писателями логографы и древнейшие исторические писатели продолжали дело циклических эпиков, передавая в сжатой и связной форме предания, взятые из местных мифологий и из эпических произведений. Такова же была деятельность позднейших собирателей мифов (напр., Аполлодора), комментаторов и периегетов (напр., Павсания). Геродот и Фукидид иногда, кстати, касаются мифов и извлекают из них исторические результаты, не следуя, однако, при этом строгому научному методу. Позднейшие историки, напр., Ефор и особенно Евгемер, к которым относится также Диодор Сицилийский, пользуются мифами с точки зрения прагматизма, т. е. стремятся сделать из мифов историю, чему положили начало еще логографы. Философия с самого начала стала в двоякое отношение к мифу: она или стремилась оправдать его существование, или же решительно объявляла содержание его вымыслом. Эти два направления существовали рядом в продолжение всей греческой истории, но с особенною ясностью выступили под конец существования язычества. Так, неоплатоники и гностики пользовались самым произвольным образом аллегорическим толкованием мифов для подкрепления своих теологических догм, а против этого нелепого и фантастического догматизма все решительнее и энергичнее выступал скептицизм. В это время упадка в область М. и народной веры проникли, благодаря постепенному вторжению иноземных, преимущественно восточных, культов и мифологических систем, постоянно возраставшее суеверие и спутанный синкретизм, безнравственные и чудовищные мифы которого доставляли поборникам христианства удобный материал для сильных и успешных нападок на язычество. Что касается науки о М. в новое время, то в 17 и 18 вв. мифы рассматривали то как действительную историю, то смотрели на религию древних с предвзятой точки, либо как на приготовление к христианству, либо как на искажение его. В начале нынешнего столетия во взглядах на М. господствовала, под влиянием известного направления философии, теория о первобытном народе на востоке в Индии, Египте, на азиатском плоскогорье и т. д., который будто бы владел чистым богопознанием. Эта первичная мудрость, полагали, была распространена жрецами между грубыми народами земли и в том числе между необразованными греками; ввиду недостаточной образованности этих народов и неспособности их воспринять отвлеченные идеи, это учение будто бы передано было им в форме мифа, аллегорически, т. е. намеренно созданных образах, между тем как отвлеченнoе учение о чистой религии сохранялось в мистериях, как достояние немногих посвященных. К представителям этого направления относятся: Fr. Schlegel, G?rres, Schelling, Creuzer и в некоторой степени Неуnе, предшественник Крейцера. Другой ряд почти современных мифологов (Voss, Lobeck, G. Hermann, — Buttmann, Welcker, K. O. M?ller) придерживаются противоположного мнения; эти ученые, хотя и имеют между собою существенные черты различия, все сходятся в том, что, отказываясь от некритичного метода и лишенных исторического основания предложений, заменяют их строгим и основательным разбором предания и осмотрительным исследованием мифов; таким образом, вникнув в само существо мифа, они признали его не вымыслом, но естественным выражением жизни известного периода, а вместе с тем доказали национальное происхождение и национальное развитие греческой религии. Из новейших исследований этой трудной и вместе с тем весьма важной области древности представили замечательные труды: С. Schwenck, Eckermann, E. Braun, I. F. Lauer, W. F. Rink, L. Preller, E. Gerhard, I. F. Hartung и F. G. Welcker. Популярные сочинения o M. написали: Heffter, Geppert, Iacobi, Stoll; атласы гравюр: Millius, mythol. Gallerie, K. O. M?ller, Denkm?ler der alten Kunst, E. Brauns, Vorschule der Kunstmythologie и Gonze Heroen — und G?tterrgestalten der griech. Kunst. Сравнительное исследование языков и мифов, представителями которого являются Kuhn, Max M?ller и др., восходя до времен нераздельного состояния индоевропейских племен и стараясь выяснить происхождение и суть мифов, при осмотрительном применении может служить к разъяснению, пополнению и подтверждению фактов греческой М.

Источник: Реальный словарь классических древностей. 1884

МИФОЛОГИЯ
от греч. mutos - предание, сказание и logos - слово, рассказ) - 1) Фантастич. представление о мире, свойственное человеку первобытнообщинной формации. 2) В узком смысле слова - вид устного нар. творчества. 3) Наука, изучающая мифы и соответствующие им сказания.

Человеку, жившему в условиях первобытнообщинного строя, основанного на стихийном коллективизме ближайших родственников, были понятны и наиболее близки только его общиннородовые отношения. Эти отношения он переносил на все окружающее. Земля, небо, растительный и животный мир представлялись такому человеку в виде универсальной родовой общины, в к-рой все существующие предметы мыслились не только как одушевленные, а часто даже и разумные, но обязательно родственные между собой существа. В М. эти представления получают форму обобщений. Напр., ремесло, взятое в целом, со всеми характерными для него признаками, во всем его развитии и со всеми его ист. судьбами, мыслится в виде некоего живого и разумного существа, управлявшего всеми возможными видами и областями ремесла. Отсюда и возникают мифологич. образы богов-ремесленников, богов-земледельцев, богов-скотоводов, богов-воинов и т. д.: слав. Велес (Волос) или кельтская Дамона, представлявшие собой то или иное обобщение скотоводства, греч. Афина Паллада или абхазская Ерыш (богини прядения и ткачества), а также боги плодородия, растительности, боги-хранители и демоны-покровители у ацтеков, в Нов. Зеландии, в Нигерии и у мн. др. народов мира. В. И. Ленин определял то, что он называл первобытным идеализмом и что, очевидно, и есть М., следующим образом: "... общее (понятие, идея) есть отдельное существо"(Соч., т. 38, с. 370).

Обобщающие понятия в М. возникают не сразу. Являясь духовным отражением опред. ступеней ист. развития, М. претерпела глубокие изменения. Большое значение в истории М. имел переход от х-ва присваивающего типа (собирательно-охотничьего) к производящему. Когда использовался только готовый продукт природы, на первом плане было одушевление отд. вещей или, вернее, полное неразличение вещи от "идеи" самой вещи. Сюда относится не только фетишизм, но и все соответствующие первобытные представления о растениях, животных и человеке. Тотемизм тоже есть фетишизация данной общины или данного племени, выраженная в виде того или другого основателя этой общины или этого племени. Когда же человеку пришлось создавать необходимые для жизни продукты при помощи собств. усилий, идея вещи в его сознании стала отделяться от самой вещи и представляться в виде более или менее самостоятельного духа или демона. Этот период одушевления и обожествления идеи вещи вместо самой вещи является уже преодолением фетишизма и обычно называется анимизмом. Фетишизм, тотемизм и анимизм характерны в осн. для М. эпохи матриархата.

Мифологич. образы этой эпохи отражали стихийную сторону общиннородовой жизни, характеризовались неуклюжими, а часто даже уродливыми формами и были весьма далеки от позднейшей пластики и красоты героич. личности. Трехглавые, четырехглавые и пятидесятиглавые, сторукие, а также всякого рода злые и мстительные чудовища или получудовища встречаются в мировой М. эпохи матриархата очень часто (напр., в Др. Вавилоне - звероподобная властительница мира Тиамат, в Австралии - одноногий дух-убийца, на Таити - бог Оро, требующий кровавых жертв, в Сев. Америке - 7 гигантских братьев-людоедов, на Огненной Земле у индейцев-уна - злая ведьма Таита), вампиризм или высасывание крови из человека к.-л. злым духом - довольно популярный образ. Идолище поганое или Соловей-разбойник русских былин тоже ярко свидетельствуют о прежнем господстве стихийных и потому уродливых, жестоких и беспощадных форм.

В связи с дальнейшим ростом обобщающего и абстрагирующего мышления создавалась та или иная ступень мифологич. абстракции. Сначала демон вещи едва-едва намечался, был слаб и погибал вместе с самой вещью. Затем он укреплялся, оставался после гибели отд. вещей и возглавлял собой уже целый класс вещей данного типа. Так мифологич. абстракция доходила до представления о каком-нибудь одном "отце людей и богов", хотя на этой ступени образы таких мифологич. владык содержали в себе массу остатков фетишистской и анимистич. старины и были лишены предельной абсолютизации. Таким предстал олимпийский Зевс, осевший на горе Олимп, ниспровергнувший своих предшественников в подземный мир, а др. богов подчинивший себе в качестве своих детей. У Гомера приводится ряд старинных и доолимпийских черт этого Зевса, делающих его фигуру исторически сложной и многообразной. Таковы верховные божества, творцы мира, возникшие в эпоху патриархата в Полинезии, на Таити, у сев.-амер. индейцев, у якутов, у афр. племен под разными именами, с разными функциями и с разной степенью мифологич. абстракции.

В эпоху патриархата зарождаются и оформляются представления о героич. личности, к-рая побеждает силы природы, до тех пор казавшиеся непобедимыми, сознательно организует обществ. жизнь, а также защиту данной общины или союза общин от враждебных сил природы и соседних племен. Напр., вавилонский Мардук убивает чудовищную Тиамат, создавая из ее тела небо и землю. В Вавилоне же возникает знаменитый эпос о герое Гильгамеше (см. Вавилоно-ассирийская религия и мифология). Иран. бог Митра борется со злыми духами и побеждает страшного быка (см. Древнеиранская мифология). Егип. бог Ра борется с подземным змеем Апопом (см. Древнеегипетская мифология и религия). Др.-греч. Зевс побеждает титанов, гигантов и Тифона. Всемирно известный Геракл совершает свои 12 подвигов (см. Древнегреческая мифология и религия). Германский Сигурд убивает дракона Фафнира (см. Древнегерманская мифология и религия), Илья Муромец - Змея Горыныча и т. д. Таким образом, развитие М. шло от простого к сложному: от хаотич., дисгармоничного к упорядоченному, соразмерному, гармоничному.

Однако дошедшие до нас мифы представляют собой сложный комплекс напластований (рудиментов) различных эпох. Напр., миф о критском Минотавре. Бычья голова Минотавра свидетельствует о том, что происхождение данного образа относится к периоду раннего матриархата, когда человек почти еще не отличал себя от животных. Минотавр изображается со звездами и носит имя Звездного - это уже космическое обобщение. Минотавра убивает герой Тезей - эта часть мифа могла возникнуть только в период патриархата.

Мифологич. мышление, стихийно возникая повсюду, очень рано приходило к разного рода историч. и космич. обобщениям. С переходом людей к оседлому образу жизни, когда они оказались экономически связанными с той или иной местностью, у них усиливалось представление о единстве племени или рода, возникало желание восстановить память о своем прошлом. Так появился культ предков, к-рый никогда не обходился и без соответствующих мифов о предках. Поскольку оставались в памяти разные фигуры из мира прежних богов и демонов, то сама собой создавалась М. о сменах прежних божественных и демонич. поколений, т. е. М. космогоническая и теогоническая. Попытки разобраться в будущем, в загробной жизни, привели к возникновению М. эсхатологической. Мировые пожары, потопы, мировые бури, голод, жажда, нашествия диких зверей - эти образы часто встречаются в М.; они отражают те или иные катастрофич. моменты истории человечества. К этой же области мифологич. представлений необходимо отнести также идею судьбы, по пятам сопровождающую человека, пока он не научился познавать природу и переделывать ее. Такое разделение М. (космогонич., эсхатологич. и т. д.) вызвано еще и тем, что всякий миф, возникавший в сознании первобытного человека, содержал в себе познавательную функцию, попытку разобраться в сложных вопросах: как произошел мир, человек, в чем тайна жизни и смерти и т. д. Причем новые изобретения, изменения в обществ. отношениях, в самих знаниях последовательно фиксировались в М. Однако объяснительная функция мифа все же остается у первобытного человека на втором плане. В первобытном сознании слиты воедино основанное на опыте рациональное мышление, фантазия, поэзия, религия, т. е. элементы реальности и ирреальности. Историческое развитие приводит к дифференциации этих элементов, благодаря чему первобытная слитность распадается, и распавшиеся элементы вступают в антагонизм. Когда вавилонский Адапа ломает крылья юж. ветру богов, Этана поднимается в небо за травой рождения, Гильгамеш ищет тайну жизни и смерти, греч. Беллерофонт пытается лететь на небо на коне Пегасе, Геракл очищает Авгиевы конюшни, изменив русло реки, когда в сев.-амер. мифах индейцы, недовольные своим творцом, поднимают небо повыше или когда от древа познания добра и зла смелый человек вкушает плоды, несмотря на запреты богов, - везде в этих случаях ясно чувствуется начавшееся в мифе разграничение знания и фантазии, причем разделение это граничит уже и с полным их взаимным антагонизмом. Это видно на сотнях примеров, но, кажется, самым ярким из них является древнегреческий миф о Прометее, к-рый, будучи двоюродным братом Зевса, навсегда остался символом борьбы за человека против богов и символом технического и вообще культурного прогресса.

В первобытнообщинной формации М. была своего рода наивной верой, единственной формой идеологии. В рабовладельч. обществе М. становится одной из форм выражения разного рода религиозных, социально-политич., моральных и филос. идей этого общества, носит служебный характер, превращается в филос. аллегорию, широко используется в литературе и искусстве (см. илл. на отд. листе к стр. 512). Соответственно политич. взглядам и стилю того или иного автора древности она получает то или иное оформление и использование. Напр., Афина Паллада у Эсхила оказалась богиней восходящих демократич. Афин, а образ Прометея был наделен им же передовыми и дажеЗ революц. идеями. В этом смысле М. никогда не умирала и ее художеств. образы оформляли и до сих порЗ оформляют совсем не мифологич. идеологию и совсем не мифологич. иск-во. Маркс, например, находит нужным говорить о "чудесах" совр. экономики, о товарном фетишизме (см. К. Маркс и Ф. Энгельс, Соч., 2 изд., т. 23, с. 80-93). Нередко и поныне гос. и политические деятели всех направлений используют мифологические образы при характеристике: своих взглядов. Будучи в течение тысячелетий формой осознания бытия и природы, М. рассматривается совр. наукой как летопись вечной борьбы старого и нового, как повесть о человеч. жизни, ее страданиях и радостях. Народность М., ее реализм, героизм и предчувствие в ней будущих побед человека, равно как вопросы о зарождении, расцвете и падении М., об ее прогрессивности или реакционности для данного времени - все эти проблемы историками-марксистами решаются с конкретным подходом для разных народов и разных ист. эпох.

Науч. подход к изучению М. возник в эпоху Возрождения. Однако вплоть до 18-19 вв. в Европе изучалась гл. обр. антич. М.; знакомство с историей, культурой, М. Египта, народов Америки, Востока дало возможность перейти к сравнительному изучению М. разных народов.

В 18 в. выдающуюся попытку дать ист. понимание М. предпринимает итал. философ Дж. Вико, указавший на 4 ступени развития М.: очеловечение и обожествление природы (напр., море - Посейдон), начало ее покорения и переделывания (символами покорения природы являлись, напр., Гефест и Деметра), общественно-политич. толкование богов (напр., Юнона - покровительница браков), очеловечение богов и потеря ими аллегорич. смысла (Гомер).

В сравнении с теорией Дж. Вико франц. Просвещение с его отказом от ист. подхода, рассматривавшее М. как продукт невежества и обмана, как суеверие, представляет собой шаг назад (Б. Фонтенель, Вольтер, Д. Дидро, Ш. Монтескье и др.). Напротив, англ. поэт Дж. Макферсон, нем. писатель и философ Гердер и др. дали новое понимание М. как выражения общенар. мудрости. Романтизм закрепил и развил гердеровское учение о М., понимая ее как выражение нар. мудрости, как продукт общенар. творчества. Началось собирание и изложение нар. сказаний, легенд, сказок и мифов (нем. ученые К. Брентано, Я. и В. Гримм, Л. Й. Арним и др.). Филос. основу романтич. мифологич. учений дали Ф. Шеллинг и отчасти Г. Гегель.

С сер. 19 в. возник ряд позитивистских мифологич. теорий: солярно-метеорологич. теория (нем. ученые А. Кун, М. Мюллер, рус - Ф. И. Буслаев, Л. Ф. Воеводский, О. Миллер и др.), истолковывавшая мифы как аллегорию тех или иных астрономич. и атмосферных явлений. Теория "низшейМ." (нем. ученые В. Шварц, В. Манхардт и др.) истолковывала мифы, наоборот, как отражение самых обыденных явлений жизни. Сторонники анимистич. теории переносили представления о человеч. душе на всю природу (англ. ученые - З. Тейлор, Г. Спенсер, Э. Лэнг, нем. - Л. Фробениус, рус. - В. Клингер и др.). В 60-е гг. 19 в. возникла социологи ч. теория (И. Бахофен в Швейцарии, Э. Дюркгейм во Франции), видевшая в М. отражение матриархата и патриархата. Широкую популярность получила в 19 в. историко-филологич. теория (нем. ученые Г. Узенер, У. Виламовиц-Меллендорф и др.; в России - В. Властов, Ф. Ф. Зелинский, Е. Г. Катаров, С. А. Жебелев, Н. И. Новосадский, И. И. Толстой и др.), использовавшая методы лит. и лингвистич. анализа при изучении мифов.

Совр. бурж. мифологич. теории базируются исключительно на логич. и психологич. данных истории человеч. сознания, вследствие чего М. истолковывается как тончайшее и высокоинтеллектуальное явление, каковой она не могла быть на заре человеч. истории. Поэтому эти теории носят, как правило, абстрактный и антиисторич. характер. Среди психологич. теорий 20 в. большой популярностью пользовалась концепция австр. ученого З. Фрейда и швейц. ученого К. Юнга, к-рые все явления социальной жизни, культуры сводили к психич. жизни индивидуума, выдвигали на первый план сексуальные потребности, к-рые якобы являются единственным фактором всей сознательной жизни человека. В противоположность фрейдизму, "дологич. теория" франц. ученого Л. Леви-Брюля утверждает, что первобытная мысль дикаря якобы основана только на феноменальной памяти и на ассоциациях по смежности.

Большое распространение имеет культурно-ист. теория мифообразования (англ. ученые Дж. Фрейзер, Г. Р. Леви, Б. К. Малиновский, франц. - Ж. Дюмезиль, П. Сентив, амер. - Р. Карпентер и др.). Эта теория рассматривает всякий миф как отражение ритуала и переосмысление древнего магич. обряда.

В нек-рых из буржуазных мифологич. теорий, к-рые нередко трудно отграничить друг от друга, элементы материализма и идеализма часто переплетаются. Напр., анимистич. теория Тейлора внешне кажется идеалистической, но именно она дала толчок накоплению данных антропологии и этнографии, что объективно создавало базу для материалистич. изучения и понимания М. Но большинство мифологич. теорий бурж. науки, особенно 20 в., основывается на индивидуалистич. философии, используя для объяснения М. ту или иную способность или деятельность отд. человека (сексуальную, аффективно-волевую, умственную, религиозную, научную и т. д.). Все они дают то или иное объяснение к.-н. одной стороны мифотворчества. Но ни одна из них не может объяснить социальную сущность М., ибо объяснение следует искать не в отд. способностях человеч. духа, а в раскрытии социальных условий, породивших идеологию того или иного об-ва и, следовательно, составную ее часть - М. Эта материалистич. концепция лежит в основе трудов сов. ученых А. М. Золотарева, А. Ф. Лосева, С. А. Токарева, Ю. П. Францева, Б. И. Шаревской и др.; культурно-ист. толкование М. на марксистской основе и связанный с этим сравнительно-ист. анализ мирового эпоса дается у В. Я. Проппа, П. Богатырева, В. М. Жирмунского, В. И. Абаева, У. Б. Далгат, Е. М. Мелетинского, И. Н. Голенищева-Кутузова и др. Только на путях диалектич. и ист. материализма возможно в будущем построение подлинно научной теории мифа, к-рая в настоящее время находится еще в стадии разработки. (Подробный разбор мифологич. теорий см. в ст. А. Ф: Лосева "Мифология" в 3-м т. Философской энциклопедии, М., 1964).

Лит. см. при статьях: Вавилоно-ассирийская религия и мифология, Древнегреческая мифология и религия, Древнегерманская мифология и религия, Древнеегипетская мифология и религия, Древнеиндийская мифология, Древнеиранская мифология, Древнеримская мифология и религия. Кроме того, общие, а также спец. работы: Мелетинский Е. М., Происхождение героич. эпоса, М., 1963 (имеется библ.); Токарев С. A., Что такое мифология?, "ВИРА", 1962, в. 10; его же, Религия в истории народов мира, М., 1964; его же, Ранние формы религии и их развитие, М., 1964; Золотарев А. М., Родовой строй и первобытная мифология, М., 1964; Шаревская Б. И., Старые и новые религии Тропич. и Юж. Африки, М., 1964.

А. Ф. Лосев. Москва.

Источник: Советская историческая энциклопедия. 1961-1976

Найдено научных статей по теме — 12

Читать PDF

Региональная мифология как инструмент символической политики в формировании территориальной общности

Башмаков Игорь Станиславович
Статья исследует проблему территориальной общности в Краснодарском крае в связи с региональной мифологией и символической политикой его властей.
Читать PDF

«Великий революционер» или «Довершитель»: мифология петровских деяний в трудах историков эпохи Никол

Соловьев Евгений Алексеевич
The article reviews some general concepts of Peter The Great reforms represented in the works by historians of Nickolay I reign.
Читать PDF

Нордическая мифология как источник знаний об арктической родине

Шадрина Ольга Николаевна
Статья посвящена проблеме исследования нордической мифологии как единой духовной традиции индоевропейских народов. В статье рассматриваются концепции Г. фон Листа, Г. Вирта, В.
Читать PDF

Мифология и реалии битвы под Невелем 1562 г

Филюшкин Александр Ильич
В статье рассматриваются источники о Невельской битве 1562 г. Невельская битва столкновение под Невелем в августе 1562 г. русских войск под командованием князя Андрея Курбского с польскими и литовскими отрядами.
Читать PDF

Взгляд путешественника. О Сахалине. Мифология места

Джанджугазова Е. А.
Читать PDF

С. Бойм Общие места: мифология повседневной жизни

Фетисова Т. А.
Бойм С. Общие места: Мифология повседневной жизни. M., 2002. 320 с.
Читать PDF

Мифология Мелькарта

Циркин Юлий Беркович
Читать PDF

Рецензия на: Браун Е. Д. Войны Роз: История. Мифология. Историография. М.; СПб.: Центр гуманитарных

Лобанов Александр Михайлович
Читать PDF

Мифология распада СССР

Шахрай Сергей Михайлович, Станских Станислав Николаевич
Публикуемая статья является журнальным вариантом вступительного материала авторов к первому тому сборника документов «Распад СССР: документы и факты (1986-1992 гг.): в 2 т. Т. I: Нормативные акты. Официальные сообщения / под общ.
Читать PDF

У истоков отечественной науки о религии «Естественная поэзия» и мифология в оценке русских мыслителе

Шахнович М. М.
The author explicitly dissects particular features of the early period of the science of religion, its connections with linguistics, ethnography, and folklore studies.
Читать PDF

Хронология и мифология андроновских сосудов с подквадратным устьем

Ковтун Игорь Вячеславович, Нескоров Алексей Васильевич
Представлена наиболее полная сводка необычных андроновских сосудов с подквадратным устьем.
Читать PDF

Крадущийся тигр, затаившийся медведь: мифология российско-китайского пограничного урегулирования

Аллёнов Василий Александрович
В статье рассматривается влияние взаимного культурного восприятия представителями российского и китайского обществ друг друга на динамику межгосударственных отношений России и Китая с XVII в. по настоящее время.

Похожие термины:

  • АККАДСКАЯ МИФОЛОГИЯ

    вавилоно-ассирийская мифология — миф. народов, населявших в древности долины рр. Тигр и Евфрат (Месопотамию, Двуречье) и создавших крупные госуд. — Вавилонию (с 19 в. до н.э.) и Ассирию (с 14 в. до н.э.). Ли
  • ШУМЕРО-АККАДСКАЯ МИФОЛОГИЯ

    мифология народов, населявших в древности долины рр. Тигр и Евфрат (Двуречье, Месопотамию, или Междуречье), — шумеров и аккадцев (вавилонян и ассирийцев, языком к-рых был аккадский). История формиро
  • Мифология античная

    совокупность представлений древ, греков и римлян о происхождении мира и обществ, устройства, а также воспоминаний о своем прошлом. Как одна из форм обществ, сознания, М. а. тесно связана с религией,
  • АРМЯНСКАЯ МИФОЛОГИЯ

    истоки А. м. уходят к миф. и верованиям племен, населявших Армян. нагорье, участвовавших в этногенезе армян. народа (урумейцы, мушки, вторгш. в 12 в. до н.э. в пределы ассир. провинции Шуприа, хуррито-ура
  • АССИРО-ВАВИЛОНСКАЯ РЕЛИГИЯ И МИФОЛОГИЯ

    см. Вавилоно-ассирийская религия и мифология.
  • СКАНДИНАВСКАЯ МИФОЛОГИЯ

    см. в ст. Древнегерманская мифология и религия.
  • МИФОЛОГИЯ ЧУВАШСКАЯ

    древнейшая форма мировоззрения этнич. общности, проживавшей на терр. Пенз. края. Самые древние мифы связаны с деревьями и животными. Они объясняют их происхождение, отношения с людьми, наделение че
  • МИФОЛОГИЯ МОРДОВСКАЯ

    восходит к эпохе общности финно- угров (2–3 тыс. до н. э.). Несмотря на схожесть миф. сюжетов у мокши и эрзи, общеморд. миф. единства не существует, что объясняется особенностями языка, материальной и д
  • ВАВИЛОНО-АССИРИЙСКАЯ РЕЛИГИЯ И МИФОЛОГИЯ

    Вавилоно-ассирийская религия - религия древних народов Двуречья (терр. совр. Ирака) - шумеров, вавилонян и ассирийцев. Она не составляла стройной догматической системы, а складывалась из отд. местны
  • БУДДИЙСКАЯ МИФОЛОГИЯ

    комплекс миф. образов, персонажей, символики, связанный с религ.-философской системой буддизма, возникшей в 6 — 5 вв. до н.э. в Индии, в период централизов. госуд., и широко распростр. в Юж., Юго-Вост. и Ц
  • Греческая культура VII-IV вв. до н.э. Религия и мифология

    Невозможно назвать область современной культуры — будь то география пли медицина, архитектура или театр, где бы греки не оставили глубокого следа, но особенно велик их вклад в развитие философии.
  • ДРАВИДСКАЯ МИФОЛОГИЯ

    миф. населяющих Индию дравид. народов (тамилов, малаяльцев, телугу, каннара и др.). Собственно о Д. м. можно говорить в связи с дравид., точнее протодравид., этносом в эпоху, предшествующую становлению
  • ДРЕВНЕАРАБСКАЯ МИФОЛОГИЯ

    источ. изучения домусульм. миф. представлений (1-е тыс. до н.э. — нач. 7 в. н.э.) арабских народов, населявших Сев. и Цент. Аравию, служат др.-араб. надписи (по хар-ру письменности выделяются сафские надпис
  • МИФОЛОГИЯ РУССКАЯ

    совокупность миф. представлений великороссов, восходящая к древнейшему славянскому язычеству. Говорить о какой-либо специфике М. р. у населения Пенз. края не представляется возможным, т. к. рус. жит
  • МИФОЛОГИЯ ТАТАРСКАЯ

    В идеологии татар вплоть до нач. 19 в. заметны пережитки язычества. Наиб. древним, мифич. доисламским представлением о душе считается орэк, душа «нечистых» покойников (самоубийц). Душа колдуна после
  • ДРЕВНЕГЕРМАНСКАЯ МИФОЛОГИЯ И РЕЛИГИЯ

    Источниками для воссоздания Д. м. и р. служат: труды античных (Юлия Цезаря, Тацита и др.) и нек-рых ср.-век. (Адама Бременского и др.) авторов, пережитки в обрядах совр. герм. народов, данные топонимики, с
  • ДРЕВНЕГРЕЧЕСКАЯ МИФОЛОГИЯ И РЕЛИГИЯ

    Древнегреч. мифология как совокупность сказаний древних греков о богах, демонах и героях представляла попытку первобытного человека осмыслить окружающую действительность и являлась обобщенным
  • ДРЕВНЕИНДИЙСКАЯ МИФОЛОГИЯ

    Первые достоверные сведения о мифологии индийцев относятся ко времени создания Ригведы (2-е - нач. 1-го тыс. до н. э.). Боги Ригведы (их более 3 тыс.) представляли собой персонификацию различных сил и яв
  • ДРЕВНЕИРАНСКАЯ МИФОЛОГИЯ

    Осн. источниками для изучения Д. м. являются Авеста и примыкающие к ней памятники среднеперс. лит-ры ("Бундахишн", "Денкард" и др.), а также знаменитое "Шахнаме" Фирдоуси (10-11 вв.). Мифологич. сюжеты и обр
  • ДРЕВНЕРИМСКАЯ МИФОЛОГИЯ И РЕЛИГИЯ

    Мифология и религия древних римлян никогда не имели законч. системы. Остатки старинных верований уживались в них с мифами и религ. представлениями, заимствованными у соседних народов (этрусков, гр